© 2009 Stihiya.org. Все права защищены.
Современный литературный портал для читателей, писателей и критиков.
 
Из истории Херсонского Губернского Дворянского Собрания
Павел Иванов-Остославский
Выдержки из моих мемуаров «Моя жизнь (Мне не страшно умирать)». Из истории Херсонского Губернского Дворянского Собрания.



Осенью 1991 года в Херсоне организовалось губернское отделение Российского Дворянского Собрания. Инициатором сознания этой организации стал некто N. Информация о нём была самая неопределённая. Говорили, что он закончил философский факультет МГУ, потом в Москве защитил кандидатскую; много лет с таким образованием был безработным (и это-то при советской власти!), потом пел на клиросе в какой-то церкви в Крыму. После всего этого он очутился в Херсоне и занялся возрождением российского дворянства и дворянского духа в нашем крае.

Г-н N. долго уговаривал моего отца стать вице-предводителем Херсонского губернского дворянского собрания. Папа сначала отказывался. Время было тогда неспокойное, можно было ждать провокаций со стороны спецслужб. Сесть по политической статье в тюрьму ещё раз ему на старости лет очень не хотелось (папа при Сталине отбыл 8 лет по двум политическим статьям). В конце концов, отец на уговоры будущего предводителя согласился (он был православным монархистом, и такая работа пришлась ему по душе). Произошло учредительное собрание организации, на котором, как N. и предполагал, он сам был избран предводителем, а мой отец вице-предводителем Херсонского губернского дворянского собрания.

Так бывает во многих организациях: руководитель «обитает» в столице и выполняет там представительские функции, а первый заместитель тянет на себе всю работу на рабочем месте. Так произошло и в Х.Г.Д.С.: предводитель ездил по всей территории бывшей Российской Империи, а вице-предводитель руководил Собранием в Херсоне и являлся генератором идей, которые потом с большим успехом присваивались этим странным господином. Кроме того, предводитель всегда был склонен к авантюрам, интригам, каким-то закулисным манёврам, которые вечно выходили боком всем окружающем его людям, только не ему самому. Самое плохое, что из-за этих «левых номеров» страдали и интересы дела.

N. сделал папу щитом, которым прикрывался в своих лично-общественных делах при каждом удобном случае.

– Вы потомок Остославских (громкое имя для Херсона), – говорил он отцу, – Вас хорошо знают в городе, и как врача и вообще, как человека…

После таких откровенных констатаций фактов (впрочем, констатаций приятных, конечно) отец должен был организовывать различные общественные мероприятия: исторические и литературные чтения, лекции на самые разные темы, обязан был лечить каких-то «левых» людей, которых ему подсовывал N.

Рабочие заседания Херсонского Дворянского Собрания обычно проходили следующим образом. Собирались господа в холле дворца культуры судостроителей обычно в 17.00. Потом предводитель или мой отец, в зависимости от того, кто из них находился в Херсоне, вел всех в наш рабочий зал. Там господа становились у своих кресел и стоя слушали гимн «Боже царя храни!», иногда ставили «Раздавайся гром победы… », но это редко. Потом все садились. Председательствующий оглашал повестку дня. Потом происходили выступления присутствующих. Вопросы обсуждались самые разные – от культурных, до экономических и политических. Членские взносы не собирались. После окончания официальной части, снова включали магнитофон с записью гимна Российской Империи. После этого начиналось неофициальное общение. Все, чаще всего, разбивались на группки и беседовали между собой. Иногда господа провожали одиноких дам домой. Это бывало, обычно, зимой, когда вечером уже темно.

В юности мне очень нравилось слушать гимн «Боже царя храни!». Сколько при его звуках в душе возникало воодушевления, радости, восторга! Так и хотелось умереть на поле брани за Бога, Царя и Отечество!

Среди членов Херсонского Дворянского Собрания было немало интересных людей. Конечно, самой примечательной личностью считалась графиня Александра Николаевна Доррер. Я подружился с ней, и мне было позволено иногда бывать у неё дома. Она действительно была исключительным человеком. Умная и волевая от природы, она в тоже время могла похвастаться наличием прекрасного художественного и литературного вкуса, любила богемную жизнь, обладала энциклопедической памятью. Многих людей она видела буквально «насквозь». Многим членам Дворянского Собрания она дала поразительно меткие характеристики: ёмкие, объективные, исчерпывающие, но, при этом, лишенные обидного для кого-либо эмоционального наполнения (например, о предводителе она сказала: «Партработник средней руки… »).

Я провёл много времени в беседах с Александрой Николаевной. Она считала, что все нынешние беды нашего народа происходят из-за того, что на протяжении всего XX-го века и естественным образом, и искусственно уничтожалась элита общества – интеллигенция, особенно творческая. Большой или просто хороший поэт, художник, музыкант – словом, творческий человек –  всегда со странностями. Эти странности позволяют ему успешно заниматься искусствами, но они мешают жить. Жизнь с такими нестандартными людьми всегда расправляется быстрее и ужаснее, чем с серыми, заурядными обывателями. Таковы законы природы – и ничего с этим не поделаешь…

Александра Николаевна рассказывала мне о знаменитом поэте Владимире Щировском, которого знала в молодости, делилась воспоминаниями о своём далёком харьковском детстве, о революции, войне, голоде… Я слушал её мудрые и простые повести и понимал, что, честно говоря, единственным и по-настоящему ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ членом нашего Херсонского Дворянского Собрания является она.

Графиня Доррер рассказывала мне историю о своих предках, которая вызывала у неё особое благоговение. Однажды её бабушка– Екатерина Васильевна Чемесова (Озерова) – вместе со своим супругом была приглашена на званый приём, организованный в губернском (кажется калужском) дворянском собрании. Император Александр Второй и его жена знакомились с местной аристократией. Господа и дамы выстроились в две шеренги. С одной стороны стояли мужчины, с другой женщины. Государь медленно проходил по ряду. Особенно он задерживался радом с мужчинами, многих из которых неплохо знал. Он жал руки, с некоторыми беседовал, расспрашивал о интересующих его вопросах. Императрица Мария Александровна напротив, ни с кем из присутствующих особенно долго не говорила, она быстро, почти мельком раскланялась со всеми, и когда Государь был ещё в середине ряда, она уже стояла без дела. Чтобы не создавать конфузливую ситуацию, она подошла к даме, находившейся к ней ближе всего, и заговорила на светские темы. Этой дамой оказалась Екатерина Чемесова. Государыня сказала ей:

– Вы так хорошо говорите по-русски, но Ваша смуглость… Наверное, Вы не русская?

Екатерина Васильевна стала протестовать:

– Нет, я русская! – с жаром ответила она (хотя согласно придворному этикету говорить «нет» августейшей особе было запрещено).

Доказывая свою русскость, Екатерина Васильевна очень разволновалась. В разговоре с Государыней она объяснила свою горячность тем, что находится в положении. Императрица Мария Александровна обрадовалась такой новости и пожелала сделаться крёстной матерью, вскоре родившемуся малышу.

Трагические события, предшествующие ужасной смерти Государя Александра Второго, отвлекли императорское семейство от покровительства дочери, родившейся у Чемесовых. Интересовалась ли ещё когда-нибудь Императрица Мария Александровна судьбой своей маленькой крестницы, история умалчивает.

Александра Николаевна влюбила меня в творчество Николая Гумилёва. Она прочла мне его стихотворение «Только змеи сбрасывают кожу… », и я сразу почувствовал истинную глубину и мощь поэтического таланта этого автора. Она была одним из первых людей, кто увидел во мне литературные способности и признал меня в поэтическом отношении.

