Логин:
Пароль:
 
 
 
Ч.3 Учёба в Высшем Военно-Морском Училище им. М.В.Фрунзе. Предисловие
Николай Гульнев
 
Часть 3

УЧЁБА В ВЫСШЕМ ВОЕННО-МОРСКОМ
УЧИЛИЩЕ им. М.В.ФРУНЗЕ

Училище берёт своё начало от Петровской Навигацкой школы, открытой в 1701 году. Она называлась «Школой математических и навигацких наук». Об этом написано достаточно, и не хотелось бы повторяться. Постараемся обратиться к фактам, которые особенно не известны. Со смертью Петра Великого престиж службы на флоте резко упал. Дворянских детей старались записывать рядовыми в гвардейские пехотные и кавалерийские полки. Считалось, что служба на флоте значительно опасней и трудней. Да и гвардия после Петра участвовала во всех государственных и дворцовых переворотах, и имела большее влияние на верховную власть, чем представители флота.
За перевороты платили деньгами, крепостными, землёй и должностями. Так зачем служить на флоте? Но такое положение было нетерпимым. Нашлись и в то время патриоты Отечества, которые своими обращениями и прошениями старались изменить военно-морское образование к лучшему. Так, в 1749 году князь Михаил Белосельский подал прошение Императрице Елизавете Петровне, в котором напомнил, что «..служба морская есть многотрудная, охотников к ней весьма малое число. Нынешние офицеры все заводу Государя Императора Петра Первого ...». Все эти обращения привели к тому, что 15 декабря 1762 года был создан Морской Кадетский Корпус. Кадеты и гардемарины, кроме специальных дисциплин, стали изучать три иностранных языка – французский, английский и немецкий, а также обучались рисованию, танцам и фехтованию. Крупные изменения в Корпусе произошли в 1761 году, когда Директором был назначен Иван Логинович Голенищев-Кутузов. Он через Императрицу Екатерину Вторую добился, чтобы Корпусу была приписана деревня с крепостными в 210 верстах от Петербурга. В Кронштадте построили дом, где могли разместиться гардемарины перед уходом в плавание. Было увеличено жалованье офицеров Морского Корпуса, и стало значительно выше, чем у строевых морских офицеров. Своеобразной была забота Директора Корпуса о гардемаринах, которые плавали на боевых кораблях во время летней практики. Он выступил против введённой ещё при Петре Первом двойной матросской порции для гардемарин на борту боевого корабля, утверждая, что «...для молодого человека совершенно не нужно большое количество пищи, а употребление вина и сбитня приучает к крепким напиткам». Голенищев-Кутузов хотел, чтобы будущие флотские командиры приучались на кораблях во всём вести себя по-офицерски. Он посылал из Корпуса столовое серебро, скатерти и салфетки на те корабли, на которых плавали его питомцы.
Всё было бы хорошо, если бы пожар в 1771 году не уничтожил здание Корпуса на Васильевском острове. Погорельцев решили разместить в одном из зданий в Кронштадте. Учебным заведением от имени Голенищева-Кутузова стал управлять капитан 1 ранга Н.С.Фёдоров, человек грубый, необразованный, не имевший понятия о важности воспитания детей. Вот как описывал свою жизнь во время пребывания Корпуса в Кронштадте барон Владимир Штейнгель: «Капитаны, казалось, хвастались друг перед другом, кто из них бесчеловечнее и безжалостнее сечёт кадет. Была ещё одна особенность в нашем Корпусе, это – господство гардемарин над кадетами, которых употребляли, как сущих своих дворовых людей. Я сам, бывши кадетом, подавал старшему умываться, снимал сапоги, чистил платье, перестилал постели и помыкался на посылках с записочками. Боже избави ослушаться – прибьют до полусмерти. Зато, какая радость, какое счастье, когда произведут в гардемарины. Тогда из крепостных становишься барином, и все повинуются». Положение могло исправить только перевод Корпуса обратно в Петербург, что было сделано по распоряжению Павла Первого. Пожалуй, больше Императора Павла никто для Корпуса за все времена не сделал. Перевод был произведён очень быстро. Уже на третий день, после подписания распоряжения, т.е. 10 декабря 1796 года, воспитанники разместились в новом здании. Знаменитому архитектору Ф.М.