Логин:
Пароль:
 
 
 
ПСАЛОМ 36. ( Не для дамских ушей!)
Роман Эсс
 
Современная   поэзия




Снова  птицы  в  стаи  собираются,
Ждет  их  за  моря  дорога  дальняя –
Поет  Пугачева-Певзнер.
Чавкая  свои  сервелаты  и  йогурты,  слушают  ее  лирику  москвичи  нетрезвые.

Собралися   негодяи  и  воры  в  стаи – тюрьма   центральная –
Все  болезные-бесполезные
И  летят  в  Лондиний, матушка-императрица!
Украли  последнее  одеяло  у  нищего – и  за  границу!

Вот  собирались  все  негодяи  в  стаи ( Москва – большой  аул )
И  кучкуются  в  Москве. Москва – есть  канализация
Для  всех  нечестивых  и  богопроклятых.
Вся  же  остальная  Русь  суть  их  Резервация,
Распятая……..

Нету  у  нас, провинциалов, ни  к  кому  доверия!
Евреи  и  мать  еврея  долдонят  теперь : «Империя!»

А  нынче  мы, Государыня-Елизавета,
Научились  из-за   них  в  провинции  как  Агафья  Лыкова
Без  денег  жить.
Поэтому
Великую
В  грядущем  полностью  очищенную  от  нечестивых  планету
Мы, нищие  русские, будем  заселять:
Нищие  духом, смиренныя, кроткия!
Умом  Россию  не  понять!

Мужики  здеся  простые – у  них   через  слово  то: «блядь!»
Так  они  как  Адам  нарекают  имя  Россиянской  Педерастии
И  Медведеву-Менделю: «Мать!»
Была  Государыня  Лизавета, а  стал  один  сплошной  Сион!
Матушка-Государыня, подай  мужикам  горестным  непохмельной  водки  вагон!
Ну  и  на  закуску
Песню  «На  улице  дождик»  русскую.

Наша  любимая  певица, Государыня-Императрица,
Лидия  Русланова. Вся  остальная  Россияния
Балдеет  под  Круга
И  шансон. Такова  нынче  поэзия
У  всего  небокоптящего  русского  Бесполезия.

Нас  всех  тут  заметает  вьюга.
Оттаявших  весной   полицаи  режима  называют : «Подснежники».
Большевики  вешали  на  столбах  всех  полицаев, утешники!

В  России, думаем, на  всех  богатых   убийц  народа  хватит  столбов?
Равнодушная  природа,
Блистая  вечной  красой,
Стрекочет  у  наших  гробов.

Рядом  кладбище.
У  гробового  входа  державен
Уже  идет  с  пузырем  0,7  и  пачкою  чипсов   Державин.
Татарских  княжеских  кровей.
За  ним – Аксаков,
Местный   сварщик, тоже  с  татарской  фамилией,
Проплывает  сюда  мимо  бараков.
С  чипсами, корнишонами  и  анчоусами  на  траве  Изобилие!

За  ними  тянется  Ахматова  с  копченой  воблой,
не  та, которую  Сталин  обозвал  «монахиней!»
Наверху  же  сияет  Балда  и  Иго  иудейское   обло.
Ну, время  андроидов  и  сплошной  андромахии!

Русские, хорошо  сидим  аки  обры!

Мимо, повесив  голову, проходит  Бродский, брадобрей.
Про  него  сказали  с  неопределенным  артиклем:
«блядь  он  никогда  не  даст  на  пузырь, хитрый  еврей!»
Тут  является  с  татарской  фамилией  Тургенев  со  спиртовым  тиглем.

Определенный  артикль  непечатен
Издает, воздымая  стакан, Державин.
Сидя  по-татарски,
Нарезает  200  грамм  колбаски.

В  сей  наш  чертог
Приходит  с  «Московской»  Бунин, неся  плавленый  сырок.

После  подходит  Аненнской, белорус.
И  грустно  говорит: « Я  не  пью!»
Все  ему  восклицают: «Не  трусь!
Прорвемся  через  кордоны  этих  педерастов  в  столице!»

Трехлицый,
В   ольховник
Мимо  проходит  Брама
С  чекушкой  технического  спирта  «Ом  Рама»,
Местный  кришнаит  и  яростный  любовник.

С  тоски
Тут  все  кричат: «А  где  наш  Пушкин-таки?
Без  него  не  пьянка, а  сплошное  говно!»
Отвечают: « К  нему  из  Москвы  приехали  на  «Рено»
И  навезли  кучу   вещей, что  не  купишь  на  нашу   зарплату».

Меж  тем, сволочи, хохочут  и  щебечут  в  ветвях  
Предатели  России  и  ренегаты.
Которые  тоже  собираются  на  юг
От  вьюг, смерти  и  близгрядущей  северной  зимы.

Подходит  Достоевский, весь  синий  от  наколок, из  тюрьмы.
И  рассказывает  про  Казахстан  и  Караганду,
Где  он  бомжевал. Где? Где? Где?
В  Караганде!

Скудный  стол
Облепляют  мухи  и  комары  с  пол-пьяну,
Как  в  Интернете  российском  тысячи  сытых  графоманов.

Скуден   стол  сей  и  нищ, увы!
2000   км.  отсюда  до  Москвы!


Куда  подевался  кавказец  Коста  Хетагуров  наш  с  канистрой  вина?
И  Шота  Руставели  в  кураж  и  сталинским  «Киндзмараули»  до   дна?

Кандыбая, с  бадожкой, подходит  плотник  и  гроботес  Рубцов
С  винцом.  «Портвейн  77».
Ах, как  скуден  стол  совсем!

