Логин:
Пароль:
 
 
 
Русский национальный характер
Андрей Климов
 
Разные народы - как разные люди: казалось бы, все живут вместе, все сделаны из одного материала, но всякий живет по своим национальным законам, законам своей индивидуальности, определяющим всю его жизнь, судьбу, место и предназначение в общей семье народов и наций. Да и замысел Творца о разных народах и странах, очевидно, разный. И хотя определение национального типа, народной индивидуальности есть задача довольно трудная и, возможно, до конца неразрешимая, все же основные черты национального характера обычно довольно легко угадываются. Правда, угадать или почувствовать тот или иной национальный характер это еще полдела; нужно также понять, осознать, какое место отведено ему Творцом в общей, мiровой судьбе и истории, чтобы каждый народ мог попытаться сознательно занять свое, ему одному уготованное место, не претендуя ни на какое другое, и выполнять отведенную ему уникальную роль.

Каждый национальный характер имеет свои, лишь ему одному присущие особенности душевного склада, которые проявляются в его неповторимой национальной индивидуальности. Русский человек, например, непохож на индуса, немец - на англичанина, француз - на турка. Причём речь в данном случае идет не о внешнем, физическом различии, а об отличии душевного склада, мiровосприятия, психологических особенностей, менталитета. У каждого народа своя судьба, свой исторический путь, своя культура, свои веками выработанные и выверенные духовные традиции, методы и практика поиска Истины, своя национальная идеология и свой национальный закон бытия. С разрушением национального закона бытия, удерживающего каждого отдельного человека от падения в бездну греха и разложения, разрушается и гибнет всё общество, весь народ в целом. Попрание национальных законов и национальной идеологии неизбежно ведет к засилью и господству в пределах данного этноса антинациональных сил и к последующей его гибели. И любое ущемление прав, какого бы то ни было народа, на национальные законы и свою собственную национальную идеологию есть не что иное, как ущемление его права на существование.

        Безсмысленно и безполезно пытаться идти чужим, заимствованным путем. Самобытность и самостоятельность всякого народа, будь то в духовном, культурном, экономическом отношении, - залог его успешного продвижения вперед. Как отдельный человек, так и весь народ в целом не может жить нормальной, полноценной жизнью, заимствуя чужие идеалы, чужую веру и чужих богов. Не имея своей собственной, выстраданной веры, своих убеждений, своего представления о том, что есть добро и что - зло, никакой народ не создаст ничего великого и ничего не скажет другим народам, ничем не обогатит их духовного бытия и их жизни. И как бы не были хороши, красивы и привлекательны чужие идеалы, чужие боги и чужая вера они всегда будут оставаться чужими и всякий раз оказываться безплодными при каждой попытке перенести и укоренить их на другой национальной почве.

          Поэтому никакие иноземные рецепты спасения, как бы не были они хороши сами по себе, не помогут нам выбраться из того духовного кризиса, в котором мы находимся, пока мы сами в глубинах своего национального духа не вернемся к своей исконной национальной православной идеологии  - единственно пригодной для нас формы национального возрождения. И эта идеология определяется нашей собственной, русской проблематикой, всеми нашими страданиями, исканиями, грехами и ошибками, нашим национальным характером, его исторической, культурной и духовной миссией. Только в этом случае нам по плечу будет задача духовного возрождения России, потому что она будет соответствовать нашему исторически сложившемуся национальному характеру, его духовному и культурному уровню. Ни опыт других стран, ни всего человечества не сможет дать нам готового рецепта применительно к нашим национальным условиям. Вот почему Россия должна полагаться и рассчитывать только на свои собственные силы, не прельщаясь чужими идеями, верованиями, откровениями и истинами.

         Всякая самобытная национальная культура налагает на человека определенную, характерную печать, и, зная её общие отличительные особенности, мы можем угадывать скрытые за ней единичные живые лица людей, равно как и, видя отдельные лица и образы, можем понять общий смысл национальной культуры, который почему-либо стал для нас неясным или забытым.