Волкову было поручено объединить в единый ансамбль все здания. На обустройство Корпуса Павел Первый из личных средств «пожаловал 100000 рублей», а от Адмиралтейств-коллегии было выделено 85 тысяч рублей. Павел Первый имел звание генерал-адмирала, и, став Императором, постоянно демонстрировал отеческую любовь к Морскому Корпусу, присутствовал на занятиях, бывал в спальнях кадет и в столовой – в этом уникальном зале, построенном Волковым без колонн, с «висячим потолком», раздавал воинские звания и классные чины. Можете вы себе представить нечто подобное в настоящее время? Каков поп, таков и приход! Результаты такого отношения к Корпусу не замедлили сказаться. На выпускных экзаменах 1804 года, за отличные успехи, по представлению Морского Министра Чичагова, 13 лучших гардемарин от имени Императора получили в подарок по « прекрасному секстану английской работы».
Император Александр Первый не знал и не любил флот, и даже одно время предлагал передать флот своим друзьям – Англии. Такой бред мог присниться только ненормальному человеку, но такое было. Видимо, хотел отблагодарить своих соучастников в убийстве собственного отца. Показателен пример отношения Императора Александра Первого к личному составу эскадры Д.Н.Сенявина. Известно, что в условиях войны с Англией в 1807 году, адмирал путём переговоров с английским адмиралом Котоном, передал корабли эскадры на хранение английскому правительству. По возвращению Сенявина и его команд в Петербург без всяких ограничений и на деньги Англии, адмирал обратился к Императору за возмещением потраченных средств и выплатой довольствия личному составу эскадры. Император необоснованно отказал адмиралу, превратив его в нищего. В записках С.Т.Аксакова упоминается адмирал Сенявин, заходивший за милостыней к нему на дом, и «которому высылалось по три рубля». Сенявин не забыл выпавших на его долю испытаний, и завещал положить себя в гроб в том рваном больничном халате, в котором он собирал милостыню, а также похоронить его на Охтинском кладбище в разряде беднейших обывателей города. И только восшествие на Престол Императора Николая Первого вернуло имя адмиралу и долги личному составу эскадры. Император придал его похоронам исключительно торжественный характер, и сам командовал войсками, отдававшими почести адмиралу. Вещь до сего времени неслыханная! А, не так ли поступили с нашим Наркомом Н.Г.Кузнецовым в советское время, лишив его всяких привилегий и средств к существованию? История повторяется, хотя наши правители её не знают!
К сожалению, Императоры вершат свои поступки согласно времени и обстоятельств. После Сенатской выходки Николай Первый ввёл в Корпусе действительно «палочную дисциплину». Вот как об этом пишет в своих воспоминаниях адмирал И.А.Шестаков: «Сечение разделялось на три разряда: келейное, при роте и при собрании целого Корпуса. В приказах Директора не означалось число ударов, а как Бог на душу положит, так и драли. Мне, например, 11-летнему дали двести ударов за грубость. Исполнители были подобающим образом дрессированы, и мне никогда не довелось видеть впоследствии чего-либо подобного. Качалов, исполнявший обязанность главного заплечного мастера, давал до шестисот ударов, вероятно, для поддержки своего адмиральского звания». Так что нам не следует обольщаться царскими временами, и считать, что дворянские дети блаженствовали в Корпусе. Со времён Петра продолжалось воспитание нации посредством батога и розги.
Говоря о нашем времени, следует отметить, что в Училище не было никакого насилия, и тем более, годковщины. Каждый курс знал своё место и в служебное время, и на танцах в нашем знаменитом Зале. К старшекурсникам было отношение уважительное, так как многие из них являлись старшинами рот и командирами взводов на младших курсах. Наши командиры и преподаватели в подавляющем большинстве были образованными и культурными людьми, с них не стыдно было брать пример. Они оставили по себе высокую память и уважение. То, что мы состоялись по жизни и достигли значимых успехов в службе, следует соотнести с качественным воспитанием и образованием в Училище. Мы храним светлую память о годах, проведённых в стенах этого замечательного учебного заведения. Да будет так!

© Copyright: Николай Гульнев
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика гражданская
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 556
Дата публикации: 20.03.12 в 10:35
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100