Логин:
Пароль:
 
 
 
Послевоенная година
Николай Гульнев
 
ПОСЛЕВОЕННАЯ ГОДИНА

  Церковь построена в 1864 году тщанием прихожанина подпоручика Андрея Толмачёва. Здание каменное с такой же колокольней, покрыта железом. Освящена во имя Св. великомученика Дмитрия Солунского в 1911 году. Копии в метрической книге хранятся с 1776 года, исповедные росписи находятся в целости с 1810 года.
Имеются в приходе школы: Земская – в селе Мальцево, в ней обучается 50 мальчиков и 58 девочек. В деревне Касторной – 2-х классная, в ней обучается 89 мальчиков и девочек – 51. В деревне Любимовка при заводе частная школа, в ней обучается мальчиков – 78, девочек – 75. Ближайшие к ней церкви: Воскресенская села Тарасова в 6 верстах, села Житеня в 5 верстах. При церкви состоит старостой церковным – крестьянин дер. Касторной Моисей Афанасьевич Долженков.

Из ведомости Дмитриевской церкви с. Мальцево,
Суджанского района, Курской губернии

Что возвышено обетом –
Встанет в небе золотом:
Красный Флаг над Сельсоветом,
Церковь старая с Крестом!
Что дано – тому и сбыться,
Кто проснулся – не уснул:
В церковь как-то помолиться
Пчёлкин в праздник заглянул!
Не грехов, поди, боялся,
Не камней, что скатят с гор,
Но при этом состоялся
Любопытный разговор!
«Красоту заметил эту?» -
Разошёлся поп, речист,
Добавляя по секрету –
«Сталин – он семинарист!
Все сегодня вышли рожей
И возвысились на миг –
Предок твой, не куль рогожей,
Красоту сию воздвиг!
Видит Бог! Восторг - не лживый,
Тут потомственный пример –
Прадед твой – одно служивый,
Подпоручик, офицер!»
Ну, а что стоит у факта,
Кроме дыма сигарет?
«Дед твой в исповеди как-то
Приоткрыл большой секрет!
Память вечная - в народе –
С Богом должно говорить:
Говорят, на сельском сходе
Церковь не дали закрыть!
Целый век в народной моде,
Можно бред не городить,
Да и ты из «благородий»,
Коль по прошлому судить!»
Что тут правда, что неправда –
Я восторги превозмог:
Мне приписывать не надо.
То, чего не знает Бог!
Я – обычный непоседа,
От меня – обычный свет,
Не успел спросить у деда –
Это правда или нет?
Из крестьян я! Свой и местный,
Нынче – пёхом, завтра – вброд –
Хлеборобами, известный,
Сотню лет старинный род!
И, касаясь офицера,
Ты, Отец, не городи –
По селу едина мера:
Все мы Пчёлкины, поди!
Я – не вхож, простая свита,
Правда, с золотом наград,
То, что церковь не закрыта,
Признаюсь – безмерно рад!
Ну, прощай, Отец! Скучаешь?
Будем прошлым дорожить,
Если свадьба – обвенчаешь,
Но до свадьбы дай дожить!
Видит глаз и слышит ухо,
А словцом не будешь сыт –
Говорят, что голодуха,
Вот такое предстоит!
И не надо – «Всё от Бога!»
И не надо – «Бог ты мой!»
...Мы запомнили надолго
Этот год – сорок седьмой!
Нет войны – но гром рыданий,
Нет огня, но режут плоть –
А не много ль испытаний
Посылает нам Господь?
Кто ответит? Нет ответа,
Не поможет скородум –
Нет ума у Сельсовета,
А на Небе есть ли ум?
День и час отныне важен –
Урожай не соберём?
Пчёлкин не обескуражен:
Пересилим, перетрём,
И услышим – «Пчёлкин, надо!»
И заветное - «Вперёд!» -
Тяжела в России правда,
Тяжек день и тяжек год!
За спиною – войны, войны,
Вроде вот – расправил грудь,
Но, однако, недостойны
После бойни отдохнуть!
Торопись, на честь не падок,
Потеряли – не вернёшь,
Не осталось и лошадок,
Если есть, то клячи сплошь!
Заплелись концы и нити,
Бесполезно решето –
Вы Россию извините,
Коль сподобитесь на то!
Отошли от славы громкой –
Нынче вечер никакой:
Ходят нищие с котомкой
И убогие с клюкой!
Затяни ремень потуже –
Закрома зерно не ждут,
Но, пожалуй, где-то хуже,
Если нищие идут!?
...Где ты, счастье, затерялось?
Где пшеница на току?
Это времечко досталось
Всё ему – фронтовику!
Всё ему – концы и тяги,
Он! И некого винить –
Блеском гербовой бумаги
Никого не накормить!
Из травы оладьи слепим,
Из крапивы – детям снедь,
Перетерпим? Перетерпим!
Только как перетерпеть?
Как поднять поля и пожни?
Не сойти бы как с ума,
Если стол пустопорожний
И пустые закрома,
А народ – святые мощи,
И голодных целый строй?
«На войне – оно попроще!» -
Пчёлкин думает порой!
Бесполезен тут воитель,
Коль зерно сгорело сплошь –
В этом поле, победитель,
Ты в атаку не пойдёшь!
Ты – народ! С тобой печали,
Печь пустая и ухват –
«Правда, Пчёлкин, не кричали –
Сталин! Сталин виноват?»
Выживали, кто как может,
Говорили – «Вот напасть!»
Повторяли – «Бог поможет!»
И надеялись на власть!
Были рады малой корке,
Но не кормит время мак,
Что касается махорки –
Вырос значимый табак!
Вот и стало легче втрое –
Трын-трава да мурава:
Самокрутка - на второе,
А на первое – слова!
«Видно Бог хреново правил,
Вот и нечего рыдать!»
...Пчёлкин! Я тебя заставил
В год суровый голодать!
Для чего слеза и стоны?
Почему ты там и тут?
Чтобы знали, что батоны
В русском поле не растут,
Что вставать, в обычай, рано,
Что в полях работа ждёт,
Что с небес на случай манна
Для детей не упадёт,
Что твои в мозолях руки,
Если жив – благодари,
Чтобы знали дети, внуки:
Труд крестьянский - до зари!
А потом – труды с рассвета,
А ещё – печален дом,
И не песней время спето,
А молитвенным трудом!

© Copyright: Николай Гульнев
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика гражданская
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 221
Дата публикации: 11.05.12 в 09:25
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100