Логин:
Пароль:
 
 
 
Я иду домой поспешно,
Ян Шанли
 
***
Я иду домой поспешно,
У меня в руках гвоздики,
Должен я цветы поставить
В доме на заметном месте
И убрать в порядок надо
Мне разбросанные вещи
И пушистый одуванчик
Приготовить для салата.
Завтра будет воскресенье,
А какое — неизвестно,
Но надеюсь, завтра утром
Быть вернувшейся захочешь
И, конечно, удивишься
И откажешься поверить,
Что любимою была ты
И любимой остаешься.

Мы с тобой всегда мечтали:
Будет дом у нас однажды,
Дом такой,
Какой нам нужен.
В первой комнате постелем
На паркетный верх циновки,
У старьевщика задаром
Купим столик деревянный
И его, на низких ножках,
К стенке западной поставим.
А друзья на нашу радость
Принесут в подарок ширму,
Ширму из цветной соломы.
И в стенах других, в соседстве,
Мы устроим по-другому,
Мы устроим так, как в детстве
По утрам ты просыпалась.
И повсюду будут свечи,
Чуть оплавленные свечи.

Мы с тобой всегда мечтали,
Прикасалися друг к другу,
И, наверно, чтобы счастье
Мы измерили несчастьем,
Дом исчез, а в доме столик,
Ветер ширму вынес в поле
(И друзья нам не помогут).
И погасли, гасли свечи,
Чуть оплавленные свечи.

Я иду домой поспешно,
У меня в руках гвоздики

© Copyright: Ян Шанли
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика любовная
Количество отзывов: 1
Количество просмотров: 405
Дата публикации: 11.12.12 в 12:41
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Отзыв на произведение: Я иду домой поспешно,


ХОРОШО  ВЕСЬМА!
Ян, скажи, пытаешся  достичь?

ДУ  ФУ

любимейший  поэт  у  меня


Взирая на священную вершину

                       Великая горная цепь -
                       К острию острие!

                       От Ци и до Лу
                       Зеленеет Тайшань на просторе.

                       Как будто природа
                       Собрала искусство свое,

                       Чтоб север и юг
                       Разделить здесь на сумрак и зори.

                       Родившись на склонах,
                       Плывут облака без труда,

                       Завидую птицам
                       И в трепете дивном немею.

                       Но я на вершину взойду
                       И увижу тогда,

                       Как горы другие
                       Малы по сравнению с нею.

                                                       737 г.


Восемь бессмертных за вином
                                 (отрывок)

                        У поэта Ли Бо на доу вина -
                        Сто превосходных стихов.

                        В Чанъане на рынках знают его
                        Владельцы всех кабаков.

                        Сын Неба его пригласил к себе -
                        Он на ноги встать не смог.

                        "Бессмертным пьяницею" Ли Бо
                        Зовут на веки веков.

                                                 747 г.


Стихи в пятьсот слов о том, что у меня было
              на душе, когда я из столицы направлялся в Фэнсян

                        В Дулине
                        Человек в пеньковом платье,

                        Хоть постарел -
                        А недалек умом:

                        Как мог такую глупость
                        Совершать я,

                        Чтоб с Цзи и Се
                        Равнять себя тайком?

                        А просто
                        Во дворце я непригоден.

                        И надо мне
                        Безропотно уйти.

                        Умру - поймут,
                        Что о простом народе

                        Всегда я думал,
                        До конца пути.

                        И сердца жар,
                        Бредя тропой земною,

                        Я отдавал народу
                        Всей душой.

                        Пусть господа
                        Смеются надо мною,

                        Но в громких песнях
                        Слышен голос мой.

                        Не то, чтоб не хотел
                        Уйти от шума,

                        И жить, не зная
                        Горя и тревог, -

                        Но с государем,
                        Что подобен Шуню,

                        Расстаться добровольно
                        Я не мог.

                        Не смею утверждать,
                        Что ныне нету

                        Людей, способных
                        Управлять страной,

                        Но, как подсолнечник
                        Стремится к свету,

                        Так я стремился
                        Верным быть слугой.

                        Я думаю
                        О стае муравьиной,

                        Что прячется
                        В тиши спокойных нор.

                        А я хотел,
                        Как истинный мужчина,

                        На океанский
                        Вырваться простор.

                        Для этого
                        И жить на свете стоит.

                        А не искать вниманья
                        У вельмож.

                        Пусть пыль забвения
                        Меня покроет.

                        Но на льстецов
                        Не буду я похож.

                        Сюй Ю и Чао Фу
                        Не так страдали,

                        Стыжусь -
                        А измениться не могу.

