Логин:
Пароль:
 
 
 

ОСЕННЕЕ...

- 01.10.2011

Конкурс посвящен самому, быть может, творческому и ностальгическому времени года…

 

ПОЭЗИЯ

 

1 место - Осень...хандра ( Галина Шапкина )

 

Это просто хандра - по весеннему чистому небу,

по забавным проталинам, даже по первой грозе.

Это просто хандра. И - немного усталость. И нервы.

И надежда остаться. А может попытка прозреть...

 

Это просто дожди - затяжные, с намеком на скуку,

с акварелью сезона - как правило, в серых тонах.

Это просто дожди. Монотонно, размеренно, глухо -

остужают неспешно деревья в поникших садах.

 

Это просто тоска. И так долго до первого снега,

до чистейшего снега, что скроет усталость полей.

Это просто тоска. Безутешная тяга к побегу,

и немного любви, что потеряна в росчерках дней.

 

Это просто любовь - протянувшая холоду руку,

безвозвратно теряя, но веруя в солнечный свет.

Это просто любовь. Разменявшая смех на разлуку,

что воспрянет весной с новой силой для новых побед.

 

Это просто хандра - по весеннему, чистому небу...

Это просто дожди - затяжные, с намеком на скуку...

Это просто тоска. И так долго до первого снега...

Это просто любовь, протянувшая холоду руку...

http://stihiya.org/myrzik/

 

2 место - Ты позови, и я вернусь (Олег Павловский)

 

Ты позови, и я вернусь,

приду к тебе опять,

моя возлюбленная... пусть

не довелось обнять

тебя... за столько дней тоски,

за холод долгих зим,

и серебрит мои виски

не инеем одним.

 

Доселе пью твою печаль -

горючее вино.

Ты мой приют, ты мой причал,

единственная, но

поговорим с тобой на ты,

останемся вдвоем...

горят червонные листы

в святилище твоем!

 

Твои друзья - октябрь и я,

размытые следы,

и поднебесный макияж,

и зеркало воды...

Ты позови, и я вернусь,

и станем как одно -

златой октябрь, Златая Русь,

и в золоте окно...

http://stihiya.org/shuvalov/

 

3 место - Листопад (Александр Комаров)

 

Снова тихо раздвинулись дали.

Посветлел за околицей лес.

Жёлтым снегом листва опадает

На луга и поляны окрест.

 

Вновь протяжные ветры подуют,

Горизонт выгибая в дугу.

Будто светлые долгие думы

Облака над землёй побегут.

 

Солнцем день молодой переполнен,

В небе птицы кружат и кружат

Для того, чтобы лучше запомнить

Мест родимых прощальный пожар.

 

Хорошо слушать жёлтую вьюгу,

Тихий шёпот листвы ни о чём.

Доверяя, как старому другу,

Клён опустит ладонь на плечо.

 

И внимая тиши и прохладе,

Как с похмелья, кружИт голова.

Я учусь у осеннего сада

Золотые ронять слова.

http://stihiya.org/redaktor/

 

 

ПРОЗА

 

1 место - Дожить до грозы ( Александр Сталин )

 

Осенью они от чего-то, казались, чуть ли не близнецами. Хотя даже на близком расстоянии никакого сходства не обнаруживалось. Один - маленький, сухой и скрюченный, похожий на тощий вопросительный знак, с выбритыми до синевы щеками. Когда он снимал, свой чёрный берет, под ним обнаруживалось полное отсутствие растительности. Другой - большой и круглый, как глобус, со щеками, поросшими буйной щетиной. У него из-под такого же чёрного берета непокорно выбивался пусть и слегка припорошенный сединой, но вполне ещё лихой чуб.

