Логин:
Пароль:
 
 
 
КОНЕЦ ХИЩНОГО РЫНКА И ГЛОБАЛЬНОЕ БЕЗВЛАСТИЕ
Дон Эллиот
 


КОНЕЦ ХИЩНОГО РЫНКА И ГЛОБАЛЬНОЕ БЕЗВЛАСТИЕ


Нашел замечательнейшую статью в интернете за авторством некоего Дмитрия Голубовского. На ней невозможно было не заострить свое внимание. Потрясающая статья, показывающая все сложности статус кво в современной мировой экономики на, в принципе, вполне доступном простому человеку языке. Я из этой статьи понял очень многое по линии экономики. Очень рекомендую и вам с ней ознакомиться.

Конец ХИЩНОГО РЫНКА и глобальное безвластие

За последние четыре недели на рынках произошла масса событий, укладывающихся в общую тенденцию, которую можно охарактеризовать фразой из двух слов: «все валится», поэтому стоит закончить этот цикл статей, так как название, в сущности, уже стало неактуальным. Писать уже надо о начале свободного падения.
Все произошедшие в последнее время события можно сгруппировать в следующие тенденции: все финансовые рынки – падение и беспрецедентная волатильность; ставки ЦБ – беспрецедентное падение; риски – рост, особенно на развивающихся рынках, где ставки по государственным займам ряда развивающихся стран временами превышали ставки по казначейским облигациям США более чем на 7%. (одновременно взлетела и стоимость страхования суверенного долга); производство – замедление, темпы которого уже побили рекорды 1974 года; потребление – спад; потребительская инфляция в развитых странах сменилась дефляцией на фоне сжатия потребительского рынка, что может указывать на то, что дефляция примет характер спиралевидного процесса в краткосрочной (до одного-двух месяцев) перспективе; монетарная база ФРС – беспрецедентный рост; доллар и иена – рост; корпоративная отчетность – манипулирование и отвязка от реальных рыночных показателей; участие государства в экономике – повсеместный рост, особенно в «цитадели свободного рынка» – США. Политические новости на фоне разразившейся глобальной финансовой катастрофы упоминать вообще не стоит, стоит лишь остановиться на выборах президента в США и саммите G20. Начнем, однако, по порядку.
Эпидемия снижения процентных ставок, неограниченная эмиссия доллара и целевая поддержка ключевых глобальных финансовых игроков не допустила окончательного коллапса глобального финансового рынка, так как разрывы ликвидности были закрыты огромным объемом свежей ликвидности. Это помогло пока что избежать дефляционного коллапса. Все антикризисные меры сводились, в сущности, к одной единственной процедуре – неограниченной эмиссии долларов. Эмиссия эта осуществлялась под ставку, зачастую даже ниже официальной ставки ФРС (ЕЦБ, например, к середине октября роздал более $100 миллиардов по ставке 0.5%). Кое-где антикризисные меры сводились к трате международных резервов, – таким путем пошли Россия и Япония. Трату международных резервов на поддержание и развитие внутреннего потребительского спроса недавно анонсировал и Китай, который объявил о том, что потратит на поддержание своего роста более полутриллиона долларов. Все эти меры не привели к существенному росту кредитования, однако сегодня можно констатировать, что коллапс глобального межбанковского рынка все же приостановлен. Приостановлен он не столько в силу повсеместного радикального вмешательства финансовых и монетарных властей в экономику и агрессивного снижения официальных процентных ставок, сколько благодаря тому, что рынок межбанковского и корпоративного кредитования качественно изменился, а так же из-за того, что в ситуации утраты основных рыночных ориентиров рынок CDS стал играть ключевую роль в оценке стоимости кредитов. Это сыграло роль в приостановлении коллапса, роль американских денежных властей тут заключалась лишь в том, что они не дали утонуть основным эмитентам и игрокам на этом рынке. Если бы они поступили иначе, то и из ситуации с параличом межбанковского кредитования мировая экономика тоже вышла бы иначе, но что есть – то есть. После относительной стабилизации мирового финансового рынка к середине этого месяца на первое место угроз вышла угроза глобального промышленного спада, а спад, как сегодня осознают все большее и большее число участников рынка, неизбежен. Весь вопрос в том, будет ли он резким и глубоким, или плавным и более продолжительным – это, во многом, зависит от действий будущей администрации США.
