Логин:
Пароль:
 
 
 
Судилище прошлого
Николай Гульнев
 
СУДИЛИЩЕ ПРОШЛОГО

  «Как-то в первые майские дни 1945 года мы поехали в Генеральный штаб. Нас
стали вытаскивать из машины, чтобы «качнуть». Тогда качали всех, кто был в
военной форме. Мы не составили исключение. Никакие наши доводы не действовали.  Антонова в конце концов вытянули, и через мгновение его ноги замелькали высоко в воздухе. Только при содействии кремлёвской охраны нам удалось пешком вернуться  обратно в Кремль и на другом автомобиле уехать в Генштаб через Боровицкие ворота». Так вспоминал в своей книге С.М.Штеменко – «Генеральный штаб в годы  войны». Когда Никита Хрущёв начал сокращение армии в 1961 году, он заявил, что «офицеры – дармоеды!» Появились передачи, что бывшие офицеры успешно осваивают должности свинарей, даже приводилась некая фамилия. С этого времени офицеры не ходили в форме. Были случаи, когда «дармоедов» выбрасывали из электричек.

Бить, ломать – такая мода,
Поневоле – «Бог ты мой!»
Пчёлкин бюст Вождя Народа
Притащил вчера домой!
Из Правления, известно,
Где разор, не юбилей –
Дома будет, если честно,
Бюст сохранней и целей!
«Нет! В печи не переплавлю,
Бюст хотя не знаменит,
Целым всё-таки оставлю –
Пусть за банею стоит!
Натурально сделан всё же,
Сила в нём и вместе – стать,
Чую сердцем, что негоже
Так с вождями поступать!»
...Сон? Не Сон? Дурные вести –
Всё-то в божеской руке:
Бюст, как бюст – стоит на месте,
В том же Красном уголке!
Сон забылся, так и надо,
Как в дуду переиграть,
Но уже пришла команда –
«Бюст разбить или убрать!»
Кто радетель? Кто податель?
Кто кричит – «Опереди?»
Тут заметил председатель –
«С мёртвым борются вожди!»
Значит, имя бито-клято,
Значит, правит имярек –
«Трудно быть вождём, ребята,
Даже мёртвым в этот век!»
Кто Вождя бездумно судит?
Кто не хочет отвечать?
Без Вождя – страны не будет,
Тут ведь только бы начать,
Тут ведь как в пылу гонений
Не случился б новый брак –
Ведь при власти – каждый гений,
А без должности – дурак!
Всё почины да пошибы,
Всё-то дай расплавить твердь –
Мне бы, Господи, дожить бы,
Чтоб на дурня поглядеть!
...Вот такие дни и были:
Что имели – не спасли,
Пчёлкин помнит – бюст разбили,
И кусочки разнесли!
А потом, среди развалин,
Под перстом безумных дней,
Пьянь кричала – «Что нам Сталин?
Мы дородней и умней!»
Не слова, не песни спеты,
Не чистилище души –
Нам свергать авторитеты
Только дай и разреши!
Царь – дурак, царица – дура,
Сталин? Числим палачом!
Но, как прежде, диктатура,
Только с новым кумачом!
Новый клич, да хуже хватка,
И короткая рука –
Диктатура беспорядка,
Диктатура бардака!
Те же выезды и клячи,
Тот же принцип – обелить,
Нынче так, и неиначе,
Не могло иначе быть!
А мужик, судьбой недужен,
Также шепчет пьяным ртом:
«Знай, в стране порядок нужен,
Остальное всё – потом!»
Речи, выкрики и бредни,
И размахи – «Гой, еси!» -
Чтоб пристроиться к обедне –
Память Сталина снеси!
Нам снести – и угол красен,
Нам построить на пятак –
Пчёлкин? Он со всем согласен,
Только что-то тут не так!
В небе спутник, круг за кругом,
Шлёт сигналы с высоты –
Кто примазался к заслугам?
Кто герои? Я и ты?
Не прописано в былине,
Без того немало дел –
Не добей врага в Берлине,
Кто бы в небо полетел?
Видно дело не в протесте
И не в новом колоске –
Не начнёшь на голом месте,
Не построишь на песке!
Лишь нагреешь место в ложе
И поймёшь, чего не знал -
Сталин этот космос всё же,
В 45-м начинал!
...Не своди эпохи, сводня,
А поведай для меня –
Как озимые сегодня,
Как по осень зеленя?
Как у пчёл в июле соты?
Кто забил без счёта свай?
Без тебя разделят, что ты,
Общерусский каравай!
Тут – село, а там – Столица,
Доля ж всяка зелена,
Ты же, Пчёлкин, единица
Всенародного звена!
И таких довольно много –
Ты для них – собачий лай,
Выбирай почти любого
И к орбите посылай!
А такие мысли гложат,
Ну, когда покой и тишь –
«Вань! Коли тебе предложат,
Ты то в космос полетишь?»
Ничего вопрос у бабы –
Тут летай и не летай,
Разнарядку дай хотя бы,
А потом меня пытай!
Полечу! И что об этом?
Полечу! Одно – молчок,
И, как раз над Сельсоветом,
Сброшу вымпел и значок!
Посмеялись, пошутили –
Всяка радует мечта,
А блины, гляди, остыли –
Вот где наша высота!
Что блины? На радость – дети,
Дай восторги превозмочь –
Факт, как в солнечной анкете:
Первый – сын, вторая – дочь!
В общем, Богу благодарен,
За мужской и бабий труд!
...Если в космосе Гагарин,
То чего не будет тут?
Тут – семья! Едино право –
Головой соображай,
Да и дети – не орава,
Коль случился урожай!
Тут всего должно быть много –
Зверобой и череда,
Коль доверят – то дорога,
В коммунизм? Одно туда!
Торопись вершить и мерить
От ноля до десяти –
Ох, как хочется поверить
И куда-нибудь дойти!
Чтоб сказали – «Заслужили!
Больше нечего сказать,
Вы в трудах великих жили,
Что не можем отказать!»
Дать пока не можем кущи
И представить тут же рай,
Но дадим, трудом живущим,
Это поле! Выбирай!
Вот! Четыре десятины,
Пожелаешь – можно пять!
«Ну и что? Горбатить спины
Предусмотрено опять?»
Пчёлкин что? Решим задачу,
Ты, любимая, не трусь –
Трактор нам дадут в придачу,
Несомненно – «Беларусь»!

© Copyright: Николай Гульнев
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика гражданская
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 223
Дата публикации: 13.05.12 в 10:13
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100