Логин:
Пароль:
 
 
 

Дневник раскаявшегося киллера: «В банде я был на ставке, получал 4 тысячи долларов».

- 11.01.2019

Фото из архива Олега МихайловаФото из архива Олега Михайлова

Изменить размер текста:

48-летний Олег Михайлов по кличке Хохол - секретный киллер Орехово-Медведовской группировки, которая в 90-е годы наводила ужас на Москву. Никто не знал ни его имени, ни лица. Бандиты держали Хохла как козырь, который можно было вытащить в нужную минуту. На счету Михайлова девять жертв. В 2007 году суд приговорил Михайлова к пожизненному сроку.

Казалось бы, всё — жизнь на этом остановилась и превратилась в бесконечную череду однообразных дней в камере. Но в 2018 году киллер дал интервью, и его история тронула бывшую сотрудницу милиции из Перми. Осенью 2018 года пара поженилась — прямо в колонии.

Фото из архива Олега Михайлова

Фото из архива Олега Михайлова

В общей сложности Михайлов отсидел уже 15 лет.

- Я хочу найти найти родственников своих жертв, чтобы извиниться и покаяться перед ними, - говорит Олег.

По просьбе журналистов «КП» киллер без прикрас описал свою криминальную «карьеру». Эти записки нам передала его супруга.

ЗА КРАСИВУЮ ЖИЗНЬ ПРИШЛОСЬ ПЛАТИТЬ

Вообще-то я русский, но жил в Украине, оттуда и кличка - Хохол. Стрелять научили еще в армии, я — десантник. Я приехал в Москву, к своему армейскому другу Сергею. Надеялся, он поможет с работой. Это был конец 96-го года.

Серега возил меня по ресторанам, показывал красивую московскую жизнь. Я думал, он работает в охранном бизнесе. Сергей помог мне с работой. Она была связана с установкой прослушивающих устройств и с самой прослушкой. Слушали коммерсантов и других людей, к которым был какой-то интерес. За работу я получал около 400 долларов. Конечно, мне не хватало. Я стал просить работу посерьезней, благодаря которой мог бы заработать больше денег.

Фото из архива Олега Михайлова

Фото из архива Олега Михайлова

Тогда Сергей подарил мне на День рождения пистолет ТТ. Я понял, что речь уже шла о другой работе. Я согласился, как говорится - сам напросился.

Я не сразу стал убивать, ко мне долго присматривались - я же был пришлым. Ездил на стрелки, участвовал в разборках, «слушал» конкурентов. Мне платили 600 баксов. Сильно на них не разбежишься. Даже тачку купил подержанную, но заграницей несколько раз был.

Фото жертвы мне не давали - только описание внешности и адрес. Свое первое убийство я совершил 13 августа 1997 года. Тогда воевали за Тушинский и Митинский рынки. Шеф дал мне указание ликвидировать человека, за которым мы вместе вели слежку. Я выстрелил два раза из пистолета с глушителем, который мне подарили. Пистолет оставил рядом. Уже на суде я узнал, что убил зам главы ФРПО (фонд развития правоохранительных органов) Сергея Дроздова.

Фото из архива Олега Михайлова

Фото из архива Олега Михайлова

ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ

Все ребята из нашей банды друг с другом общались, а меня даже по имени мало кто знал. Я не ходил в общие тренажерные залы, тренировался отдельно – по стрельбе. Я только потом понял, для чего нужна эта конспирация.

В 1998 году руководство ОПГ решило легализовать банду и отходить от криминала. Для этого нужно было прятать концы, убирать неугодных.

Осенью 97-го я получил приказ убить члена нашей банды, он «смотрел» за митинским рынком. Вася жил роскошно, но хотел еще больше. Высказывал претензии, что деньги в группировке распределяются несправедливо. Мне предложили его отравить, но потом сказали - просто застрели. Его заманили в вагончик на рынке, где я его убрал из пистолета с глушителем.

Фото из архива Олега Михайлова

Фото из архива Олега Михайлова

В банде я был на ставке, получал около четырех тысяч долларов.

Я БЫЛ ГОТОВ ОТВЕТИТЬ ЗА ВСЕ, ЧТО СДЕЛАЛ

В 1999 году я поступил в институт международного права и экономики на вечернее отделение. Учился на юриста, был старостой группы. Из банды я не выходил. Просто ко мне не обращались, заданий я больше не получал. Жил своей жизнью. Потом узнал, что задержали моего армейского друга, арестовали других членов ОПГ. Я не испугался, понимал, что за все всегда приходит расплата. И отсидеть за все свои преступления я был готов.

Я рассказал даже о тех преступлениях, о которых никто ничего не знал. Я мог этого не делать, но так было бы не честно - я же написал явку с повинной. Мне говорили, что получу 19 лет максимум. Когда суд дал пожизненно, был морально раздавлен.

В зоне я работаю на производстве.

Фото из архива Олега Михайлова

Фото из архива Олега Михайлова

ПРОСТИТЕ МЕНЯ

Судьба подарила мне Вику, мою жену. Мы поженились четыре месяца назад. Когда мы познакомились, я честно спросил: «Зачем я вам, Вика? Я не просто преступник, на моих руках кровь девяти человек». Она ответила, что хочет поддержать меня, быть другом. Но случилось так, как случилось. Теперь у меня появилось желание добиться УДО или пересмотра приговора.

Фото из архива Олега Михайлова

Фото из архива Олега Михайлова

Я зачем пишу этот дневник? Не для того, чтобы рассказать, какой я был и стал. Я очень хочу извиниться перед родственниками моих жертв. Я понимаю, что они могут быть уже в годах. Но я все же хочу лично извиниться перед ними и перед всеми москвичами за ту боль, которую я причинил своими поступками.

Конкретно

"Михайлова искали долго"

- Группировка, в которую входил наемный убийца Олег Михайлов, была очень серьезная, - рассказывает бывший сотрудник МУРа. - Массовые задержания начались примерно с 98-го года с молодняка, лидеры банды к тому времени жили заграницей, до них добирались долго. Несколько человек до сих пор находятся в розыске.

Олега Михайлова искали долго, о нем почти не было сведений, никто его не знал. Когда стали задерживать других членов ОПГ, кто-то вспомнил, что Хохол служил в армии вместе с Сергеем, который и привел киллера в банду. Мы получили список сослуживцев, дальше - дело техники. К тому времени Хохол был женат, жил обычной жизнью. Добродушный молодой человек с красивой улыбкой.

Его не надо было пугать, уговаривать. Он сразу написал явку с повинной, сдал оружие. Со слезами вспоминал, как пришел в банду: жил в Украине, денег не было. Связался с Махалиным, попросил работу. Убивать согласился не думая ни минуты.

Мы часто общались с ним во время следствия. Он долго находился в подавленном состоянии, потом как-то воспрял, начал каяться, просить прощения у родственников. Пожизненный срок был неожиданным для всех. Все-таки такие исполнители. как Михайлов, - обычные пешки. Вся боль и злость потерпевших обращена к организаторам убийств.

Человек дал признательные показания, думаю, к нему должно быть применено снисхождение. Уверен, что Олег Михайлов не опасен для общества.


Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100