Поди, назавтра  Пушкин  легко
Опохмелит  всех  ящиком  «Мадам  Клико»?


2



Воняя   адской  серой,
Кредитно-финансовая  система,
Злой  карлик  Черномор  на  «Паджеро»,
Чиновник  и  местный  вор  из  ЕР,
Проносится  мимо, косо  глядя  на  наш  пленэр.

Все  кричат  ему  вдогон: «Добро  пожаловать  в  СССР
На  нашу  Колыму! Едрен  батон! Вот  сука!
Опять  поменял  машину, оставил  нас  без  зарплаты!»

Все  уж  изрядно  поддаты,
Держась  друг  за   друга.
Сволочи, все  хохочут  и  щебечут  в  ветвях  веселые  предатели  России  и  ренегаты!

Неумолимо  за  нами  тянется  местный  козел,
Как  демократические  СМИ –
Сам  с  «Беломором»  в  губах.
Ах, как  скуден   стол!
А  темнеет  уже  после  семи!

Достоевский  рассказывает  из  своей  жизни  сюжет,
Как  он  вист  поменял  на  даму.
Навстречу  едет  Афанасий  Фет, его   велосипед
Пора  бы  выкрасить  и  выбросить  вместе  с  рамой.

Вот  пролетает  птица-Тройка – ВАЗ  2103
С  хохлом  за  рулем. И  куда  тебя  все  несет, Русь?
Смотри,
А  то  я  за  тебя  страшусь!

Чем  больше  в  стране  иномарок, тем  беднее  Россия.
Американским  духом  товарок – в  синем –
Обдает  всех  голозадая   местная  потаскуха
Чипчачка.
Наверное, выгодно  дала  местному  чиновнику?
Несет  «Будвайзер», коего  в  магазине  нет
Своему  уголовнику.

Тут  внезапно  пит-стопом
Она  показывает  всем  свою  иудейскую  попу.
И  тут  Державин  рожает: «блядь  и  на  природе  ТельАвидение!
Вы  это  видели  ль?»

Из  подворотни  вырывается  наш  козел  с  «Беломором»
И  шпыняет  проститутку  по  всем  поваленным   заборам.

- Тут  тебе  не  Москва  и  не  еврейское  Останкино!
Приезжает  «Скорая»  и  увозит  ее  в  райцентр  Баранкино.

Ты  скажи  нам, Чудо-Птица,
Где  бы  нам  опохмелиться?

Но  безответны  вечерние  луговины  Рассеи,
Где  давно  сгнили  в  еврейском  ГУЛАГЕ  жар-птицы, Бабы-Яги  да  Кощеи.


У  кого   есть  20  рублей?
Осины  сыплют  нам  золотые  монеты  взашей,
Ибо  от  Медведева-Менделя  и  прочих
Дождешься  американской  зарплаты  русских   рабочих!

Следует  за  этим  определенный  артикль,
Как  дарвиновский  крейсер  «Бигль».

Достоевский-мужик
Говорит: «Все  обрыдло!
Кто  не  читает  книг –
Тот  навечно  превращается  в  быдло!»

Быдло!  Быдло!
В  Российской  Резервации
Ротшильда  и  др.  евреев  такая  всеобщая  нация,
Неучтенная  многоголовая  гидра
Испражняется  с  «Русским  радио».

Вот  бляди!


3

И  уходят  все  в  вечернюю  Пустоту,
Где   деревни  огни   в   высоту
Простираются  ярких  созвездий –
В  занебесье.
Машет  им  вслед  ревнями
Умирающая   гнилая   Русская  деревня.

Все  истинные  русские
Уже  давно  перебрались  на  тот  свет.
Здесь  осталися  лишь  машины  «Рено», «Вольво», БМВ  и  «Корвет».
И  в  них   сидящие  за  рулем  кошелки
В  кошерном
В  обществе   насквозь  оффшорном.

По  шоссе  ночному  в  леса
Мимо  дуют  в  уютные  города  огни  кошельков
И  их  кошелок  в   MAX  FACTOR  USA.
Вроде  длинноногастых  в  колготках  сверчков
Колченогих.
Поднимающих вверх  ноги
Прямо  на  любой  дороге.

Жизнь  насекомых
Кишит  на  ночном  шоссе.
Полно  знакомых,
Но  нету  друзей  совсем!

Ах, кошельки  и  их  кошелки, длинноногие  саранчи  России!
Когда  вы, суки, отвалите   все  насовсем  в  свои  Хургады  и  Монтекассини?


Вас  распотрошат  в  вашем  любимом  морге –
В  Нью-Йорке!

Вас  распотрошат  в  вашем  любимом  морге –
В  Нью-Йорке!

Вас  распотрошат  в  вашем  любимом  морге –
В  Нью-Йорке!


4


Чудна   дела  Твоя, Господи, и  велики!
Сидели  с    мужиками  у  великой  Русской  реки,
Посредине   Руссии
Пели  мы  о  Паруссии!

Ты, Господи, здесь  обильно  подаешь  не  нам, а  тем,
Кто  на  том  свете  получит  кукиш.
Ты  подаешь  на  столы  богем
В  Москве, Лондоне  обильно.

А  нас, дудки, не  купишь!

А   Своих   верных  бедных  Ты  премудро  закаляешь  нищетой,
Ибо  они – Твои  дети.
Кого  Ты  наказываешь – того  Ты  умудряешь  скорбями  по  всей  планете.
Ибо  все – Твое. И  намерение  и  воздаяние  Твое  всем – всесильно.


© Copyright: Роман Эсс
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Иронические стихи
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 536
Дата публикации: 19.10.11 в 18:39
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100