Логин:
Пароль:
 
 
 
Шоколадные холмы
Александр Асмолов
 


Иногда, глядя на толковый словарь Даля, особняком стоящий на книжной полке, мне думается, а отважится ли кто-нибудь составить подобный справочник, сформированный по особому правилу. Скажем, словарь удовольствий. Только ранжировать его  не по алфавиту, а по значимости. Подозреваю, что тут автор столкнулся бы с большой проблемой - как навести порядок в этих сладких словах, ведь у каждого свои взгляды, не говоря о сиюминутных порывах. Даже в сказках предлагают исполнить три желания. Впрочем, отбросив мысли о еде или телесных наслаждениях, надеюсь, большинство согласится поставить на первое место одно красивое русское слово. Путешествие.
Меня всегда удивляло, что наши туристические компании предлагают купить туры, круизы или путевки, а то и еще крикливее - "горящие" туры. Признаться, не хочется, сломя голову, бежать на пожар или от него. Не знаю, используют ли подростки в своем лексиконе словечко "типа туриться", но это куцее "тур" вызывает ассоциацию буйвола, волочащего в гору непомерную ношу или турнира на выживаемость в чужой стране. А хочется шествовать своим путем, как то предписывает удивительное русское слово. Ежели повезло в кои то веки, и меня официально отпустили от всех мирских забот, присвоив ненадолго счастливый титул "Отпускник", то я хочу каждый миг отведенного времени получать удовольствие. Не пресытиться, не захмелеть, не устать, а шествовать во всем том, чего я никогда не видел и  наслаждаться, наслаждаться, наслаждаться... Короче, буду стоять насмерть за первую позицию в том сладком словаре удовольствий.

