Логин:
Пароль:
 
 
 
Местечко Париж
Вещий Олег
 


Путевые заметки непутевого человека


Так получилось, что поездка во Францию стала для меня и первой заграничной вылазкой вообще. Сбылась мечта идиота – вырваться из цепких объятий Родины и попытаться положить мир у своих ног. Поначалу я планировал ворваться в Европу через Германию. Но фашисты, заподозрив диверсию («Русские идут!») отказали мне в визе. И тогда я решил порадовать своим приездом француженок:-)
Пожалуй, ни один город в мире не имеет для сердца русского такого притяжения, как столица Франции – у нас даже говорят: «Увидеть Париж и умереть». Умирать я пока не собираюсь, лучше попробую описать свои впечатления от встречи с городом – мечтой.


Реальность всегда представляется нам бледнее и прозаичнее наших ожиданий. Первое потрясение от знакомства с Парижем я испытал еще в самолете. У нас почему то француженки считаются эталоном женской красоты, но то, что я увидел в небе (а потом, кстати, и на земле) в пух и прах развеяло этот миф.
По салону лайнера, натужно улыбаясь и вызывая тошноту у пассажиров ползали какие-то кособокие старушки, одна из которых, вдобавок ко всему, умудрилась пролить на меня горячий кофе. «Что за черт!» - думал я, посыпая штаны солью. «Стюардессы первые, кого встречает турист, въезжая в страну. Они – как визитные карточки государства – должны быть безупречны. Скорее всего, это какое-то недоразумение, досадная, так сказать, оплошность…»
Но за все то время, что я находился в Париже, мне так и не удалось обнаружить, при всем желании, ни одного, по настоящему красивого бледного лица. (Чего не скажу о мулатках. Их здесь до неприличия много и на любой вкус.)
Справедливости ради надо отметить, что недостаток красивости у француженок с лихвой компенсируется наличием особенного шарма, уравнивающего их шансы с русскими надменницами. Лопочут себе мило на таком ласковом, подобном журчащему ручью, наречии. Нет, воистину, язык французский был создан для любви!


Русских в Париже немало, и к русским здесь всегда относились очень хорошо. Вначале из за страха, когда в славном 1814 году наши казаки гоняли бедных, нерасторопных парижан окриками «быстро!» (В память о тех временах осталась сеть забегаловок «Бистро») Затем из за уважения к высокому интеллектуальному уровню наших соотечественников. (В Париже взяла в привычку селиться обиженная на русский народ русская интеллигенция.) Сегодня нищая и обесчещенная Россия ходит по миру с протянутой рукой, обивая пороги, в том числе и высокомерного французского дома. Эх, Родина... Нам нечего брать у тех, кто беднее нас!
Теперь из «наших» здесь в основном – проворовавшиеся мэры и бизнесмены. Французы их недолюбливают, но терпят. Они хорошо платят.
Был я в гостях у одного такого «нового русского». Огромные апартаменты в центре города, с великолепным видом на Елисейские поля. Роскошная коллекция антиквариата. Повсюду хрусталь, янтарь и позолота. У моей французской знакомой от такого великолепия глаза на лоб полезли: «Ничего себе, русские устроились!» А хозяин, по еврейскому своему обыкновению, жалуется: дескать, в Париже деньги летят так, что не успеваешь их печатать. Мудак. Лучше бы отдал их мне, я бы нашел им более достойное применение.


Какой русский не любит парижских кабаре? Вот и я сразу же по приезде отправился в один из самых привлекательных стрип-клубов Франции - «Крейзи хорс» («Сумасшедшие кобылки») Но лучше бы не ходил – разболелось сердце. Видеть в двух шагах от себя разгоряченных, обнаженных танцовщиц и не иметь возможности оседлать их – хуже пытки не придумаешь! Вообще первое время я носился по Парижу с глазами, буквально залитыми желанием и француженки, никогда не видавшие ничего подобного, нехотя шарахались от меня в стороны:-)
В Париже есть улица, как магнит притягивающая к себе озабоченных туристов, давно ставшая притчей во языцех – потаскушка Пляс Пигаль. На ней сосредоточено огромное количество всевозможных секс-шопов, стрип-баров и всего того, что так бодрит нашего брата. Через какое-то время я уже вышагивал по ее плоскому, как живот, тротуару. Вот он – "сладкий" оскал капитализма. Все как в кино, даже хуже. Проститутки подмигивали мне языками, приглашая купить их тело. И в конце концов... (самоцензура) Я просто помахал им ручкой, что бы больше уже никогда в эту клоаку не возвращатьсяJ


Французы, конечно, пройдохи. Напридумывали всяких сказок про французскую галантность, ножки и любовь. Все для привлечения дурака-туриста. Но мы то знаем – галантность у них все больше по галантереям расфасована, если и есть ножки, то только русские (в Париже очень много наших соотечественниц) а любовь там больше не живет. Да и откуда ей взяться у таких скупердяев? Скучно жить в Париже, господа.


