Логин:
Пароль:
 
 
 
Сгинь, нечистая сила!
Вещий Олег
 


Сдохла Новодворская, что само по себе удивительно. Своими ужимками, манерой стращать и гадить она напоминала мне Бабу Ягу и казалась вечной. Уродливая, мерзопакостная старушка, которая всегда выступала против. Неважно с кем, главное, чтобы русским было плохо.  За годы «волнений и борьбы» Валерия Ильинична сделалась просто классической, хрестоматийной русофобкой. Несчастная женщина, она жила одной лишь ненавистью, так и не познав настоящей любви. Ни к мужчине, ни к Родине... Я решил вместо некролога привести здесь ее суждения о России и русских. Судите сами, что за ведьма улетела сегодня от нас в ступе. Надеюсь, что навсегда:

«Гражданские права существуют для людей просвещенных… В зоне все откровеннее. Там есть права для всех, кроме как для «опущенных», «для петухов». И дело здесь не в физиологии, а в силе духа. Жалкие,  несостоятельные в духовном плане, трусливые спят у параши и никаких прав не имеют. Если таким давать права, понизится общий уровень человечества… Русские в Эстонии и Латвии доказали своим нытьем, своей лингвистической бездарностью, своей тягой назад в СССР, своим пристрастием к красным флагам, что их нельзя с правами пускать в европейскую цивилизацию. Их положили у параши и правильно сделали. А когда Нарва требует себе автономии, для меня это равносильно требованию лагерных «петухов» дать им самоуправление».

«Я благодарна Ельцину за то, что он не мешал разрушению... Пойдём против народа. Мы ему ничем не обязаны... Мы здесь не на цивилизованном Западе. Мы блуждаем в хищной мгле и очень важно научиться стрелять первыми, убивать».

«Мне наплевать на общественные приличия. Рискуя прослыть сыроядцами, мы будем отмечать пока живы, этот день - 5 октября, день, когда мы выиграли второй раунд нашей единственной гражданской. И «Белый дом» для нас навеки - боевой трофей. После 4 октября мы, полноправные участники нашей единственной гражданской, мы, сумевшие убить и не жалеющие об этом,- желанные гости на следующем балу королей у Сатаны… Утром 4 октября залпы танковых орудий разрывали лазурную тишину, и мы ловили каждый звук с наслаждением. Если бы ночью нам, демократам и гуманистам, дали танки, хотя бы самые завалящие, и какие-нибудь уценнённые самолёты, и прочие ширли-мырли типа пулемётов, гранатомётов и автоматов, никто не поколебался бы: «Белый дом» не дожил бы до утра, и от него остались бы одни развалины. Я желала тем, кто собрался в «Белом доме», одного - смерти. Я жалела и жалею только о том, что кто-то из «Белого дома» ушёл живым. Чтобы справиться с ними, нам понадобятся пули. Нас бы не остановила и большая кровь... Я вполне готова к тому, что придётся избавляться от каждого пятого. А про наши белые одежды мы всегда сможем сказать, что сдали их в стирку. Свежая кровь отстирывается хорошо. Сколько бы их не было, они погибли от нашей руки. Оказалось также, что я могу убить и потом спокойно спать и есть. Мы уже ничего не имеем против штыков власти, ограждавших нас от ярости тех самых 20%. Мы хотим, чтобы митинги наших врагов разгонялись мощными водомётами. Мы вырвали у них страну. Ну а пока мы получаем всё, о чём условились то ли с Воландом, то ли с Мефистофелем, то ли с Ельциным».

«Нужно говорить с Россией очень сурово, ничего ей не уступать, держаться нагло и независимо».

«В России, объективно, есть только 5-10% нормальных людей. Остальными можно пожертвовать, при необходимости, во благо этого меньшинства. Никогда, за исключением августа 1991-го и октября 1993-го, я не видела повода гордиться своей страной. Только краснела и стыдилась за неё».

«Россия - невоспитанная, грязная нищенка, злобная и неумная, потому что такое поведение не вызывает притока благодетелей. Россия должна понять, что ее история - это история болезни и преступления. Она должна принять исторические наказания и покаяния. И вы будете утверждать, что подобную работу страна может проделать над собой, как святой Франциск, без иностранной оккупации, без насилия реформаторской части общества над теми, кто коснеет в заблуждении насчет своей правоты? Такого в истории не было».

