Логин:
Пароль:
 
 
 
ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ К 3 АЛЬБОМУ
Дон Эллиот
 


ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Самым большим злом нашего времени следует признать то, что Религия и Наука представляют из себя две враждебные силы, не соединенные между собой. Зло это тем более пагубно, что идет СВЕРХУ и НЕЗАМЕТНО, но непреодолимо просачивается во все умы, как тонкий яд, который вдыхается вместе с воздухом. А между тем, каждый грех мысли превращается неизбежно в результате своем в душевное зло, а следовательно, и в зло общественное. До тех пор, пока христианство утверждало христианскую веру среди европейских народов еще полуварварских, какими они были в средние века, оно было величайшей из нравственных сил, оно формировало душу современного человека. До тех пор, пока экспериментальная наука стремилась восстановить законные права разума и ограждало его безграничную свободу, до тех пор, она оставалась величайшей из интеллектуальных сил, она обновила мир, освободила человека от вековых цепей и дала его разуму несокрушимые основы.
Но с тех пор как церковь, не способная защитить свои основные догматы от возражений науки, заперлась в них словно в жилище без окон, противопоставляя разуму веру, как неоспоримую абсолютную заповедь, с тех пор как наука, опьяненная своими открытиями в мире физическом, превратившая мир души и ума в абстракцию, сделалась агностической в своих методах и материалистической в своих принципах и в своих целях, с тех пор как философия, сбитая с толку и бессильно застрявшая между религией и наукой, готова отречься от своих прав в пользу скептицизма – глубокий разлад появился в душе общества и в душах отдельных людей.
В начале конфликт этот был необходим и полезен, так как он служил восстановлению прав разума и науки, но не остановившись вовремя, он уже сделался под конец причиной бессилия и ОЧЕРСТВЛЕНИЯ. Религия отвечает на вопросы сердца, отсюда ее магическая сила, наука – на запросы разума, отсюда ее непреодолимая мощь. Но прошло уже много времени с тех пор, как эти две силы перестали понимать друг друга.
Религия БЕЗ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ и наука БЕЗ НАДЕЖДЫ стоят друг против друга, недоверчиво и враждебно, бессильные победить одна другую
Умственные вожди нашего времени все – либо неверующие, либо скептики. И хотя бы они были безукоризненно честны и искренни, все же они сомневаются в своем собственном деле и от того смотрят друг на друга улыбаясь, как древние авгуры. И в общественной жизни и частной, они, или предсказывают катастрофы, для которых у них нет лекарства, или же стараются замаскировать свои мрачные предвидения благоразумными смягчениями. При таких знамениях литература и искусство потеряли свой божественный смысл.
Отучившаяся смотреть в вечность, большая часть молодежи предалась тому, что ее новые учителя называют натурализмом, унижая этим названием прекрасное имя природы. Ибо то, что подразумевается под этим названием, есть не более чем защита низших инстинктов, тина порока или предупредительное покрывание наших общественных ПОШЛОСТЕЙ, иными словами: с и с т е м а т и ч е с к о е отрицание души и высшего разума.
Благодаря материализму, позитивизму и скептицизму в последние столетия мы потеряли верное понимание истины и прогресса.
«Вера – сказал один из мыслителей – есть мужество духа, который стремительно бросается вперед, уверенный, что найдет истину.» Эта вера не враг разума, а его СВЕТ, это – вера Христофора Колумба и Галилея, которая желает проверки и доказательств, это – единственная вера возможная в наши дни. Для тех, кто ее потерял безвозвратно, а таких много, ибо ПРИМЕР ДЕЙСТВОВАЛ СВЕРХУ,- дорога легкая и торная: следовать за современным течением и подчиниться духу времени вместо того, чтобы бороться с ним, предаться сомнению отрицания, при виде человеческих бедствий утешать себя улыбкой презрения и, прикрывая глубокое ничтожество всего видимого блестящим покровом, украшенным именем идеала, оставаться твердо убежденным, что последний не более чем полезная химера.
Древнее посвящение основывалось на представлении о человеке одновременно и более здоровом, и более возвышенном, чем наше представление. Мы раздробили воспитание тела, ума и души. Наши физические и естественные науки, достигшие сами по себе большой высоты, совершенно устранили человеческую душу и ее воздействие на окружающее. Религия перестала удовлетворять требованиям разума. Медицина не хочет знать ни о душе, ни о духе человека. СОВРЕМЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК ИЩЕТ УДОВОЛЬСТВИЯ БЕЗ СЧАСТЬЯ И СЧАСТИЯ БЕЗ ЗНАНИЯ, А ЗНАНИЯ БЕЗ МУДРОСТИ.
Древний мир не допускал, чтобы эти вещи разделялись. Во всех областях принималась им в расчет тройная организация человека, его природы. Посвящение было постепенным поднятием всего человеческого существа на головокружительные высоты духа, откуда возможно господство над жизнью. «Чтобы достигнуть такого господства, говорили древние мудрецы, человек нуждается в полнейшем переплавлении всего своего существа, физического, нравственного и умственного. Переделка эта возможна лишь при одновременном упражнении воли, интуиции и разума. Посредством их полного согласования человек может развить свои способности до неограниченных пределов. Душа обладает не проснувшимися чувствами,- посвящение будит их. Благодаря углубленному изучению и неутомимому прилежанию, человек может войти в сознательные отношения со скрытыми силами природы. Более того, великим душевным усилием он может достигнуть непосредственного духовидения, открыть перед собой дорогу в потусторонний мир и быть способным проникнуть туда. И лишь тогда он может сказать, что победил судьбу и завоевал для себя даже здесь, на земле, божественную свободу. Тогда только посвященный может стать посвятителем, пророком и теургом, иными словами – ясновидящим и созидателем душ. Ибо только тот, кто господствует над самим собой, может господствовать над другими, только тот, кто сам свободен, может приводить к свободе других».