Конечно первое, что здесь бросается в глаза – это улыбки. Улыбаются все: официант в кафе, забывший о твоем приходе на полчаса, работодатель, отказавший в работе. Поначалу нравилось, думалось: как, однако, хорошо здесь работают дантисты. Потом стало раздражать. Ведь это все искусственное, ненастоящее. Запад лицемерен. В лучшем случае ему на тебя наплевать, ты ему безразличен, в худшем же – он тебя ненавидит, и чем больше улыбается, тем больше ненавидит. Как то одна дамочка, оскалившись (но лучше бы она этого не делала!) спросила у меня: «Почему ты так редко улыбаешься?» Да потому что я делаю это, когда захочу, а не когда надо! Русские скупы на улыбку (суровый полит-экономический климат) зато уж если улыбнутся… Вообще, при всей своей кажущейся общительности , люди во Франции наглухо застегнуты в футлярчики собственного индивидуализма и не расстаются с ними, даже если это мешает ходьбе. Здесь все регламентировано: улыбки, звонки, эмоции, и ничего не делается просто так. Здесь любят поразглагольствовать о Боге, но вряд ли вы сыщите больших материалистов. Иногда мне кажется, что и благотворительностью здесь занимаются лишь постольку, поскольку научились стричь с этого деньги.
Нет, не такой я представлял себе Францию по книжкам, читанным в детстве. Тамошние мужики обабились, а бабы наглухо отравлены ядом феминизма. Расчет-иуда с молчаливого согласия французов надругался над невинной романтикой. А боевой, задиристый петух – символ некогда великой нации – был, наверное, съеден самими французами во время наполеоновского бегства из России.

Не перестаю удивляться местным побирушкам. Как правило – это молодые оболтусы 20-25 лет от роду, не имеющие видимых глазу физических увечий, но где то потерявшие свою совесть. Понимаю, всякое в жизни случается. Наши старики разбили фашизм и подняли страну из разрухи, что бы на склоне лет рыться по помойкам. Но вы же не в России. Руки ноги целы. Голова тоже вроде бы на месте. Что вам мешает работать? У нас при Петре 1 таких раскладывали на топчане и долго били батогами, выбивая дурь. Кстати о дураках. Их здесь, пожалуй, не меньше чем в России. (Правда, у нас опасней) Одни при встрече презрительно кривят рот, узнав, что вы не говорите по французски (им, видите ли, «аглицкий» не нравится) другие наловчились исполнять стриптиз прямо в подземках метро. А что, в свободном демократическом обществе каждый имеет право на самовыражение!


Французы редко когда приглашают в гости (из соображений экономии) и очень удивляются русскому гостеприимству. Они никак не могут взять в толк, как это можно поить, кормить и веселить гостей без всякой на то для себя выгоды. И уж, конечно, такие застолья, как у нас, здесь не приняты. Дружеские посиделки у них почему то именуются party, хотя правильней было бы назвать – «голодовка». На столах обычно шаром покати. Плеснут какой-нибудь отравы на дно бокала да насыплют комбикорма в миски. Гуляй, рванина!
Зато все иностранцы валом валят на русские вечеринки. Говорят: нравится им наша кухня. Еще бы! На халяву, как известно, и уксус сладкий.


Знавал я одного француза, который вообще тусовался исключительно с русскими. Ни слова не понимая по нашему, он, тем не менее, стойко напивался вместе со всеми, вызывая радостное одобрение окружающих.
Однажды Пьер (а именно так звали всеобщего любимца) вознамерился угостить меня выпивкой. Приехали в ночной клуб, а там – open bar (все напитки до определенного часа – бесплатно). Я сообщил об этом своему французскому знакомому, но он то ли не понял, то ли не расслышал. Заказал себе пива. Я же взял водки. Сидим – общаемся. Через какое то время чувствую – надо промочить горло. Прошу у бармена второй стаканчик. Потом еще. Смотрю: француз мой загрустил, совсем перестал разговаривать. После очередной порции на пальцах мне показывает – четыре. Считает, значит. А я не могу понять, в чем дело. Насилу уговорил его взять второе пиво. После пятой он судорожно схватился за голову. От шестой его начало трясти, на глаза навернулись слезы. Когда я опрокидывал седьмую, он был почти в предынфарктном состоянии. Хорошенько набравшись, я решил пойти проветриться. Француз же с обреченным видом полез за кошельком. Надо было видеть лицо этого благодетеля, когда его попросили спрятать деньги обратно! Как проклинал он собственную бестолковость! Как желал наверстать упущенное и как, наконец, сокрушался по поводу кончины бесплатного дринка.