Графиня Доррер и в самом деле была очень необычным человеком. Я знал её, когда ей было уже за восемьдесят. Находясь в таком, прямо скажем, весьма почтенном возрасте, она оставалась женщиной на все сто процентов. В ней присутствовало мощное женское начало, которое не могло быть стёрто ни временем, ни болезнями, ни тяжёлыми жизненными обстоятельствами, которых на её долю выпало не мало. Она внешне никак не показывала этого, но я всё равно чувствовал каким-то мужским чутьём в каждом её слове, в каждом жесте, в каждом взгляде и повороте головы, что передо мной ЖЕНЩИНА – умная, гордая, знающая себе цену. Ей нравилось общаться со мной, а мне – с ней. Так мы и дружили: от неё я подпитывался мудростью, внутренней душевной красотой, а она от меня, наверное, молодостью.

Интересными личностными качествами обладала и Юлия Константиновна Богненко. Хотя она и была меня старше на целое поколение, я впоследствии до того сдружился с ней, что стал называть её просто – Юля. С Юлей мы разговаривали обо всём: от медицины, до межполовых отношений, от вопросов искусства и литературы до нюансов биологических и даже богословских.

Юля Богненко была потомком нескольких дворянских фамилий (Фон Хольм, Дурново, а по мужу она доводилась внучкой Заботину – известному в Херсоне директору судозавода, Герою Соцтруда). О её предках я узнал от неё много различных занятных историй. Например, однажды она рассказала мне, что её бабушка дружила с Николаем Исафовичем Шатохиным – бывшим членом Государственной Думы от монархической партии. Он был вхож в семью Государя Николая Второго. Николай Исафович не раз отзывался о последнем российском царе и его супруге Александре Фёдоровне с огромным уважением, благоговением, подчёркивая, что эта семья отличалась истинным благородством, простотой, любовным и милосердным отношением к людям. «У царя и царицы было золотое сердце, – не раз говорил он». Знал г-н Шатохин и Распутина. О нём он отзывался как об исключительно хитром и беспринципном субъекте, наделённом огромной волей и «гипнотическими» способностями.

Как-то году в 1993 в нашем Дворянском Собрании появился армянский князь Александр Каренович Ханхаруньи-Кяндарян. В Херсон он переехал со всей своей многочисленной семьёй: женой, двумя сыновьями, мамой, сестрой и племянницей. Все взрослые члены этой семьи были врачами, кроме жены князя – Ирины урождённой княжны Белозерской-Белосельской. Она работала хореографом.

Александр Каренович устроился на должность врача в районную больницу в Голой Пристани, купил там большой одноэтажный дом.

Как-то, он приглашал нас пару раз к себе в гости. Угощал различными восточными яствами. Поскольку пообщаться с интересными людьми я всегда любил, то посетил князя, в общем-то, охотно.

Оказывается, в Армении принято сладкие блюда делать ещё и острыми. Мы – русские люди – к такому не привыкли. Он угощал сладко-острой аджикой, которой необходимо приправлять мясо. Помнится, смотрю, князь берет себе ложек пять этой приправы, я думаю: «Если он положил себе так много, то мне больше двух ложечек брать не стоит». Я взял себе две ложки, попробовал мясо и понял – сейчас будет со мною что-то страшное: во рту всё пекло так, как будто там находится раскалённое железо!

Мда… И как только армяне могут такое есть…

По линии Дворянского Собрания к нам приезжали иногда очень интересные люди.

Как-то навестил нас Юрий Александрович Трубников (потомок венгерских графов и русских дворян Эрдели) и Тьерри де Коттеньи (француз, не знающий по-русски ни слова). Помнится, по поводу их приезда у нас дома было организовано застолье. Пришло человек десять. Вино текло рекой. Благо, что оно было собственного производства (папа полжизни занимался виноделием и, насколько это возможно в домашних условиях, стал вполне профессиональным мастером). Когда все хорошо выпили, Тьерри проболтался, что он, оказывается, наполовину корсиканец – по матери (его слова перевёл Юрий Александрович). Восторгу присутствующих не было предела. Все стали сразу вспоминать Наполеона Бонапарта (тоже корсиканца) и задавать вопросы, типа:

– Тьерри, а Вы не боитесь приезжать в Россию, а то, знаете ли, всякое бывает?..

Бедный француз на это только робко улыбался и ничего не отвечал, а г-н Трубников ему все эти колкие вопросы, конечно, не переводил…

Приезжал к нам как-то Геннадий Александрович Ладыженский. Он в Москве впоследствии организовал параллельное дворянское собрание, отколовшись от князя Андрея Кирилловича Голицына. Г-н Ладыженский был уже тогда немолодым человеком. Высокий, лысоватый, с закрученными «гусарскими» усами, он производил впечатление улыбчивого, подтянутого и предприимчивого человека.

Помню приезд князя Императорской крови Евгения Алексеевича Мещерского. Он был тогда николаевским губернским предводителем. Невысокий, но коренастый на вид, он вёл себя сдержанно и с большим достоинством.

Князь Мещерский жил у нас двое суток. Однажды встав рано утром, он пошел на веранду «освежиться». Потом, видимо, увидел нашего крысенка Кузю, который жил в духовке. Он стал играть с Кузей, гладить его по жесткой шерстке. Крыс был черный, а бока у него были белые. Крысёнок, в нашей семье всеобщий любимец, понравился и Евгению Алексеевичу. Потом, к большому горю моей мамы, Кузю задавил один из наших котов – Сигизмунд, за что был подвергнут различным воспитательным воздействиям (выговор и общественное порицание в строгой форме).

Ещё приезжали к нам из разных городов бывшей Российской Империи и из других стран разные люди: капитан первого ранга из Санкт-Петербурга Голик-Арешко-Якименко, г-н Сергей Иванович Победин из Москвы, барон Сергей Игоревич Песталькорс из Киева, г-жа Медведева из Николаева, барон Михаил Петрович Фон Ренгартен из Одессы, г-н Борис Сергеевич Скадовский из Германии, барон Эдуард Александрович Фальц-Фейн из Лихтенштейна, г-жа Софья Анатра из Латинской Америки. Были и другие господа, фамилий которых я не помню. Многие из них останавливались в нашем доме. Некоторые гости Херсонского Дворянского Собрания получали ночлег у предводителя, но кто были эти люди, мне не известно. Он не ставил нас в известность, как и с кем общается. Он считал, что это его личное дело…

Одной из самых колоритных фигур Российского Дворянского Собрания был князь Вадим Олегович Лопухин – первый вице-предводитель РДС. Известен он был тем, что заведовал в Москве роддомом и преподавал в Московском медуниверситете гинекологию. Князь Лопухин был так же, как и папа, кандидатом медицинских наук. Правда, он писал докторскую, и в скором времени собирался защититься.

Вадим Олегович приезжал в нашу семью несколько раз. Это всегда происходило летом. С собой он привозил супругу Наталью Владимировну, свою младшую дочку Дуняшу и Елену Владимировну Ерофееву – родную сестру жены и Дунину няню по совместительству.

С этой семьёй мы очень сдружились в своё время. Проводили много времени вместе. Князь привозил к нам летом своих женщин в любое время, и никогда ему в ночлеге не было отказа.

Вадим Олегович рассказывал, что Херсон является для него не чужим городом, хотя сам он родом из Архангельска. В Херсоне учился в мореходном училище его отец – в прошлом офицер торгового флота. С Еленой Владимировной мы гуляли по городу. Я читал ей свои стихи и, даже, посвятил ей одно.

В один из своих приездов князья Лопухины поселились в квартире Александры Николаевны Доррер. Графиня вспомнила по этому случаю, что её предки – Озеровы – где-то пересекались с Лопухиными в генеалогическом плане. Кажется, кто-то из женщин-Лопухиных вышла замуж за кого-то из мужчин-Озеровых. Княгиня Наталья Владимировна на это сказала, что, мол, невозможно, появиться где-нибудь среди древнего дворянства, чтобы не обнаружилось, что чуть ли не все присутствующие приходятся тебе дальними родственниками.