         Руководствуясь данным принципом, попытаемся проследить некоторые вехи исторического развития России в перспективе вышеизложенного подхода к историческому процессу.

        Истоки формирования русской самобытной культуры, русского национального характера следует искать в далеком прошлом Руси, предшествующем появлению христианства на русской земле, в таких факторах, как природное окружение, климатические условия, ландшафт России, её флора и фауна. Суровая, строгая в своей красоте и лиричная русская природа с ярко очерченными гранями перехода от одной природной крайности к другой способствует развитию противоречивости человеческого характера, наделяет его богатым творческим воображением.

        Огромные пространства лесов и степей, безконечные цепи облаков, протянувшиеся к далеким горизонтам, привольное течение полноводных рек рождает широту, открытость и страстность души. Эти природные и климатические особенности русской земли нашли свое отражение в одной из самых характерных черт русской натуры - в ее способности видеть и воспринимать весь окружающий мир в первую очередь и главным образом сердцем и через сердце. В созерцающем русском сердце, обнимающим весь мир, заключен источник русской самобытности, русской православной веры и культуры. Русская «идея сердца» признает любовь главной движущей силой жизни, на которой основано все общественное бытие и сознание. Любовь - главная духовная и творческая сила русской души, определяющая всю жизнь и культуру русского народа.

         И если русский национальный характер тесно связан с православием, которое мы восприняли у Византии, с православной Церковью, с ее духовными традициями, то лишь потому, что он нашел средство своего самовыражения в православии и в характерных для него формах духовных поисков, в богоискательстве, имевшем в своей основе неистребимое стремление русской души к достижению всеобщей справедливости на земле, к торжеству добра и света. Ибо русская идея в чистом её виде есть идея осуществления правды, братства людей и народов. И не случайно в русском православии главный праздник - это праздник Пасхи, Воскресения Христова, поскольку творческие силы Воскресения, побеждающие зло и смерть, это исконные силы русской души, русского народа.

         Широта, глубина и открытость русской души, ее молодецкая удаль, смиренно-мудрое отношение к жизни, любовь к природе и умение отыскать в ней созвучия человеческим настроениям проявились в полной мере в народной песне и танце, в сказках и былинах, вобравших в себя и щемящую сердце тоску, и разухабистое лихое молодечество, и бойкий задор, и проникновение в самые потаенные движения человеческой души. Всё русское народное творчество проникнуто, пусть не всегда осознаваемым, но глубоким религиозным духом и чувством, осмысливающим и очищающим все природные побуждения чувства человека. Это лучше всего понял и выразил русский национальный гений Пушкина, который и по сей день через свое творчество направляет и духовно наставляет народ русский.
Духовные национальные традиции в России неотделимы от православия, и отмечены ярко выраженными чертами русского национального характера, такими как трезвенность, созерцательный склад натуры, стремление к самоанализу, отсутствие мелочного практицизма, духовно-нравственная целостность, долготерпение и смирение, открытость, широта и щедрость души, и вместе с тем склонность впадать в крайности. Православие, по словам Пушкина, сообщило нам «особенный национальный характер» и внушило нам идею «Святой Руси», признающую свою веру главным делом и отличительной особенностью земного бытия.
Вся традиционная русская национальная культура несет на себе отпечаток глубокой духовности, воплощенной для русского человека в образе Христа, трагичность земной судьбы которого импонировала трагичности мироощущения русской натуры. Русский характер не знает среднего пути, не знает умеренности, что делает его ареной игры и борьбы самых бурных и разноречивых сил и страстей. Он страдает от этого и страдает тем более, отдаваясь тому, во что верит и чему служит. Поэтому образ распятого и страдающего за всё человечество Христа так дорог и эмоционально близок  русскому человеку, знающему по своему собственному опыту, что Правда распинается в этом мире.