На протяжении последних месяцев денежные власти США, пытаются, по сути дела, заменить собою глобальный кредитный рынок, наращивая для этого монетарную базу. Чем это закончится? Кредитные рынки производят деньги благодаря кредитному мультипликатору, тогда как ФРС эмитирует «новые» деньги. Деньги, полученные от эмиссии, не совсем то же самое, что деньги, образовавшиеся благодаря работе денежного мультипликатора в банковской системе, который производит, по сути дела, денежные деривативы. И что будет делать ФРС в том случае, если благодаря этим мерам кризис все же удастся сдержать, и эти «новые» деньги будут вовлечены в глобальный оборот? После того, как оборот восстановится на докризисном уровне, он начнет ускоряться за счет этих колоссальных вливаний «новых» денег, и это ускорение не сможет отыграть более или менее инертный реальный сектор экономики, что приведет к надуванию очередного пузыря. Косвенно на то, что американские власти готовятся к такому развитию событий, указывают недавние поползновения Полсона снова запустить конвейер синтетической секьюритизации, но уже не для ипотечных, а для потребительских займов и займов на образование. Очевидно, что пузырь, который надуют на этих займах, точно так же схлопнется, как и ипотечный пузырь, разрушив в результате уже и образование, и потребительский рынок в США, после чего экономика США просто перестанет существовать, но какова альтернатива? Изымать эти «новые» деньги из оборота, когда очередная острая фаза кризиса будет преодолена? Но для этого надо повышать процентную ставку или усиливать нормы резервирования с риском снова ввергнуть глобальный рынок в кредитный кризис. Оставить все как есть, не предпринимая ничего? Это повлечет за собой в скором будущем всплеск инфляции огромной силы. Тем не менее, в условиях, когда альтернативы доллару в качестве базового глобального актива пока что не просматривается, это устроит США как меньшее из двух зол, потому что альтернатива этой политике, – прекращение эмиссии, – попросту окончательно добьет Уолл-Стрит и американскую банковскую систему. Вероятнее всего, именно к всплеску глобальной инфляции и приведет, в конечном итоге, антикризисная политика американских денежных властей, о чем я уже писал неоднократно в своих статьях, потому что надуть новый пузырь на фондовом рынке и рынке облигаций в нынешних условиях вряд ли получится.
Однако даже теми огромными средствами, которые закачаны сегодня в глобальную экономику, можно лишь на время успокоить рынки. Без исправления огромных дисбалансов и искажений, возникших за последние 25 – 30 лет из-за искусственного стимулирования спроса и целых отраслей промышленности, ситуация снова вернется к кризису, причем следующую панику придется тушить уже на порядок большей эмиссией, так как деньги к моменту ее наступления обесценятся.
Сегодня спазм кредитного удушья постепенно отпускает рынки, а это значит, что инфляционные процессы начнут нарастать уже в самом ближайшем будущем. Ставки по краткосрочным кредитам практически перестали снижаться, однако до уровня ФРС так и не дошли, за исключением ставки овернайт, устаканившейся на уровне 0.4% после сентябрьской паники, когда она подскакивала аж до 12%. Трехмесячные кредиты в долларах на прошлой неделе предлагались на 180…185 пунктов дороже ставки овернайт. По кредитам в евро аналогичный спред составлял 115…120 пунктов, и это указывает на то, что в ЕС ситуация оказывается все же лучше, чем в США.
