Логин:
Пароль:
 
 
 
"Операция "Хаос" гл.20
Юрий Герман
 
НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА

От всепроникающей, въедливой пыли, нестерпимо резало в глазах. Повидавший всякого на своем долгом веку джип, упорно преодолевая километры бескрайнего бездорожья, увозил наших героев в глубь континента, на встречу новым приключениям. За очередным поворотом перед беглецами открылся необычайно живописный вид. В ложбине расположилось мелководное соленое озеро, на берегах которого нашли пристанище бесчисленное количество знаменитых розовых Фламинго. Красноватые клювы – бумеранги, довольно ловко находили пропитание в, казалось бы, безжизненном водоеме. Уникальное зрелище захватывало непривычной для европейцев многогранной первозданностью. Выстроившись извилистыми колоннами, не сбиваясь и не нарушая рядность строя, птицы грациозно перемещались по воде, температура которой достигала не менее шестидесяти градусов по Цельсию. В насыщенных сероводородом и солью озерах, образовавшихся природным путем на поверхности земли, нежные Фламинго способны находиться продолжительное время. Их крючковатые клювы без устали процеживали воду в поисках микроорганизмов. Поверхность прибрежной полосы устилали искристо белые соляные отложения, переливаясь в ярких лучах солнца. Удивительно, но даже в такой агрессивной среде бурлила вездесущая жизнь.
- Смотри, какие красавцы, - Любомир рукой указал на возвышавшиеся над саванной необычные деревья, - это африканские баобабы. Их чрезмерно раздутые стволы были увенчаны короткими и корявыми кронами. Согласно легенде бушменов, дух зла – гиена, нарочно посадила первый баобаб «вверх ногами». Поэтому он и выглядит так странно: словно растет кверху корнями. Это дерево являет собой настоящий резервуар с водой, способный вмещать ее до ста с лишним тысяч литров. Его древесина обильно пропитана водой. И это знают даже слоны. В жаркий период, гонимые зноем, они атакуют эти удивительные деревья, бивнями отламывая огромные щепы, и утолят жажду. Известен случай, когда в одной деревне баобаб служил настоящей «крытой автобусной остановкой». В нее помещалось до тридцати человек!..
Через пару часов перед путешественниками предстало еще одно зеро, на этот раз пресноводное, на берегу которого расположилась многочисленная группа бегемотов. Эти мощные животные, на маленьких тумбообразных ножках, не имеют врагов ни на суше, ни на воде. Они весьма агрессивны и готовы в любой момент напасть на человека. Природа наделила этих тяжеловесов острыми клыками, длиной с человеческое предплечье, и уникальной способностью легко передвигаться под водой. На суше неуклюжие с виду животные могут развивать приличную скорость, достигающую пятидесяти километров в час. У самой воды росли молодые побеги камыша, сочная зелень которых манила к себе травоядную живность. Несколько взрослых бабуинов с опаской пробирались сквозь камыш к воде. Высоко в небе кружил благородный орлан, зорко высматривающий добычу.
- Предположить даже не мог, что вот так, запросто, придется путешествовать по Африке! - воскликнул восхищенно Данила.
- Признаться, - вздохнул Любомир, - я бы и сам никому не поверил, скажи мне подобное. Жаль только, что мы не сможем около этого озера отдохнуть.
- Это почему? – удивился Данила, - покупаться, да и вещи постирать, нам бы не помешало.
- Идея, конечно, хороша, но лучше ее оставить, - скептически заметил товарищ.- Помнишь, как в детстве: «Не ходите дети, в Африку гулять»... Я знаю одно, если за нами бегемот погонится, то от него вряд ли придется убежать, на этот раз. Нет, - заключил он, - рисковать не стоит. Тем более, кто знает, может там, - кивком головы указал на озеро, - затаились крокодилы. А эти, должен тебе сказать, куда похлещи шакалов будут. Тут не только нос и уши, тут и целиком заглотнуть могут.
Напоминание о шакалах, сне, связанном сними, последующим пленом, убедило Данилу согласиться с озвученными доводами.
- Думаю, - подвел итог дядя Витя, - лучше ехать дальше. Ненавижу, ни собак, ни крокодилов.
Условная дорога, в условиях полного бездорожья, петляя то вверх, то вниз, огибала огромные валуны, разбросанные неизвестным великаном. Очень пригодились канистры с топливом, запасенные предусмотрительными пиратами, позволившие покрыть немалое расстояние. Сбиваясь с дороги, кружа и снова возвращаясь на намеченный путь, беглецы неумолимо приближались к оживленным районам, не теряя надежды уйти от преследователей. Ближе к ночи выехали на приличную дорогу, которая свидетельствовала о приближении цивилизации. Ночевать остановились на открытой местности, решив не разводить костер. Запах мазута вперемешку с бензином, исходивший от машины, служил незримой преградой для диких зверей. После захода солнца большинство обитателей саваны покинули свои убежища, оповестив об этом всю округу своими пронзительными криками. Ночная прохлада, резонирующая с дневной жарой, окутала желтую землю Африки. Никакие истории про шакалов уже не действовали на крепко спящих странников.
С восходом солнца экипаж вездехода продолжил путь и уже через пару часов оказался в предместьях крупного города Абиджан, географически расположенного в республике Кот-д’Ивуар. Это открытие было сделано благодаря дорожному указателю.
- Получается, что границу мы пересекли удачно и, можно сказать, не совсем законно, - напрягая память о школьных уроках географии, констатировал Любомир. – Ведь еще вчера мы находились в соседней стране. Молодец Рауда! Да и мы оказались не промах, раз сумели все-таки разобраться в ее путеводителе. Не ошибусь, если скажу, что это бывшая колония Франции. Значит, судя по надписям на дорожных указателях, разговаривают здесь на французском языке, ну и, конечно, на местных диалектах. Таким образом, можно смело развивать мысль дальше и заключить, что в денежном ходу здесь местные франки, которых у нас нет и никогда не было. А если еще обратить внимание на плантации кофе, ананасов и хлопка, которые мы только что проезжали, обилие пальм и банановых деревьев, то можно уверено заявить, что перечисленные виды товаров являются здесь главным источником экспортных доходов.
