Логин:
Пароль:
 
 
 

А еще была такая страна Югославия!

- 03.12.2017

Генерал со словами «Я не военный преступник. Я презираю ваш вердикт» принял ядГенерал со словами «Я не военный преступник. Я презираю ваш вердикт» принял ядФото: REUTERS

Изменить размер текста:

Никогда не думала, что мой муж-хорват, здоровенный, как лось, мужик, может плакать навзрыд. Как ребенок.

- Он был философом, интеллектуалом до мозга костей, тонкой натурой. Кинорежиссер, цвет нации, и вот – выпил яду!

- Да что случилось-то?! - кричала я в трубку. А вот что.

29 ноября днем, когда многие хорваты пришли в кафе, чтобы посмотреть в прямом эфире вынесение приговора в Гаагском трибунале генералу Слободану Праляку за преступления против боснийских мусульман, генерал со словами «Я не военный преступник. Я презираю ваш вердикт» принял яд. Красиво ушел, геройски, что ни говори. Как в театре. И подмостки подходящие – ненавидимый всеми на Балканах Гаагский трибунал. Только яд был настоящий. Да и смерть тоже.

Трудно представить, что творилось в тот день в кофейнях по всей Хорватиии особенно в Герцеговине (хорватская часть Боснии). Рыдания и проклятия, тысячи литров выпитой ракии, разбитые столы и стулья, исключительно художественный балканский мат (даже наш русский матерный бледно выглядит на его фоне), клятвы отомстить. И все. Пшик. Какие там еще революции и протесты, когда все пассионарии в могилах, а молодое поколение воспитано на гламурных журналах и «либеральных» проамериканских медиа.

- А ты не подумал о сербском генерале Ратко Младиче, которого только что приговорили к пожизненному заключению за преступления против боснийских мусульман? Или о Караджиче, получившем абсурдный сорокалетний срок? - спросила я мужа.

- Так это же ВАШИ Младич и Караджич, а это НАШ генерал Праляк, - возразил муж.

И тут я взорвалась:

- Да когда же вы, дураки, поймете, что все вы в одной лодке?! Что вас развели, как зайцевзападные спецслужбы, годами вскармливая националистов по всей бывшей Югославии? Что план по развалу Югославии был подготовлен еще в 80-годах советником американского президента Бжезинским, а потом вас, как баранов, повели на убой? А теперь вы все нищие, обманутые, слабые, разоренные крохотные государства без достоинства и чести. Ваша молодежь вынуждена уезжать на Запад в поисках работы. Ваши старики голодают и собирают бутылки. Ваша мощная промышленность уничтожена, а «западные» инвестиции приходят к вам только в виде огромных шоппинг-центров, чтобы выкачивать из вас последние монетки. А на Балканах образовался бандитский гнойник в виде албанского Косова и ваххабистский нарыв в мусульманской Боснии, который рано или поздно лопнет.

Тысячи свечей зажгли хорваты в память о генерале Слободане Праляке Фото: REUTERS

Тысячи свечей зажгли хорваты в память о генерале Слободане ПралякеФото: REUTERS

- Вот если бы Милошевич в свое время согласился на конфедерацию… - начинает мой муж.

- Да Запад никогда бы не позволил Югославии создать конфедерацию. Его целью было раздробить и уничтожить могучую независимую страну. И я устала слышать от тебя, что во всем виноваты сербы.

Тут мы оба, как водится, швыряем трубки. Во время югославской войны мы были по разные линии фронта. Я как журналист на сербской стороне, он как доброволец на хорватской. А потом судьба свела нас в Пакистане, и мы влюбились друг в друга без памяти. И все шестнадцать лет брака непрестанно выясняем… политические отношения.

- Вот если бы ты тогда попала мне на прицел, скольких проблем я бы мог избежать! - кричит он в сердцах.

- От счастья не убежишь, и его не пристрелишь. И ты бы не стал стрелять в хорошенькую женщину, - отшучиваюсь я.

У меня болит сердце, когда на улицах Загреба я вижу манифестации забытых ветеранов недавней войны, сидящих в инвалидных колясках или гневно стучащих костылями о мостовую. Таксисты сигналят им в знак солидарности. Но кому они нужны? И всегда вспоминаю сербку Весну, которая сдала моему мужу квартиру в Белграде, когда он работал там корреспондентом. Она долго сомневалась. Молодая красивая вдова с маленьким сынишкой на руках (муж погиб на фронте). И вдруг сдать квартиру врагу-хорвату! Потом мы все подружились. А два года назад встретились в Белграде. Весна много курила. (Все жители Балкан, пережившие войну, беспрерывно курят. Обычно прикуривают новую сигарету от еще не законченной. Просто эхо войны.) Выяснилось, что ее подросший сын поступил в Военную академию бесплатно, как сын героя, и его затравили богатые соученики.

- Твой идиот-папаша воевал против НАТО, а Сербия собирается вступить в НАТО, - смеялись они над пацаном, который сразу бросался в драку за отца. – И мы сейчас проводим с натовцами совместные учения. Твой отец не герой, а лузер.

Парня в конце концов выгнали из Академии за «трудный характер».

Время от времени, путешествуя по бывшей Югославии, мой муж встречается со своими сослуживцами по югославской (!) армии – сербами, албанцами, македонцами, боснийцами, черногорцами. Они снова становятся восемнадцатилетними мальчиками. Хлопают друг друга по плечу, неумеренно пьют, вспоминают интересные только им истории. Как босниец Мустафа привозил от родителей отличные буреки (мясные пирожки), македонец Христо – замечательные помидоры, албанцы – марихуану, солдаты из Славонии – сало и шкварки, из Далмации везли вино. Хорошее было время!

А еще, брат, помнишь, была такая страна Югославия?

Да, брат, была...


Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2017 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100