Странно одеваются в Париже. Кто во что горазд, но все без вкуса. А еще столицей моды называются! Может быть потому, что город чересчур уж интернациональный. Негр на негре сидит и арабом погоняет. Нахальные они. Понадоставали из сундучков своих черных бабушек разного тряпья и вырядились, как пугала огородные. Педерасты, опять таки не дремлют – двигают свои идеи в массы. Брючки там всякие в обсос, соски пробитые. А народу только покажи, доведет все до такого абсурда, что тошно становится. Видел тут недавно одного пришибленного, даже рот раскрыл от удивления. До такого, конечно, стоило додуматься. На тщедушном теле - бесформенная футболка с короткими рукавами, из под которой торчит-кричит дырявая рубашка на выпуск. На шее – ярко желтый галстук (за который я бы его с удовольствием повесил). Голова в панаме, на ногах – армейские говнодавы невообразимых размеров. Чудо-юдо-рыба-кит какой-то.


Мне кажется, лет через 15-20 вы Париж не узнаете. Французы реально рискуют потерять свою столицу. Уже сейчас половину населения города составляют выходцы с Черного континента, и число их продолжает неуклонно расти. В отличии от обленившихся французов приезжие демонстрируют прямо таки патологическую любовь к спариванию и плодятся с невероятной быстротой - как кролики!
Но это еще полбеды! Понятно, что при такой интенсивной половой жизни у афро-арабов не остается ни сил, ни желания заниматься какой бы то ни было трудовой деятельностью (они ею и не занимаются). Система социального обеспечения во Франции устроена таким образом, что государство гарантирует солидную материальную помощь многодетным семьям тунеядцев. За счет своих трудяг, конечно. А надо бы так: кто не работает – тот не ест! (Но на Западе не очень правильно понимают права человека и демократические свободы). Не менее наболевшей проблемой парижан является уличная преступность. В этом чудесном городе есть районы, куда по ночам лучше не соваться. На моих глазах банда арабских подростков в считанные секунды «зачистила» припозднившегося европейца. Даже как зовут бедолагу, не поинтересовались. Рыщут стаями, шакалы, терроризируют население. Где деньги поклянчат, где сумочку у женщины вырвут. Сами трусливые. Чуть что не так, сразу на жопу садятся. Не привыкли к жесткому отпору. Француз ведь как – ему в лицо плюнут, а он еще извинится, за то, что побеспокоил. Страшно боится обвинения в расизме.


Что ж, если французам так нравится – силь ву пле! А мне пора прощаться… До свидания, Париж! Знаю – буду скучать по твоим музейным улочкам и уютным барам-ресторанам, по загадкам Булонского леса и книжным лавочкам на Сене, по красивой сказке, именуемой «Париж», которую даже сами французы не смогли разрушить. А может быть вспомню о грустной ностальгии, мною здесь испытанной, по России идеальной (которая, конечно, таковой не является). Но нигде мы не любим мать нашу – Родину так, как за ее пределами….

Вещий Олег 2000 г

© Copyright: Вещий Олег
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Очерк
Количество отзывов: 3
Количество просмотров: 866
Дата публикации: 05.08.09 в 22:15
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Отзыв на произведение: Местечко Париж


Великолепный очерк, Олег! Про жлобство французское я тоже много слыхал. Недавно у нас, в Севастополе, была дочка Ле-Пена. Видел бы ты, как она растрогалась, когда я сказал, что я - поклонник ее отца и попросил передать ему мои поздравления с днем рождения. Она, как раз, уезжала домой накануне этой даты.Там тоже есть умные люди, почти такие же, как мы с тобой. Но - мало!

Александр Некаинов    Добавлено 18.11.2013 в 20:28


Жан-Мари Ле Пен сегодня, так же как и Жанна Д Арк 600 лет назад, пытается спасти Францию. Получится ли у нее? Не знаю... Французы, похоже, и не думают спасаться...

Вещий Олег    Добавлено 08.12.2013 в 19:01
 
   
   
© 2009-2014 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Создание сайта FaustDesign
Rambler's Top100