Логин:
Пароль:
 
 
 

Заключенная написала кошмарное письмо о страданиях под конвоем.

- 10.08.2017

Дефицит конвоиров, плохие автозаки — все это стало болевой точкой для арестантов. В ЕСПЧ все больше жалуются не на условия содержания в камерах, а на доставку из СИЗО в суд и обратно, приравнивая этот процесс к пыткам. В наше распоряжение попало письмо заключенной женского изолятора, в котором она расписывает «долгую мучительную дорогу» к правосудию. Печатаем его без купюр, сопроводив нашими комментариями.

 

Заключенная написала кошмарное письмо о страданиях под конвоем
фото: Геннадий Черкасов

Перестрелка между бандой ГТА и конвоирами, случившаяся 1 августа 2017 года в Мособлсуде, еще долго будет сниться в кошмарах посетителям храмов правосудия. И в первую очередь — заключенным. Ведь многие из столичных арестантов не раз ехали в одном автозаке с членами банды. Что, если бы те попытались сбежать еще тогда, по дороге?

Тема конвоя не просто «горячая», а уже «обжигающая». Количество жалоб на него, которое получили за последнее время правозащитники, исчисляется уже сотнями. Нет изолятора, где бы заключенные не стонали и не просили о помощи. Только под одной коллективной жалобой из женского СИЗО стоит 38 подписей. Оттуда же, кстати, пришло и это письмо с пометкой «камера 107».

«От имени всех заключенных-женщин Москвы хотелось бы затронуть тему мучительной, пыточной доставки в суды» — это первые строчки послания Ольги Ильиной. «Все начинается с подъема в 05.00 утра. При том, что СИЗО — режимный объект и общий подъем здесь в 06.00. Час на сборы и надо успеть нагреть воды, т.к. на ночь горячую воду в СИЗО отключают».

Заключенная ничуть не преувеличивает. Более того, в некоторых изоляторах арестантов поднимают и раньше пяти утра. По сути, это нарушение их прав на 8-часовой сон.

***

«В шесть с небольшим в сопровождении конвоя спускаемся в подвал, так называемую «сборку», куда собирают всех выезжающих в суды в этот день женщин. «Сборка» — это 2 помещения площадью 20 м2, каждое с унитазом и раковиной за низенькой (около 1 м высотой) загородкой и маленьким окошком под потолком. Вытяжек нет. Вентиляции нет. Если вы не курите — крепитесь! Это только начало сегодняшних мучений и далеко не худшее, что вас ждет впереди. В среднем каждый выезд — это 50–60 человек. Иногда доходит до 120, и тогда можно только стоять не двигаясь. Далее, когда всех собрали, проводят личный досмотр. В состоянии «от досмотра до отъезда» можно провести от одного часа до трех».

И здесь нет ни капли лукавства. Некоторые заключенные от духоты в «сборках» падают в обмороки. Разделение на курящих и некурящих не является обязательным.

***

«Потом по машинам, и в суды. Отдельно необходимо описать автозак изнутри. Как правило, большой автозак имеет внутри две общие камеры и 2–3 так называемых «стакана» — камер-одиночек, которые представляют собой металлический пенал 60х60х170 см. Так вот в «стаканах» умудряются возить по 2 человека! Общие камеры в зависимости от размеров авто рассчитаны на 12–20 человек. Но в любом случае вдоль стен лавки шириной около 30–35 см, и такое же расстояние между ними. Поэтому сидеть друг напротив друга не получается, ноги приходится расставлять в «шахматном» порядке. Разделение на курящих и некурящих бывает очень редко и только после неоднократных просьб, зависит от «человечности» конвоя. Поэтому если вы не курите, то ваши мучения продолжаются».

- Недавно мы проинспектировали несколько автозаков, — комментирует ответственный секретарь ОНК Москвы Иван Мельников. — Конструкция «стаканов» такова, что находящийся там человек практически лишен свежего воздуха. При этом во многих автозаках в принципе не работают ни кондиционер, ни вытяжка. В ОНК не раз поступали жалобы на то, что такие машины были переполнены в два раза и более. То есть вместо 12 ехали 30 человек.

Разумеется, в такой тесноте и духоте тяжело провести даже несколько минут, а дорога порой занимает много часов. Сами автомобили не всегда в хорошем состоянии, парк явно требует обновления.

 

фото: Геннадий Черкасов

 

***

«Итак, загруженные автозаки разъезжаются по судам. При этом никого не интересует, на какое время назначено судебное заседание и сколько человек, включая судей, прокуроров, адвокатов, свидетелей, потерпевших, других подсудимых, в это время ждет вашей доставки.

Логистика по каким-то неведомым здравому смыслу схемам выстроена так, что выезжая из Печатников (район г. Москвы, где расположено СИЗО-6) в Кузьминский суд — автозак может сначала побывать в 6–7 судах, включая, например, Бабушкинский.

Вследствие несвоевременной доставки заседания часто переносятся, нередко на следующий день, и после того как вы в полуобморочном состоянии около часа ночи вернетесь в камеру, то вам опять предстоит подъем в 5 (пять) часов утра — и весь ужас повторится вновь».