То, что снижение краткосрочных ставок прекратилось, так и не дойдя до уровня ставки ФРС, а на ставки по долгосрочным кредитам вся политика агрессивного снижения процентных ставок вообще не оказала сколько-нибудь существенного влияния (из-за ситуации на рынке CDS и из-за введения новых правил долгосрочного кредитования, по которым CDS включается в стоимость кредита), говорит о том, что потенциал влияния на ситуацию монетарных властей США на сегодняшний день исчерпан полностью. Все, что им осталось – это спасать очередных банкротов для того, чтобы не допустить ухудшения ситуации, улучшать ситуацию они больше не в состоянии. А раз так, то на этой неделе, похоже, наступает некий критический момент. Не для всей ситуации, конечно, но для американского доллара. Похоже, пик роста доллара достигнут, и из доллара пора выходить тем, кто сидел в нем до последнего времени. Весь вопрос только в том, куда именно? Зарождающиеся основные тенденции, думаю, покажет эта неделя. Многое, в частности – историческая статистика, говорит в пользу того, что дно рынков где-то рядом: например, за всю историю товарных рынков не было прецедента того, чтобы цены на металл постоянно падали более полугода подряд, – даже во времена Великой Депрессии такого не было. Энергоносители, вероятно, тоже стабилизируются на нынешних уровнях – пробив $50 за баррель, в преддверии зимы они, полагаю, вернутся на уровни выше, и здесь, мне кажется, можно ожидать некоторого роста. Но главный претендент на выход из доллара, как представляется сейчас, все же евро. Я бы поставил на российский рубль, если бы бестолковая и противоречивая информационная политика российских властей не привела к резкому росту инфляционных и девальвационных ожиданий как внутри страны, так и у иностранных инвесторов. Самое обидное, что реальные меры, принятые российскими ЦБ и Минфином, действительно были более или менее адекватны сложившейся ситуации, хотя и не были в должной мере поддержаны другими необходимыми мерами административного и законодательного характера, которые могли бы быть направлены на улучшение ситуации. Однако вал несогласованных, противоречивых и испуганных заявлений высокопоставленных российских чиновников породил слишком высокую нервозность, и на успокоение теперь нужно некоторое время. Впрочем, банковская паника в России все же погашена, так что жизнь пока что продолжается, правда – постоянно ухудшаясь.
Что до глобальных политических новостей, то положительный эффект, оказанный на рынки избранием Обамы, был нивелирован негативным эффектом от саммита G20, участники которого просто констатировали существующее положение вещей, и, по сути дела, согласились не проводить никакой антикризисной политики по существу. Рынки остаются открытыми и нерегулируемыми, проблема монополии доллара открыто не обсуждается – это и есть главный результат саммита. Все остальное, что было в итоговой декларации – пустые слова, раскрывающие эти два постулата. Это означает, что на практике каждый, разумеется, будет бороться с кризисом в меру своих возможностей, а монополия доллара разрушится естественным образом. И, самое главное, не обсуждаются открыто фундаментальные причины кризиса. Они либо замалчиваются, либо, что еще хуже, вообще не осознаются. Самым тревожным в этом плане оказалось, на мой взгляд, заявление, которое сделал Бернанке на последних слушаниях в Конгрессе, посвященных кризису (и колоссальным затратам на его сдерживание). Он заявил, что все происходящие «никоим образом не является следствием несостоятельности капитализма». Если под состоятельностью понимать платежеспособность по своим обязательствам, и учесть тот факт, что вся экономика США сегодня стоит на грани банкротства и держится сегодня только на «печатном станке», то подобное противоречие очевидности пугает, и навевает воспоминания об СССР 80-х годов. Ну что же, в скором будущем в США, думаю, начнется «ускорение» (инфляции) и «гласность» (в отношении злоупотреблений администрации Буша и Уолл-Стрит) но для того, чтобы посмотреть на американский вариант «перестройки», надо будет дождаться вступления Обамы в должность. Ходят слухи, что он готовит какой-то пакет жестких мер, направленный на государственное стимулирование создания новых рабочих мест. Разумеется, даже если такая программа будет предложена, она будет провалена, потому что невозможно остановить падение экономики государственными методами. Это уже пытался сделать Гувер в первой фазе Великой Депрессии, но пока спад не достиг дна, никакие государственные меры ничего не давали. Эти меры дали успех лишь при Рузвельте, который занимался уже восстановлением американской экономики после краха. Государство может либо предотвратить падение экономики, либо форсировать ее восстановление после спада, но активно действовать во время спада, когда старая неэффективная система экономических связей рушится, невозможно.