 

Может быть, сходство это рождалось от одинаковых, давно вышедших из моды, болоньевых тёмно-синих плащей и коричневых ботинок с блестящими чёрными калошами? А может… просто осень? Осенью все деревья одинаковые…

 

Каждый день, независимо от погоды и времени года, с пяти до семи, сидели они на одной и той же лавочке в чахлом скверике у дома. Сидели и молчали… Видно, всё уже давным-давно было сказано-пересказано. Да и что говорить, когда осень? Маленький и сухой всегда сосредоточенно смотрел вниз, а большой и круглый улыбчиво прищурившись - вверх. И только когда приходило время прощаться, большой и круглый, говорил, мечтательно глядя в небеса:

 

- ЭХ… ДОЖИТЬ БЫ ЕЩЁ РАЗОК ДО ГРОЗЫ… - он говорил так в любое время года, наверное от того, что для него уже наступила вечная осень…

 

- ДОЖИВЁШЬ… ДОЖИВЁШЬ… КУДА ТЫ ДЕНЕШЬСЯ… ТЫ ВСЕ ГРОЗЫ ПЕРЕЖИВЁШЬ – с ехидцей отвечал сухой и скрюченный…

 

На том они и расставались, ни сказав больше, ни слова…

 

И вот, как-то в конце мая, в пять часов вечера, в чахлый скверик у дома пришёл только сухой скрюченный. Он сидел на знакомой скамейке, привычно уставившись в землю и, нарушая сценарий, беспрерывно бормотал…

 

- КАК ЖЕ ТАК??? ЭТО, НАВЕРНОЕ, ОТТОГО, ЧТО ВЕСЬ МАЙ НЕ БЫЛО ГРОЗЫ… А МОЖЕТ, ТЕПЕРЬ ЕЁ ВОВСЕ НЕ БУДЕТ?

 

Чем ближе стрелка часов приближалась к семи, тем неуютнее он себя чувствовал, и… не выдержал… Впервые за много лет он ушёл без пяти семь… Ушёл, пробормотав напоследок:

 

- ЭХ… ДОЖИТЬ БЫ ЕЩЁ РАЗОК ДО ГРОЗЫ… - Дальше по сценарию шла его реплика, но сегодня она казалась ему отвратительной и он промолчал. Да и как в одиночку играть спектакль, в котором автором задуман диалог?

 

Через три дня, в пять часов вечера, в чахлый скверик у дома не пришёл никто, а над городом бушевала гроза, и майский ливень от души поливал осиротевшую лавочку, старательно смывая следы так долго жившей здесь вечной осени…

http://stihiya.org/rysskii/

 

2 место - Маршал Витек и бешенный интеллект (Ольга Жукова)

 

Южная жара, даже сентябрьская, действует как снотворное. Передвигаться начинаешь в замедленном темпе, как сонная осенняя муха, а после обеда клонит ко сну и бороться с организмом просто нету сил. Да и зачем? Два часа полуденного сна – и можно снова выдвигаться на пляж, где ждёт ласковое море, полное медуз, словно бабушкин компот – яблок. Где солнце, остывает медленно, как чугунная сковородка после печения блинов…

 

И отчего такие гастрономические ассоциации? Наверное, оттого, что сегодня у нас появились новые соседи – две шумные пары и мальчишка лет девяти. Из Краснодара приехали на выходные. За тонкой фанерной стенкой, отделяющей нашу комнату и летнюю кухоньку от их владений, слышится шуршание полиэтиленовых пакетов, позвякивание кастрюльных крышек и громоподобные голоса с характерным «гэканьем-хэканьем». Сна – как не бывало!

- Де наша кастюляка с борщом? – характерно тянет гласные один голос.

- Та не знаю. Кулёк с картошкой вынь из багажника. И тут ещё компота пять литров, не забудьте про него, а то надулись уже минералки с квасом, – беспокоится другой.

- А сало нарезали? У нас синенькие с чесноком вот в этой банке, - предвкушает удовольствие третий голос.

- Ага, как леденяка начнётся, так сало – наипервейшая вещь, - басит мужской голос.

- Ы-ы-ы! На выходные до +28 обещали, – смеётся в ответ женский.

Да, почему-то именно так: «ы-ы-ы», а не «хи-хи-хи» или «ха-ха-ха» смеялись наши соседки и их спутники.