         Восприятие византийской православной духовной традиции Россией и русскими стало возможным благодаря главным чертам русского национального характера, накрепко спаянным с полюбившимися и дорогими для русского человека идеалами Христа, защитника и Спасителя рода человеческого. Склонность к самоанализу, сострадание к боли ближнего, готовность к самопожертвованию, отвага, мужество и стойкость, щедрость и гостеприимство - все эти черты русской натуры как нельзя лучше утвердились и нашли свою поддержку в православии. В учении Христа русский человек обрел опору и оправдание природных склонностей своего характера. Образ любящего и страдающего за людей Христа всегда жил в сердце русского человека хотя бы уже потому, что всякая истинно русская натура страдает от избытка переполняющих ее душевных сил, от стремления и в тоже время невозможности выразить себя в рамках жёстких ограничений и законов действительности. Но грубой силе довлеющего жестокого факта реального бытия русская душа противопоставляет духовную силу веры в Истину и добро, в то, что должно быть в мире Добра и Правды. И подвиг веры, заключающий в себе всю духовно-нравственную силу человека, состоит в том, чтобы не отрекаться от незримого добра, повседневно лицезрея всесильное торжество зла.

       И, наверное, самую страшную национальную катастрофу, постигшую нас в XX веке и равносильную, пожалуй, падению Константинополя, можно в какой-то степени объяснить и вывести из национальных особенностей русского характера.

        Избыток душевных сил, широта и цельность натуры, эмоциональность и в тоже время наивность, простодушие и доверчивость привели к тому, что Россия с безоглядной безпечностью отдалась такой пагубной крайности, как навязанный ей враждебными силами коммунистический эксперимент построения нового человеческого общества и связанный с ним период богоотступничества и забвения своих духовных и национально-исторических корней. Ощущая в себе гигантский запас внутренней энергии, Россия еще не научилась бережно относиться к ней и вместе с тем примирять и преодолевать полярные противоположности, заложенные в ее природе. Она не прониклась сознанием, что, в конечном счете, могут иссякнуть любые запасы силы, отпущенные нации или народу свыше, какими бы безграничными они не были. Хотя в тоже время опыт богоотступничества и богоборчества, несомненно, пойдет ей на пользу, ибо вера человека лишь тогда приобретает высшую ценность, когда проходит через критику и борение духа. Только преодолевая сомнения, раздвоение и страдание, в том числе и в историческом плане, человек духовно закаляется и становится готов для высшей ступени духовности. К тому же то, что происходит в человеке и с человеком в истории, имеет огромное значение для полноты раскрытия Божественной истины и ее людского восприятия.

        Нужно упомянуть еще одну очень важную черту русского национального характера, вытекающую из географического положения России между  Востоком и Западом.
Занимая огромное пространство суши, лежащее между Европой и Азией, Россия впитала в себя многие свойства, присущие западному и восточному складу человеческой души. Она совместила в себе мечтательную ленность и мистицизм Востока, пренебрегающего зачастую внешним ради внутреннего, с пытливой настойчивостью и активностью западного практического ума, привыкшего полагаться на собственные силы и подвергать все и вся сомнению. Такое сочетание, казалось бы, противоположных и противоречивых качеств делает русскую натуру универсальной и жизнестойкой, способной приспосабливаться к любым внешним условиям, живо откликающейся и проявляющей интерес к другим национальным культурам, обычаям и традициям, легко воспринимая и ассимилируя все лучшее в них и обогащая тем самым свое собственное духовное бытие.
       Это свойство и способность русской души к совмещению диаметральных противоположностей людских характеров, выраженных в восточном и западном человеческих типах, не раз отмечалось русскими мыслителями и философами. Так, у В.Розанова читаем: «Промежуточное, связующее звено между ясно расчленённою и ясно все расчленяющею Европой и тёмною, запутанной, заматерелой Азией сказывается во всяком нашем ремесленнике и мелком торгаше».