Вот представьте, что вы проснулись чудесным утром в сказочном отеле на берегу моря, где вода, как небеса - прозрачные до такой степени, что нужно взглянуть со стороны на отблеск солнечного зайчика, скользящего по невидимой волне, дабы понять, где начинается водная глядь. Сладко потянувшись в мягкой постели, еще не открывая глаз, вы задумались, а чтобы такое заказать на завтрак. Ведь шествуя по пути в ранге отпускника, грех не побаловать себя. Не берусь утверждать, но полагаю, что мечтательный список экзотических блюд оборвется на втором десятке наименований. Как начнется с клубники со сливками, так и закончится ананасами в шампанском. И это не потому, что мы убогий народ, слаще репы ничего не пробовавший, просто у одних детство прошло под знаком фабрики "Рот Фронт" а у других - "Сникерс". Не повезло кондитерской мастерской мещанина Ленова - её за два века не раз переименовывали и меняли ассортимент. А все потому, что первоначально располагалась она на улице со смешным названием Малая Болвановка. Не верите? Там еще рядом церквушка была "Спас на Болванах". М-да... Вот и судьба такая.
Впрочем, вернемся к утреннему десерту. Многолетняя привычка вскакивать ни свет, ни заря сказалась и в отпуске. Но мы свое возьмем. Накинув белоснежный халат, босиком выходим на балкон, а там красотища... Первые лучи восходящего солнца заигрывают с еще серыми облаками над морской гладью, и те, словно в смущении, слегка алеют по верхушкам. Нет, тут кофе, даже с хорошим коньяком, не подходит. Да, и сочный манго как-то грубоват. Величественное шествие по своему пути предполагает нечто большее... Знаю, что предложить.
Шоколадные холмы. Да-да, именно холмы - по сотне метров в высоту, а по форме очень напоминают конфеты "трюфели". Тысячу штук. Берем? Надеюсь, мы одной крови, и размениваться на пустяки вроде десерта из мороженного и фруктов не будем. Тогда пару минут на то, чтобы надеть шорты и футболку, а машина уже ждет у дверей.
Рано утром прокатиться по далекому острову в океане одно удовольствие. Дороги еще не забиты разукрашенными джипни, тук-туками, трайциклами и велорикшами. Это будет после десяти, а те, кто спешил на рынок в Тагбиларан (это столица провинции Бохол на одноименном острове), уехали еще засветло. Так что мы доберемся в центр острова по дороге, ведущей к городку Кармен, спокойно, поглядывая по сторонам. Резко начинается лес. Высокие деревья подступают к самому асфальту, и привычных обочин или кювета не видно. Приходится включить ближний свет. Дорога петляет и медленно поднимается, поворот за поворотом.
Наконец, выскакиваем на открытую местность, и оглядываемся. Машина по уменьшающейся спирали поднимается к вершине большого холма. Несмотря на раннее утро, нас останавливает охранник в форме, и говорит, что нужно купить билеты - несколько долларов на человека. Через две-три сотри метров на асфальтированном пяточке парковка и еще закрытые лавчонки. Мы первые. Это придает нам силы одолеть последний отрезок пути до смотровой площадки на самой вершине холма. Для отважных прямая лестница в сотню ступенек, для остальных пологая дорожка по периметру холма. Его выбрали не случайно - он самый высокий. Совершив бросок на его маковку, застываем от восторга.
Вокруг, сколько хватает взгляда, зеленая равнина, покрытая густым лесом - эдакая равнина на пяток километров в любую сторону. Она вся покрыта конусообразными холмами шоколадного цвета. В хаотичном порядке они разбросаны повсюду. Одни чуть больше, с заостренными вершинами, другие поменьше и пологие. Солнце уже поднялось и "поджаривает" восточные стороны этих гигантских "трюфелей". А меж ними, по низине ползет туман. Густой, не разлохмаченный ветром, он кажется рукавами величественной реки, вернее - молочными реками среди шоколадных берегов. Зрелище очень вкусное и необычное. Взгляд жадно перебегает с одной огромной шоколадки на другую, а их тут сотни. Воздух прозрачный и чистый, так что все кажется на расстоянии вытянутой руки. Так и тянет отломить кусочек лакомства. Тишина нависла над этой красотой, придавая всему сущему сказочный ореол. В ушах звучат знакомые слова - в тридевятом царстве... Все так и есть, только на самом деле.
Неожиданно потянул свежий ветерок. Это солнышко приподнялось повыше, и все пришло в движение. Туман стал рваться клочьями, обнажая зеленые прямоугольники полей меж холмами. Те из возвышенностей, что пониже, с пологими верхушками, теперь напоминают огромные стога сена. Впечатление странное. На Филиппинах быстро привыкаешь к тому, что все здесь меньшего масштаба - островки, люди, дороги, лодочки, лавчонки и лачуги... А тут вдруг огромные "трюфели" и "стога". Туман исчезает, забирая с собой темные оттенки горького шоколада, и, высвечивая, светло-коричневые оттенки молочного. Второй десерт подан.
С океана потянулись пышные белые облака. Кучерявые и плотные, они дыбятся высоко в голубое небо. В прорехи меж ними яркое солнце выхватывает огромные светлые "трюфели" которые поблескивают словно покрытые хрустящей вафельной коркой. Они выделяются на фоне более темных холмов,  и все напоминает шоколадный набор в коробке. Во рту ощущается сладковатый привкус. Третий десерт подан.
Позади резанул по тишине звон колокола. Все оборачиваются. О висящий на площадке позади нас небольшой колокол цокнула монетка. Вокруг нее загалдела стайка сгрудившихся туристов. Японцев легко узнать среди всей путешествующей братии по одинаковым костюмчикам и панамкам, постоянно щелкающим фотоаппаратам и удивительной дисциплине. Стоит сопровождающему их гиду поднять ручонку вверх, как хихикающая стайка мигом замолкает и строится у своего "пионервожатого". После следующей команды строгого гида, японцы устремились к парапету смотровой площадки. Без всякого стеснения и не отягощенные комплексом "извините, я к вам спиной" они атакуют бастион, сдерживающий зрителей от падения вниз, и начинают фотографироваться на сладком фоне. Настроение у нас резко падает, мы ретируемся в центр площадки, начинаем рассматривать колокол и переводить надпись рядом. Такое впечатление, что шоколадный десерт упал на пол, причем, самым сладким местом вниз. Четвертая перемена блюд.