- Ну, шо, устроим пока лёгкий перекус, а потом пойдём жарить шашлыки. Соте ешьте. Синенькие не забывайте…

 

…Делать нечего. Пришлось спешно собираться и отправляться на море, чтоб оставить соседей наедине с их разносолами.

Вернулись к вечеру. Судя по запаху палёного мяса, у соседей - гулянка в разгаре. Изрядно захмелевшие голоса ведут застольную беседу.

- Я Витька вашего уважаю. Он реально умный пацан, историей интересуется. И я это в нём поощряю, - говорит начальственный голос.

- Ой, Игорёк, ты ж сам у нас умный, ты ж сам столько знаешь. Люблю тебя послушать, - лебезит женский голос.

- Да! Историю родную знать надо! Это ж наши корни, наши истоки! Вот кто из вас знает, когда была Куликовская битва, кто был папой Александра Второго? А Витёк знает, и мы с ним всё это обсуждаем.

- Игорёк, ну мы ж тоже в школе-то когда учились, всё знали, у меня вообще аттестат – одни пятёрочки-четвёрочки, это щас, конечно, уж многое забылось. И когда ж она была, Куликовская-то битва?

- Аааа! Не знаете! Ну, так вот! В 1812 году… Наполеон напал на Россию… Так! А Куликовская битва… она была… за тыщу лет ещё до этого! – наставляет безапелляционный голос Игорька.

- Понятненько, Игорь. Я вот тоже тебе скажу за Витька. Он звонит из Питера и начинает взахлёб рассказывать, шо им в училище учителя по истории рассказывают, в какие музеи их там водят, какие он книги исторические читает. Шо-то спрашивает у меня, тоже по истории. Это хорошо, шо пока спрашивает то, шо я знаю. А я ему говорю: «Сына, давай короче, это ж каких деньжищ стоят наши разговоры!» А он мне всё про своего Суворова, про Кутузова. А я ж их, если честно, всегда путаю. Когда хоть они жили, Игорёк?

- Ммммм, одновременно они и жили. Они, это…, оба с Наполеоном воевали. А Витёк на Суворове просто повёрнутый. Все его битвы знает. Как же, рассказывал он мне! Но я его тоже так немного охолонул! Говорю: «Витёк! Ты не очень-то увлекайся. А то знаешь, бывает у людей своя идея, так сказать, фикс. Это когда они в одну сторону уходят и уже ни о чем другом знать не хотят. И это, Витёк, у них на всю жизнь! Это ж болезнь, Витёк! Ты смотри, будь осторожен». Ну, он парень умный, он же ж меня правильно понял. Так и сказал: «Дядя Игорь, я понял, шо Вы имеете в виду». А дядька Игорь плохого не скажет!

- Та ты ж пойми, Игорь! Для него Суворов – это самое… Ну, не знаю как и сказать. Ну, типа, эталон, ну, как бы, образец. Он про Суворова всё хочет знать.

- Вот я и говорю, Вик! Помяните моё слово, – будет Витёк Шевкуненко маршалом, не меньше!

- Ой, я тоже всегда знала, шо Витёк станет знаменитым, ы-ы-ы!

- Станет! Факт! А вот Санёк ваш, Вик, это совсем другая песня. Я вам сразу скажу: быть ему партократом, бюрократом.

- Ы-ы-ы! А почему?

- Да потому! Ну, самое лучшее – ментом. Будет сидеть за столом и бумажки выдавать. Мозгов у него – ноль, да ему оно и не надо. Так шо, в бюрократы его, в бюрократы.

- Ну, знаешь, Игорь, это ты шо-то куда-то не в ту сторону заехал! Это не надо вот так про нашего Санька говорить! Почему это он безмозглый-то? – возвысил голос батька Витька и Санька.

- Я ж говорю, шо б вы меня поняли. Он не то шо Витёк. Ему надо быть начальником.

- Ааааа, начальником – это да, это хорошо. Это он сможет. Ы-ы-ы! Игорёк, а шо ж ты сам типа военную карьеру не сделал? – спросила Витькова мамка.

