Логин:
Пароль:
 
 
 
Изверги.Пролог.
Георгий Овчинников
 


                                         Изверги

       «...даже волос не упадёт с твоей головы без ведома Бога...»
                                                                                                Л.Н.Толстой  
                                      Пролог
       Всё началось ещё в прошлом веке, когда наши деды воспылали очередным желанием построить новый справедливый или, даже как они тогда думали, совершенный мир; когда у невероятно терпеливого народа, наконец, лопнуло его терпение, и он решил под гиканье кучки мерзавцев, как обычно возглавивших его – поломать ход истории и позволить собственноручно провести очередной «лабораторный опыт» над собой; когда после «грандиозного» государственного переворота над ним самим ещё потом довольно долгий срок (семьдесят лет!) глумились...
         И он (народ) весь этот срок опять терпеливо ждал и вкалывал, обманываясь с удовольствием (а с удовольствием, как говорят, всегда дороже!) превращался в ту серую массу уставших от собственного самопожертвования людей, наконец, получил ту метаморфозу, коей и любуется сегодня со своей изумлённой «физиономией». Царей менял на «царей»; цепи на кандалы; несправедливость открытую на несправедливость прикрытую.
      Вот это всегда изумляло! Сначала разбаловать правительство до неприличия, чтобы потом, накопив огромную кучу обид, недомолвок, недовольства им – неожиданно взбеситься, получив определённую кучу неприятных духовных и физических увечий, всё-таки начать (снова и снова) новую жизнь. Мы, наверное, мазохисты, что ли? Мы сперва усиленно испокон веков сами себе создаём все различные проблемы, чтобы затем с пионерским  усердием целенаправленно решать их. И, как ни странно, вот уже тысячелетие (и, наверняка, не одно!) живём так. К примеру, читая хотя бы тех же классиков,  убеждаешься в этом. И живём, с таким непонятным для остального мира рвением, неистовым упоением – нисколько не теряя искренности в своём деянии.
     И правда! Порой нас не понимает: ни вечно рвущийся к цивилизованности – запад, ни хранящий тайну древности – восток, ни тем более, не замечающие свою необыкновенность – мы. Тем не менее, мы не кичимся этим – мы даже как-то снисходительно отрекаемся от своей  исключительности – вроде как бы даже стыдимся её, предпочитая первостепенному своему: либо западное, либо восточное. И ничего... Те с удовольствием принимают наше уважение, не возмущаются (как делали бы мы и делаем, во всяком случае, в душе).
     Я вот вспоминаю 1985 год. Мы же вроде как до этого и не замечали, насколько плохо живём. Может, потому что всем скопом? Как говорят: «На миру и смерть красна!» – что нам тогда бедность?! «Свято место – пусто не бывает». Потому материальную бедность заменяли богатством души и грамотностью. Говорил вождь пролетариата В.И.Ульянов (Ленин): знание – сила. Вот мы и «накачивали мускулы» мозга.
        А теперь?! Объяснили нам, якобы счастье-то оказывается совсем не в этом, а в количестве денег, которыми ты располагаешь для приобретения материальных благ. Не то чтобы кто-то нам объяснял, мы сами вдруг навострились на это, глядя на «прогнивший» запад. Мы вообще жили почти по принципам аскетизма. Тогда и  Шолохов-то воспринимался совершенно с противоположной стороны понимания. Зато сейчас его строки читаешь с уничтожающим ужасом.
     Как начали (на государственном уровне) войну в 17-м году против богатых, так и вели её  впоследствии до самого 85-го, пока новый Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачёв не удосужился начать «ускоренную перестройку».
      В начале-то всё двигалось широко – помпезно! Это потом к всеобщему  «удивлению» оказалось, что советская экономика уже давно отыграла похоронный марш – верней по ней отыграли – а до этого все почему-то хоть и предчувствовали подвох, всё-таки упорно ждали КОММУНИЗМА. Так как развитой социализм уже – так же! – давно случился. (Об этом трубили и рапортовали все газеты). Почему – так же? – спросите вы. Да потому что, простите меня за элементарную меркантильность, но на торговых прилавках в магазинах для такой огромной страны было шаром покати, зато давно осваивали космос и пугали мир ядерными ракетами. И вот этот нищий народ снова стоит на распутье, народ,: прошедший гражданскую войну, вымиравший при коллективизации от разрухи и голода, прошедший «колючую проволоку» Гулага, победивший фашизм, освоивший целину и вообще привыкший «как-тось» выживать, что при татаро-монгольском иге, что при «коммунистах».
      Опять спросите меня, а почему в кавычках? Отвечу. Потому как знавал, несмотря ни на что, честнейших людей среди них. Да и суть не в этом! Можно подумать, что экономика строится на одной честности и порядочности. (Если бы только!). Утопия! Она и есть утопия... и – никуда от неё не денешься. Нравится или не нравится, но до коллективного устройства надо морально дорасти ещё, надо измениться внутренне – духовно, когда своё естественным путём само собой становится общим, а не тогда, когда его навязывают из-под палки. За частную собственность даже  дети  делятся  тумаками, совершенно не имея никаких ещё представлений о собственности, да и вообще ещё не зная быта и устоев земли. Согласитесь, они просто говорят: «Моё!» и всё – и никаких гвоздей. Хотя на самом деле, это совсем даже (как может оказаться впоследствии!) не их вещь. А просто она им прилюбилась. Ну, вот и думай здесь.
