Логин:
Пароль:
 
 
 
Бунт на каторге. Возвращение в Мурманск
Николай Гульнев
 
БУНТ НА КАТОРГЕ. ВОЗВРАЩЕНИЕ
ПЛЕТНЁВА В МУРМАНСК

"Когда на каторге узнали, что Правительство Северной
Области и генерал Е.К. Миллер ушли
на ледоколе из Архангельска, произошёл бунт.
Достойно удивления, что заключёнными не был убит
начальник тюрьмы Судаков. «Надо по суду!»
Из «Архива русской революции»

Тут не дано пахать и сеять,
И подниматься колоску,
Но бунтом всё-таки развеять
Возможно дикую тоску,
Размять простуженные кости,
Собравшись вечером тайком,
И надзирателя со злости
Ударить рваным башмаком,
Назвать зверюгою и гадом,
Нашивки царские сорвать,
И, надышавшись дымным смрадом,
Всю чашу желчи расплескать!
Свершится пир в победной драке,
И будет в радости живой,
И примут зэки и зеваки
Победу власти ножевой!
Знать и сюда доплыли вести –
Кричи от радости, кричи!
Есть в позабытом Богом месте
Провидцы, судьи, палачи,
И есть радетели отныне,
И силы есть, что могут пнуть –
Не удержаться на стремнине
Да и назад не повернуть!
Здесь пушек нет и канонира,
Здесь нет летящих острых жал –
Здесь не решались судьбы мира,
А судьбы мир свои решал!
Он может опытом делиться,
Как завершить великий слом!
Тут всё – кристальная водица
И беспощадный волнолом!
Не зря эпоха рыбой билась
И шла за Богом без Царя –
Тут вся Россия отразилась
В глазах простого бунтаря,
Тут мир восторгов и стенаний,
Тут свет, вернувшийся из тьмы –
Нам век до славных начинаний
И миг до вечной Колымы!
Кресты считайте у погоста
И крест, что так ласкает грудь –
Всё у России слишком просто,
Всё у России как – нибудь!
Но всё не лечится хвороба
И не оплачен смертный счёт,
И словно лава, наша злоба,
По душам времени течёт!
Нет остановки на минуту –
Так принимать судьбу изволь!
Посеяв боль, рождаем смуту,
И пожинаем снова боль!
И не туда несётся фура,
И не растёт родной удел –
Вершит холопская натура
Веков и мыслей передел,
Бунтует, тешится громада,
Резвится Родины простак –
И всё у нас не так, как надо,
А то, что надо – всё не так!
Россия в бойнях отбоялась
И Слово в нас не прижилось –
Уж в душах праведных сломалась
Судеб невидимая ось!
И много выборов не лучших,
И, чаще скопом да бегом,
И лечит Родина заблудших
Сентиментальным батогом!
Но слишком часто эта проба
И с криком Божеский совет!
Душа – не грязная утроба,
Она иной приемлет Свет!
... Однако, в буйстве размышлений,
Мы суть России не сотрём –
У нас всегда найдётся гений
И станет нам поводырём,
И будут вёрсты повторимы
Под мерзким криком торжества –
Мы и в беде неистребимы
От самозваного родства!
Но есть нередко в нашей доле
Благая истина из снов!
... Пришёл на старом ледоколе
К причалам Мурманским Плетнёв!
Казалось, счастье всё же близко,
Казалось, тает смертный ком –
Но вновь назначена прописка,
И правит истиной Ревком,
И утверждает в гневе меры
За весь измученный народ,
И по команде - «Офицеры!»
Один Плетнёв шагнул вперёд!
И замутились быстро плёсы,
А от надежд остался скол –
Застенок, вызовы, допросы,
Ночник, кожанка, протокол!
Тут обезумевшая сила
И буйных вымыслов река –
Вдруг комиссара удивило,
Что знал он лично Колчака!
Тут рассказать им всё извольте,
Но без издёвки на устах –
«С ним на каком вы были флоте?»
На двух, как сказано, флотах!
Но комиссар аршином мерил
Лихое время похорон –
«Мы, если надо, всё проверим –
Есть очевидец тех времён!»
Но вновь добром вернулась плата,
Как возвращалась иногда -
Ведь «очевидца» он когда-то
Сам спас от царского суда!
И нет уже былого спроса,
И стал добрее строгий тон –
Рукою бывшего матроса
Плетнёв повторно окрещён!
И без пробелов стали дыры,
И захотелось снова жить –
Нужны, мол, флоту командиры,
Готовы должность предложить!
Плетнёв пред выбором нормален,
Но и слова опасно лить –
Он так избит и измочален,
Что надо душу излечить,
Не торопить судьбу, не рваться,
И не выкрикивать – «Ура!»
Сначала надо разобраться
И отоспаться до утра!
И не беда, что он угоден,
Что может выбор быть большой –
Он весь до вечности голоден,
Уставший телом и душой!
И что несут такие фразы?
Ведь память нынче коротка!
Быть может судят за отказы
И дарят новые срока?
... Но в разговоре есть истома,
Что вмиг развеяла испуг –
Он столько лет, как не был дома,
Желал бы ехать в Петербург!
Уж так разметила година –
Сегодня воин, завтра тать!
Он не видал жену и сына
Шесть лет, коль точно сосчитать!
Но в Петербурге тлен и голод,
И до обиды жалок быт!
Но я готов, я очень молод,
И слишком попран и избит!
И мне тепла хотя бы малость
Да и покой чуть-чуть вернуть –
Со мной Отечество осталось
И мой извечно грешный путь!
... Живи и будь высок до дрожи,
Будь перед совестью в чести –
Всё, что теряем, нам дороже,
Всё, что желаем, не найти,
Не возвеличить дух природный,
А, просыпаясь, не уснуть –
Лишь может отрок благородный
Суровым рыцарством блеснуть!

© Copyright: Николай Гульнев
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика гражданская
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 206
Дата публикации: 16.02.12 в 10:21
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100