- Ты прямо как Шерлок Холмс излагаешь! – заметил товарищу Данила, - только мне не понятно, кто у них пальмы эти покупает?
- Не пальмы, а пальмовое масло, двоечник.
- Да ладно тебе – хвастун. Хорошо, когда все знаешь. Только всего знать невозможно.
- Наблюдательность – залог нашего спасения. Необходимо как можно больше анализировать. Только так можно целыми и невредимыми выпутаться из этой истории.
- Я вам так пацаны скажу, - убедительно подытожил дядя Витя, - безо всякого анализа. Без документов попадаться на глаза полиции категорически нельзя - заметут.
- А может, - начал было Любомир, - обратимся к местным властям с просьбой о помощи?.
Дядя Витя аж подпрыгнул на месте от этих слов.
- Ты чего это придумал. Какая власть? Во-первых – незаконное пересечение границы, а это прямой путь в камеру. Во-вторых – мы белые. А знаешь, что с белыми в местных тюрьмах делают? В-третьих – отсутствие документов. В-четвертых – вспомни ждущую на причале в Танжере полицию. Тем более, законы тут, наверняка, действуют точно так же как и у нас в стране. А значит – они совсем не действуют. И доказывай потом, что ты не верблюд среднеазиатский.
- Пожалуй, вы правы, - печально вздохнув, согласился Любомир.
- Значит так, - аккуратно извлек на всеобщее обозрение импровизированную карту Данила, - видите, здесь указан конечный адрес, куда нам нужно добраться. Так как далее этого населенного пункта дорога не отмечена, значит, нам предстоит именно здесь начать поиски вот этой улицы, - он пальцем ткнул в листок бумаги, передав ее Любомиру, - вот, посмотри сам.
- Да, так оно и есть, - внимательно разглядев надписи, подтвердил выдвинутую версию товарищ.
-– Эта машина теперь нам не помощница. Разве что довезет до первого полицейского, - выразил собственное убеждение дядя Витя. - Предлагаю, в целях конспирации, дальше передвигаться поэтапным пешим строем.
- Яволь, гер команданте, - шутливо вытянулись по стойке смирно ребята. –
- Вольно, - с придирчиво серьезным взглядом войскового старшины, скомандовал ветеран и, улыбнувшись, добавил. - Смотрю я на вас тимуровцы и диву даюсь: языки иностранные знаете, умные, спортсмены, комсомольцы, можно сказать настоящие бойскауты… сколько же в вас криминального таланта зарыто?
- Дядя Витя, - обратился Данила, - а почему поэтапным строем передвигаться нужно?
- Ну, а чего? Этапный вариант вполне привычный и, главное, проверенный, для нас, славян, способ…
Джип, в целях конспирации, отогнали подальше от дороги в густые заросли, закидав ее опавшей листвой и сухими ветками. Стараясь не привлекать постороннего внимания, компания, как ни в чем не бывало, отправилась вперед, к просыпающемуся вдали городу.
Как это водится в населенных пунктах, в независимости от размеров и количества населения, все дороги обязательно ведут в центральную часть, где традиционно располагается сердце общественной жизни – базар. Данный случай был тому лишним подтверждением. Рынок гудел как улей, который если и не видно, то всегда слышно, издалека. Национальная одежда в Африке является повседневной, в ней ходит явное большинство. Женщины грациозно носят на голове тазы со всякой всячиной. Ремесленники торгуют изделиями из кожи, резными украшениями по дереву, всякими побрякушками и национальной вышивкой. Базар, это место встреч, где можно обменяться информацией, узнать последние новости, обсудить политические события. В условиях малонаселенности огромных территорий, многие люди приходят сюда из близких и далеких поселений не только с целью продать или купить. Они движимы возможностью пообщаться с знакомыми и дальними родственниками, побыть среди людей. Нужно отметить, что африканские базары не менее ярче и экзотичнее восточных, хотя, возможно, такое мнение вполне субъективно. Их аура насыщена терпкими ароматами спелых плодов и всевозможных специй.
- Смотрите, - Любомир остановился напротив прилавка с бананами, - такие сорта у нас не продают.
- А что, - поинтересовался Данила, - существует много сортов?
- Около двухсот. Так называемые фруктовые, или сладкие, идут в пищу свежими. Еще их сушат и перетирают в порошок. Есть и «мучные» бананы, содержащие много крахмала. Эти едят варенными. А из технических бананов изготовляют корабельные снасти и ткани, которые практически не поддаются гниению. Торговля бананами выгодна, хоть они очень чувствительны к перевозке на далекие расстояния. Поэтому их собирают недозрелыми и перевозят на специальных судах, в трюмах которых постоянно поддерживают температуру 12-14 градусов Цельсия и относительную влажность 80-90 процентов. Однако все затраты окупаются с лихвой. Объем перевозок бананов уступает лишь объемам перевозок пшеницы, кукурузы и сахара.
- Вот тебе и бананы, - усмехнулся дядя Витя, - наверняка наши коммерсанты завозят исключительно технические сорта.
Помимо фрукты и овощей можно было купить живых червей, копченых обезьян, сушеную рыбу, вокруг которой, правда, летают здоровенные мухи. И все это на фоне грязи и отходов, которые невозможно обойти. Живущие в жарких климатических условиях люди повсеместно употребляют в еду острую пищу, которая, кроме всего прочего, предотвращает развитие желудочно-кишечных заболеваний. Многолюдье в сочетании с громкоголосыми выкриками и перепалками торговцев, ревом скотины, создает впечатление царящего беспорядка. И только через некоторое время начинаешь понимать, что пред тобой единый, отлаженный механизм, живущий по давно устоявшимся традициям.
У основной части местного населения рацион питания скудный: каша фуфу из маниока, от которой у тощих детей пухнут животы, авокадо, хлеб из муки маниока. Маниока – основная пища бедняков. Он похож на картофелину, имеющую форму длинного корня. Сырые корни ядовиты. В плохо обработанных остается цианид, что является причиной неизлечимых параличей у детей. Хлеба едят очень много, а мясо – редко: это недоступный продукт. Большая часть населения питается один раз в день.