«Не думайте, что если мы уйдем, то кто-то здесь останется жить при социализме. Если для того, чтобы стереть с лица земли коммунистов и фашистов, нужно стереть с лица земли Россию со всем ее населением - мы не дрогнем».

«Меня совершенно не ужасает неприятность, приключившаяся с Хиросимой и Нагасаки. Зато смотрите, какая из Японии получилась конфетка! Просто «Сникерс»... Если бы США не забывали вовремя что-нибудь бросать на тех, кто уклоняется от либерального пути... Слишком долго Россия была сапогом, наступающим на лицо человечества…»

«Трудно поверить, что этот осколок Советского Союза, эта тупая, рабская, злобная страна, лезущая немытыми руками в оранжевые праздники соседей, с ее хамскими выходками и торжествующими шариковыми и швондерами у власти, залитая кровью чеченского народа».

«Мы требуем от НАТО вмешаться, как это было сделано в Косово, и спасти чеченцев от истребления, помочь им оружием, техникой, людьми, а также выдвинуть российскому правительству ультиматум и при необходимости нанести ракетно-бомбовые удары по Москве и другим городам страны-агрессора! Смерть российским оккупантам!»

«Мир наступит тогда, когда Россия покается и вернет угнетенным ею народам свободу, а тем, кто ее уже обрел, она заплатит, то что должна... Как Эйзенхауэр перед стеной плача в Иерусалиме, Россия должна встать на колени...»

«Россия - это не только страна дураков, но и страна хамов. С 1917 года нами правили хамы в смазных сапогах… Нас ни разу как следует не разбили. Вдребезги, как Гитлера…  Если Россия погибнет, вообще, в принципе я лично роптать не буду».

«Я никогда не праздную 9 Мая и никому не советую этого делать… Все прогрессивное человечество, если и хочет, то скромненько и без особого шика что-то празднует. А устраивать такие парады, как у нас, могут только законченные лузеры, продувшие все остальное, которым нужен миф, доказывающий им самим, что они еще что-то значат».

«В России всё растекается и свисает, как макароны с ложки. Шестая часть суши была заселена беспозвоночной протоплазмой… Я абсолютно не могу себе представить, как можно любить русского за леность, за его ложь, за его бедность, за его бесхребетность, за его рабство».

«Я ненавижу эту державу, кровожадную, как хорек... Я ненавижу ее шесть веков, и мою ненависть к этой вечной зоне вместе со мной не похоронят, она будет летать над Россией... Держава Российская потерпела фиаско. Не потому, что была слаба, а потому, что была подла. Она историческая клякса, нонсенс... СССР казался таким прочным, а где теперь? РФ тоже не из базальта. Ну-ка, скажи, поверит в эту прочность еврейское неверие мое?»…

P. S.

После опубликования данного поста в одной из социальных сетей, на меня набросились возмущенные граждане толерантной национальности… Удивительно, людей ни капли не коробило то, что Новодворская всю свою убогую жизнь оскорбляла и третировала русских, призывала уничтожить Россию, в том числе, и с помощью ядерного оружия, зато увидев здесь пару жестких, но справедливых слов относительно этого Геббельса в юбке, они изошли на праведное говно - «не смейте говорить об усопшей плохо!»...

Простите, конечно, но я не смог найти ни одного доброго слова в адрес этой злой и ненавидящей мою страну «правозащитницы». Новодворская - враг и еще долго разного рода дегенераты будут использовать ее мерзкие «умозаключения» в борьбе с нашим народом. Врачи сообщили, что Валерия Ильинична умерла от токсического шока, буквально, изошла гноем... Но хуже всего, что это нагноение головного мозга, судя по комментариям, передалось и некоторым нашим соотечественникам. Будьте осторожны, русофобия почти не лечится и всегда плохо заканчивается для ее носителя...


Вещий Олег

© Copyright: Вещий Олег
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Проза, не вошедшая в рубрики
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 652
Дата публикации: 12.07.14 в 23:41
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2014 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Создание сайта FaustDesign
Rambler's Top100