Когда мой отец пожаловался Вадиму Олеговичу на меня, что я мол, не люблю учиться, а люблю только писать стихи, которыми, как известно, сыт не будешь, князь рассказал о той методе, по которой он воспитывает свою старшую дочь Машу.

– Закончила семестр на пятёрки, – говорил он, мысленно обращаясь к Марии, – получай деньги на поездку в Париж; закончила на четвёрки, ну, может быть, дам тебе на путешествие по России; закончила на тройки, будешь в деревне Голопузовке отдыхать, ну уж, если на двойки…

Такого случая, видимо, со старшей дочерью Вадима Олеговича отродясь не случалось, так что дальше рассказывать о методах Машиного воспитания он не стал. Правда, заметил, что, когда ей на что-нибудь не хватает денег, она едет в село и за умеренную плату разгружает там грузовики с коровьим удобрением…

Папа в ответ на рассказ князя Лопухина о его педагогических изысках, сказал, что Павлу ничего не нужно, он не на что из развлечений или материальных благ не претендует, так что такую методу к нему применить нельзя. На это Вадим Олегович заметил, что тогда Ваш Павел может прямиком полсти на кладбище, прихватив, разумеется, с собой лопату и что ничего путного из него, скорей всего, не выйдет…

Когда папа ездил по дворянским делам в Москву и Петербург, он иногда знакомился там с разными колоритными личностями. Он как-то, был представлен в столице князю Андрею Кирилловичу Голицыну – предводителю РДС (отец потом отзывался о нём с большим уважением, как о мудром и дальновидном политике, как о человеке чести, который многое пережил на своём веку, но остался при этом настоящим дворянином); познакомился с князьями Чавчавадзе и Гагариным (Андреем Петровичем), с графом Бобринским, который произвёл на него сильное впечатление. Что касается интересных женщин, являвшихся членами РДС, то тут его знакомства ограничились только польской пани Катажиной Болеславовной Блажевич, которая приезжала в русские столицы тоже издалека – из Вроцлава.

Пани Катажина была доктором польской филологии, профессором, потомком русского адмирала Чернавина по материнской линии (в РДС имела, по-видимому, ассоциированное членство). Отец её, наверное, происходил из простых слоёв общества, но в армии диктатора Польши Пилсуцкого служил в офицерских чинах.

Пани Катажина частенько приезжала к нам. Правда, её приезды были продиктованы не так дружескими чувствами или желанием отдохнуть на Черном море, как осуществлением католической миссионерской деятельности. Она бывала в Италии, в Ватикане, и присылала нам от туда красивые открытки. Видимо, нашу семью (православную и атеистическую одновременно) она намеривалась перекрестить в западную веру. Папа называл её в шутку «мама римская». Он искренне не понимал, как можно столько времени и сил тратить на религиозные вопросы. Впрочем, религиозными вопросами папа тоже иногда занимался.

Из всех русских православных архиепископов Херсонских и Таврических отец знал только двух: Иллариона и Ионафана. Ионафан приходил к нему в УТоС лечить глаза. Со временем они подружились. Архиепископ подарил отцу несколько шикарных книг религиозного содержания. Помнится, было у нас огромное красивое Евангелие, с золотым теснением Библия, молитвослов – всё принятое в дар от владыки. Папа одно время интересовался вопросами православной веры и вообще христианским богословием, много читал по этой тематике различных канонических книг. Так что с архиепископом Ионафаном ему было о чём побеседовать.

Как-то, помнится, отец собрал у нас дома дворянский совет Юга Украины. Кроме членов Херсонской организации, там присутствовали: князь Мещерский (николаевский предводитель), г-н Канонников Александр Андреевич (николаевский вице-предводитель), барон фон Ренгартен (одесский предводитель), г-жа Лидия Александровна Медведева (советник николаевского предводителя по вопросам культуры.

Председательствующим был избран отец, поскольку, в основном, по его инициативе этот совет и был созван. Первым из присутствующих выступил папа. Он сказал приблизительно следующее:

1. «Нам нужно перестать заниматься политикой (эту фразу он адресовал в первую очередь нашему предводителю, который накануне был замечен на официальных мероприятиях в компартии, и даже хотел с нею провести общие акции(!). Власти независимой Украины только и ищут повода, чтобы, обвинив нас во всех смертных грехах, расформировать.

2. В Херсоне, а так же и во всех других областных городах Новороссии, следует организовать дворянские гимназии, которые воспитывали бы детей в духе подвижнического служения Отечеству, прививали бы им понятия о чести и долге, благоговение перед Российской Монархией, уважительное отношение к предкам и истории своего народа, делали бы их благородными и высококультурными людьми. В гимназию следует принимать детей из дворянской среды и из недворянской сочувствующей интеллигенции. Гимназия должна стать во многом закрытым учебным заведением с жесткой дисциплиной, с обязательным введением в программу Закона Божьего. Кроме того, в гимназии должны преподаваться в обязательном порядке следующие дисциплины: «рукопашный бой», «атлетика», «стрельба из пневматического оружия», «основы медицины», «основы экономической безопасности семьи», «основы безопасной жизнедеятельности в человеческом обществе». Человек, закончивший нашу гимназию, – отметил отец, – должен быть готов в жизни к любым тяжелым или внештатным ситуациям. Он должен уметь выжить в любом случае, он обязан хорошо знать людей, чтобы уметь предугадывать их враждебные для себя поступки. Мы уцелели в кровавой мясорубке большевистского лихолетья вовсе не для того, чтобы сейчас, когда наступила сравнительно нетяжелая пора (по сравнению с временами революции и Гражданской войны), погибнуть из-за своей неприспособленности к жизни и неумения за себя постоять. Многим из нас очень тяжело адаптироваться к современным экономическим и социальным реалиям. Себя следует перевоспитывать, господа, иначе нынешнее поколение членов Дворянского Собрания может стать последним… »

Присутствующие папу поддержали полностью.

Потом выступил князь Мещерский. Он говорил о том, что в Херсоне и Одессе следует, по его мнению, организовать в дворянских собраниях собственную службу безопасности. В Николаеве такая структура уже действует. Мы оказались совершенно беззащитными, – сказал Евгений Алексеевич, – перед лицом бандитского и милицейского произвола, царящих сейчас на Украине. Нужно объединяться и бороться за свои человеческие права. Кроме того, сказал он, нам надо заняться реституцией, т.е. следует юридическим путем отвоевать у государства дома и усадьбы, отобранные у наших предков во времена революции. «Я, например, – в заключении сказал николаевский предводитель, – буду отстаивать имущество моих предков, находящееся в Подмосковье».

По его выступлению тоже никаких возражений не было.

Потом выступил барон фон Ренгартен. Его речь кончилась тем, что возник вопрос о том, могут ли николаевское и одесское собрания называть себя губернскими (он доказывал, что могут, ведь и Николаев, и Одесса – областные центры). Наш предводитель был уверен, что не могут, поскольку эти города когда-то до революции входили в херсонскую губернию, а губернским городом был только Херсон, следовательно, только херсонская организация имеет право на наименование «губернской».

После официальной части было застолье, полностью организованное моей мамой. Стол был не богатым, но главное (особенно, лично для меня), что в состав некоторых блюд входило мясо…

Папа в Москве в Дворянском Собрании познакомился с разными интересными знаменитостями. Там он встретился с известным кинорежиссёром Говорухиным и с актёром Катиным-Ярцевым, который, как известно, тоже происходит из дворян.

