Логин:
Пароль:
 
 
 

Павел Грудинин развеивает миф «Денег нет, но вы держитесь»

- 13.03.2018

Единый кандидат от КПРФ, левых и патриотических сил предлагает направлять 10% бюджетных расходов на развитие села (включая социальную инфраструктуру в сельской местности), вернуть ГОСТы и ввести уголовную ответственность за фальсификацию продуктов питания.

А что такое фальсификат, например, набившее оскомину пальмовое масло? Это, прежде всего, уничтожение отечественного производства молока.

«Государство продает истребители Су-35 в Индонезию, заключили контракт, а в качестве оплаты берет, знаете что? Пальмовое масло. Которое через какое-то время становится так называемыми молочными продуктами, молокосодержащими, это замена животного жира на растительный. Это убивает фермеров, какой смысл производить молоко, когда пальмовый жир в 3−5 раз дешевле молочного. Может ли изменить государство подход? Конечно. Сказать, что мы боремся с фальсификатом, что закрываем предприятия, которые его производят. Сделать штраф не в 150 тысяч рублей, а, например, в миллион или кратный производству на первый раз, а во второй раз все оборудование изымается и человеку запрещается этот род деятельности», — рассказал Павел Грудинин на встрече с трудовым коллективом Северо-Кавказского зонального научно-исследовательского института садоводства и виноградарства в Краснодаре.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Павел Грудинин: «Я – проект своих родителей, а не Кремля»Павел Грудинин: «Я — проект своих родителей, а не Кремля»

Кандидат в президенты РФ ответил на вопросы читателей «СП»

На встречи с Павлом Грудининым в Краснодаре пришло немало фермеров, участников «Тракторных маршей», которые в последние годы наделали немало шума. И нет сомнений в том, что этих людей услышала власть, пусть доехать до Москвы на тракторах в прямом смысле сейчас затруднительно. Вот только ничего не изменилось, если не считать перемены к худшему, которых российский аграрий ждет всегда и уже принимает как должное.

«Наш тракторный марш был связан с тем, что на сегодня у мелкого фермера и даже уже у среднего возникают сложности с доступом к земельным ресурсам, которые захватили латифундисты и люди, причастные к власти. Судебная система, как правило, всегда на их стороне и, в лучшем случае, годами не выносит решения, мы судимся, вместо того, чтобы пахать», — рассказал один из участников кубанских тракторных маршей, отметив, что «сдвиг в сторону крупных землепользователей только вырос».

— В нашей программе написано, что в основе всего должна быть справедливость. Не коррумпированный суд, а не подверженный телефонному праву. В некоторых странах мира, если судье позвонил какой-то начальник и он об этом не доложил, и это стало известно общественности, они оба лишаются полномочий. Нужно начинать с судебной системы, как один из наших руководителей говорил о суде — нескорый, несправедливый и неправый. Все это должно быть реформировано, — ответил Павел Грудинин. — Во всем мире убедились, что крупные холдинги не панацея, а даже вред. В США есть норма, что если предприятие производит сельхозпродукции больше, чем на 60 миллионов долларов, то оно лишается любой господдержки. Тем самым, они не дают укрупнять хозяйства. Мы — единственная страна в мире, где в руках одной группы, финансовой, или семейной, как у вас получилось (на Кубани — прим.), сконцентрировано до 400−500 тысяч, а иногда и до миллиона гектар. Такого быть не должно, где антимонопольное законодательство? Эти холдинги должны быть раздроблены и конкурировать между собой.

В США более 70 млрд., долларов проходит через Министерство сельского хозяйства в качестве талонов для бедных, которые получают американскую продукцию. У европейцев другой путь — страховая премия на гектар — они регулируют доходность производства, соблюдение экологических норм, одновременно стимулируют мелкие и средние предприятия, собираться в союзы, как это сделано в США, или кооперативы, как в Европе, чтобы они могли попадать на сетевые рынки, у них нет укрупнения, монополизации рынка. Монополия — это всегда плохо.

Ситуация с зерном у вас еще более-менее, а представляете такие зерновые регионы как Алтайский край, Оренбуржье, где себестоимость продукции выше продажной цены, где знают, что фермеры уже точно разорились. А они же послушали государство, взяли кредиты, заложили дома и оказались в ситуации, когда они в убытке и нужно отдать банку все, включая жилье. Аграрии в такой ситуации, что производить за рубежом гораздо выгоднее, чем у нас. И поэтому сельское хозяйство не развивается. Мы проигрываем конкуренцию, потому что у нас очень плохие условия для бизнеса.

Проблемы сельского хозяйства на примере Кубани в интервью «СП» прокомментировал первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, заместитель Председателя ЦК КПРФ Юрий Афонин.

 — В поездке по Краснодарскому краю с нашим кандидатом в президенты Павлом Грудининым, встречаясь с кубанскими крестьянами, мы еще раз убедились: в нашем сельском хозяйстве, мягко говоря, не все гладко.

Сейчас близкие к власти СМИ трубят об очередной «победе» — рекордном экспорте зерна из России. Но «забывают» сказать, что рост производства зерна непосредственно связан с деградацией российского животноводства. В сравнении с концом советской эпохи производство говядины сегодня меньше в 3 раза, производство шерсти — в 4 раза. Молока производится на 25 млн. тонн меньше, чем в РСФСР в 1990 году. Производство молока у нас сейчас примерно как в 1957-м! То есть, по этому показателю мы отброшены на 60 лет назад. А если взять производство молока в расчете на жителя страны, то мы сейчас вообще на уровне послевоенного 1948 года. Отмечу: это все не какие-то домыслы коммунистов, а официальные данные Росстата. При такой катастрофе с молочной отраслью меня не удивляют признания Россельхознадзора о том, что у нас большая часть сыра — фальсификат, который вообще-то и сыром называть нельзя. Павел Грудинин, который блестяще знает состояние отрасли, как-то сказал: «За вычетом фальсификата продуктов в наших магазинах практически нет».

В свете сказанного механика рекордов в производстве зерна становится совершенно прозрачной: разорили животноводство — освободились площади, которые раньше были под кормовыми культурами, засеяли их зерном и гоним его на экспорт.

А чем заполнены прилавки? В основном, гормональной курятиной. Производство мяса птицы действительно выросло. Но эти бройлеры так пичкаются гормонами, что есть их просто опасно для здоровья.

Знаете, царская Россия ведь тоже зерно вывозила. Хотя выращивала его примерно в 3 раза меньше, чем позднее Советский Союз. Вывозила за счет внутреннего недоедания. Считается, что царский министр финансов Вышнеградский как-то впал в откровенность и так прямо и сказал: «Недоедим, но вывезем». Вот у нас сегодня вывоз продовольствия происходит по той же формуле. Большинство населения из-за бедности питается суррогатами продуктов. А зерно вывозим. И 40 миллионов гектаров пашни заброшены.


Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100