Трое украинских «туристов» растворились в людской массе, стараясь держаться подальше от людей в полицейской форме. Дядя Витя с профессиональной точки зрения наблюдал за людской суетой. Любомир, с не меньшим интересом, рассматривал вырезанного из красного дерева слона, любуясь точности переданной мастером формы животного. Торговец, увидев потенциального покупателя, громогласно, жестикулируя руками, принялся уговаривать приобрести редчайшую музейную редкость. У него под прилавком находилось еще с десяток таких же статуэток, сделанных накануне.
Неожиданно дядя Витя застыл на месте как вкопанный, не сводя глаз с ряда объявлений, наклеенных неровно на белой стене. На них красовались лица его друзей с перечеркнутой наискось надписью.
- Данила, - негромко окликнул парня дядя Витя, - а ну прочитай, чего там написано.
- Где? - вопрос на полуслове оборвался.
Ребята остановись как вкопанные.
- «Разыскиваются особо опасные преступники», - буквально по слогам прочитал Данила.
- Ну, вообще ничего смотритесь, - заметил старый вор, вглядываясь в черно-белые фотографии, - вполне похожи. Вполне.
- А вашей фотографии, наверное, достать не смогли, - нашел в себе силы пошутить Данила.
- Да брось. Мои фотографии по всему бывшему Союзу тиражировали. Причем, не один раз. Слава была – будь здоров! Как у народного артиста.
- Что дальше делать будем? – задумчиво произнес Данила.
- Должен сказать, вполне нормальная история, - вполне спокойно заметил дядя Витя. – А что же вы хотели, - спокойно ответил он на удивленные взгляды парней, - чтобы вас в книгу почетных посетителей города занесли?
- Да нет, - растерялся Любомир, - но все-таки…
- Ладно, - неожиданно серьезным голосом заговорил дядя Витя, - хватит стоять здесь, как три тополя на Плющихе. Вон, уже граждане на нас внимание обращать начали. Давайте линять в сторону.
Зайдя за невысокое строение, троица беглецов устроила экстренный совет. Слово, как и положено по старшинству, взял дядя Витя.
- Еще раз говорю, нормальная, вполне, ситуация. Не вижу причин для паники. Давайте поступим следующим образом. Ищут двоих. Значит, нужно разделиться, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Данила! - обратился он к парню. - Ты пойдешь по указанному адресу сам, а мы, с Любомиром, двинем туда вдвоем. Мой возраст собьет полицию с толку. Так будет безопасней. Адрес Любомир запомнил, так что встретимся на месте. Главное, не попасть в новые неприятности. Все, - сказал он, как отрезал, - расходимся.
Пожав руки и пожелав удачи, троица проворно нырнула в плотную толпу, бесследно растворившись в ней, словно в мутной и бурной реке.
Всматриваясь в лица беспорядочно снующих людей, Данила прислушивался к собственной интуиции, в надежде на ее подсказку. Ему нужно было безошибочно определить того человека, у которого можно было узнать нужный адрес, не вызвав при этом лишних подозрений. Оказавшись около крайних рядов, расположенных в конце базара, Данила обратил внимание на добродушное лицо человека торговавшего тканью. Направившись в его сторону, парень вдруг остолбенел на месте. На него прямо в упор смотрел очень неприятный, пристальный взгляд. Воспоминания моментально вернули парня на злополучную яхту, отчего кровь в жилах похолодела. Сомнений быть не могло, это был Бешенный. Данила интуитивно попятился назад, неожиданно остановившись. Его спина уткнулась в острый предмет.
- Стоять, - раздался сзади скрипучий голос. - Не дергайся, -  зашипел на ухо держащий нож человек, - а то умрешь на месте! Где твои дружки?  
Это был один из пиратов, заснувших в саванне. «Все, это конец. Никакой надежды на спасение»: промелькнуло в голове Данилы, обессилено опустившего руки.
- Не знаю, - еле выдавил он из себя, - мы потеряли друг друга сегодня утром, - соврал парень первое, что пришло на ум.
Вокруг него сомкнулось кольцо, состоящее из сильных и опасных врагов, которых он не мог одолеть в одиночку. Непостижимым образом бандитам удалось настигнуть сбежавших пленников. Для них это была лишь обыденная, увлекательная охота за человеческими жизнями. Он не мог знать, что посланный им на встречу Бешеный, наткнулся по дороге на утративших джип пиратов, после чего погоня закипела с новой силой.
Неожиданно из общего шума окружающей толпы стал нарастать рокот приближающегося мотоцикла, обративший на себя всеобщее внимание. Старенький с виду агрегат имел спортивные формы, на большого диаметра тонких колесах. Фару обволакивал эффектный обтекатель с небольшим противоветровым стеклом. Из-за отсутствия глушителя в выхлопной системе мощный гул резал слух. Темнокожий седок был одет более чем скромно. Во рту дымилась огромная самокрутка. Головорезы опешили от едущего прямо на них двухколесного аппарата.
- Эй ты! Поосторожнее. Куда прешь! – только и успел прокричать один из них.
Лихой наездник не меняя направления движения, с разгона завалив набок мотоцикл, лихим разворотом врезался в круг, колесами завалил на землю стоящих к нему в пол оборота бандитов.
- Ах ты нигер недоделанный! – громко выругался Бешенный, ухватившись за ушибленную голень, - обкурился придурок.
С подобными высказываниями в африканских странах нужно быть осторожным. Не смотря на то, что прозвучавшие слова были сказаны на русском языке, одно слово все же привлекло к себе внимание толпы. Слово «нигер» неадекватно воспринимается чернокожим населением в любой точке мира. Тем более, произнесенное белым. Все вокруг вдруг замерло и тут же ожило вновь, но уже бандиты оказались в плотном окружении местных жителей.
- Эй ты, сахарок, ничего не перепутал часом, - обратился к Бешенному здоровенный негр.