А надпись рядом с колоколом повествует, что если этот отпрыск знаменитых испанских звонниц подаст голос, то загаданное желание исполнится. Естественно, никакой веревки, чтобы подергать за его язычок нет. Под рукой ни одного камушка, зато в кармане у любого туриста всегда отыщется монетка. Нетрудно догадаться, какие желания были загаданы. Учитывая широту души русского человека, можете представить, сколько монеток полетело, с такой силой и частотой они забарабанили о медное тельце исполнителя желаний. Короче, колокол зашелся на непрерывной ноте и перешел в набат. Казалось, реванш за наш "Варяг" вот-вот будет взят. Но тут японский гид просигналил на построение. Звон колокола еще не успел стихнуть, как сабо последнего самурая отстучали дробь по лестнице к парковке. Вновь над холмами воцарилась тишина. Окрыленные бескровной победой, мы просто подлетаем к самому краю смотровой площадки, ощущая себя одновременно тремя былинными русскими богатырями, отстоявшими Мать Сыру-Землю от басурман. Торопились не зря. На небе ни облачка, а, залитые  солнцем холмы, просто плавятся от тропической жары. Их цвет стал нежно-коричневым, вязким, очень напоминающим шоколад "Аленка" из далеких шестидесятых. Кажется он прилипает к рукам, и хочется облизать пальцы, перепачканные шоколадом. Пятая перемена блюд.
Припекает, а мы все не решаемся покинуть свой вкусный наблюдательный пункт. Но жажда берет свое, и сладкоежки, нехотя, спускаются по длинной лестнице к парковке. У некоторых вырывается жалобный стон. Пить!
В отеле на прохладной веранде с видом на море обсуждаем увиденное. Кто-то пытается умничать, что это просто известковые образования или выветренная порода, а то и просто коралловые отложения на некогда морском дне. Его не слушают. Ботаник долдонит о густой траве, покрывающей холмы, которая высыхает под солнцем и приобретает такой оттенок. Кто станет вникать. Знаток местного фольклора пытается поведать нам легенды о холмах и великанах. Кто ему поверит. Мы под впечатлением необычного, вернее - уникального явления, и у каждого осталось свое мнение. Отмечу, что еда в этот день была какой-то блеклой и безвкусной, хотя меню в отеле роскошное.
К вечеру гурманы загрустили. С тоской глядя на море, они курили и потягивали местный ром. Нечто невысказанное во взгляде мешало наслаждаться тихими радостями. Наконец, кто-то тихо произнес, что не верит, будто прежде все называли их холмами Кармен. Это были мысли вслух, не адресованные кому-то персонально, но все присутствующие поняли однозначно. Тут же группа метнулась к машине, потому что до заката оставалось немного. Всю недолгую дорогу к центру острова они молчали, напоминая собой охотников, подкрадывающихся к добыче. Когда последние лучи солнца еще освещали холмы на высокой равнине, гурманы застыли у парапета смотровой площадки, пытаясь успокоить дыхание. Но от увиденного сердце застучало сильнее, а дыхание перехватило вовсе. В алом отблеске заката растворялись шоколадные холмы. Их ярко рыжий цвет стал сливаться с палитрой зари, постепенно теряясь на ее фоне.  Отчего-то стало так обидно и жалко эту красоту, что кто-то не выдержал и с горечью спросил:
- А осенью дожди их совсем смоют?
Все молча обернулись ко мне, словно прося защиты. Было неловко обнадеживать взрослых людей, что в дождливый период трава на холмах зазеленеет, а потом опять высохнет от палящего солнца. Ведь в тропиках нет ни осени, ни зимы. Это было лишним, и, вот, откуда-то в ушах зазвучали слова неизвестной мне до селе легенды, которую я тут же рассказал...
Старые люди поговаривали, что на острове Бохол когда-то жил злой Дракон. Прятался он в глубоких извилистых пещерах, которых на острове было великое множество. Ведь название острова происходит от древнего индейского слова "бохо" - дыра. Кровожадный Дракон в конце каждого лета выползал на поверхность и требовал в тысячу юных красавиц. Вожди местных племен не могли одолеть Дракона, хотя и не раз пытались. Но всякое сражение заканчивалось гибелью всех воинов.
Однажды на Бохоле родились близняшки, Лэй и Нэй. Девочки были очень дружны и не могли жить друг без друга. Никто и не заметил, как они выросли и стали красавицами. В Лэй влюбился сын вождя племени и стал свататься. А тут приблизился срок очередного появления Дракона, и вождь велел всем красавицам, кроме Лэй собраться у холмов, куда всегда приползал Дракон за своим выкупом в 1000 девушек.
Взмолилась Лэй пощадить сестру, но вождь и слушать не хотел. Тогда девушка обратилась к Богам, чтобы те взяли ее красивое шоколадное тело и обернули им все холмы на острове, чтобы дракон позарился на сладкое угощение, а сестру и девушек не тронул. В те времена драконы жили долго и все знали. Даже про шоколад. Оценили Боги девичий порыв, да так и сделали. В положенный день выполз Дракон из пещеры и увидел что его ожидает тысяча огромных холмов из шоколада. С жадностью кинулся он их грызть, да все зубы и обломал. С тех пор никто драконов на Бохоле больше не видел, зато каждый год, к тому времени, когда Дракон должен был появиться из пещеры все холмы становятся шоколадными. Вдруг кто-то еще объявится. Так хрупкая, но отважная красавица по имени Лэй до сих пор оберегает свой родной остров...
Признаться, мне самому стало грустно от этой истории, а соотечественники поклялись больше не есть шоколад. Не знаю, разглядели они в нем красавицу Лэй или за свои зубы поостереглись, но все верим, что на Бохоле всегда будут стоять те  шоколадные холмы.

Филиппины. Бохол. 2010.

© Copyright: Александр Асмолов
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Приключения
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 437
Дата публикации: 06.03.11 в 22:33
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100