В 1996 году папа виделся в Самаре, куда был делегирован Херсонским Губернским Дворянским Собранием, с Великой Княгиней Марией Владимировной. Он увидел её в церкви на богослужении. После литургии князь Вадим Олегович Лопухин представил моего отца Государыне.

– О Вас говорят много доброго, – сказала она. Очень рада познакомиться!

– Я тоже очень рад, Ваше Императорское Высотчество! – ответил папа.

Дальше у них зашёл разговор о положении Дворянского Собрания на Юге Украины. Папа сказал Местоблюстительнице Российского Престола, что у нас проводится много полезных мероприятий: художественно-философские чтения, концерты, богослужения, посвящённые памяти царя Николая Второго и его семьи, литературные вечера. Но есть большие сложности со стороны украинских спецслужб, вносящих в деятельность Х.Г.Д.С. сумятицу и делающих всё, чтобы расколоть нашу организацию. А кроме того – недостаток финансирования.

– Чтобы обходить острые углы, связанные со спецслужбами, нужно быть большим дипломатом, – заметила Августейшая Особа, – но Вы, я знаю, с этим делом хорошо справляетесь. Вот Вам моя признательность, – сказала она.

Князь Лопухин подал Государыне заранее заготовленный лист. Это было благодарственное письмо, адресованное Херсонскому губернскому вице-предводителю дворянства Игорю Михайловичу Иванову и подписанное Великим Князем Владимиром Кирилловичем и самой Великой Княгиней Марией Владимировной.

– Вот, это Вам, – сказала Государыня.

Она протянула конверт папе.

– Благодарю Вас, Ваше Императорское Высотчество, – ответил он. Надеюсь, я Вас не очень огорчил разговором о чкистах и безденежье?

– Ну, что Вы, не сколько. Я должна знать истинное положение вещей. Иначе ведь невозможно управлять. Спасибо!

Великая Княгиня и князь Лопухин сели в «Мерседес» и уехали, а папа отправился в гостиницу.

В Херсон приезжал барон Михаил Петрович фон Ренгартен. Он был предводителем Дворянского Собрания Одесской области. Это был высокий грузноватый старик, совершенно седой и лысоватый. Он был бывшим участником Великой Отечественной войны, награждён несколькими боевыми орденами и медалью «За отвагу», которой очень гордился. Воевал, кажется, в танковых частях. Он посетил нашего предводителя. На их встрече присутствовал и я. Какие вопросы решались – не помню. Помню только, что приезжал он в районе 9 мая. На улице были люди с боевыми наградами, праздничными бантами из Георгиевской ленты и, заметив, одного старика с двумя медалями «За отвагу», барон очень благоговейно к нему отнёсся, сказав, что это, видимо, настоящий герой.

С бароном Фальц-Фейном папа подружился прямо в первый его приезд в Херсон. Они сразу стали называть друг друга на «ты» и потом долго переписывались друг с другом на русском и немецком языках. До сих пор помню конверты с письмами, присланные Эдуардом Александровичем, на которых изображался его герб: лошадь Пржевальского под баронской короной.

Одним из интересных людей, входивших в Херсонское Дворянское Собрание, был Всеволод Георгиевич Дзешульский. Он принадлежал к старинной польской шляхте. Его отец в дореволюционные временя как дворянин бесплатно закончил морское училище торгового флота. В Херсоне Всеволод Георгиевич возглавлял польское землячество. С ним моя семья дружила долгое время.

Поскольку папа был не только вице-предводителем в ХГДС, но и начальником департамента науки, культуры и образования в нашей организации, он, иногда проводил различные литературные мероприятия. Однажды в Доме Культуры Судостроителей он собрал членов Дворянского Собрания, пишущих стихи или прозу. Таких набралось несколько человек: он сам, я, князь Ханхаруньи-Кяндарян. Екатерина Семёновна Войтова, Анатолий Осипов, Всеволод Георгиевич Дзешульский. В качестве квалифицированных слушателей и критиков выступили: Александра Николаевна Доррер, Юлия Константиновна Богненко, предводитель, Наталья Петровна Юрченко и другие. Сначала мы читали свои стихи, потом их обсуждали. Высказывались различные мнения, но, в конце концов, все сошлись на том, что лучшие стихи у меня, у папы и у Осипова. Юля Богненко сказала, что у неё аж мурашки идут по спине от папиного стихотворения о войне. Вот стихи моего отца, которые тогда обсуждались:



Стихотворения разных лет



Этюд о советском общепите



В столовой пусто, тишина,

Так вязко время длится,

Как в царстве сумрака и сна

Всегда печальна и бледна

Здесь дремлет продавщица.

И рыжий клок её волос

Волной на кассе слева

И рыжий кот, как верный пёс,

Уткнул свой влажный теплый нос,

В торговли королеву.

Велел я ей подать харчо

И водочки (от сплина).

Она, пошевелив плечом

Зевнула и спросила: «Чё,

Хотите Вы, мужчина?»

Я повторил: «Харчо - сейчас!»

Из мрака, словно чудо,

Она пришла ко мне как раз,

Исполнив поданный заказ

На заданное блюдо.

Я, съев ужасный этот суп

И горло «остограмя»,

Стал, словно страшный зверозуб,

Который, надрывая пуп,

Из глотки мечет пламя!

Потом живот как заболит,

Как в горле станет гадость…

Зачем, несчастный я пиит

Зашёл в советский общепит,

Чтоб подкрепиться малость!?





Море



Снова я увидел море:

Плещет рябь, темнеет дно…

Сколько счастья, сколько горя

Море людям принесло…



Море всякое красиво, -

Если вдруг возникнет шторм

Плещут волны, белогривы,

Оживив собой простор;



Если штиль и всё спокойно,

То проходят корабли

Величаво и достойно,

От портов своих вдали.



И хотя уже не рано,

Тени вот как коротки,

Выплывают из тумана

Золотые огоньки.



Среди дня и среди ночи,

В час звереющих штормов

Для души нам нужен очень

Свет далёких огоньков…









*   *   *  *  *



Я понял вдруг, что все отныне,

И труд, и мысли, и мечты

Принадлежат одной богине –

Моей богине красоты.

В одеждах вечного смиренья

К ногам её кладу цветы,

Как знак немого восхищенья

Своей богиней красоты.







*  *  *  *  *





Быстро юность лихая прошла:

Фронт, атаки, потом медсанбаты,

И годам не считал я числа,

Пока год ни пришел сорок пятый.



Буйством красок смеялся апрель

И полшага осталась до мая,

Но прошла пулемётная трель

Сквозь меня, год последний считая…



И без радости не было дня,

И победу вершили солдаты…

Без меня, без меня, без меня

Наступили великие даты…



За всю новейшую историю Херсонского Губернского Дворянского Собрания новогодний бал был проведён только единожды. Мой отец был против организации этого мероприятия. Во-первых, время тогда было трудное, в том числе и в материальном плане. Во-вторых, наша организация была достаточно малочисленна, что бы такое мероприятие мы были способны организовать на высоком уровне. В-третьих, у многих из членов собрания настроение было невесёлое: у кого-то не было работы, кто-то имел проблемы в семье, женщины вели трудное в наше время домашнее хозяйство, занимались детьми, работали от зари до зари. Однако, наш губернский предводитель где-то раздобыл некую сумму денег и бал всё-таки состоялся.

Данное действо N. организовал в Областном драмтеатре имени Кулиша. Всё мероприятие длилось часов пять. Оно было разделено на три акта. Первый - представлял собой официальную часть. Наиболее уважаемые члены дворянского собрания и гости бала из соседних дворянских организаций, мэр Херсона, другие высокопоставленные чиновники местного уровня произнесли приветственные речи. Они поздравили всех присутствующих с Новым годом и с третьей (это был 1994 год) годовщиной возрождения Х.Г.Д.С. которое, как известно, начало своё существование в новейшей истории в 1991 году.