- Вы чего нигеры долбанные, неприятностей захотели? – с опаской огрызнулся бандит, повторив во второй раз «волшебное» слово.
Этого было достаточно для взрыва народного негодования, способного выпустить очередного джина национальной неприязни из сдерживающей его бутылки. В один момент кольцо рассерженных такими высказываниями людей сжалось, перейдя в отчаянную драку. В создавшейся неразберихе чья-то крепкая рука сжала кисть Данилы и вырвала из толпы. Невысокий, плотного телосложения негр с бритой головой и выпуклыми белоснежными глазами увлек парня за собой. Петляя по узким, ломанным переулкам, они через десять минут оказались далеко от места инцидента. Данила ничего не мог понять, доверившись судьбе. Около небольшого скверика, в тени одинокого дерева, стояла белая легковая машина с местными номерами. Негр подтолкнул парня к машине. Перед Данилой неожиданно открылась задняя дверь, сверкая на солнце тонированными стеклами. Толчок в спину заставил его сесть на широкое сидение. В салоне, обтянутом бежевого цвета кожей, еле слышно работал кондиционер, распределяя живительные потоки прохладного воздуха по всему периметру машины.
- Не стесняйтесь, чувствуйте себя как дома.
Неожиданно прозвучавший голос сидящего рядом человека, заставил Данилу вздрогнуть. Родная речь, прозвучавшая в столь нестандартной ситуации за тысячи километров от родного дома, вместо радости вызвала неясное чувство тревоги.
– Сколько веревочке не виться, а конец, как известно, все равно будет. Не правда ли?
Данила узнал сидящего рядом мужчину. Его он видел на прогулочном судне в кампании Бешенного.
- Кстати, - Нестор Кузьмич Подхалимов немного приоткрыл окно, обращаясь к стоящему на улице негру, - а где остальные?
- Они разделились. Двоих упустил из виду. Потом завязалась драка, - скороговоркой стал пояснять тот, - вот, привел только одного.
- Ладно, - нахмурил брови Нестор Кузьмич, - скажешь Бешенному, что мы будем на квартире. Когда закончится потасовка, пусть едет туда. Все.
- Поехали, - скомандовал Подхалимов сидящему за рулем автомобиля человеку, которого Данила тоже узнал. – Вот видите, Викентий Степанович, с какими идиотами приходится работать. Этого Бешенного пора упрятать в отдаленный лагерь и поставить на нем жирную точку. Ну да ладно, - в пол оборота повернулся он к Даниле, - а как вы, молодой человек, себя чувствуете?
- Спасибо, - скромно ответил парень, - вашими молитвами.
- Рад слышать, рад. Тем более в том положении, в котором находитесь вы, с вашими друзьями, вам очень кстати мои молитвы, очень. Я вам не враг. Более того, я вам друг, если, конечно, вы готовы принять предложенную дружбу. Заметьте, пока я вам первый предлагаю свое покровительство. Если вы отвергнете мое предложение, это будет ваш выбор. Вернуться к темнокожим друзьям – пиратам, от которых вы так ловко сбежали. И поверьте, здесь, в Богом забытой стране, никто не будет вас искать. Может быть, когда-нибудь, ваши обглоданные шакалами останки найдут в саванне, списав все на несчастный случай.
- Опять шакалы? – переспросил Данила.
- Да! Шакалы! - удивленно подтвердил Нестор Кузьмич, - а что, вам не нравятся эти милые животные?
- Да нет, - успокоил собеседника парень,  - очень даже нравятся.
- Кстати, давайте познакомимся ближе. Меня зовут Нестор Кузьмич. А вас, если я не ошибаюсь, Данила?
В знак согласия молодой человек кивнул головой.
- Ответьте, Данила, вы почему-то не рады нашей встрече. Почему?
- Да, в общем, рад. Только вот не знаю, как эту радость проявлять, - Данила решил потянуть время, напряженно ища выход из сложившегося положения, - может нам, это, обняться, по-братски? Земляки, все-таки.
- Да вы, я смотрю, с юмором, молодой человек.
-  А без юмора и жить не стоит.
- Верно, – громко рассмеялся Нестор Кузьмич. – Скажите, а где ваши друзья. Одного из них, кажется, зовут красивым украинским именем – Любомир.
- Да! – подтвердил парень. - Моего товарища зовут Любомир.
- А того, который старше вас, как зовут?
- Дядя Витя.
- Дядя Витя, - снова нахмурился Подхалимов, - интересная компания у вас подобралась. А кто такой, этот ваш дядя Витя?
- Сосед.
- Сосед? Интересно. Ну, что, поедем прямо в полицию, а может пиратов подождем, или ты все мне сейчас расскажешь? Говори, чье задание вы выполняли в Италии?
Данила молчал. Он решил вести свою игру, зная, что выход из сложившейся ситуации обязательно должен быть. Должен.
- Я вам все расскажу, только не отдавайте меня к ним в руки. Я вам верю.
- Это другое дело, - хмуро улыбнулся Нестор Кузьмич, - молодец! Скажи, где сейчас находятся твои спутники, куда они ушли?
- Мы совершенно случайно потерялись. Здесь все так запутано.
- И где же вы потерялись?
- На городской окраине. Сегодня утром.
- Куда вы направлялись?
- Недалеко за Абиджаном есть небольшое селение, - соврал Данила, - нам нужно туда попасть.
- Хорошо. Вас там ждут?
- Да, - еще больше интриговал собеседника парень.
- Я так и думал. Что же, завтра поедем туда и подождем твоих товарищей на месте.
- Согласен. Только есть одно но. Я не знаю адрес и людей. Информацией владеет Любомир, - придумывал первое, что приходило на ум, Данила, - мы ведь вместе туда шли. Без меня они никуда не пойдут, будут искать, здесь, а без них мы никого не найдем.
Нестор Кузьмич скривился, будто от приступа зубной боли.
- Хорошо! Вы наверняка договорились заранее, как найти друг друга в подобной ситуации?