- А оно мне надо? Кстати, возможность у меня была. Меня в школу КГБ прямо уговаривали поступить. Но это ж были 80-е годы. Я отказался, и правильно сделал. Потому шо я б теперь, конечно, уже не живой был. Вот смотрите, я тут рассчитал всё по годам. Я бы закончил «вышку» как раз к горбачёвской перестройке, так? Вышел бы оттуда, значит, лейтенантиком, и шо? Заставили бы меня шо делать? Возить в чемоданчиках золото партии! И отстрелили бы меня, конечно, и на помойку выкинули. Никто бы и искать не стал. В кино-то правильно показывают! Видали?

- Ну, это ты того…, преувеличиваешь. Прям обязательно и отстрелили бы?

- А мне шо с того легче, шо там, может, из десяти таких лейтенантов пяток осталось живыми? Нет уж, не надо мне такого счастья! Да и потом, я и так в жизни неплохо устроился. Вот Витёк тут как-то в разговоре так вскользь упомянул Ивана Калиту. Ну, я то, допустим, знаю кто такой Калита. А ты знаешь? – вновь начал давить интеллектом дядька Игорь.

- Калита? Это самое… Книга у нас дома такая есть, называется «Калита». А кто он?

- Хм!Так вот, шоб вы знали! Калита – это украинский князь. Деятель ещё времён Киевской Руси, одним словом.

- Да, этого я, конечно, не знаю, а вернее, не помню просто. Когда-то ж знала! Зато я помню про царевну Софью. Она, значит, была сестрой Петра Первого и хотела вместо него править. Но она никогда не правила, а вот Елизавета - правила.

- Ну, правильно говоришь!

- Ага! Не правила она, потому шо она ж была не Романова. Она была Милославская, кажется. А когда Пётр власть захватил, он и стал первым Романовым.

- Пётр – молодец был! Он главное, шо сделал, – перенёс столицу из Москвы в Питер. Потому шо он Москву ненавидел, потому шо она уже тогда вся прогнила. Слышь, Славик, ты ведь в армии служил. Вот ты скажи мне, кого в армии больше всего ненавидели?

- Кого? Москвичей, конечно!

- Правильно, москалей! А почему? Потому шо прогнили. Они ж работать не любят. Это мы с вами встаём в семь утра и начинаем пахать и пахать до самого вечера. А москали, они ж хотят уже к двум часам быть свободными. Вот такие работнички, блин! А как они жрут! Как они жрут! Это ж просто прорва какая-то. А мы их кормим. Вик, подложи мне сала и синеньких подкинь…

- Да, этих москалей надо потравить всех дустом на фиг! - попытался подвести итог другой мужской голос.

- Ээээ, нет, Славик! Их надо отстреливать по одному! А москвачки вообще все б…

- Ы-ы-ы! Ты и это знаешь, Игорёк?

- Да, знаю! Все, поголовно проститутки! А вот скажите мне, кстати, шо отличает нас, кубанцев, от всех прочих? Мы ж народ особый…

- Ну, во-первых, это, конечно, красота. Я когда на Сахалине была, мне там так и сказали: «Какая ж ты красивая, кубанская казачка!»

- Ага, а во-вторых, – жратва! В смысле, мы пожрать любим вкусно и много. Ы-ы-ы!

- Ну, допустим! А главное-то шо? А главное, это наш бешеный, просто бе-ше-ный, кубанский интеллект!!! А от чего он у нас такой? Да оттого, шо мы рубались! Это ж мы на протяжении многих веков рубались и рубались, рубались и рубались. Вот потому такие умные!

- Ой, Игорёк, как ты правильно сказал! Правильно! Мы ж не то шо американцы какие-нибудь. Вот те ничего ни о чем не знают. Ни, блин, истории, ни, блин, географии! Тупые!

- Да ладно вам, можно подумать, вы прям всё знаете! – раздался другой женский голос.

- Ну, всё ни всё, а уж, по крайней мере, мы то знаем, де Ирак, де Югославия, де Россия. А они и этого не знают! – парировала, видимо, Вика.

