Логин:
Пароль:
 
 
 
Гл. 3
Александр Хрящевский
 
           Гл.3

Но, впрочем, я о командире.
Совсем не княжеского рода
Был дед его. Один – батрак,
Другой – «кулак».
И не мечтали о мундире
Кадетского Морского кроя,
Хоть и советского сукна.
Ах, деды, деды… Жили - были…
Так сказки в детстве говорили,
А Жизнь безжалостна и зла,
А Жизнь куда страшнее Смерти,
Когда из тёплого гнезда
На свежий снег босые дети,
Как говорится, мал мала…
И кто ответит, кто в ответе
За эти п р а в ы е дела?
Ах, этот снег, дороги эти,
Родные души и тела.
Давно распаханы те степи,
Где вас позёмка замела.
Ах, деды, деды. Жили - были деды.
О д н а лишь бабушка жива.

Крута сибирская природа,
Крепка ......... порода,
Черна крестьянская работа.
Прямыми выросли ребята,
Ушли на фронт четыре брата,
Но лишь один открыл ворота.
Вдова солдата. Мать солдата.
Ах, баба, бабушка. Не надо.
Ах, баба, что же ты не рада?
- Внучок,
       не рада, что жива.


Быть может новые мессии,
Скорбя душою о России,
Введут традиции иные,
«Журналов вняв молящий глас».
«Приучат к…» выборам и «…нас»,
«Но я? какое дело мне?
Я верен буду старине…».
Теперь Дворянское собранье
Нам открывают в назиданье,
А Офицерское собранье
Определяет нам взысканья.
Но то не все еще страданья:
Есть и старшинское собранье,
А там – матросское собранье,
Так, что ни званье,
То собранье.
А толку что?
Одно названье.
Толкуют нам о чести, о призваньи,
Об уважении и понимании,
О грубости и неприятьи брани,
И об умелом сочетании
И убеждения, и наказания.
Об обонянии и осязании,
О бытии и о сознаньи,
О Врубеле и о Сезанне.
О Ван(е) Клиберне и «Дяде Ване».
Вот только в Тихом Океане
Или в Индийском океане
Мне не встречались те «дворяне».
А после новых Указ(аний)
Одни рабочие - крестьяне.

Молю – не отделились бы цыгане.

Кому Сорбонны да Лозанны,
Кому – отсеки и казармы.
За честь страны престижней биться,
Резвясь в задрипанной столице.
И славы проще добиваться
В подвалах модных рестораций.
Бывало матушке – столице
Всяк русский рад был поклониться.
Со всех концов, со всех сторон
Тянулись люди на поклон.
Тот – помолиться. Этот – подкормиться.
Москва кормила, одевала,
Обогревала, обувала.
Не обирала – отдавала.
Бывало. Да. Бывало.
Теперь там новые законы:
В палатах правят ком-Бурбоны,
На биржах пухнут соц-Гужоны,
Богатых славят рок-Гапоны,
Искусство ладят поп-салоны,
Приезжих гонят вон-купоны,
А нищих грабят нуль-талоны.
Там неподкупные политики
На наш плетень наводят критику
И самый мудрый тот политик,
Что развивает самокритику.
И вот теперь от этой критики
И в ясный день - ночная темь.
Теперь там мелкие людишки
Справляют крупные делишки
И люди «первой категорийки»
Нам проповедуют теорийки.
И ни «чернуха», ни «порнуха»
Не колют глаз, не режут уха
«Аристократам духа».
Они дорвавшись до кормушки
Готовы горло рвать друг дружке.
Не рвать а драть?
Нет врёте – рвёте.
Века прошли – всё то же. То же.
Опять цари. Опять вельможи.
«Там…» всяк «…Кощей над златом чахнет,
Там…» смрадный «…дух,
Там…» тухлым «…пахнет».
Грязна и зла, как старая волчица,
Москва – заря, Москва – столица,
Москва – базар, Москва – вокзал…
Я и покрепче бы сказал.
Но,
- Чу!
- Молчу!
Ответственные лица,
Пожалуй могут оскорбиться.

«А на…» Финвале,* « а на…» Финвале,
«Вы там бывали?»

«Мы стоим, за спиною не слыша страны,
Мы живём, за собою не чуя вины.
Не гонялись за славой - позорцем,
Не молились кремлёвским «егорцам».
Может кто - то не должен, но мы то должны.
Наши глупые души присяге верны.
Только «свиньи» все ищут, да ищут,
Да считают наши «рублищи» ».

*Финвал (б.Бечевинская) – база подводных лодок на Камчатке

© Copyright: Александр Хрящевский
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика гражданская
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 194
Дата публикации: 13.01.14 в 14:22
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2014 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Создание сайта FaustDesign
Rambler's Top100