- Да. Мы договорились встретиться на центральном проспекте города, между десятью и одиннадцатью часами. Я туда как раз и направлялся.
Часы на панели приборов показывали половину двенадцатого. Возникла пауза, в течение которой сидящий рядом мужчина обдумывал дальнейшие действия.
- Что же, - после непродолжительного молчания, нервно покусывая губы, продолжил Подхалимов, - не будем терять время, поищем их. Прямо сейчас. Поехали, в центральную часть города, - скомандовал он Викентию Степановичу.
Автомобиль медленно двигался вдоль широкого тротуара. Центральный проспект был полон людей, которые, быстро передвигаясь в толчее, спешили по своим делам. Данила пристально всматривался в прохожих, делая при этом озабоченное лицо. Он хорошо понимал, что находившиеся в машине люди представляли реальную угрозу, от которой любыми путями нужно было избавляться. Неожиданно для себя решение было найдено.
- Остановите. Вон, смотрите, Любомир! – выкрикнул Данила, показывая в затемненное стекло пальцем.
Около киоска нетерпеливо переминался с ноги на ногу паренек, очень похожий на Любомира. Бейсболка прикрывала его лицо.
- Ну и замечательно, - констатировал Геннадий Валентинович, - наконец-то мы все сможем порадоваться долгожданной встрече. А где этот ваш дядя Витя, что-то его не видно?
- Не знаю, - сделал удивленное лицо Данила, может отошел куда.
- Викентий Степанович, - обратился к водителю Подхалимов, - притормозите, пожалуйста, вот здесь. А теперь выйдите и покрутитесь рядом, когда появиться третий, проследите за ними, а я пока вызову подмогу, самим нам не справиться.
- Понял, шеф.
Доносный кряхтя вылез из машины. Перейдя улицу, он зашел в магазин, из окон которого хорошо просматривались подходы к киоску.
Данила, набрав незаметно воздух в легкие, резко развернулся и с резким выдохом нанес локтем левой руки короткий, но точный удар, в солнечное сплетение. Не ожидавший такого выпада от безобидного молодого парня, Нестор Кузьмич начал задыхаться, хватая ртом недостающий для дыхания кислород. Воспользовавшись замешательством, Данила пулей вылетел из автомобиля и что было сил кинулся наутек.
От постоянного пребывания в стрессовой ситуации, у человека обостряются сверхъестественные возможности, помогающие выходить из крайне трудных ситуаций.
Данила быстро нашел нужный адрес, уже через час, постучав в нужную ему квартиру. Ее хозяевами оказались двое молодых людей. Раззнакомились. Одного из них, с приплюснутым носом на широком лице, звали Уали Таеб. Второго, с продолговатым лицом и очень выразительными губами - Салим Жерби. Парни обладали крепким телосложением, которое присуще африканскому народу, в силу исторически сложившихся обстоятельств. Их предки не понаслышке знали, что такое изнурительный, физический труд на плантациях. Любомир с дядей Витей уже были здесь, не на шутку переживая за своего товарища. Они крепко обнялись. Морально очень тяжело статься одному в чужой и далекой стране, без верного и надежного товарища. Данила рассказал случившуюся с ним историю, вызвав у дяди Вити бурю негодования.
- Ничего, - заключил старый вор, - мы этих фраеров всегда вокруг пальца обводили – в лагерях и тюрьмах и сейчас облапошили. Знай наших.
Африканские друзья наскоро накрыли стол, предложив украинским гостям перекусить. Незатейливая пища оказалась очень кстати. Хозяева широко улыбались, то и дело похлопывая своих сверстников по плечу.
- Нам Рауда, как сестра, - сказал Салим после того, как внимательно выслушал рассказ своих новых знакомых о выпавших на их долю приключениях, – нас попросили вам помочь, значит, у вас все будет хорошо. Мы обхитрим ваших врагов. Первым делом необходимо выбраться из города как можно подальше. У наших влиятельных друзей есть свои люди, живущие невдалеке от города Кимаси, что в области Ашанти, расположенной в республике Гана. Добравшись туда, мы сделаем все возможное, чтобы благополучно вернуть вас на родину. Будем надеяться, что Аллах не оставит нас в тяжелую минуту.
Безмятежные негритянские улыбки сидящих рядом ребят, обнадеживали своей бесхитростной простотой. В такие минуты начинаешь понимать, что простые люди, невзирая на цвет кожи, языковой барьер и разность вероисповедания, всегда способны готовы протянуть руку помощи.
Оставаться незаметными в Африке белым людям так же сложно, как укрыться от любопытных взглядов неграм в Сибири. Тем более, когда отсутствуют соответствующие документы и свободно конвертируемые денежные знаки. Контрастный цвет кожи, как лакмусовая бумага, проявляет к себе нездоровый интерес, что совершенно не входило в планы наших героев. Во избежание нежелательных встреч с местными властями было принято решение переправить беглецов на обыкновенной сельской арбе, в случае опасности пряча их под стогом соломы. Сотни таких телег ежедневно колесят по дорогам Африки, перевозя местных жителей от базара домой и обратно. Для пущей конспирации беглецов одели в длинные домотканые халаты поверх таких же рубашек, укутавших их с головы до пят. Головы прикрыли накидками, из-под которых выглядывали одни лишь глаза. В таком одеянии они полностью соответствовали местным стандартам моды, особо не выделяясь из толпы.
Уже на следующий день запряженная мулами арба была готова к путешествию. Во второй половине дня, в многокилометровом караване таких же деревенских жителей направляющихся с базара по домам, повозка с пятью успевшими сдружиться путешественниками покинула город.
Сопровождающие беглецов Уали Таеб и Салим Жерби учились в Абиджане, но родом были из Ганы. С Раудой познакомились пять лет нзад. Их отшошения переросли в крепкую дружбу, не смотря на то, что Уали и Салим были мусульмане, а девушка анимисткой. Именно Рауда, благодаря своей причастности к тайному женскому обществу, помогла ребятам с поступлением в местный институт по благотворительной программе бесплатного обучения. Отношения молодых людей были больше похожи на отношения сестры и братьев. Уали оказался весьма разговорчивым, что скрашивало путь делая его, к тому же, еще и познавательным.