Похоже на то, что история финансового капитализма подошла к концу. Послевоенное развитие уперлось в тупик. Самое интересное в этом тупике то, что это – не тупик производительных сил, не тупик ресурсных ограничений, не тупик, связанный с недостатком инноваций или с демографическими проблемами. Это – интеллектуальный тупик, кризис модели развития, основанной на бесконечном росте объективно ничем не ограниченной массы долгов. Ответственными за нынешний кризис являются инвестиционные банки, занимавшиеся в течение последних двадцати лет бесконтрольной эмиссией деривативов и надуванием пузырей на различных рынках, но это – не самая глубокая причина кризиса.
Сама ситуация, в которой стало возможно это легализованное надувательство, сложилась в результате отмены золотого стандарта, который был естественным ограничителем для роста монетарной базы. Неважно, чем именно должна ограничиваться монетарная база – количеством золота ли, или как-либо иначе, директивными распоряжениями регулирующих органов или жесткой привязкой к количеству каких-либо жизненно-важных для развития экономики ресурсов или произведенных услуг (например, к количеству вырабатываемой электроэнергии и объему транспортных перевозок). Важно то, что она должна ограничиваться, потому что социальная функция денег – служить целям обмена социально-значимыми товарами, ресурсами и услугами. Есть социально-обусловленная ликвидность, и социально-необусловленная, которая поддерживается исключительно азартом и жадностью игроков на соответствующих рынках. При безграничном росте денежной массы, социально-необусловленная рыночная игра начинает доминировать над социально-необходимым развитием экономики. Долгосрочные рыночные индикаторы зашумляются волатильностью, фундаментальные показатели теряют свою значимость в сравнении с техническими, разрушаются рыночные ориентиры долгосрочного развития экономики и, как следствие, общества. Последнее, кстати, оказывает самое разрушительное воздействие уже на массовую культуру и сознание людей, которые перестают сберегать и начинают потреблять сверх меры. Такой образ жизни разрушает нравственные устои общества, этот «золотой запас» общественного сознания, и уже не просто элита, но и народные массы начинают жить в соответствии с принципом «после нас – хоть Потоп», девальвируется честный труд, семейные ценности, здоровые национальные традиции. Ну что же, «финансовый Потоп» уже наступает…
Трудно себе представить, что в США сегодня 11 миллионов человек пользуются продовольственными карточками, а 30 миллионов не имеют постоянного доступа к медицинскому обслуживанию, и это притом, что сама страна, если основываться на ее торговом балансе, потребляет сегодня вдвое больше, чем производит. Это трудно себе представить, но так есть. Половина потребления до недавнего времени обеспечивалась доходами от глобального оборота спекулятивного капитала, но механизм кредитования в США сегодня, фактически, разрушен – сегодня страна поддерживается наплаву эмиссией, и это будет продолжаться до тех пор, пока казначейские обязательства будут пользоваться спросом, пока доллар сохраняет свою функцию основной резервной валюты. Именно потому, что эта функция сегодня жизненно важна для выживания американского государства, американцы так сильно в преддверии саммита G20 настаивали на том, что в период кризиса рынки должны оставаться открытыми – им нужны открытые рынки для вывоза доллара, последнего «товара», производимого в США, который все еще пользуется глобальным спросом. Как долго продлиться ситуация, в которой США продолжают продавать свой долг, не производя при этом больше капитала?
Важно понимать, что, сколько бы это не продолжалось, это не может продолжаться бесконечно, поэтому тот, кто первым соскочит с этой пирамиды, гарантированно окажется в преимущественном положении по отношению к тем, кто задержался в ней. Главное, что он выиграет, – время, необходимое для выстраивания новых экономических и финансовых связей, разработки новых успешных парадигм развития.