       Высшее предназначение России - привести к примирению вечно враждующие между собой Восток и Запад.  Великий русский писатель и мыслитель Ф.М. Достоевский, проповедник богочеловечества и божественной жизни на земле, видел подлинное предназначение русского народа в служении истинному христианству, истинной мировой религии, в которой нет ни эллина, ни иудея. Истинная Церковь, которую проповедовал Ф.М. Достоевский, будет всечеловеческой Церковью, прежде всего, в том смысле, что в ней исчезнет разделение людей на соперничающие и враждующие между собой племена и народы, которые, не теряя своего национального характера, а лишь освобождаясь от своего национального эгоизма, соединятся в одном общем деле всемирного возрождения. Главным залогом великого будущего России он считал слабо выраженный национальный эгоизм русского характера и отсутствие сознания своей исключительности в русском народе. И хотя он верил в то, что Россия есть избранный народ Божий, эта избранность русского народа должна проявиться не в соперничестве с другими нациями и не в господстве над ними, а в свободном служении всем народам ради осуществления в братском союзе с ними истинного всечеловеческого единства. Ф.М. Достоевскому были особенно дороги две черты русского национального характера: во-первых, его необыкновенная способность усваивать дух и идеи чужих народов, перевоплощаться в духовную суть всех наций и, во-вторых, - сознание своей греховности, неспособности возводить свое несовершенство в статус закона и права и успокаиваться на нем с вытекающей отсюда жаждой очищения и подвига и требованием более совершенных форм жизни. Если человек или народ не мирится со своей дурной действительностью и осуждает ее как грех, то это значит, что у него есть представление, идея или хотя бы предчувствие другой, лучшей жизни, того, что должно быть. Именно поэтому Достоевский утверждал, что русский народ, несмотря на свой видимый неблаговидный образ, в глубине души носит Божественный образ Христа и, когда придёт время, явит этот образ всем народам и привлечет их к Нему, и вместе с ними исполнит всечеловеческую задачу.

В лучших своих проявлениях русский национальный характер обращен не только на созидание и деятельное преобразование окружающей действительности, он видит и верит, что все его собственные действия и все, что его окружает, определяется Божьим промыслом, который он пытается осмыслить и постичь, и в то же время стать его активным проводником. Он не привык довольствоваться сиюминутными задачами и целями, и мысль его, устремляясь к высоким идеалам, непременно объемлет все человечество, не ограничиваясь лишь интересами своего собственного народа. Именно поэтому русский народ, объединив многие разрозненные нации и народности в единое государство, а затем и в Российскую Империю, на протяжении всей историю своего существования нередко пренебрегал своими собственными национальными интересами ради малых наций и народностей, впадая в крайность самозабвения своей национальной духовной жизни и культурных традиций, принося их в жертву культурным и экономическим интересам национальных меньшинств, населявших территорию России. Примером тому может служить вся история развития национальных отношений в России в советскую историческую эпоху, несмотря на все присущие им изъяны, хотя многие политики сегодня и пытаются навязать мiровой общественности образ России, как агрессивного государства, постоянно осуществляющего на протяжении своей истории политическую и культурную экспансию как в местном, так и в мiровом масштабе.

Универсальность русского характера, вобравшего в себя полярные противоположности человеческой натуры, в сочетании с присущим ему высоким интеллектуальным потенциалом наводит на мысль о том, что России предопределено сыграть не последнюю роль в созидании человеческого единства, хотя на этом поприще ее подстерегают многие опасности, которые могут оказаться для неё роковыми. России предстоит научиться правильно распоряжаться и управлять данной ей Богом силой, что потребует от нее сосредоточенного погружения в глубины национального Духа и внимательного изучения накопленного исторического опыта. От того, насколько эффективно ей удастся это сделать, будет зависеть и ее будущее, и тот вклад, который она внесет в создание нового человеческого сообщества, всечеловеческого единства. Слабые стороны русской натуры - неуравновешенный темперамент, незрелость мягкого и неустойчивого характера - делают ее уязвимой перед лицом многочисленных внутренних и внешних врагов. Но предназначением России всегда будет оставаться всечеловеческое служение. И, как отмечал Ф.М. Достоевский, стать истинно русским, - значит стать всечеловеком и ощутить своё братство со всеми племенами и народами земли.

© Copyright: Андрей Климов
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Эссе
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 881
Дата публикации: 12.01.12 в 19:46
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2017 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100