Логин:
Пароль:
 
 
 
Cказ о навием коте.
Виталий Кононов
 
[size= 10.0pt; font-family: Arial]Сказ о навием коте.[/size]





[size= 10.0pt; font-family: Arial]Однажды в далёкой древности, когда племена и роды русские раздельно жили и часто переселялись в новые места, жил в одном роду некий муж – ни молодой, ни старый, охотник да бродник, к ратному делу гож, но на ратарей не схож, Семижилом прозывался. И жил он вместе с котом, который с реки приплыл к нему на бревне, да так и напросился в гости, да так и прижился, да так и полюбился. А жил муж тот за становищем у реки, в простенькой землянке. Тут он рыбу ловил, солил, шкуры выделывал куниц, лис да косуль, и, вестимо, кота кормил – попрошайку. Кот же к нему очень привязался – да так, что бегал за ним на ловлю рыбы, в лодии сидел спокойно, а иногда даже малость в лес с ним заходил, но недалече. А когда муж тот в землянке почивал, кот часто ложился к нему на грудь и мурлыкал песнь свою колыбельную. [/size]


[size= 10.0pt; font-family: Arial]Коты же тогда были редкостью невиданной на землях русов и поэтому весь род, и соседнее племя, дивились коту, заходя к Семижилу.[/size]


[size= 10.0pt; font-family: Arial]Жёнку заиметь Семижилу тому ещё не привелось: род только заселился на берегу том – одно лето назад, а жену ведь лучше взять не из своего рода. Отец и мать его живы были, и жили они в становище – со всеми в одном из общих жилищ. А жилища те были сделаны сообща, чтоб впоследствии использоваться под хранение круп и шкур, и ягод с кореньями, а до того – вместе зимовать, так сподручнее – общий котёл вести – страву варить да делить, да пред камнем плоским молитвы справлять, Богов славить, предков чтить. [/size]


[size= 10.0pt; font-family: Arial]Постепенно люди строили себе землянки. А уж когда кто справлял себе землянку – то и переселялся в неё. А землянку не сразу справишь – пила-то на весь род одна была, секир, вот, было с дюжину, ножей – поболее уж, а мечей только два, некоробно было. Вот пилой той всё время вжикали то одни мужи, то другие. [/size]


[size= 10.0pt; font-family: Arial]Так и жили – рубили дерева – очищали место для становища родового. Летом в шалашах многие жили, а к холодам перебирались в общее жилище – кут свой огораживали шкурами, кули подвешивали к жердям. Так вот там и жили мать да отец мужа того – охотника да рыболова Семижила. [/size]


[size= 10.0pt; font-family: Arial]Однако ж охотиться на зверя дикого нужно сообща, купно, ведь его выгонять надо на стрелков, или же сообща из схоронов бить. И поедать его нужно быстро – летом-то мясо не сохранишь, соли мало – для зимы беречь надо. И вот муж тот – Семижил, не отлучался надолго от жилья своего, и так всё более ловушки ставил и вентеря ставил. А родитель его меном занимался, – отец на долблёнке своей всё плавал туда-сюда, спрашивал кому что нужно; и так вот то крупы привезёт, то шкуры увезёт, то котелок привезёт, то мёд дикий увезёт, то досок привезёт, то ягод увезёт, то соли привезёт, то убрание какое, ладно сшитое, увезёт. А то и требы возил к капищам, и снадобья хворобным людям привозил, и напилок выменял у кузнеца дальнего за лук справный, чтоб пилу править единственную. Да и невестку приглядывал для сына. Так и жили-выживали. И всё нелёгкие времена были те. Сытости верной не было. И недолог век человечий был – вёсен с сорок. А коли поболе у кого, то уже доля особая считалась. А мать Семижила пошивом занималась, за кореньями и грибами ходила с жёнами другими и детьми, тыны плела – по родовича повелению – да и всякое другое делала – крапиву вычёсывала на нити, за детьми всякими приглядывала, хлёбово варила, мясо разделывала, а кости на навар – всем дымам поровну, коренья молола да зёрна, лепёшки пекла на камне у кострища. Так и жили-выживали.[/size]


[size= 10.0pt; font-family: Arial]Вот у реки жил Семижил, вот к нему и пришёл однажды волхв родовой, посмотрел на кота – редкую тваринку – да и рёк, что кот тот Велесом поглажен… Как понять? Что значит? А волхв ушёл себе, ничего не объяснил, только одно посоветовал: справить клеть для кота и держать его там один раз в дней сорок иль пятидесят, но клеть чтоб полынью набита была до половины. Мол се на здравие его котовье. Такие дела.Семижил и сделал так. И всё смотрел за котом, а тот на него смотрел часто. Что такое? – замечает Семижил, взгляд-то у кота, как у человека! То такой, то этакий, то даже со слезинкой. И ведь при этом ещё кот как бы и говорил ему что-то по-своему – мявча да урча. Только что тут разобрать можно в мяуканье, – кушать ли животинка хочет иль пить – всегда было.А уж мышей ему вдосталь вовсе – так, что и говорить нечего, да и потрохов рыбьих, да угощений от ребятушек-баловников... А кот всё бывало подойдёт, лизнёт руку, посмотрит в глаза Семижилу да и мяукнет тихо, и смотрит шибко. И вот приснился кот этот своему хозяину, и говорит ему русской речью: «Аз аки и ты». Во как! И запомнил этот сон муж. А что сие значило – не понимал. А отец его в гости к нему захаживал, когда плавал, иногда и ночевал. Так вот отец его очень полюбил того кота и кормил его только мясом. Ляжет, бывало, почивать уже после вечери, и покладёт себе на грудь кусочек мяса из хлёбова, – кот тут как тут – съест и вылижет. Отцу в забаву то и в ласку, – потеха такая. Ой, потеха была эта и впрямь особая. Сын-то тоже любил кота побаловать, но поменьше баловал.[/size]