Второй акт представлял собой концерт классической музыки. Звучали произведения Хачатуряна (увертюра из лермонтовского «Маскарада» и, кажется, что-то ещё); были исполнены избранные места из оперы Глинки «Жизнь за царя», а ещё вальсы Иоганна Штрауса, что-то из Кальмана, Вивальди, полковые марши русской императорской гвардии и армии, ну и, конечно, старые русские гимны. Под звуки венских вальсов многие дамы и господа танцевали. На этом балу не было никаких особых признаков роскоши. Не заметил я ни шикарных дамских платьев, не «прелестных локонов льняных», ни блестящих кавалергардских мундиров, расшитых золотом и увешанных боевыми орденами, ни звяканья шпор, ни шампанского, текущего рекой, ни карет и ливрейных лакеев при них (всё скорее напоминало корпоратив, организованный какой-нибудь коммерческой фирмой средней руки).

Третий акт бала был «гастрономическим». Официанты подали к столу несколько блюд из мяса, пару-тройку наименований вин, несколько сладких угощений, в том числе и мороженное. Обед был обильным, но не особо разнообразным.

Наши господа разъехались по домам около 21-го часа,  ближе к ночи.

Наш губернский предводитель назначил меня курировать в нашей организации молодёжный отдел. Поскольку я был самым старшим из детей членов ХГДС и поскольку уже тогда был склонен активно выполнять работу на дворянском поприще, N. поручил мне опекать детей и молодёжь. Предводитель обязал меня проводить духовно-нравственные и идеологические беседы со школьниками средних и старших возрастов. Юношей у нас набралось не много, человек семь. Однажды я собрал их, чтобы побеседовать об аристократизме. Поскольку эта встреча происходила под присмотром моего отца, он сказал молодёжи напутственную речь, а я только слушал. Папа произнёс примерно следующее. «Дворянская идеология выдвигает особую философскую, эстетическую и идейно-нравственную доктрину. Аристократизм это особая духовная практика, в чём-то подобная духовным практикам Востока. Член Российского Дворянского Собрания должен стремиться к внутренней душевной гармонии. Как нравственная идеология аристократизм хорош тем, что он требует от своего адепта неустанного стремления к совершенству. Человек благородного происхождения должен быть развит всесторонне. Это значит, что он должен быть честен, порядочен, милосерден по отношению к слабым и просящим помощи, с другой стороны он должен ненавидеть подлость и подлецов, презирать хамов, бездарей, лжецов, лицемеров, ловких проходимцев, незаслуженно стремящихся пролезь на самые почётные и выгодные места. Жизненные блага должны быть заработаны добродетелями, а не пороками. Человек знатного происхождения должен всегда быть вежлив и опрятен. Настоящий дворянин должен с молодых ногтей развивать в себе таланты, ум, жизненную опытность, трудолюбие, которые позволили бы ему занять достойное положение в обществе, получить интеллигентскую профессию и кормиться честным и полезным людям трудом. Аристократ должен быть бережлив, ему всячески следует избегать лишних трат. Он обязан отменно знать историю своей семьи. Он должен всячески культивировать в себе чувство собственного достоинства, чувство единения со своим родом, благоговейное отношение к своим благородным предкам и предкам вообще, он должен уважать любого честного, работящего и квалифицированного труженика. Член Дворянского Собрания не должен проявлять внешних признаков своего превосходства перед людьми низкого происхождения, разве, если перед ним уголовник или отъявленный мерзавец. Член РДС должен развивать в себе утончённость, тягу к изящным искусством, тонкое понимание законов эстетики, ведь на их основе существуют все произведения классического искусства, а их надо понимать. Настоящий дворянин должен быть образован, причём, не только в области литературы, искусствоведения, истории, живописи, театра, но и юриспруденции, медицины, психологии, физики, а так же и прочих естественных, гуманитарных и технических наук, общее представление о которых необходимо в жизни. Член РДС должен быть человеком, постоянно наблюдающим за жизнью, чтобы постоянно учиться у неё преодолению жизненных трудностей. Лица дворянского происхождения должны всегда держаться вместе, помогать друг другу в трудных жизненных обстоятельствах. Ведь дружная семья или социальная страта (в данном случае корпорация, объединённая по сословному признаку) часто является залогом физического выживания. Дворянин должен уважительно относиться к традиционным религиям, особенно к православию, ведь восточное христианство это исконное верование наших предков, это духовная колыбель нашего великого триединого русского народа: великороссов, малороссов и белорусов. Член Дворянского Собрания должен быть монархистом, или, по крайней мере, человеком про-монархических, великодержавных, русско-националистических взглядов. Он должен всегда помнить, что российское дворянство исстари относилось к построению Великой и Неделимой России государственнически. Мы должны следовать старинному дворянскому девизу: «За Бога, Царя и Отечество». Нужно всячески почетать отца и мать своих, любить своих детей и жену, служить для них опорой духовности, быть добытчиком в своей семье, уметь материально обеспечить своих ближайших родственников. Мужчина должен стать главой своей семьи, женщина должна в основных вопросах подчиняться своему мужу. Мужчина всегда является опорой своего рода. Женщина же должна стать ему надёжной помощницей. Самые омерзительные человеческие пороки это подлость, трусость и предательство. Подлость и подлецы – вот самые страшные опасности, которые встречают на жизненном пути всякого порядочного человека. Тому будет в жизни сопутствовать успех, кто научится успешно бороться с ними. Каждый человек – это воин. В жизни нужно уметь быть искусным воином, вышедшим на поединок с трудностями и скорбями, нужно уметь держать удар, но всегда следует оставаться человеком чести».

В феврале 1996-го года папино дворянство было официально признано. Это стало счастливым эпизодом в жизни нашей семьи. Папа получил диплом действительного члена Российского Дворянского Собрания. В него были внесены: мама, я и мой брат родной по отцу Сергей. Конечно, этот диплом был не только констатацией происхождения, но и наградой. Папа своим действительным членством, в общем, гордился.

Активная работа на дворянском поприще в духовном плане давала мне многое. Она позволяла чувствовать себя сопричастным тем великим военным, научным, литературным и промышленным достижениям, тем географическим приобретениям, которыми так богата история нашей некогда единой большой страны. Я понимал, что далеко не в последую (если, не в первую!) очередь благодаря российскому дворянству, к которому я принадлежу, Россия получила политическое могущество, которым она так славилась в XVIII-XIX веках. Я ощущал духовное единство с дворянством прошлого и настоящего. Тогда я мощно чувствовал своё единение и единение своего рода с Великой и Неделимой Россией. Я всеми фибрами души ощущал свою духовную общность со всем самым замечательным, благородным, прославленным, что было в прошлом, и что есть в настоящем Моей Родины.

В 1996 году Херсонское Губернское Собрание окончательно развалилось (сказались интриги и козни против многих членов нашей организации со стороны предводителя). Папа сложил с себя обязанности вице-предводителя, и наша семья отошла от дел.

Однажды мы с папой пошли вместе в гости к Александре Николаевне Доррер. Графиня приготовила маленькое угощение: вкусные печенья со сливочным маслом, мёд и чай. Мы долго разговаривали на различные общекультурные темы: конечно же, как всегда о предках, о трудной жизни во время войны, о судьбах России. Я её спросил о том, какой она может дать прогноз по поводу будущего нашего народа. Она сказала, что обязательно будет лучше, что жизнь очень длинная и сложная штука и что она никогда не стоит на месте. Что-то приходит, что-то уходит, становится то лучше, то хуже, то опять лучше. Она очень верила в политику новых российских властей (тогда, как раз, на первый срок избрали Путина). Александра Николаевна очень надеялась на то, что Россия обязательно станет процветающей и сильной страной. Неурядицы 90-х годов она сравнивала со смутным временем, которое было в России в начале XVII века. Но это смутное время кончилось, и наше Отечество, окрепнув от войны и усобиц, стало вновь великой европейской и мировой державой.

