Логин:
Пароль:
 
 
 
Немцы в Москве!
Николай Гульнев
 
НЕМЦЫ В МОСКВЕ!

   Обсуждая возможности Германии продолжать вооружённую борьбу, все мы сошлись на том, что она уже истощена и в людских, и в материальных ресурсах. Открытие Второго Фронта заставит, наконец, Германию несколько усилить свои силы на Западе. Возникал вопрос: на что могло надеяться гитлеровское руководство в данной  ситуации? На этот вопрос Верховный ответил так: «На то же, на что надеется азартный игрок, ставя на карту последнюю монету. Гитлер, решаясь на войну с Советским Союзом, считал империалистические круги Великобритании и США своими идейными единомышленниками. И не без основания: они сделали всё, чтобы направить военные действия Вермахта против Советского Союза».
Гитлер, вероятно, сделает попытку пойти любой ценой на сепаратные сговоры с американскими и английскими правительственными кругами.

Г.К.Жуков

Нам не надо иноземцев,
Нам важней команда – «Пли!»
По Москве колоны немцев
Под конвоем провели!
Им Столицу показали
В час побед и перемен –
«А не мы ли немцев взяли
Здесь, на нашем Фронте, в плен?»
Ладно – эти, аль ни эти,
Дай в страничку загляну –
«Не прописано в газете,
Но одно – они в плену!
И понятно – нами биты,
В память мёртвым и живым –
Тем фашисты знамениты,
Что прошли по мостовым!»
Не под крики – «Бис!» и «Браво!»
А под собственный арест,
И Москва им – не Варшава,
Не Париж, не Бухарест,
Не София и не Вена,
Не Европа без стыда –
Кровь за ними по колено,
Не кристальная вода!
Но прошли! Прошли понуро
По шеренгам! К ряду – ряд:
Русский штык, комендатура
И Москвы суровый взгляд!
Вот они, остатки банды,
Без солдатской красоты,
Даже тренькают награды -
С чёрной свастики кресты,
Даже дышат принародно,
Не поставлены к стене,
А недавно шли повзводно
И грозили нагло мне!
Был и блин икрою смазан,
Под победную картечь,
И банкет в Кремле заказан,
И была готова речь!
Вон, в бинокль не просто дали,
А Москвы заметна твердь,
Что ж! Они Москву гадали
С боем взять и осмотреть?!
Вот и взяли! Осмотрели,
Оказалось – мало сил,
Видно зря благие трели
Гитлер лично возносил!
Оказалось – Русь загадка,
А не выдуманный пшик –
И крепка на деле кладка,
И силён в беде мужик,
И в Кремле одна команда,
И за нас календари –
«Этот марш – не пропаганда,
Выше всё-таки бери!
В этом Русь – сильна и свята,
В этом власть и лучший строй,
А для Гитлера – расплата,
Так я думаю порой!»
Прав, Иваныч! Что об этом –
Пусть любуется народ,
Я бы рядом с Сельсоветом
Под ружьём прогнал бы сброд,
По ухабистым дорогам,
По жнивью, что уж не сжать!
«Русь? Она живёт под Богом,
Может бить! Не унижать!
Ей - своя стихия жажды,
Ей и так из боя в бой –
Провели в Москве однажды,
И довольно, Бог с тобой!»
...Ясно всем – Отчизна бьётся,
И разносит в бездну хлам –
Верим! Ворогу зачтётся
По поступкам и делам!
Долго ждать, пока воздастся –
Не умерить в сердце злость,
Надо так сегодня драться,
Чтобы тут же воздалось,
Чтоб за всё – за нивы, веси,
За безумие смертей,
За сестру, что враг повесил,
За обиды матерей,
За окоп, где ранен взводный,
За кровавых пять минут –
Чтобы тут же Суд Народный,
А потом уж - Божий Суд,
А потом – слова и мессы,
Дань церковному царю!
... «Ничего! Ответят бесы –
Так я нынче говорю!
Ведь на деле – с нами правда,
С нами воля и приказ –
Гоним их от Сталинграда,
Страшно бьём в который раз!
Ворон, вон, над ними вьётся
И пророчит зло и месть –
Это, значит, воздаётся,
Значит, что-то в мире есть!»
Ну, Иваныч, ты однако
Постарался убедить!
«Покури один для смака,
Хватит душу бередить!
Я устал! Одно – «Иваныч!»
Словно тысяча поклаж –
Почитай молитву на ночь –
Ну, хотя бы «Отче наш...!»
А к утру меня разбудишь –
Искупаюсь в полынье!
Не суди! Судим не будешь,
Говорила бабка мне!»
...Было ль? Не было? Извольте,
В торопливости своей,
Прокричать – «Не мог на Фронте
Петь природный соловей!»
Не философы солдаты –
Им молитва - не улов,
И под те часы и даты
Пчёлкин вам – не богослов!
Не был взводным и комбатом,
Не являл в науках прыть,
Мог огнём, порою матом,
Злого ворога покрыть!
Не был в роли квартирьера,
А тянул лишь удила,
Но его родная Вера
И спасала, и вела!
Не судите торопливо,
Не вяжите поясок –
Говорят, растёт олива
Там, где камни и песок,
Где ветра, чего не надо,
А под небом – Знак Беды,
Но случается прохлада –
И! Возделаны плоды!
А на небе – звёзды, млечность,
И кометный хвост не мал –
Верю я! Солдатик вечность
Русским сердцем понимал!
Без высоких слов и знаний,
Без молитвенных трудов -
Был он часто православней,
Чем десяток в рясах ртов!
Вот секреты без секрета,
Колокольчик без дуги –
Кто решает? То и это?
Ты решенью помоги!
...Тишина! Зашло светило,
В небе – первая звезда,
Пчёлкин верит – с нами сила,
Сила Веры – навсегда!
Свет с Небес печалью льётся,
Тише гул и перебор:
Пчёлкин знает - всем зачтётся,
И на том закончен спор!
Что ценит? Сухарь и корку?
Что дано нам понимать?
...Пчёлкин знает – в гимнастёрку
«Отче наш...!» зашила мать!
Дальше – как судьба рассудит,
Есть – добро, а рядом – зло,
Что случится, значит, будет,
Что сошлось – произошло!

© Copyright: Николай Гульнев
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика гражданская
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 242
Дата публикации: 07.05.12 в 19:51
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100