- Основная магистраль, по которой движутся все машины, - рассказывал он, - делает дугу, увеличивая дорогу в два раза. Мы же направимся напрямик, чтобы по возможности избежать нежелательных встреч с полицией и сократить время в пути. Путь вас ищут там, где вас нет, - смеялся темнокожий парень. - Если все будет хорошо, и мы незамеченными перейдем границу, то считайте полдела сделано. По крайней мере, там уже будет другая республика. Кимаси большой город. Там вам помогут с документами. Я так понимаю, что связываться с Украинским представительством чревато плохими последствиями?
- Судя по вчерашней встрече в Абиджане, да!
Подтвердил Данила.
- А полиция у вас как?
- Что как?
- Ну, как относиться к людям. Выглядят они, на первый взгляд, довольно представительно, в своих бежевых шведках и болотного цвета брюках с белыми ремнями. Оружие имеют хоть и не новое, но автоматическое. Лихие береты на головах – орлы, одним словом.
- К этим орлам в когти лучше не попадать. Мне кажется, у них одна забота, содрать с кого угодно хоть парочку сотен «цафов».
- Каких еще «цафов»?
- Да это самые обыкновенные франки, выпускаемые Центрально-Африканским банком. Их так на местном диалекте называют. Двести пятьдесят франков равны одному американскому доллару.
- Понятно. Фух! Что-то жарковато становиться – дышать нечем.
- А мы сейчас с проселочной дороги свернем и отдохнем, - смилостивился Салим.
Вдоль обочины сплошною стеной росли непроглядные заросли, в которые без помощи мачете не сунешься. Нужно было найти подходящее место для привала. Через полчаса арба остановилась в тени огромного дерева, отъехав по уходившей в сторону тропинке как можно дальше от проселочной дороги.
– Все, приехали, - широко улыбнулся Уали, - вылезайте.
Разомлевшие на солнце беглецы с удовольствием опустились на землю. Дядя Витя крепился изо всех сил, с трудом перенося подобное путешествие.
- А Гана большая страна? – с интересом спросил Любомир.
- Немаленькая. Что-то около семнадцати с половиной миллионов населения, – с удовольствием продолжил разговор о своей родине Уали. – Столица Аккра. В ней проживает около миллиона горожан. Плотность населения составляет семьдесят пять человек на квадратный километр. В основном преобладает сельское население. Общаются все, как правило, на английском. В плане вероисповедания преобладает племенная религия. На втором месте идут мусульмане, а затем христиане. Каждый четвертый безграмотный. На экспорт идут кокосы, золото, алмазы, древесина, металлы и тунец. Одним словом сырье.
- Точно как у нас, - не удержался от реплики Данила.
- Несмотря на природные богатства, в Африке голодает более сорока миллионов человек. Здесь, как нигде, люди понимают, что величие богатых создается исключительно бедными, за что первые их так ненавидят. Но надежду на торжество справедливости не теряют.
- Прямо как Шолом-Алейхемовский закон оптимизма: «Чем больше нищеты, тем больше надежд», – остроумный Любомир моментально вставил в разговор высказывание известного деятеля культуры. - А какова история этого края?
Тут уже не удержался Салим, решив блеснуть перед новыми знакомыми своими знаниями.
- Очень давно в этих местах располагалась империя Мали и Ганы, которая существовала на протяжении многих столетий. Процветала она благодаря сельскому хозяйству, а славилась добычей золота. Потом была колонизация. С 1957 года Гана стала бороться за независимость, которую получила в 1960 году. Первый президент республики Хвам Нрума не смог создать национальное экономическое процветание, за что и был свергнут в 1966, в результате военного переворота. С того периода возникло множество вооруженных групп, которых не покидает желание постоянно менять власть. Это как бесконечная игра, в которой разменной монетой являются судьбы простых людей.
- Выходит, свободой нужно уметь пользоваться, – заключил Любомир.
- Выходит так. У нас сплошная бедность, хотя народ трудолюбивый. Социальная защищенность минимальна и держится за счет благотворительных и религиозных миссий. Африканский континент привлекает туристов, за счет которых мы стараемся выжить. Природные ресурсы находятся в руках людей, которыми управляют консультанты с запада. Все это имеет место от большого зла и необоснованного желания обладать сверхмерным богатством.
- Зло совершают трусы от собственной слабости. Сильные люди, в большинстве своем, добрые и всегда стоят выше мести потому, что отмщать тем, кто заблуждается, равносильно наказанию беспомощного ребенка. Сколько существует мусульманская вера – лет шестьсот? Кстати, а мусульманские корни здешнего населения, откуда появились?
- Ближе к средине континента, по соседству, издревле располагалась мусульманская империя, существовавшая много веков. Ее власть передавалась по наследству, от отца к сыну. Мусульмане создавали свою империю с помощью джихада, так называемой священной войны, направленной против противников истинной веры. В средние века Европа значительно отставала от Мусульманского мира в научном и экономическом развитии. Взять уникальную технологию изготовления дамасской стали, передовую астрологию, математику, философию и многое другое. Потом начались крестовые походы, войны, смертоубийства. Люди переезжали с места на место. Селились в более спокойных местах, но межрелигиозная неприязнь находила их повсюду.
- Для разжигания вражды всегда используют добрые чувства людей, которым, по большому счету, и делить-то между собой нечего, - задумчиво произнес Любомир.
- Это простым нечего, а богатым всегда есть что делить, - добавил Данила.
- Да, богатым не позавидуешь, - оживился молчавший до этого дядя Витя, - я считаю, что они итак жизнью обделены. Любят их за деньги, общаются с ними исключительно за деньги, убиваю за деньги. У них самая настоящая денежная зависимость, которая, кстати, у нас с вами полностью отсутствует.
- Мне рассказывал один древний мудрец, - широко улыбаясь, произнес Салим, - что все люди появляются на этот свет одинаковыми, но в процессе жизни каждому предстоит пройти собственный путь, предначертанный свыше, с которого невозможно свернуть. Можно идти вправо, влево, назад, но все равно, набив шишки, придешь туда, куда должен прийти.