Потом разговор зашел обо мне. Отец рассказал Александре Николаевне о том, что я ленив и мечтателен. Эти качества зачастую мешают человеку в жизни, считал он. Графиня, помолчав немножко, попросила меня пойти на кухню и поставить ещё чайку. Я вышел из комнаты. Наливая воду в чайник и ставя его на огонь, я слышал продолжение разговора папы с Александрой Николаевной.

– В Вашем сыне чувствуется порода, – сказала она. Павел очень талантлив. Будем надеяться, что его судьба сложится благополучно.

– Да, я тоже замечаю в нём породу, – сказал папа. Но таким вот людям в жизни, как правило, и не везёт…

К сожалению, тогда я не придал папиным словам должного значения. Увы, они оказались пророческими…

Папа очень дружил с Александрой Николаевной Доррер. Между ними было много общего: возраст, огромный житейский опыт, жизненные трагедии и тяготы за плечами, благоговейное отношение к истории, к искусствам. Это были два мудреца и мыслителя, которые порой поражали своей прозорливостью, умом, всепониманием. Все прогнозы, сделанные графиней Доррер и моим отцом по поводу меня, полностью сбылись. Они оба были последними хранителями настоящего дворянского духа и традиций в нашем крае. Среди членов Херсонского Дворянского Собрания младших возрастов не было никого, кто мог бы сравниться с ними даже близко.

Как-то мы с Наташей зашли в гости к Александре Николаевне Доррер (это было в 2005-м году). Я представил мою супругу графине. Александра Николаевна нас попотчевала простым, но вкусным, и что самое важное, преподнесенным от чистого сердца, угощением. Мы накануне купили на улице Суворова две разновидности пирожных, так что в долгу перед ней не остались.

Хозяйка дома рассказывала нам о своих предках. Я эти истории, конечно, давно знал, но для Наташи они были новыми.

– Вот, как Дорреры получили свою фамилию, – начала графиня. Жил в XVII веке такой французский дворянин – де Меронвиль. Он нанялся на службу к Германскому императору в качестве генерала. Император приказал де Меронвилю подавить восстание кровавых бунтовщиков, бушевавшее тогда в одной из провинций Германии. Француз блестяще справился с этим делом. Он наголову разбил армию мятежников и восстановил мир в государстве. Император поблагодарил своего генерала за службу и наградил его графским титулом и новой фамилией – д*Оррер, что в переводе с французского означает «ужасный».

Ещё Александра Николаевна поведала, что во время революции в одном из имений её предков (кажется в Бессоновке) квартировали латышские стрелки. Это были очень страшные люди. Она слышала их разговоры. Умереть от страха и ужаса можно было только слушая, что они говорят, а уж, если они начинали кого-то мучить или убивать…

– А ещё прибалты предъявляют нам претензии, что это, мол, мы – русские – принесли им на своих штыках советскую власть, а сами-то, что творили, – заметил я.

– Так вот и я о том же, – сказала Александра Николаевна.

Мы разговаривали на самые разные темы. Поскольку Наташа была художницей, а Александра Николаевна историком изобразительного искусства, они нашли много интересных тем для светского разговора.

Александра Николаевна дала мне почитать сборник прозы Татьяны Толстой «День и Ночь». В нём я наткнулся на множество мудрых мыслей об искусстве и о советской школе. С идеями, высказанными Толстой, я был полностью согласен.

Простились мы с графиней Доррер очень хорошо, явно по-дружески. К сожалению, это был один из последних моих приходов в её дом. Потом Александра Николаевна стала себя очень плохо чувствовать, и я перестал бывать у неё.

06.03.2013. Херсон.        Павел Иванов-Остославский.







ПРИЛОЖЕНИЕ.

Херсонское Дворянское Собрание.

Официальный отчёт о работе Дворянского Собрания за 1993-й год («Дворянский Вестник» № 2 (5) 1994 год. С. 8.).

1.Проведено 3 общих собрания: 25.02.1993., 08.04.1993., 21.12.1993.

2.Организовано 2 совещания с руководителями других региональных дворянских собраний Юга России: одно с представителями Николаевского Дворянского Собрания (16.02.93), другое – с руководителями Николаевского и Одесского Дворянских Собраний (09.05.93), на которых обсуждались актуальные вопросы работы собраний Юга Украины, в частности, обсуждался вопрос об объединении трёх собраний в одно.

3.Представители Херсонского Дворянского Собрания принимали участие в работе 2-го Всероссийского Дворянского съезда в Москве 19-20 мая 1993 года, в работе первой Международной дворянской конференции в Голицино 25-28 ноября 1993 года, в работе Объединённого Совета Российского Дворянского Собрания в Санкт-Петербурге 25-28 марта 1993 года, в Москве 18-21 мая, 29-30 ноября 1993 года.

4.Предводитель Херсонского Дворянского Собрания В.Б. Жарких-Шмигельский принял участие в открытии выставки «Последний Российский Император», состоявшейся в Москве в Центральном выставочном зале 19.05.1993, и был представлен Главе Российского Императорского Дома 25.05.1993.

5.Так как по инициативе Российского Дворянского Собрания 1993 год был объявлен международным годом памяти Государя Императора Николая ІІ, Херсонским Губернским Дворянским Собранием были осуществлены следующие акции: А)19-го Мая в 125-летия со дня рождения Государя Императора Николая ІІ в Херсонском кафедральном соборе была обслужена панихида по убиенным Государю Императору и его Августейшему убиенному семейству. На панихиде присутствовали члены Херсонского Дворянского Собрания и гости из-за рубежа: барон Э.А. фон Фальц-Фейн, Б.С. Скадовский с супругой, г-н Набоков, а так же многочисленные прихожане. Б) 16-го Июля состоялось собрание общественности города, посвященное 75-летию со дня убийства Государя Императора Николая ІІ и его Августейшего семейства, убийства, которое вполне возможно считать злодеянием века. Собрание проходило в конференц-зале Херсонского краеведческого музея, ныне находящегося в красивом станинном здании, где до 1917 года помещался Губернский суд. В этом зале была организована выставка картин профессиональных Херсонских художников – Г.П. Петрова и А.Н. Бережного. Выставка была с интересом осмотрена присутствующими – на ней были представлены главным образом пейзажи нашего края. Кроме того, в том же зале Областной библиотекой была развёрнута выставка литературы об Императоре Николае ІІ и его царствовании. Она насчитывала более 45-и экземпляров книг и брошюр. Это собрание общественности, в сущности, явилось конференцией, историко-философскими чтениями, в которых приняли участие люди разных специальностей, занимающие разные должности, отличающиеся разными взглядами, но объединённые одним стремлением – рассказать правду о Государе, о его жизни и деятельности, о его смерти, о жизни русского дворянства до революции. В) 17-го Июля отслужена поминальная литургия памяти Государя Императора Николая ІІ и его Августейшего семейства. На видном месте стоял портрет Государя Императора Николая ІІ и чуть поменьше портрет Императрицы. Освящение конференции совершил протоиерей отец Алексий. На конференции выступали с докладами: «Убийство Государя Императора Николая ІІ и его Августейшего семейства в нравственно-философском значении» - Валерий Борисович Жарких-Шмигельский, предводитель Дворянства Херсонской губернии, кандидат философских наук. «Император Николай ІІ как личность» - Игорь Михайлович Иванов, Вице-предводитель дворянства Херсонской губернии, кандидат медицинских наук. «Пребывание Императора Николая ІІ в Херсоне и Херсонской губернии» - Владимир Николаевич Асламов, зам. Директора по науке краеведческого музея. «Из поисков о жизни и смерти Императора Николая ІІ» - Август Эрнестович Вирлич, референт представителя президента Украины в Херсонской области. «Губернаторы Херсона» - Екатерина Дмитриевна Чёрная, заведующая дореволюционным отделом краеведческого музея. «Благотворительные общества и учебные заведения в Херсоне, носившие имя Августейших особ»- Зоря Соломоновна Орлова, археограф Государственного архива Херсонской области. «Материалы о жизни и деятельности Императора Николая ІІ в фондах библиотеки» - Ольга Васильевна Лянсберг, зав отделом информации Областной научной библиотеки. Работу конференции освещали представители средств массовой информации – радио и прессы.