                        Вином пытаюсь
                        Разогнать печали.

                        И песнями -
                        Гнетущую тоску.

                        Теперь зима,
                        И листья облетели,

                        От ветра
                        Треснут, кажется, холмы.

                        Ночные небеса
                        Грозят метелью,

                        И я бреду
                        Среди угрюмой тьмы.

                        Окоченели пальцы -
                        Силы нету,

                        А пояс развязался,
                        Как на грех.

                        Но до Лишани
                        Доберусь к рассвету,

                        Где государь
                        Пирует без помех.

                        Колышутся знамена,
                        Как в столице,

                        В дозоре гвардия -
                        На склонах гор.

                        Над Яочи
                        Горячий пар клубится,

                        И блеск оружья
                        Ослепляет взор.

                        Здесь государь
                        Проводит дни с гостями,

                        Я слышу -
                        Музыка звучит опять.

                        Те, кто в халатах
                        С длинными кистями,

                        Купаться могут здесь
                        И пировать.

                        Но шелк, сияющий
                        В дворцовом зале -

                        Плод женского
                        Бессонного труда.

                        Потом мужчин
                        Кнутами избивали -

                        И подати
                        Доставили сюда.

                        И если
                        Государь наш милостивый,

                        Тот дивный шелк
                        Сановникам даря,

                        Хотел, чтоб власти
                        Были справедливы -

                        То не бросал ли он
                        Подарки зря?

                        Да, здесь чиновников
                        Полно повсюду,

                        А патриотам -
                        Не открыть сердца.

                        К тому ж, я слышал,
                        Золотые блюда

                        Увезены
                        Из алого дворца.

                        И три небесных феи
                        В тронном зале,

                        Окутав плечи
                        Нежной кисеей,

                        Под звуки флейт,
                        Исполненных печали,

                        С гостями веселятся
                        День-деньской,

                        И супом
                        Из верблюжьего копыта

                        Здесь потчуют
                        Сановных стариков,

                        Вина и мяса
                        Слышен запах сытый,

                        А на дороге -
                        Кости мертвецов.

                        От роскоши
                        До горя и бесправья -

                        Лишь шаг.
                        И нет упрека тяжелей.

                        Я колесницу
                        К северу направил,

                        Чтобы добраться
                        К рекам Цин и Вэй.

                        Тяжелый лед
                        На реках громоздится

                        Везде,
                        Куда ни взглянешь на пути.

                        Уж не с горы ль Кунтун
                        Он вдаль стремится,

                        Как бы грозя
                        Небесный Столб снести?

                        Плавучий мост
                        Еще не сломан, к счастью,

                        Лишь балки
                        Неуверенно скрипят,

                        И путники

                        Сквозь ветер и ненастье

                        Скорее перейти его
                        Спешат.

                        Моей семьи
                        Давно уж нет со мною,

                        И снег, и ветер
                        Разделили нас.

                        Я должен снова
                        Встретиться с семьею,

                        И вот ее
                        Увижу я сейчас.

                        Вхожу во двор -
                        Там стоны и рыданья:

                        От голода
                        Погиб сынишка мой.

                        И мне ль - отцу -
                        Скрывать свое страданье,

                        Когда соседи
                        Плачут за стеной.

                        И мне ль - отцу -
                        Не зарыдать от боли.

                        Что голод
                        Сына моего убил,

                        Когда все злаки
                        Созревали в поле,

                        А этот дом
                        Пустым и нищим был.

                        Всю жизнь
                        Я был свободен от налогов,

                        Меня не слали
                        В воинский поход,

                        И если так горька
                        Моя дорога,

                        То как же бедствовал
                        Простой народ?

                        Когда о нем
                        Помыслю поневоле

                        И о солдатах,
                        Павших на войне -

                        Предела нет
                        Моей жестокой боли,

                        Ее вовеки
                        Не измерить мне!

                                          755 г.


Лунная ночь

                          Сегодняшней ночью
                          В Фучжоу сияет луна.

                          Там в спальне печальной
                          Любуется ею жена.

                          По маленьким детям
                          Меня охватила тоска -

                          Они о Чанъане
                          И думать не могут пока.

                          Легка, словно облако
                          Ночью, прическа жены,

                          И руки, как яшма,
                          Застыли в сиянье луны.

                          Когда же к окну
                          Подойдем мы в полуночный час

                          И в лунном сиянии
                          Высохнут слезы у нас?

                                                     755 г.

Роман Эсс    Добавлено 13.12.2012 в 16:03
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100