-Это точно, - поддакнул дядя Витя, - яму всем одинакового размера роют, по окончании жизни бренной. И с чемоданом туда не сунешься.
- Да я, в общем-то, имел в виду сам процесс, а не финал, - возразил темнокожий друг.
- Так и я, собственно, о процессе, - улыбнулся дядя Витя.
Данила задумчиво почесал затылок.
- Мы уже с Любомиром спорили на эту тему. Люди хоть и одинаковы, но рождаются в разных странах, с различными условиями жизни. Вероятнее всего в этом географическом калейдоскопе заложен тайный умысел Высших сил?
Салим кивнул головой в знак согласия.
- Безусловно! Наказание за деяния предков мы проходим на этой земле. А благородство и чувство справедливости передаются с молоком матери. Даже маленький и слабосильный человек вполне может обладать сердцем льва и разумом мудрой змеи.
- Вот ведь как получается, - дядя Витя ухмыльнулся, - к примеру, дети, родившиеся в Англии, или в деревне под Ахтыркой, имеют одинаковые возможности?
- В духовном смысле да, - согласился Салим.
-А в материальном смысле? – спросил Данила.
- В материальном смысле нет, но это уже второстепенно. Сохранить чистоту помыслов, быть благородным и отважным, любить и быть любимым – можно в любой точке земли, в любых условиях. Когда душа радуется восходу солнца и пению птиц, когда поступки согласованы с совестью, а не выполняются под принуждением, тогда наступает чувство умиротворения, которое не купишь ни за какие деньги.
Данила посмотрел на Салима.
- Вот так слушаешь и задаешься одним единственным вопросом: неужели все в мире так безнадежно плохо?
- Пока в сердцах теплиться надежда, злые духи не смогут полновластно править людьми.
Произнося эти слова, темнокожий парень гордо поднял голову, заставив спутников восхищенно посмотреть на себя. Конечно, все были согласны с ним.
- Я вам так скажу, - прервал молчание Любомир, - каждый человек создает для себя мучения, с которыми приходится жить и бороться. Исходя из этого, убийц не стоит казнить. Они должны раскаяться, прочувствовав всю полноту причиненного вреда. Если преступника умертвили, его принудительно лишили возможности осознать собственную вину, а значит, обрекли душу на вечную муку. А это есть вечное зло, незнающее покоя.
Незаметно наступил вечер. Сухие ветки тисового дерева, звонко потрескивали в пламени огня, превращаясь в серебряно-алые угли. Яркие метеориты искр отлетали от них в разные стороны. Ночью звуки и запахи в саване усиливаются, позволяя многочисленным животным общаться между собой на языке осязания и обаяния.
- Я считаю, - рассуждал дядя Витя, - чему быть, того не миновать. Кому суждено быть повешенным, тот никогда не утонит.
- В данном случае, - ответил Любомир, - присутствует родовая карма. Следующее поколение рассчитывается за грехи предыдущего, не покаявшегося родственника. Ведь душа вечна и как только может, старается подсказать нам об этом. Вся беда в том, что она все видит, но ничего не может сделать, а мы можем, но ничего не видим. Однако, если человек осознает бессмертие души и будет придерживаться соответствующего Законам Природы поведения, то сила родового проклятия может быть снята или уменьшена. Все зависит от человека.
- Да уж! - усмехнулся дядя Витя, - философы! Сын дворника – всегда будет сыном дворником, сын бухгалтера – бухгалтером, а сын авторитета – авторитетом.
- А кем быть лучше? – добродушно спросил Данила у старого жулика.
- Конечно, сыном авторитета!
- Почему?
- Уважение, мои юные друзья, очень тяжело заработать. Будь то в шахте, на заводе или на зоне. И потом, сам авторитет постоянно беречь нужно, а это, опять же, ответственность. А вот взять того же политика. Какая у него ответственность. Слова дал, слово взял, и спросить не с кого. Пообещать – не жиниться.
- Смотрю я, - улыбнулся Данила, - что ваша идеология никогда не иссякнет?
- Никогда! Она ведь на правде жизненной настояна, а не на интригах разных. Правда, многие мои коллеги по цеху трансформировались, так сказать, осветив себя депутатским статусом, продолжая заниматься в новом обличии тем же чем и раньше – воровством. Разница в чем? Раньше из карманов граждан тянули, а теперь из бюджета уворовывают. Выходят те же карманы, но сам процесс на порядок культурней и безопасней. Ведь в Европу направляемся, а не в Жмеринку к тете.
- Эх, - с улыбкой вздохнул Данила, - академический талант в вас пропадает.
- Это почему пропадает? - очень серьезно удивился дядя Витя. – Я на обучение окружающих меня сограждан, в лагерях, многие годы своей сознательной жизни потратил. Лагеря, - пояснил он темнокожим парням, - это у нас так научные центры называются. Аудитории, между прочим, всегда полными были. Порой, даже стоя спали…во время лекций.
- Почему стоя?
- Нар, то есть парт, на всех не хватало, салаги!
- Одним словом, - улыбнулся Любомир, переведя разговор в другое русло, - континенты разные, а проблемы одни и те же.
Молодые люди с интересом общались между собой, не замечая быстро пролетающее время.
- Между прочим, о сладком, - улыбнувшись белоснежной улыбкой здоровых и крупных зубов, произнес Салим, - да будет вам известно, что сладкий и сочный арбуз родом из Африки?
Произнося эти слова, чернокожий парень подошел к арбе и ловко достал из нее широко известную на Украине зелено-полосатую ягоду.
- А я-то всегда думал, что это наш исконно национальный продукт, - удивленно воскликнул Данила, в предвкушении сладкого десерта.
