Логин:
Пароль:
 
 
 
Штрафники против штрафников!
Николай Гульнев
 
ШТРАФНИКИ ПРОТИВ ШТРАФНИКОВ!

«После своего зимнего отступления под напором Красной Армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, они сформировали более 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости,
поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи...Они сформировали специальные отряды заграждения, поставили их позади неустойчивых дивизий и велели им расстреливать на месте паникёров в случае
попытки самовольного оставления позиций или сдачи в плен. И вот получается, что немецкие войска имеют хорошую дисциплину, а наши войска, имеющие возвышенную цель защиты своей поруганной Родины, не имеют такой дисциплины...
Не следует ли нам поучиться у наших врагов, как учились наши предки?»

Из приказа №227 от 28 июля 1942 года.
Нарком Обороны СССР И.Сталин

Нам нельзя без перерыва –
Подвиг так не совершишь,
Коль во сне не слышно взрыва,
Посчитай, что крепко спишь!
Ты – привык! Ужо поверьте –
К месту дождь и облака,
Привыкать же, братцы, к смерти
Не сподобились пока!
Нет! До сердца не доходит
Эта кровь и эта ложь –
Вроде смерть и хороводит,
Но сдаётся – ты живёшь!
Солнце в небе и рассветы,
Поутру горит Восток,
От трофейной сигареты
Необычный завиток,
Травы в пояс вам – любые,
Можно волей подрасти,
Да! Не платят полевые,
День в зачёт – один к шести!
Властный посох вертикален –
За тычки благодари:
Ценит нас товарищ Сталин?
Ценит, что ни говори!
Знает точно – нам не сладко,
Тут не Пасха и не Спас –
Вождь Надзора и Порядка
Всё же думает про нас!
Верит – точно не уступим,
Он в своей надежде прав:
Мы свою свободу купим,
«Смертью - смерть в бою поправ!»
Сталин зрит – осколок косит,
Кругозор – за горизонт,
И, на карту глядя, спросит –
«Как там Пчёлкин держит Фронт?»
Уж доволен службой нашей,
Где войны и смерти пик,
Даже в сроки термос с кашей
Доставляет тыловик!
Жаль, порой не вдоволь хлеба,
Но на то отдельный спор:
Наступление – потреба,
Отступление – позор!
...Размышляй! К земле приправа –
Размышляешь неспроста:
Наши – слева, немцы – справа,
Перед нами – высота,
И огонь! Порой – волнами,
Мы же в выборе легки –
Не фашисты перед нами,
А фашисты-штрафники!
Нам кричат – «Сразись! Попробуй,
Вырвем сердце из груди –
Подходи с крестьянской торбой,
Не смущайся, подходи!»
Подойдём! Проучим знатно –
Нас ведь только подними,
Крик не слышен, но понятно,
Так ведь думают они!
Приготовились по фронту,
Нам сигнал уже знаком,
Говорят, поддержат роту
Орудийным огоньком,
И словцом – «Давай, ребята!»
И угрозой – «Не моги!»
А земля, войной измята,
Натолкалась в сапоги!
Мы же ждём! Придёт команда,
Ожиданье – тяжкий груз:
Чистить кивер нам не надо
И крутить гвардейский ус!
Руки заняты – винтовка,
Нам возмездие не сглазь!
...Огневая подготовка
В срок под вечер началась!
Что-то вышло с перепоя?
Аль не тот избрали брод?
Это, мол, «разведка боем»!
Вам одним идти вперёд!
Будет что? Потом узнаем –
Ты себя опереди:
Мы приказ не обсуждаем,
Не положено, поди!
Приучились к повороту -
«С Богом! Родина, прости!»
Видно надо нашу роту
В жертву тут же принести!
И пошли! Пошли, как звери,
Быть зверюгой не грешно –
Что потери? Не потери,
Если свыше решено?
Мы – залог задачи важной,
Мы – солдаты, но не те:
Вот дошло до рукопашной
На проклятой высоте!
Может, это интересно?
Может, греет души зло?
Оглядись! От трупов тесно
И от стонов тяжело!
Смерти, что? Пересчитаем
Взглядом новых дикарей -
Люди-звери? Мы не знаем,
Как доходим до зверей!
Тут Россия, а не Троя,
Тут не взор для детворы –
«Нас осталось только трое!» -
Было? Сотни полторы!
Пчёлкин как? Я храбро дрался
В бойне с чистого листа –
Нет, не ранен, жив остался,
Нашей стала высота!
Наше всё – окоп и ДОТы,
Неба свет и солнца блик,
Если мы – остатки роты,
То остаток невелик!
Роту, сказано, утроим –
Намечается масштаб,
Мол, прошла разведка боем,
Как задумал высший штаб!
Ну, спасибочко, стратеги,
Или как вас нынче звать?
Не помогут обереги,
Если кровью воевать,
Если быть в плену приказа,
Если жить в стихии лжи,
Если свыше – только фраза,
Тут же сотни положи!
Всё-то кажется нам ясно –
«Сталин! Родина! Народ!»
Рассуждать одно опасно,
Лучше с криками - вперёд!
Пусть разрывы и осколки –
Мы назад не повернём!
...Искупил проступок Пчёлкин,
Если кровь его при нём?
Кто решит? Скорей поспорьте -
Не герой ли нынче он?
Быть ему при этой роте,
Аль вернуться в батальон?
Приготовлена бумага –
Потрудился кадровик:
«На лицо – его отвага,
Риск, заведомо, велик!»
«Молодец!» - сказали внятно,
Сам чекист поздравить рад –
Пчёлкин? Он спешил обратно
Без ранений и наград!
Говорят, отлично дрался,
И предстал во всей красе –
Суть не в том, что жив остался,
Суть, что он теперь, «как все»!
Жив? Здоров? Ну, слава Богу!
Политрук встречает так:
«Коль пришёл опять к порогу,
Значит, правда - не пустяк,
Но с печалью наша правда,
От досады крикнешь – «ах!» -
Попадать «туда» не надо,
Даже если грудь в крестах!»
...Гонит посох изначальный,
Гонит с выкриком – «Война!»
Взгляд у Пчёлкина печальный,
И заметна седина!

© Copyright: Николай Гульнев
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика гражданская
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 390
Дата публикации: 05.05.12 в 09:38
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100