Так думали древние посвященные. Наиболее великие из них и жили, и поступали на основании этих мыслей. Следовательно, истинное посвящение было совсем не мечтой, а чем то гораздо более значительным, чем обыкновенное научное обучение. Это было творческое созидание души ее собственными усилиями, ее раскрытие на высшем космическом плане, ее расцветание в высших условиях бытия.
Каково же место, которое божественная Психея занимает в земной жизни? Если вдуматься, то нельзя вообразить себе более трагической судьбы. С тех пор как она страдальчески пробудилась в тяжелой атмосфере земли, она стала пленницей плоти, она сдавлена в изгибах ее, она живет, дышит и думает только через нее. А между тем сама она не от плоти.
По мере того, как она развивается, она чувствует, как в ней загорается мерцающий свет, нечто невидимое и нематериальное, что она называет своим духом, своим сознанием.
Да, у человека есть врожденное чувство своей тройственной природы, ибо даже в речи своей он инстинктивно разделяет свое тело от души, и душу от духа. Но плененная терзаемая душа бьется между двумя своими спутниками, один из которых – змей, сжимающий ее в бесчисленных кольцах, а другой – невидимый гений призывающий ее, присутствие которого она ощущает лишь по трепету его крыльев и по молниеносным зарницам, вспыхивающим в ее глубине.
То отдается она плоти и живет одними ее ощущениями и страстями, переходя от кровавых оргий гнева к тяжелому угару сладострастия, пока ее саму не ужаснет глубокое безмолвие невидимого спутника. То, привлеченная к нему, она теряется в такой высоте мысли, что забывает о существовании тела до того момента, когда оно властным призывом напомнит о себе. И все же внутренний голос говорит ей, что между нею и невидимым спутником связь – нерушима, тогда как связь ее с телом временна и кончается со смертью.
Но разрываясь между ними, душа, в своей вечной борьбе тщетно ищет счастья и истины, тщетно ищет она себя в своих преходящих ощущениях, в своих сменяющихся мыслях, в том мире, который меняется, как мираж. Не находя ничего постоянного гонимая, как ветром оторванный лист, мятежная душа сомневается в себе самой и божественном мире, который раскрывается для нее только в минуты непреодолимого влечения к нему и в минуты скорби.
И знания раскрываются для нее тщетно, потому что, как бы обширны они не были, рождение и смерть заключают человека между двумя роковыми границами. Это – две двери, ведущие во мрак, за которым он не видит ничего. Пламя его жизни загорается при вступлении в одну из них и потухает при выходе его через другую. Не то же ли самое и с душой? А если нет, то какова же ее истинная судьба?
Это – великая внутренняя тайна каждого и всех, это – проблема души, которая открывает в себе две бездны – и мрака, и света, которая созерцает себя поочередно то с восторгом, то с ужасом, и говорит себе: «Я не от мира сего, ибо мир не в силах меня объяснить. Я пришел не от земли и я иду в иное место. Но куда? Это – тайна Психеи, заключающая в себе все остальные тайны».
Основные принципы эзотерической доктрины можно сформулировать так: Дух есть единственная Реальность. Материя – лишь его внешнее выражение, изменчивое, мимолетное, его динамизм в пространстве и времени. Творчество вечно и непрерывно, как сама жизнь. Микрокосм – человек, по своей тройственной организации (дух, душа, тело) есть подобие и отражение макрокосма вселенной (мир божественный, мир человеческий, мир естественный), который в свою очередь есть тело Бога, абсолютного Разума, соединяющего в своей природе: Отца, Мать и Сына (сущность, субстанция, жизнь). Вот почему человек, образ и подобие Бога, может стать его живым Глаголом.
Гнозис, или умозрительная мистика всех времен, есть искусство находить Бога в себе, развивая тайные глубины и скрытые способности сознания. Человеческая душа, индивидуальность бессмертна по существу. Ее развитие происходит по линиям попеременно нисходящим и восходящим, благодаря то телесным, то духовным существованиям. Перевоплощение есть закон ее эволюции. Достигнув совершенства, она освобождается и возвращается к чистому Духу, к Богу, ко всей полноте Его Сознания. Так же как душа возвышается над законом борьбы за существование, когда начинает сознавать свою человечность, так же она поднимается и над законом перевоплощения, когда начинает сознавать свою божественность.
Перспективы, открывающиеся на пороге Теософии, беспредельны, в особенности если их сравнить с узким и печальным горизонтом, в кругу которого человек заперт материализмом, или с неприемлемыми разумом положениями клериканской теологии. Встречаясь с этими перспективами в первый раз, чувствуешь трепет бесконечности. Бездны Бессознательного разверзаются внутри нас, открывая перед нами пучину, из которой мы происходим, и головокружительные высоты, к которым мы стремимся. Восхищенные этой беспредельностью и в то же время испытывая трепет перед необъятностью предстоящего пути, мы жаждем небытия, мы призываем Нирвану. Но в след за тем мы сознаем, что это слабость – не более как утомление моряка, готового опустить весло перед напором грозящего вихря.


ИЗ КНИГИ Э. ШЮРЕ «ВЕЛИКИЕ ПОСВЯЩЕННЫЕ»

музыкальное приложение к статье:
Высоцкий, "Песня о звездах"

© Copyright: Дон Эллиот
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Критика
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 642
Дата публикации: 25.04.13 в 21:54
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100