- Нет уж, - засмеялся Уали, - ваш национальный продукт сало, а арбуз родом с нашего континента. Он, между прочим, по сей день произрастает в диком виде  в пустыне Намиб, в полупустыне Калахари и Судане. Рассказывают, что в культуру арбуз впервые был введен в Древнем Египте. Тому подтверждение семена и изображение арбуза, которые археологи нашли в гробницах фараонов. А вот в Европу его завезли рыцари-крестоносцы. У нас из него готовят великолепный мед, упаривая до образования  густоты. Чудесный продукт!
Через некоторое время безмятежный сон погрузил в свои объятия молодые тела на первый взгляд разных и одновременно таких одинаковых ребят.
С первыми лучами солнца путешественники отправились в дальнейший, полный опасности и приключений путь. Ближе к вечеру перебрались через небольшую реку на переправе, расположенной невдалеке от небольшого населенного пункта Ауаме. За водной артерией простирался прямой путь в бескрайнюю и не менее загадочную республику Гана.
Темнокожие друзья пересекли границу без проблем, предусмотрительно уложив беглецов под солому. Было заметно, что пограничники кого-то высматривают, постоянно переговариваясь по рации. Но крестьянская арба, с двумя молодыми африканцами, не вызвала у них особых подозрений.
Наконец-то Уали набрал воздух полной грудью:
- Это моя страна. Здесь мои друзья, а значит и ваши.
С величественно поднятой головой он обернулся к белым парням, показавшимся из соломенного укрытия, подстегиваемых любопытством. Темнокожий юноша снова посмотрел вдаль.
- Эти места издревле населяло мудрое и свободолюбивое племя Ашанти.
Впереди их ждал неблизкий путь.
Было решено по-прежнему пробираться к месту обозначенной цели малолюдными тропами, обходя стороной, по возможности, многолюдные селения. Окружающие виды вызывали восхищение природным многообразием. Было очевидным, что местные жители сроднились с дикой природой, постоянно пребывая в непосредственной близости от нее. Антилопы и буйволы беззаботно паслись многочисленными стадами не испытывая признаков опасности от близкого присутствия человека. Полосатые зебры носились легкой рысью по бескрайней саванне. Грациозные жирафы, выставив для удобства вперед одну из передних ног, пили воду, низко склонив свои пятнистые шеи. Львицы с величественным спокойствием охраняли недавно появившийся на свет выводок, лениво поглядывая по сторонам через прищуренные прицелы зеленых глаз. Пятнистые гепарды сосредоточено выглядывали из-за деревьев, демонстрируя охотничью тревогу. Их кошачьи головы имели удивительную способность поворачиваться на сто восемьдесят градусов в то время, пока их короткошерстное тело оставалось неподвижным. В скорости бега на короткие дистанции этим представителям кошачьих нет равных в мире. Местные жители общались с окружающими животными как со своими младшими братьями, что вызывало восторженное изумление у белых путешественников. Во всем окружающем сплетении красок присутствовала удивительная гармония единения и первозданного благолепия.
До Кимаси оставалось около двадцати километров пути. Поодаль от дороги возвышался бетонный забор, за которым виднелись башни с локаторами, шесты с полосато-продолговатыми флажками и хвостовое оперение самолетов. Обыкновенный аэродром, без которого в современной Африке, с ее бездорожьем, просто не обойтись. С помощью авиации осуществляются общецелевые программы по борьбе с браконьерами и контрабандой редких видов животных. Проводятся спасательные акции. В отдаленные районы доставляются продукты питания, почта, медикаменты. Перевозятся крупные суммы государственных денег. Одним словом, воздушный транспорт имеет приоритетное значение для экономики континента.
У обочины дороги раскинулся примитивный центр цивилизации, состоящий из нескольких деревянных строений, в которых можно было приобрести разную всячину, крайне необходимую в дороге. В одном из них располагался бар, где наряду с пивом можно было выпить прохладительные напитки.
- Нужно дать мулам немного отдохнуть, а то они до города не дотянут, – озабочено сказал Уали, высматривая тенистое место для привала. – Давайте, немного отдохнем, перед последним переходом.
- А мы с Любомиром пойдем посмотрим, чем торгует местное население. Дядя Витя, пошли с нами, – разминая затекшие ноги, пригласил ветерана Данила.
- Нет, ребята, я лучше в тени полежу. Уж больно укачало меня – тошнит.
- Будьте поосторожней, - напутствовал приятелей Салим, удобно устроившийся на выгоревшей траве, в тени широколистной пальмы.
Из-за жары около магазинчиков никого не наблюдалось, что было очень кстати. Внутри тоже – хоть шаром покати. Обстановка напоминала дневной тихий час в лагере отдыха. Скучающие продавцы лениво посмотрели на вошедших, снова впадая в полусонный транс. На прилавках беспорядочно лежали промышленные товары, начиная от иголок и заканчивая водяными электронасосами вперемешку с продуктами питания. Все здесь было рассчитано на бедных покупателей.
Зато в полутемном баре работал примитивный кондиционер, создавая прохладный уют. Тихо играла музыка, наполненная национальными ритмами барабанов. Скучающий бармен читал газету, за высокой стойкой бара, не обращая никакого внимания на вошедших посетителей.
В глубине зала, около дальней стены, сидела компания из четырех человек, оживленно беседуя между собой. На столе стояли запотевшие бутылки с минеральной водой.
- Слушай, - негромко сказал Данила, - давай здесь минут пять посидим, а то меня эта жара замучила совсем?
- Да неудобно как-то. У нас и денег нет, чтобы хоть чай заказать.
- Да ладно тебе. Вон посмотри, продавец совсем уснул над газетой. А мы тем временем немного в себя придем. Хоть померзнем чуток.
При последних словах парень расслаблено уселся на пластмассовый стул, увлекая за собой товарища. Неожиданно парни замерли, не веря своим ушам. Из-за дальнего столика доносилась знакомая с детства родная речь. Боясь повернуть головы в сторону, чтобы ничего не пропустить, они из всех сил напрягли слух, прислушиваясь к обрывкам долетавших фраз. Сомнений быть не могло, это был летный экипаж, прилетевший из Украины.

© Copyright: Юрий Герман
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Детектив
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 421
Дата публикации: 11.09.09 в 14:41
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100