Логин:
Пароль:
 
 
 
Заговор лингвистов
Андрей Климов
 
Все русские и советские языковеды дружно признавали за церковнославянским языком роль прародителя русского литературного языка, не более того, и один только М.В.Ломоносов считал церковнославянский непреходящим источником чистоты и правильности русского языка, извечным залогом его силы, жизнеспособности, красоты и богатства. В своей Российской грамматике, опубликованной в 1755 году, он однозначно заявляет, что «без чтения книг церковных, во всем Российском слове никто тверд и силен быть не может». А в «Предисловии о пользе книг церковных», развивая эту мысль, выводит своё учение о трёх «штилях» в русском языке, высоком, среднем и низком, которые варьируют (от высокого до низкого) согласно своей удалённости от церковнославянского языка. Из далёкого 18 столетия М.В.Ломоносов даёт нам, его нынешним потомкам, настоятельный совет: «Рассудив таковую пользу от книг церковных славенских в российском языке, всем любителям отечественного слова безпристрастно объявляю и дружелюбно советую, уверясь собственным своим искусством, дабы с прилежанием читали все церковные книги». Интересно отметить, что сегодняшние языковеды, вынужденные считаться с авторитетом М.В.Ломоносова в области лингвистики, пытаются объяснить его позицию какими-то другими мотивами, нежели простой убеждённостью русского гения в том, что русский язык без церковнославянского обречён на неизбежную деградацию, и это, в свою очередь, непременно приведёт к «затмению славы всего народа». Сегодня ни один языковед не смеет или не хочет официально разделить мнение великого русского учёного, и, как бы оправдываясь за него перед своей аудиторией, все они в один голос говорят, а вернее лепечут, что, мол, во времена М.В.Ломоносова русский литературный язык не был ещё в достаточной степени развит, и этот исторический фактор никак нельзя сбрасывать со счетов.

Положение русского языка во времена М.В. Ломоносова во многом сходно с сегодняшней ситуаций, разве что масштабы стали другие. Как тогда, в 18 веке, политика Петра I привела к засилью, изобилию иноязычных слов, варваризмов, в русском, так и теперь - культурная и политическая экспансия Запада, усугублённая космополитической позицией наших демократов, поставила русский язык, во всяком случае, в глазах невежественных толстосумов и безграмотной молодёжи, на уровень языка, не способного отражать и передавать адекватным образов реалии и понятия современной жизни. Нынешние реалии, мол, куда лучше передаются, скажем, на блатном жаргоне или компьютерном сленге. Сегодня, в отличие от 20-годов, представление о неполноценности русского языка не навязывается в лоб, как это делалось тогда, когда на государственном уровне выдвигался тезис о неприемлемости русского алфавита в связи с тем, что, мол, грядут времена всемiрной революции и, поэтому, гораздо удобнее было бы перевести русский алфавит на латиницу. В те годы программа латинизации русского языка получила большой размах, застрельщиком её выступал Луначарский при поддержке Ленина. Точку на этом проекте удалось поставить лишь в 1935 году, сделал это Сталин. К тому времени успели перевести на латиницу языки нескольких союзных республик, поскольку решили начать именно с окраин. Потом всех их снова перевели на кириллицу.

Нынче всё делается гораздо «тоньше». Язык, русский язык, доводится до такой степени деградации (путём снятия всех барьеров нормативности в языке, якобы, под предлогом, навязанным языковедами и специалистами в области языкознания, что язык это живой организм и его развитие никак нельзя регулировать, а все изменения в языке можно лишь фиксировать по факту, что сегодня у нас и делается, когда вводятся с помощью СМИ в речевой оборот не только ненормативное ударение и варваризмы, но зачастую и просто матершина, всё больше и больше забивающая теперь пространство интернета), что сам по себе у людей встаёт вопрос о несостоятельности и неполноценности русского языка. А соображения адаптации к процессам глобализации вполне заменили собой мiровую революцию. Проект латинизации русского языка, как видим, никуда не ушёл, изменилась лишь тактика его реализации.

Но во все времена благотворной почвой, на которой расцветают все немыслимые эксперименты и выкрутасы с русским языком, остаётся всеобщая малограмотность и оторванность от своих национальных культурно-исторических и языковых корней. О чём неоднократно и говорил в своё время М.В.Ломоносов, как мы видим. Все реформы русского языка, от 1917 года до сегодняшнего дня, были возможны только как следствие отрыва народа русского от своих духовных корней, немалую роль среди которых играл церковнославянский язык. То, что сегодня делается с русским языком, как нельзя лучше демонстрирует правоту М.В.Ломоносова и его гениальное предвидение того факта, что русский язык без церковнославянского обречён на деградацию и вымирание. Всякий язык, представляя собой основу любой национальной культуры, лежит в основе национального самосознания народа. Разрушая свой собственный язык, мы разрушаем свое национальное самосознание, иначе и быть не может. Этот механизм взаимозависимости языка и сознания давным-давно известен лингвистам, в том числе и русским, которые, тем не менее, на протяжении всего 20 века, не только не препятствовали разрушительным процессам в сфере языка, но и не смели обратить внимание общественности, хоть в какой бы то ни было форме, на основополагающие законы психолингвистики, языка и человеческого сознания.

Прислушаемся ещё раз к мудрым словам М.В.Ломоносова и занесём их, по возможности, на скрижали нашего сердца, если только оно не совсем равнодушно к участи народа русского, к судьбе его национального сокровища – русского языка.
«…старательным и острожным употреблением сродного нам коренного славенского языка купно с российским отвратятся дикие и странные слова нелепости, входящие к нам из чужих языков, заимствующих себе красоту из греческого, и то еще чрез латинский. Оные неприличности ныне небрежением чтения книг церковных вкрадываются к нам нечувствительно, искажают собственную красоту нашего языка, подвергают его всегдашней перемене и к упадку преклоняют. Сие все показанным способом пресечется, и российский язык в полной силе, красоте и богатстве переменам и упадку не подвержен утвердится, коль долго Церковь Российская славословием Божиим на славянском языке украшаться будет…
Сие краткое напоминание довольно к движению ревности в тех, которые к прославлению отечества природным языком усердствуют, ведая, что падением оного без искусных в нем писателей немало затмится слава всего народа. Где древний язык ишпанский, гальский, британский и другие с делами оных народов? Не упоминаю о тех, которые в прочих частях света у безграмотных жителей во многие веки чрез преселения и войны разрушились. Бывали и там герои, бывали отменные дела в обществах, бывали чудные в натуре явления, но все в глубоком неведении погрузилось…
Счастливы греки и римляне перед всеми древними европейскими народами, ибо хотя их владения разрушились и языки из общенародного употребления вышли, однако из самых развалин, сквозь дым, сквозь звуки в отдаленных веках слышен громкий голос писателей, проповедующих дела своих героев…»

© Copyright: Андрей Климов
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Проза, не вошедшая в рубрики
Количество отзывов: 2
Количество просмотров: 390
Дата публикации: 10.01.12 в 19:18
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Отзыв на произведение: Заговор лингвистов


"К тому времени успели перевести на латиницу языки 50 союзных республик". Непонятная фраза. Союзных республик было максимум 15 или 16(одно время была Карело-финская ССР).

Александр Акентьев    Добавлено 12.01.2012 в 14:45


Ошибочка вышла, Ваша правда.

Андрей Климов    Добавлено 12.01.2012 в 18:26
 
   
   
© 2009-2014 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Создание сайта FaustDesign
Rambler's Top100