 

В качестве доказательства американской тупости и русской смекалки далее последовали многочисленные примеры из выступлений Михаила Задорнова. В сумерках соседи вспомнили, что приехали вообще-то ради Санька, который уже неоднократно просился на море, но каждый раз рот его затыкался очередным кусочком мяска и хлопец отправлялся играть во двор.

…Кубанцы следовали на пляж вразвалочку, мужчины – в одних плавках, дамы с крупными «мужскими» носами и квадратными, но оплывшими подбородками, – в открытых купальниках. Торопиться не могли, - старались «не расплескать» кастрюляки борща и компота, перетекшие в их животы. Красивее и горделивее всех оказался, несомненно, интеллектуал дядька Игорь, брюшко которого было будто мячик через пупок накачано велосипедным насосом.

…А где-то в далёком Питере корпел над учебниками по истории курсант Виктор Шевкуненко, который когда-нибудь обязательно станет маршалом. На него вся надёжа! Особенно, если агитпроп президента Ющенко осуществит угрозу вбрасывания «гуманитарной литературы» по «правильной» истории Украины и России на «украинские этнические земли, входящие в состав России», дабы промыть мозги всем «этническим украинцам», так люто ненавидящим «клятых москалей». Об этом уже не раз сообщали СМИ…

Геленджик-Голубая Бухта. Сентябрь 2008 г.

http://stihiya.org/olga/

 

3 место – Осенняя Родина моя! (Иаков Липянский)

 

В конце сентября, осень в русской деревне, где живёт моя бабушка, нынче выдалась тёплая. Домик её стоит на небольшой горке, возле старого, ветвистого, могучего дуба, ему уж, поди, лет триста будет от роду. Так и обволакивает, радует он своей любовию, теплом, своей могучестью и утешительным шелестом листьев, особенно, если его обнять и прикоснуться к нему всем телом, услышишь даже его дыхание. Под горкой виднеется небольшой покосившийся сарай-дровяник, который стоит на берегу широкой и длинной реченьки, а за речкою тою раскинулись просторы лесов, полей, лугов, которым ни конца и ни края не видно, и такая природа вокруг открывается вдохновенная, что:"Ни в сказке сказать, ни пером описать". С утра до вечера мы с бабушкой трудимся, работаем по хозяйству, а вечером, когда солнце начинает понемногу садиться за горизонт, я сажусь на краю нашей горки, возле доброго, старого дуба и, приклонивши голову к его стволу, гляжу в даль, оглядывая золотисто-красное небо, и его чудное отражение в реке, в которой оно - это отражение - немного серебрится. Любуюсь всей гаммой красок и полётом жёлтых, зелёных и красных листьев, осыпающих обильно нашу землю. Слушаю тихий шелест листьев на ветру и упоительное, переливчатое вечернее пение ещё оставшихся в наших краях птиц. Подолгу могу так сидеть и любоваться осенней природой Русской деревни, и от того переполняется сердце моё радостью и нежным чувством любви ко всему живому, что окружает меня, ко всему происходящему со мной в эти мгновения, в эти часы жизни. Все невзгоды, болезни уходят куда-то далеко, далеко. От светлого и дивного общения с природой, всё во мне перекликается и сливается с ней воедино. Над домиком нашим из кирпичной трубы струится в небо тоненькая струйка серо-чёрного дыма - это бабушка затопила печку, чтобы тёпленько было ночью нам спать. Ведь ночи уже холодные. Она, под светящийся огарок свечи, вяжет тёплые носочки, тихонько напевая давно забытую старую песенку, которую помнят лишь бабушки в глубинках России. Осень золотая, как весна и лето в деревне бабушки, сказочно красива! Красива моя Россия, и нету иного более красивого края, чем Златая, звенящая Русь! Ибо Русь - это светлая земля - Дом Богородицы - Осенняя Родина моя!

http://stihiya.org/ioannvoin/

 

 

 

   
   
© 2009-2014 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Создание сайта FaustDesign
Rambler's Top100