      Но речь свою повести я хочу совершенно не о политике. (Да Боже упаси!). Скорей, о её удручающих последствиях. Каждый, мало-мальски поживший в те «старые добрые времена», немного подышавший тем «сжатым воздухом» застойных времён и ощутивший на своей собственной шкуре тот «железный занавес», ту своеобразную атмосферу недосягаемости и недоступности «дикого запада» с его претенциозной культурой, подтвердит, не кривя душой, что именно для неё (души!) тогда было гораздо больше положительных предпосылок, нежели сейчас. Хотя общество в целом являлось официально атеистическим. Казалось бы, откуда могут взяться такие понятия: как доброта, взаимовыручка, альтруизм... и многое другое, тому подобное. Не хочу утверждать, что оставшиеся осколки религий способствовали этому. Хотя детей посвящали тайно в ту или иную, в зависимости от национальности и каких-либо других обстоятельств, религию. И это было в порядке вещей. Атеизм и религии шли негласно – рука об руку – в этом своеобразном обществе. Вот я, например, как и многие другие мои ровесники, был крещён в русской православной христианской церкви, несмотря на то, что отец мой был убеждённый коммунист – свято веривший в светлое будущее коммунизма. Его (коммунизма) кстати, казалось вообще все «с минуты на минуту» ждали. Ждали как чудо. Как «манну небесную». Все предрекали – вот-вот и ОН настанет. Откуда? С чего вдруг?! Не знаю! Но я тоже верил.
     В ночь на пасху молодёжь скрытно проникала на территорию церкви больше, чтобы удовлетворить своё любопытство, чем вникнуть в суть церемонии. Повсеместно красили куриные яйца, стукались ими, катали... Администрацией создавались специальные дружины для поимки молодёжи на подобных религиозных  мероприятиях. Нельзя было их посещать! Пойманных – наказывали. Не принимали в пионеры, в комсомол... И это было серьёзным наказанием.
      О детях беспокоились. Слабым здоровьем бесплатно давали в школьной столовой молоко, отправляли в санатории и оздоровительные лагеря отдыха, периодически проводили медицинские обследования. Да и вообще, каждого воспитывали в духе честного и добросовестного юного ленинца, который должен будет заменить своих старших товарищей в борьбе за светлое будущее трудового народа всего мира. И все твёрдо верили, что пролетарии всех стран должны действительно соединиться.
      Кроме того, огромную роль в повседневной жизни трудящихся играла советская цензура. (Ибо не работающих не было, а если и были, то тунеядцы и их непременно сажали в тюрьму.) Цензура, она особенно остро несла свою вахту (и днём и ночью), оберегая внутреннее содержание и внешний облик нового человека. Человека будущего. Телевидение, радио, литература – вся  культура! – к тому же пресса в любом её качестве – всё  преподносилось исключительно в рамках воспитания этого человека. Да и не только казалось, а большинство и в самом деле таковыми являлись: честными, морально устойчивыми, готовыми к взаимовыручке и в любой момент  делящимися с товарищем последним, а самое главное, способными в беде – «закрыть свою Родину грудью».
        Прекрасные качества! И они в большинстве своём действительно были. Так думал тогда, и думаю я сейчас о том времени. Как много было именно тогда всего такого: чистого, прекрасного,  доброго... Вообще отрицательное тогда – скорее было случайным, чем закономерным. Может, мы и в самом деле понапрасну поторопились, опять безоговорочно сразу разрушили старое, не подготовив ничего нового. Ломать – не строить! Что ж мы такие теперь нетерпеливые? Ведь был у нас уже пример Нэпа, которым в настоящий момент воспользовались китайцы.
        Нет! Нам уже так не надо... Мы «по-русски»... Надо же, даже эта фраза и то уже звучит как-то неприятно, вызывая широкую дисгармонию в окружающей среде; несколько отрицательное предвзятое преподнося ожидание; заранее готовя нас к напряжению. А ведь абсолютно ясно, что каждый хочет жить как можно лучше. Жить, по меньшей мере, хорошо, но мы – глядя на нас – как будто разучились. Или неужели не умели?
     Теперь происходит обратное тому, чего с таким трудом в своё время добивались всем обществом. Пусть не совсем правильным обществом (с экономической точки зрения), но зато всё-таки гораздо добрее нынешнего.
      Когда началась перестройка, многие люди оказались на обочине её  ещё неизведанного пути движения. Люди оказались абсолютно не готовыми к новым, теперь наступавшим преобразованиям. Многое, ставшее за годы ковки нового человека враждебным, странным образом вдруг ожило и приобрело сейчас уже невинный характер. Спекулянты (фарцовщики) стали вполне безобидными коммерсантами. И это в то время, когда в тюрьмах ещё отбывали свои весьма длительные срока за свою самостоятельную «коммерческую» деятельность вне закона некоторые наши товарищи и родственники.