[size= 10.0pt; font-family: Arial]Так прошла с котом тем зима в землянке Семижила – вторая зима на тех землях. Нелегко зимой было, но не одиноко. А по весне кот искал себе кошку, только не было кошек, так он ор затевал по-своему. И муж тот горевал. А жить надо. Жить надо, да только умер кот. Не понять было Семижилу: отчего умер кот – не такой уж и хворый был, чихал только. Умер, но снится ему опять кот, и речёт де, что ты меня кормил, любил, и я тебя за то люблю, и отца твоего люблю. Найду я вам место славное для жизни... [/size]


[size= 10.0pt; font-family: Arial]Пошёл Семижил к волхву, поднёс две рыбины да стрел с дюжину и поведал всё. А Волхв его послал к другому волхву, а тот сказал ему, что кот сей, видимо особый, а больше ничего не поведал. [/size]


[size= 10.0pt; font-family: Arial]Бережно ухаживал муж тот за могилкой кота, клал цветы, и жалел даже его, и разговаривал с ним. И вот с сего-то места и вся суть открываться стала, всё таинство идущее от кота того. И дивно то было…[/size]


[size= 10.0pt; font-family: Arial]Пришёл как-то в становище родовое некий неизвестный всем волхвам волхв, дивный, скорбный очами, души видящий, со златыми завитульками на посохе, да и вопрошает: «А не было ли в вашем становище киса-животинки у кого-нибудь?» Как же, все знают у кого кот жил. И ответствовали ему о Семижиле, об отце его и матери. А отец захворал зубом к тому времени, маялся дней с пять, а затем клещами и выдернул его. А затем он пятнами пошёл весь, беда! Тут к нему волхв странный и пришёл, посмотрел на него и поведал о том, что видимо недолго ему жить, и что нужно готовиться ему в Навь. Запричитала мать и послала юнца знакомого за Семижилом. Пришёл к вечеру Семижил, рыбы принёс да грибов. Тут и поговорили они с волхвом тем пришедшим. Оказалось, что волхв тот с умершими мог говорить, в Навь проникать и даже показывать навиих предков потомкам их. Редкий дар, особенный дар, скорбный и радостный, ведь многие рады весточке от предков своих ушедших в мир иной. Так вкруг того волхва и ходили многие, угождали ему, лепшие куски мяса давали. И вот пришло несчастье к Семижилу с матерью – помер отец. Сожгли его и в корчагу положили, плач сотворили жёны, справили тризну. И пошёл волхв тот странный к Семижилу в землянку, чтоб на могилу кота его сходить. Ходил всё там – длани выставлял руками простёртыми. Селу могилки, камень поставил, и так просидел и день – и ночь – и день снова. А Семижил всё ходил к нему, только утром вздремнул. А к вечеру уже следующего дня волхв тот поснедал хлёбова с Семижилом и сказал ему чтоб при луне пришёл к нему на могилку кота, да трав дал Семижилу неких перетёртых – чтоб заварил их. Пришёл Семижил с настоем трав в глечике. Сел с волхвом у могилки, тот взял его за руку, и наказал сидеть молча. Так сидели, попивали настой. Стало немного в дрёму клонить Семижила. Глядь, а перед ним кот его, как солнышко весь – рыже-жёлтый, аки одуванчик. А волхв мужа за руку-то и держит. А кот у ног потёрся да отбежал по тропе и смотрит на Семижила. А Семижил понимает, что кот зовёт его, – за ним пошёл. А кот снова отбежал. И видит Семижил что вроде как нить некая сребряная на этой тропе и что нить эта за ним где-то и заканчивается: пройдёт Семижил несколько далече да и смотрит – а нить под ним, а за ним нити нету! И у кота такую тоненькую рассмотрел. А далече-то зрит – а там ещё да ещё нити – с других троп вьются да колышатся, да и в воздухе тож. Что ж такое-то? Поднял Семижил одну нить да и хотел на прочность её проверить, ан и отдёрнул его руку волхв. Волхв-то всё за руку его держал, но не видел его Семижил, да так и позабыл про него, а волхв и речёт, что нити сии рвать не смей, мол, так как это нити жизни человецей разных. А вот поди всмотрись…[/size]


