Логин:
Пароль:
 
 
 
Путь домой!
Николай Гульнев
 
ПУТЬ ДОМОЙ!

  Как-то на докладе в Кремле в приёмной Сталина мы встретили Главного Интенданта Красной Армии. Он был одет в пышную военную форму неизвестного нам покроя. Мундир был сшит по модели времён Кутузова, с высоким стоячим воротником. Брюки же выглядели по-современному, но блистали позолоченными лампасами. В кабинете у Сталина находились члены Политбюро. В кабинет вошёл
Главный Интендант. Сталин окинул его беглым взглядом и помрачнел. На вопрос – «Кого это вы собираетесь так одеть?» Ответ - «Это форма для Генералиссимуса!»
Сталин, не стесняясь присутствующих, разразился длинной и гневной тирадой. Он протестовал против особого возвышения его личности. Кончилось это затея тем, что формы Генералиссимуса так и не было создано. И.В.Сталин до конца дней своих
носил маршальскую форму, как и все остальные маршалы.

С.М.Штеменко

Не на голом месте были,
Не придумал быль народ –
Турок били, шведов били,
Европейский били сброд!
Все легли под русским грузом,
Всем досталось на помин –
Тут, с поляком и французом,
Потерпел позор румын!
Загляни в Архив, не в сонник,
В нём никто не позабыт –
Итальянец-макаронник
И фашист с мадьяром бит!
Не одна за век армада
Шла под клёкот стервецов –
Объясните, что вам надо,
Здесь – на Родине отцов?
Что вам, гады, не хватало?
Что прельщало всякий раз?
Может, хлеба было мало?
Может, следовал приказ?
...А луна над миром светит,
Весь в крестах случайный луг –
Мёртвый больше не ответит,
А живому – недосуг!
Так и Пчёлкин! Что он знает?
Сам ещё не встал с колен –
Он японцев охраняет,
Что сдавались в русский плен!
Не до тайн в безумном мире,
Сохранить бы в меру сил!
...Тут солдат про «харакири»
Вдруг у Пчёлкина спросил!
Пчёлкин кто? Не князь Волконский,
По войне солдатом мчал,
И язык – язык японский,
Никогда не изучал,
Да и бил врага не в тире,
Но нашёлся в пять минут –
«Для японцев – харакири,
Что для Гитлера – капут!
Их язык не понимаю,
Изучать мне – не дано,
Чую сердцем, а не знаю –
«То» и «это» - всё одно!»
До ушей с улыбкой щёки,
Будто кто экзамен сдал –
«Вы знаток, товарищ Пчёлкин,
Я никак не ожидал!
Можно впредь сказать в квартире,
И меня одно поймут –
Немцам – наше харакири,
А японцам – наш капут!»
...Так-то, Ваньки! Так-то, Петьки –
Всяким ворогам – конец,
Значит, «хрен не слаще редьки!» -
Пчёлкин молвил – «Молодец!»
...Расплелись в поэме нити –
Кто бы, как не понимал,
Но солдатик, извините,
Так «грузина» не поймал!
Не успел за русским гоном –
Утром - рано, днём – рожай:
Вновь команда – «По вагонам!
Торопись и загружай!»
Загружай превыше планки,
Постарайся всё учесть -
На платформах пушки, танки,
Кухня с кашей - тоже есть!
Значит, будем кушать знатно,
Значит, будет крепок сон –
То туда, а то обратно
Направляют эшелон!
Ну, никак не остановишь –
Нынче – правда, завтра – ложь,
Но, когда об этом вспомнишь,
То покажется - живёшь!
Приучили нас к порыву -
Норовят больней стегнуть,
Мы ж в ответ – «Да быть бы живу,
Перетерпим как-нибудь!»
Что характер-то бурливый
И мотив, что громко спел?
Пчёлкин? Пчёлкин терпеливый,
Две войны перетерпел!
Полустанки, промежутки.
Он – туда, его – сюда,
Не записан, ради шутки,
Ни в князья, ни в господа!
Он – солдат! Душа авралов,
Всё ему – копьё и щит,
Он «прокормит генералов»
И Отчизну защитит,
И пройдёт за бороздою,
Бросит в землю семена –
Всё исполнит под звездою,
Только чтобы не война!
...Захвалили? Перебрали?
Перемыли – о-го-го?
Это мы словцом играли,
И не более того!
Ты – домой? И мы с тобою,
Будем дружбой дорожить –
Был готов недавно к бою?
Будь готов и мирно жить!
Без окопа, без разрыва,
Без того, чтоб догонять,
Только жизнь – такая нива,
Что без боя - не поднять!
Тут опасности повсюду,
Тут деревня без отца –
Повстречаешь в ней Иуду,
Дурака и подлеца!
Там – желают, тут – милуют,
Тут дают воды испить –
Полупьяным зацелуют,
Глупым могут залюбить!
Пчёлкин как? Он – с головою,
Улей цел и много сот,
Сладит с криком и молвою,
И беду перенесёт!
Он, как Родина, простецкий,
И по виду – не орёл,
Не казак с войны турецкой,
Ничего не приобрёл!
Но заметим ради правды –
Что-то он привёз домой:
Два ранения, награды,
И мозоли, бог ты мой!
Сосчитать? Да что нам счёты?
Боль солдат не береди –
Знай, у матушки-пехоты
Есть мозоль и на груди!
Всё ползком да перебежкой,
Всё болотом, мимо свай,
Всё тебе кричат – «Не мешкай!»
А ещё – «Давай, давай!»
Надавал! Проверьте кстати,
В мирный час, не под огнём –
Немец в старом аттестате
И японец также в нём!
Он вполне богат! Извольте
Вознести и полюбить -
Не в пехотной нынче роте,
А в колхозе должен быть!
Не умрёт ужо от жажды,
Не водички поднесут –
Победитель Пчёлкин дважды:
Раньше – там, а нынче – тут!
Промелькнули полустанки,
Время крикнуло – «Пора!»
Что там пушки? Что там танки?
Срочно дайте трактора!
...Ну, пока! Пешком с вокзала,
Обойдёшься, не жених,
Так Отчизна приказала –
Нет залётных-коренных!
Впереди рассвет и дымка,
Много лет и трудных дат,
Но идёт не горемыка:
Русским Подвигом – Солдат!
Не мешайте! В сердце – дума,
И не стройте пьедестал,
Он давно устал от шума
И от подвигов устал!

© Copyright: Николай Гульнев
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика гражданская
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 188
Дата публикации: 10.05.12 в 08:15
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100