6.Предводитель дворянства В.Б. Жарких-Шмигельский принял участие в подготовке и проведении учредительного собрания Всеказачьего объединённого казачьего войска в г. Херсоне.

7.По приглашению барона Эдуарда Александровича фон Фальц-Фейна члены дворянского собрания приняли участие в открытии памятника бабушке Эдуарда Александровича Софье Богдановне Фальц-Фейн в местечке порт Хорлы на Юге Херсонской области.

8.Составлен свод образовательных, просветительских, культурных и гуманитарных программ более чем из 30-ти пунктов.

9.Сделано более 15-ти научно-теоретических разработок (положения, программы, уставы и т.д.).

10.Устанавливалась и поддерживалась связь с региональными дворянскими собраниями, госучреждениями и другими корреспондентами путём переписки (написано более 100 писем).

11.Проводились встречи для обсуждения проблем Дворянского Собрания и путей реализации разработанных программ с администрацией, деятелями культуры, образования, просвещения, деятелями церкви и т.д.

12.Работа Херсонского Дворянского Собрания довольно подробно освещалась средствами массовой информации: - А) Передач по местному телевидению было три (передача 19 мая о богослужении в соборе; 15-16 июля в СМИ появилась информация о днях памяти Государя Императора Николая ІІ; 16 декабря интервью с предводителем В.Б.Жарких-Шмигельским о первой Дворянской Международной конференции); Б) Передач по радио было проведено три (10-15 июля информация о днях памяти Государя Императора; 18-го декабря беседа с предводителем Дворянского Собрания В.Б. Жарких-Шмигельским о первой Дворянской Международной конференции в Москве). В газете «Херсонский Вестник» в июле была опубликована заметка о Херсонском Дворянском Собрании.

13.Наиболее активное участие в работе Дворянского Собрания в 1993-м году принимали следующие рядовые члены: Людмила Александровна Мадыкина, Павел Игоревич Иванов, Ольга Борисовна Шкроб, Александра Николаевна Доррер.



Предводитель Дворянского Собрания В.Б. Жарких-Шмигельский.

Вице-предводитель Дворянского Собрания И.М.Иванов.









ОТЧЁТ о работе Дворянского Собрания Херсонской Губернии за 1994-й год («Дворянский Вестник» № 6 (16) 1995 год. С. 10.).

1.Было проведено 2 общих собрания членов Союза потомков российского дворянства (12.04 и 27.10. 1994.).

2.Предводитель Губернского Дворянского Собрания принимал участие: в работе Николаевского Дворянского Собрания (7-8 января), в том числе в праздновании рождества Христова, имел встречи с руководством и членами Николаевского Дворянского Собрания, во время которых обсуждались вопросы расширения контактов и взаимодействия двух собраний; В работе Одесского Дворянского Собрания (29.02.1994.), на котором обсуждался вопрос объединения дворянских собраний Юга Украины и было принято решение о воссоздании Херсонского Губернского Дворянского Собрания в пределах бывшей Херсонской губернии, в которых находятся ныне современные Херсонская, Николаевская, одесская и частично другие области; В работе совещания руководителей Дворянских Собраний (04.12.1994.) в городе Киеве, где обсуждался вопрос взаимодействия и координации усилий и был создан Консультационно-координационный совет, в состав которого вошли представители пяти региональных Дворянских Собраний Украины.

3.Были проведены очередные вторые Историко-философские чтения городе Херсоне на тему: «Война, исторические факты и сущность, посвященные 90-ю начала Русско-Японской и 80-ю Первой мировой войны, а так же памяти участников Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Это мероприятие имело следующий план: Вступительное слово Вице-предводителя г-на И.М. Иванова, к.м.н. Первый доклад – «Религиозно-философский смысл войны» - Предводитель В.Б.Жарких-Шмигельский, к.ф.н. Второй доклад: «Политические и экономические причины Второй Мировой войны. Моральные и нравственные аспекты» - А.Э. Вирлич, референт представителя президента в Херсонской области. Третий доклад: «К истории военно-морского духовенства» - протоирей Василий, настоятель Свято-Никольского храма. Четвёртый доклад: «Мировая война и Херсонщина. Неоткрытые страницы (Из фондов Херсонской областной научной библиотеки)» - Лянзберг О.В., зав. Информационно-библиографическим отделом. Пятый доклад: «Воспоминания о войне» - Страбыкин Н.Н., полковник в отставке, Герой Советского Союза. Шестой доклад: «Память о войне и памятники воинам, погибшим на Херсонщине» - О.Б. Шкроб, зав. сектором археологии. Седьмой доклад: «Подведение итогов вторых историко-философских чтений» - В.Б. Жарких-Шмигельский.

4.Разработана программа «Некрополь». Учреждён общественный комитет по программе «Некрополь», при котором образован рабочий штаб. Проведена пресс-конференция для средств массовой информации. Осуществлена серия радиопередач по областному радио о мемориальном кладбище и программе «Некрополь». Начата подготовительная работа по созданию музея «Некрополь».

5.Состоялась встреча с представителями российского дворянства, живущими за рубежом,- бароном Э.А.Фальц-Фейном, г-ом Б.С.Скадовским, г-ом Ф.Э.Фальц-Фейном и г-жей С.Анатрой. На встрече обсуждались актуальные вопросы дворянского движения в Херсонской губернии (сентябрь 1994 года).

6.Члены Дворянского Собрания приняли участие в праздновании 100-летия со дня основания города Скадовска, а так же в церемонии чествования по случаю награждения барона Э.А.Фальц-Фейна орденом, которая проходила в городе Одесса.

7.Херсонское Дворянское собрание в месте с общественностью города отметило свой трёхлетний юбилей: состоялся праздничный концерт артистов Областного музыкально-драматического театра и Областной филармонии, после которого был торжественный ужин. На торжественном ужине присутствовали 78 человек, среди которых были представители городской и областной администрации, государственных учреждений и общественных организаций.

8.Предводитель Херсонского Губернского Дворянского Собрания принял участие в работе общего собрания епархиального духовенства.

9.Члены Дворянского Собрания приняли участие в работе литературной студии, научной конференции по краеведенью и археологии, литературной гостиной при литературном музее, общества библиофилов, в торжественных церемониях открытия республиканских соревнований по художественной гимнастике, фестиваля музыкального искусства и других культурных акций.

10.Сделано 10 научно-теоретических разработок (концепции, положения, уставы, статьи).

11.В соответствии с разработанным Сводом культурных, образовательных и просветительских программ на протяжении года проводились рабочие встречи с сотрудниками Администрации Президента Украины, руководства Академии Наук Украины и Академии педагогических наук и другими учреждениями и ведомствами республики, а также – с соответствующими учреждениями областного, городского и районного подчинения (всего около 100 встреч).