[size= 10.0pt; font-family: Arial]И узрели они множество нитей выходящих из места некоего, а там лик славный виделся жёнки некоей светной. «А то, – речёт волхв, – Мати наша небесная – Макошь, – вона – нити судеб прядёт». А меж нитей тех кот-то рыжий балует, да так в них и заныриват. И всё нити те вьются да не рвутся, да друг через дружку проходят и не путаются! И всё-то они вроде как волны некие, и вроде как дымы гибкие. А и вновь кот уж потёрся об ноги Семижилу. А тот и на руки его принял, а кот-то очесами на него глядит добрыми, и уж в тех очесах его – меды липовые переливалися… И тут уж даже всплакнуть мужу тому вздумалось, да одёрнул его вновь волхв, коего и не видать никак было. И гладил муж кота своего. А котей ему речёт, мол пошли дальше и за нить его взялся. А и пошли они всё травами чудными, изумрудными, и узрели ланы добрые, златые нивы приветливые, узрели реки бирюзовые, узрели цветики яхонтовые да домы узрели белыя, как сахарныя. А тут и отец Семижила вышел к ним, обнял, да что-то говорил радостно, а что говорил – так и не услыхал сын-то. А только смотрит – все стены в дому белые, и ничего нет, кроме плетёнки на полу, там кот-то и улёгся, только поперву вкруг неё раз с пять пробёг. И хотел Семижил сказать что-то, да не мог словес сотворить устами. А про себя всё думал, что многое ещё сотворить нужно для дома. И что местав нём много для всей семьи. И давай он секиру искать, чтоб древо срубить на дощки, а только тут опять его волхв одёрнул, да шибко одёрнул. И вот тут-то и слышит он голос волхва, прям вроде как из-за хребтины своей иль из-за уха вроде как слышит, мол де прощайся с отцом, с котом и благодари, благодари! Да мол говори, что придёшь к ним с матерью по-позжее. Сами, мол, придёте с медами многими да с рыбами солёными.Да и в спину тык-тык вновь его волхв перстом-то своим. Смекнул Семижил, что послушаться нужно. И благодарил он кота, а отца уже не видел. И гладил он кота, а тот порастянулся, уснул. И вот повыздынулся с того места Семижил, вроде как вверх и в себя, и очеса закрыл. А в голове-то у него всё затворялось, да отворялось… Задрожал. А открыл очи – глядь – сидит с волхвом у могилкикота своего любого. Так посидел сиднем до зорьки. А волхв ему речёт, мол, понял ли он чего? – «Уразумел», – ответствовал. Так вот волхв ему и речёт, мол, отдай мне всё своё сребро для капища. И пошли они в землянку, отдал тому волхву Семижил два кругляша сребряных да ещё кусок витья сребряного. А волхв речёт ему вновь, встренешь, мол, ты по-осени жёнку у воды, станет твоей она. Будут дети у вас, мол, сына прозовёшь по-своему а внука он прозовёт по-своему. А внук внука того князем уж будет и прозовёт пущай свого сына Кисеком, и буде он князем справным. А ты, мол, меча не чурайся с сего дня, и ничего не бойся, – стезя твоя ратная-непрерывная. [/size]


[size= 10.0pt; font-family: Arial]Так и подался затем волхв по реке в челне, приплывшим неведомо откуда к тому дню; сетовал, уходя, что кот почил... Его это кот был – Котя. Да вот, и говорят, что де мол коты, да кошки всяки, мол, любят клубки пряжи разматывать, да путать. Так то они делают, чтоб судьбу свою так самим запутывать, чтоб не попала нить под обрезание, думают, что это всё нити судьбы, глупышата шустрые... Видать то им передалося от тудова… с Ино. А век кошачий недолог, потому и поспешают они – и набаловаться, и нагуляться, и наспаться в волю – видят-то во снах не вестимо что нам. Так вот, а через два лета, волхв тот проплывал, да забрал косточки кота своего, землянки Семижила уж не было там, походничал он уже, а женка его в становище ждала, с матерью. [/size]


[size= 10.0pt; font-family: Arial]А коты-то всё боле середь чёрных особливые. А почали на Русь завозить их веков так через четыре после того. И всё они балуют с… – не видим мы с кем они балуют. Про то – тссс, молчок. А князя Кисека часто люди кличут, не ведая о том, – забавно это сложилось. И опять же – опосля и про кота Баюна самого сложилось немало!.. А Баюн тот пужал всех, да то иной сказ уже…[/size]

© Copyright: Виталий Кононов
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Рассказ
Количество отзывов: 1
Количество просмотров: 339
Дата публикации: 20.02.12 в 11:06
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Отзыв на произведение: Cказ о навием коте.


Независимое Издательство "Первая Книга" помогает авторам опубликовать произведения!

Независимое Издательство "Первая Книга" предоставляет уникальную возможность для авторов поучаствовать в сборниках современных писателей!

Для экономии 20% Промокод: JAIIJFF

Всю интересующую Вас информацию Вы сможете найти на нашем сайте: www.перваякнига.рф

Ждем Вас в наших сборниках!

Антон Романов    Добавлено 13.10.2018 в 19:06
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100