Логин:
Пароль:
 
 
 
Побывка
Николай Гульнев
 
ПОБЫВКА

  25 июля 1943 года в Ставке Гитлера обсуждались результаты провала операции «Цитадель». До нас теперь дошла часть стенографических записей, сделанных на этом совещании, в частности, диалог Гитлера с заместителем начальника
оперативного руководства вооружёнными силами Германии.
Затрудняюсь сказать, чего больше в этих гаданиях на кофейной гуще – заблуждений или привычного лицемерия. Можно допустить, что зарвавшийся диктатор просто - напросто подбадривал себя и своих генералов. Но, как бы то ни было, «ощущения» его на деле оказались пустой иллюзией. Советские войска лишь временно  приостановили наступление, чтобы подтянуть силы и средства, а затем снова осуществить сокрушительный удар.

С.М.Штеменко

Удивляйся! «Вот те нате!
Как ты выжил, дорогой?» -
Ваня Пчёлкин в медсанбате
С перевязанной ногой!
Медсанбат ли? Поле, речка –
Выбор, явно, наугад:
Деревенька, дым-колечко
И палаток целый ряд,
И кресты! Медсёстры в белом,
И простор, и даже тишь –
Станешь всё ж осатанелым,
Если лагерь оглядишь!
Лошадёнки! Явно, клячи,
На путях – штабной вагон,
Пчёлкин? Зрячий, не ходячий,
И безногих легион!
Тарантас! А рядом – бричка,
Дальше упряжь без дуги,
И везде одно – «Сестричка!
Помоги да помоги!»
Где ты, Ванька? Где ты, Сенька?
Кто нести поможет кладь?
Вон, моя-то деревенька –
Как бы весточку подать?
По глазам - как не заметить?
Беспримерная тоска!
Ну, кого бы нынче встретить?
Однозначно - земляка!
Расспросить бы – кто? Откуда?
Чем способен пособить?
И, в процессе пересуда,
Время тяжкое убить!
...Извини! Иная планка –
Что тут сердцем бастовать?
Было так - окоп, землянка,
Нынче - жёсткая кровать!
Что кровать? Нужна опора,
Нужен собственный каркас –
Костыли, сказали, скоро
Пригодятся в самый раз!
Ну, спасибо! Ну, опека –
Вот подарок, Боже Свят:
Коль лежачий – ты калека,
Коль ходячий – ты солдат!
И уже на полдороги,
Хоть ходить – великий труд,
Но, кому отрежут ноги,
Те уже не отрастут!
Тут лежи, живая плашка,
В чине равном – «чуть живых!»
А протез? Так деревяшка –
Сколько нынче таковых!
Бил снаряд, возможно, мина –
И уже «безногий вид»,
А войны-то – половина –
Сколько ж горя предстоит?
Мы уже «навоевали»,
Но с ценой! И с дорогой –
Ведь не зря «протез» прозвали
Люди – «сталинской ногой!»
Кто сказал – тот не запнулся,
Донести Вождю – не труд:
Сталин вроде улыбнулся
И ответил – «Пусть зовут!»
Что ж, ответ - вполне нормален,
Кто бы, что не говорил –
Начинал войну не Сталин,
Но протезы - подарил!
По заслугам и вне плана –
Всех калек опереди:
Пусть протез не из титана,
Но зато – «Солдат, ходи!»
Торопись в ларёк за пивом,
Жуй селёдка про запас,
И при этом – будь счастливым,
Коль протез надежду спас!
...Край родимый возвышает –
Ваня Пчёлкин от земли,
Сам, естественно, решает
Встать с утра на костыли!
В прозябании убогом
Показался день за год –
Прошептал хирург – «Ну, с Богом!»
И шагнул герой вперёд!
Шаг и два, и все четыре,
И оставлена кровать –
Падать духом в нашем мире,
Равносильно – умирать!
Будь с надеждой не в протесте,
Как с кусочком пирога –
Голова? Она на месте,
Но ещё болит нога!
Верь, что время хороводит,
Провожая далеко –
Тяжело! Но Пчёлкин ходит,
А кому сейчас легко?
Будь суров в солдатском теле,
Отдохни без крика – «Пли!»
Ну, понятно? В две недели
Можно бросить костыли!
Так и вышло! Угадали –
Отдаляется напасть:
В срок паёк с «бумагой» дали –
«Догоняй родную часть!»
Ничего! В дороге смутной
Жизнь ещё не отцвела –
Где пешком, где на попутной
Он добрался до села!
Долетел случайным ветром,
Провидением храним –
Крюк проверил километром,
Но крестьянским – не одним!
Факт не словом обозначим
И не песней, что споём –
Мы встречаем русским плачем,
Провожая – слёзы льём!
Знамо, плач разрезал ухо,
Оставляя в сердце след –
Плачет мать, почти старуха,
Суетится старый дед!
Бог ты мой! Сыновья жалость –
Принимай её на «ты»:
Тут невольно сердце сжалось
От крестьянской нищеты!
Будь своим на тризне братской –
Не горюй, честной народ:
«Вот, попробуй хлеб солдатский,
Вот в подарок банка шпрот!
Сало!? Резать лучше тонко –
Приглядишься – розов цвет,
Вот заморская тушёнка,
Деду – пачку сигарет!»
... «Гость какой! Проездом? Редко,
Но к обеду угадал!»
Вопрошала лишь соседка –
«Моего там не видал?»
Что сказать? Одно – воюет,
А она – «Прости за стыд –
Нет, Ванюша! Сердце чует –
Он не ранен, не убит!
Он – в плену! Беду не скрою –
К пленным строг у нас закон,
Всё-то кажется порою,
А не «власовец» ли он?»
«Ну, какой же он предатель?
Выйдет час – иди, встречай!»
...Пил убогий председатель
И крестился невзначай!
Всё едино – смех и слёзы,
Сто забот, чтоб полоскать –
Ох, колхозники-колхозы,
Где такое отыскать?
Беззаветны, терпеливы,
В бабьей поступи полки –
И Святою Верой живы,
И в обиде велики!
Тут связующие нити –
Бабы, деды, детвора!
...Сын тихонько – «Извините!
Мне в дорогу, мать, пора!
Вон, восток зарёю светит –
Верь, что нам поможет Бог!»
...Мать сыночка перекрестит
И проводит за порог!

© Copyright: Николай Гульнев
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика гражданская
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 265
Дата публикации: 05.05.12 в 09:36
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100