Поскольку, с одной стороны, кардинальное реформирование международной финансовой системы не обсуждается, а с другой стороны, доллар, являющийся основной резервной валютой, сегодня теряет даже то иллюзорное обеспечение, которым он до недавнего времени обладал, – до недавнего времени он был входным билетом в глобальное казино на Уолл-Стрит и игровой фишкой по совместительству, – необходимо начинать думать о том, как жить и действовать в условиях, в которых мировой валюты и какой-то единой меры стоимости не будет вообще! Единственный выход – опираться на собственные силы, собственные ресурсы, собственную кредитно-финансовую систему, собственное сильное регулирование национальной экономики – торговое, валютное, кредитное и т.д. вплоть до жесткого регулирования рынка труда (и принятия соответствующей иммиграционной политики). Всемирный Банк уже прогнозирует сокращение международной торговли в будущем году, а это значит, что процесс фрагментации глобального рынка начался, и будет усиливаться. Складывающаяся ситуация сегодня требует от крупных игроков, в первую очередь от России, принятия самостоятельных шагов в рамках региональной и национальной политики. Необходимо отказываться от парадигм глобализма, и чем скорее необходимость этого поймет достаточное количество экспертов, экономистов и политиков, тем лучше. Надо понять, наконец, что глобализм основан не на глобальном регулировании, а на глобальном дерегулировании. Общим знаменателем глобализации был не пресловутый «новый мировой порядок», – это был такой же миф, как «мировой социализм», – а всеобщий хаос, в который мы все медленно и неумолимо сползаем. Выработать какие-то новые общие правила игры, прийти к «новому Бреттон-Вуду» к которому призывает ряд мировых лидеров, в т.ч. и президент Медведев, в существующих условиях нереально, потому что противоречия между основными игроками слишком велики. США не нужны никакие новые международные отношения – они до недавнего времени находились на пике своего могущества, и все, что они хотят – остаться там, поэтому они будут до последнего сопротивляться тому, чтобы менять систему, и затянут этот процесс настолько, что менять что-то будет уже поздно.
Необходимо так же понять главное, чтобы достичь сегодня успеха в антикризисной политике: необходимо понять причину кризиса. Причина – отсутствие жестких товарных ограничений росту монетарной базы. Это отсутствие дает перспективу неограниченного и, начиная с некоторого времени, избыточного роста. Но самое страшное в том, что когда рост сменяется спадом, то в отсутствии ограничений монетарной базы, и спад в перспективе тоже становится неограниченным, т.е. рынки могут быть полностью разрушены. В рамках национальной политики создать ограничения монетарной базе довольно просто, и нет никакой необходимости возрождать золотой стандарт, кстати, – это возродит другие, уже подзабытые за 50 лет его отсутствия проблемы, на которых я тут не стану специально останавливаться. Надо просто взять под очень жесткий контроль цены естественных монополий и тарифы, а объем кредитной эмиссии определить как функцию от количества товаров и услуг, производимых такими монополистами. Если этого не сделать, национальные рынки рухнут вместе с глобальным. Никакими чисто монетарными мерами выход из кризиса сегодня не может быть найден. В масштабе всей глобальной экономики его и искать сегодня бессмысленно, эту проблему сначала надо решить на местах, на региональных рынках. Российские финансовые власти сумели монетарными мерами стабилизировать ситуацию, но этого мало. Необходимо переходить к следующему, немонетарному этапу антикризисной политики. Необходимо переходить к жестким антимонопольным мерам и очень тесно связанным с ними антикоррупционным мерам. Упор в антимонопольной политике необходимо сделать не на демонополизацию – дробить монополии в период кризиса, когда все стремятся к консолидации, чтобы выжить и оптимизировать издержки, бесполезное и вредное занятие. Необходимо усиление государственного контроля за ценообразованием на товары и услуги монополистов – это лучшая антикризисная и антиинфляционная политика, которая сегодня может быть. Определенные шаги в этом направлении уже предприняты, но они пока что слишком слабы. Необходимо усилить государственную активность в этом направлении, и тогда трудные времена в России закончатся быстрее, и мы отойдем от края той бездны, в которую неизбежно свалятся те, кто идут сегодня путем рыночного фундаментализма. Они уже падают, но нам совершенно не обязательно прыть туда вслед за ними. Вот после того, как они долетят до дна, а мы, напротив, отойдем от края, и о новой глобальной архитектуре можно будет поговорить, а пока что надо смириться с тем, что действовать придется в период глобальной финансовой анархии, утраты рынками ориентиров, беспрецедентно высокой волатильности и сокращения международной торговли.

© Copyright: Дон Эллиот
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Очерк
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 405
Дата публикации: 19.05.09 в 22:07
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100