      Всё перекрутилось. Люди, способные взяться за какое-нибудь ремесло, открывали кооперативы или занимались индивидуальной трудовой деятельностью, а те, кто пошустрее и чуть пронырливее – позже своим делом (business). Неоспоримое большинство – растерялись. Теряли инициативу, но надо было, кроме всего прочего, как-то жить: питаться, одеваться, сначала хотя бы попросту выжить. Тут даже как говорится: не до жиру – быть бы живу!
       А некоторые в глубоком отчаянии переступали закон и амбиции «кодекса совести». Таким образом, сначала опускаясь в собственных глазах, но впоследствии, уже увязнув и несколько привыкнув к этому преступному статусу в глазах мечущегося общества (теперь уже даже упиваясь своей «значимостью»!), беспардонно  продолжали эту деятельность с бурным энтузиазмом. А им, собственно говоря, ничего другого и не оставалось. Судьба, да и общество бросили их в кювет с такой лёгкостью, что было бы весьма удивительно их обозревать в иной интерпретации, то есть, в жалком облике стоящих на паперти и просящих подаяния. Они посвятили свою жизнь (в своё время) советскому спорту... И вот эти, здоровые, крепкие парни оказались, как таковые, совершенно не у дел. Даже песенка-прибаутка появилась тогда: «Были мы спортсмены, а ныне рэкетмены...».
       Вместе с берлинской стеной были разрушены и идеологические преграды. Представьте, как эта огромная глыба всякой всячины вдруг обрушилась на неподготовленные и нисколько не ожидавшие такого поворота в политике умы (некогда ещё «затворников») вот такой вот губительной (распылённой) новизны. Что от полученных «наркотических» доз информации лопнули ранее нажитые принципы и суждения, превратившись в шелуху совдепа. Можете себе представить эту запутанную противоречивость в разных умах. И  как брошенные на произвол судьбы люди теперь начинали думать обо всей этой галиматье. Отнюдь! не упрекая себя нисколечко за своё отступничество – а напротив! – «возвышаясь» в своих и чужих глазах, вставая на пьедестал «вольного человека» – «Робин Гуда».
      Воля только эта заключалась в своеволии. В дальнейшем, будучи названной «безбашеньем», «отморожением» и другими народными эпитетами. Кто не умел зарабатывать трудом и умом – тот зарабатывал силой и наглостью. И это даже вначале поощрялось в народе прикладным определением, ведь коммерсанты ещё совсем недавно были врагами, туда же относились и кооператоры. Ещё жил в душах – дух революции.
      Народ, по неизвестным причинам, по-прежнему отрицательно относился к людям, самостоятельно ведущим свои дела без участия в них государства. Кооператор долгое время находился в списке отрицательных лиц. Товаров по-прежнему не было особенно качественных и поэтому приходилось местным производителям идти на различные уловки, скрывая отечественность товара  липовыми лейблами зарубежных стран.
      Постепенно окружающий мир торговли прогрессировал. В конце концов, производство стало нерентабельным и его, поглотив, захватило в свои руки посредническое проявление. Спекулянты переродились в «челноков» (кстати, неимоверных тружеников), отчего рынок перенасытился дешёвым и некачественным товаром. Надо было, как можно дешевле, оптом купить и как можно дороже в розницу продать. И вот рынок всё-таки перенасытился. Появилась нелепая видимость некоего изобилия, что бесспорно непривычно для «изголодавшегося» глаза обывателя. Народ вникал в новую жизнь. Новое мировоззрение пронизывало последние остатки «совдеповского» кинематографа.
       Недостаточно осуждённый бандитизм приобрёл имидж – авантюры, приключений..., а самое главное – достатка. На этом-то всё и завертелось, что мною и предполагается быть отмеченным.
      Очень неожиданно для всех простолюдинов распался огромный Советский Союз. Предстал у власти новой страны первый президент Российской Федерации Б.Н.Ельцин. Союз распался, преобразовавшись сначала в Союз Независимых Государств (экономически невыгодным для всех его обитателей-стран, а в первую очередь – для России), а потому впоследствии именовался таковым лишь формально – и, в конце концов, совсем рассыпался. Даже сама новая Россия была в зыбком состоянии – ибо могла в любой момент раздробиться на множество мелких княжеств. Казалось, если бы в США знали бы об этом, они бы нас могли захватить голыми руками.
        В стране господствовал  такой!  хаос, что порой с трудом верилось вообще в существование страны. Все алкали поделить страну, как огромную тушу убитого животного. Отрезать от него самый большой (и жирный) кусок. Обострилась межнациональная рознь. Кровавая бойня в Чечне. Повсеместно шли распределительные войны между бандитскими группировками. Каждая цеплялась за свою сферу влияния и норовила отчекрыжить чего-нибудь от чужой. Формально, правительство с помощью «ваучеров» начало эту деятельность, ещё усугубив ситуацию – обострив её нагнетание.
              *                                           *                                       *



© Copyright: Георгий Овчинников
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Роман
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 358
Дата публикации: 16.01.12 в 22:23
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100