По поводу логистики правозащитники не раз задавали вопросы конвою. Но ответ был один: существующая система перевозки — единственно возможная, с учетом дефицита машин и кадров.

***

«Но даже если все прошло более-менее благополучно, вас вовремя доставили на заседание и оно состоялось, то ужас все равно настигнет вас на обратном пути.

В настоящее время порядок обратной доставки таков: всех заключенных, вывезенных на суды, вечером со всех концов города свозят в Мосгорсуд, где комплектуют по машинам и развозят по СИЗО. Схема выглядит логично только для людей несведущих. В реальности все намного проще и страшнее.

Итак, конвойные помещения в самом Мосгорсуде с 17.00 до 18.00 освобождаются. Этому есть вполне земное объяснение. Конвоирам суда охота домой. Поэтому всех заключенных переводят в стоящие внутри автозаки, где они часами ожидают отправки в СИЗО. Другая часть автозаков в это время, как уже говорилось, собирает людей из судов по всей Москве.

Вытяжка в машине работает только при включенном двигателе, и естественно, что гонять вхолостую движок, чтобы заключенным было чем дышать, никто не будет. Хорошо, если дверь откроют или окошко в ней, а то ведь инструкцией не предусмотрено.

В таких условиях можно ожидать отправки и 2, и 3, и 6 часов. Чтобы понять, каково это, в жаркий летний день залезьте в нагретый на солнце гараж-ракушку, прихватив с собой 15–20 человек, закурите и проведите там минут 15–20. Представили? А теперь представьте, что гараж едет, подскакивая на ухабах, то разгоняясь, то тормозя. Фраза «не дрова везешь» — совершенно не по теме! Дрова так не возят! Укачивает даже очень стойких людей. Многих рвет.

Напоминаю, что несколько часов до этого вы просидели в этой же коробке и сводить вас в туалет конвой не захотел. Обмороки, сердечные приступы совсем не редкость».

***

Вообще даже тюремные медики признают: после нескольких выездов в суд в таком режиме у заключенного, особенно если он в преклонном возрасте и имеет хронические заболевания, резко ухудшается здоровье. Именно после таких «лихих» поездок арестанты часто попадают в больницу «Матросской Тишины». Интересно, что инвалидов перевозят вместе со всеми.

Буквально на этой неделе на суде заключенный из Бутырки, предприниматель Геннадий Ковальчук, рассказывал, как ехал, лежа на полу автозака. Мужчина — инвалид, не передвигается сам с 1993 года. До автозака конвоиры его несут на руках, а потом кладут либо на лавку, либо на пол. В сидячем положении он находиться не может.

«Перевозят всех в «одном флаконе»: люди с эпилепсией (да! да! Такие тоже сидят, у нас перед законом все равны), туберкулезные, ВИЧ-инфицированные, наркозависимые, с гепатитом, люди пожилого возраста, инвалиды, люди, проводящие в СИЗО не один год, — через выезды проходят все. Кадры из исторических фильмов с машинами-душегубками меркнут перед современными реалиями».

И это, увы, правда. Иногда в один автозак попадают не только больные и здоровые, но подельники по уголовному делу, которых специально развели даже не по разным камерам, а по разным СИЗО. Часто едут вместе со всеми бывшие сотрудники правоохранительных органов и криминальные авторитеты.

***

«Но все на свете когда-нибудь заканчивается. Вот и ваше тело привезли к воротам СИЗО. Не торопитесь радоваться. Здесь вы тоже можете просидеть в том же автозаке без воздуха и туалета несколько часов! Может быть, пересменка, проверка, не до вас, может, отправляют этап, может, просто сломались ворота. Так что оставшиеся 100 метров до камеры тоже даются нелегко.

Но вот вы опять на «сборке», откуда уехали 12–18 часов назад. Тут уже можно расслабиться, точнее, просто упасть на лавку, и, не обращая внимания на журчание унитаза под ухом и курящее окружение, подремать до личного досмотра.

Все! Поднимаемся в камеру. Обычно это около часа ночи. Вы еще помните, что вы в СИЗО? И что это режимный объект? И что подъем в 06.00 никто не отменял? Что? Помыться и спать? А горячую воду в СИЗО на ночь отключают!»

***

На конвой жалуются и простые заключенные, и высокопоставленные персоны (к примеру, экс-глава Марий Эл Леонид Маркелов, мэр Владивостока Игорь Пушкарев). Беда объединила всех. Заключенные уже предлагают скинуться и купить десяток новых автозаков, раз уж у МВД (в суд доставляет конвойный полк полиции) на это нет денег.

Просим считать данную публикацию официальным обращением к министру внутренних дел РФ Владимиру Колокольцеву. Конвоиры предлагают разрешить им всегда включать мигалки и мчать по выделенным полосам, чтобы не стоять в пробках. Возможно, изменение ПДД хоть как-то решит эту проблему.


Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2014 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Создание сайта FaustDesign
Rambler's Top100