12.Деятельность Херсонского Губернского Дворянского Собрания освещалась средствами массовой информации. По телевидению было 2 передачи о праздновании 3-летия Губернского Дворянского Собрания (по Херсонскому областному, по ТВ «ЮГ», по Николаевскому). По областному радио было 9 передач. По программе «Некрополь» - 3, об историко-философских чтениях – 1, по вопросам культуры и искусства – 5 (в том числе, в программе «Красота спасёт мир»). В прессе было опубликовано 10 статей и заметок (о праздновании 3-летия Дворянского Собрания – 4; о встречах с представителями зарубежного дворянства – 2; интервью с предводителем и вице-предводителем о планах собрания - 1).

13.Согласно плану восстановления структуры Губернского Дворянского Собрания было образовано Уездное дворянское собрание Днепровского уезда, которое охватывает территорию всего левобережья современной Херсонской области. Днепровское дворянство возглавил Александр Каренович Кяндарян, канд. мед. наук.

14.За отчётный год может быть отмечена активная работа следующих членов дворянского собрания: А.Н.Доррер, Л.А.Мадыкиной, П.И.Иванова, О.Б.Шкроб.



15 мая 1995 года.

Предводитель Дворянского Собрания В.Б. Жарких-Шмигельский.

Вице-предводитель Дворянского Собрания И.М.Иванов.







©Павел Иванов-Остославский





Украина. Херсон. 2010.





[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;] [/font-family]



[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]МОИ ВПЕЧАТЛЕНИЯ[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]В середине октября 1995 года по делам службы Херсон посетил потомок херсонского губернатора конца прошлого века – Эрдели, Юрий Александрович Трубников, живущий ныне во Франции и представляющий какую-то фирму. Его сопровождал коллега по работе Тьерри де Коттиньи, к нашему великому огорчению не говоривший по-русски.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Дедушка [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]и [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]дядя Юрия Александровича имели поместье в селе Токаревка в 35 км[/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]. [/font-family]от Херсона на живописном берегу Днепра.

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Вполне естественно, что Юрию Александровичу захотелось посмот­реть те места, где жили когда-то его предки.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Администрация Белозерского района, на территории которого находится село Токаревка в лице заместителя председателя Райисполкома Заднипряного Г.А., заведующая краеведческим музеем Братченко Т.Г. председатель местного сельсовета Кривонос Иван Даниловичи и, конечно, Дворянское собрание приняли живейшее участие в организации поездки в Токаревку.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]На склоне чудного теплого тихого и ясного дня бабьего лета, дня, наполненного душевным покоем и умиротворением, два автомобиля с гостями и хозяевами отправились в Токаревку. Приехали, когда солнце уже собиралось садиться.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Нас встретил Иван Данилович. После взаимных представлений, которые вызвали большой интерес у присутствующих здесь крестьян, завязалась непри­нужденная беседа. Гостей повели смотреть оставшиеся целыми строения, ранее принадлежавшие предкам Юрия Александровича.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Совершенно целой [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]и [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]очень прилично выглядевшей оказалась водонапорная башня, стоявшая у дороги на краю небольшого земельного участка, в центре которого возвышался большой крест. На этом месте предполагается построить церковь.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Несколько поодаль, слева от дороги стоял изрядно обветшавший бывший господский дом, принадлежавший дяде Юрия Александровича, а справа от дороги, почти напротив, небольшой домик управляющего име­нием в еще более плачевном состоянии, [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]чем [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]предыдущий.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Около строений паслись козы. Одна [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]из них, [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]очень большая и, по ви­димому очень важная, проявила пристальный интерес [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]к [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]приехавшим, вызвав этим ответную заинтересованность у гостей.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Рядом с козами стояли две пожилые крестьянки. Иван Данилович представил [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]им [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]гостей [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]из [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Франции. Они быстро сориентировались [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]и[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]лица их озарила улыбка, в которой было все: и радость, [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]и [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]заинтере­сованность, и какая-то сопричастность прошлому.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Одна из крестьянок рассказала, что ее мать, которой сейчас более 90 лет, еще девочкой работала в имении помещика и сохранила о нем самые добрые воспоминания.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]- Хорошие были люди, тогда жилось лучше, чем сейчас - заключила она.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]А когда прощались, мне показалось, что эти люди еще встре­тятся.  [/font-family]«Как приятно слышать такие добрые слова Юрию Александро­вичу о своих предках - подумал я - как приятно слышать эти доб­рые слова даже мне, человеку постороннему, а приятно слышать потому, что эти слова сказаны о благородных людях - русских дворянах».

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Мы вернулись к автомобилям, и наших гостей повезли любовать­ся необычайно красивым берегом Днепра. Когда гости вернулись, солнце уже почти село.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Затем Иван Данилович повел нас в двухэтажное здание, где раньше, при Советской власти, был зал заседании сельсовета. Мы поднялись на второй этаж и - каково же было наше удивление, когда, войдя в этот бывший зал заседаний, мы увидели, что в нем идет служба Божья. Горело несколько свечей перед немногими ико­нами, расположенными в разных местах зала. Молодой стройный священник правил службу. Рядом с ним, не очень уверенно пели две женщины, а у входа в зал молилось несколько немолодых людей. Пахло ладаном, приятный чистый голос священника приковывал вни­мание. Мы поставили свечки, помолились, пожертвовали какую-то сумму на храм и вышли на улицу.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Я [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]подумал: "Как сильна у людей тяга к Богу, что [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]в [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]тех же стенах, где когда-то хулилось все дореволюционное прошлое нашего народа, сейчас создан импровизированный храм, где можно излить свои религиозные чувства!"[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Когда мы вышли, Иван Данилович сказал, что в этом зале будут проходить богослужения, пока не построят [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]новый [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]храм.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Затем, нас повезли на другую улицу к дому дедушки Юрия Александровича. Дом стоял у самого обрыва к Днепру. Чувствоваласьглубина обрыва, из него тянуло прохладной сыростью. Дом отличался более сложной архитектурой, был еще крепок, хотя ему около 200 лет. Теперь в нем помещался какой-то склад.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Иностранцы были тронуты радушным приемом, а к концу вечера наш, все время молчавший гость из Парижа уже говорил по-русски "Большое спасибо", озаряясь при этом доброй, почти детской улыбкой.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Разъехались рано - еще не было 8 часов, с чувством чего-то очень приятного, что произошло в нашей жизни.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]А на следующий день был "прощальный обед", на котором присут­ствовали гости и руководство Дворянского Собрания. Состоялся откровенный обмен мнениями по поводу актуальных проблем Дворян­ского движения в России и на Украине. [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]И [/font-family][font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]я подумал:"   [/font-family]Как много между нами общего. Ведь мы свои люди, люди одной культуры, одной веры, одного миропонимания, одной идеологии. Нам обязательно нужно дружить и сотрудничать!" Мы расстались, растроганные. У нас возникли друг к другу искренние и тёплые чувства.

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]В Херсоне до революции была Эрдельевская улица. После рево­люции ее переименовали в Комсомольскую. Теперь обещают вернуть этой улице ее прежнее название. Об этом было недавно сообщено в местной газета, правда, еще до приезда в Херсон потомка херсонс­кого губернатора.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Всё описанное здесь может показаться вымыслом. Однако, все [/font-family] здесь [font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]сущая правда. Это почти стенографический отчет.[/font-family]















[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Вице-предводите[/font-family]ль

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]Х.Г.Д.С.[/font-family]

[font-family= Verdana; mso-ansi-font-size: 12.0pt; mso-bidi-font-size: 12.0pt;]/Иванов И.М./[/font-family]



© 2009 Stihiya.org. Все права защищены.
Современный литературный портал для читателей, писателей и критиков.
 
{TNX2}
{TL}