Логин:
Пароль:
 
 
 
Зелье. Станичные рассказы.
Сергей Панченко
 

  Зинаида, а проще Зинка, влюбилась в Николая окончательно и бесповоротно, как это могло случиться только с ней, в силу огромного количества  энергии и неуемной фантазии. А может просто, потому, что пришло ее время. Хотя лично она объясняла это дурацким гороскопом, который был куплен ею, в городе за десять рублей прямо на главной улице. Пока она ехала на маршрутном автобусе в родную станицу, успела изучить свое будущее на ближайшие пол года и поняла, что ждет ее большая и светлая любовь с множеством испытаний. «Ну а какая любовь без испытаний», - мечтательно потянулась  она. Но автобус тряхнуло, вернув Зинку к реальности. Реальность была серо – зеленая. Весна вступила в свои права, как-то нехотя, не спеша, от этого все то, что должно было зеленеть и чирикать, серело и молчало. Зинка волокла две полные сумки, до дому идти еще ой-ёй сколько, а автобус, хоть и коммерческий, а доходил, как государственный до главного фонарного столба станицы, который гордо торчал возле сельсовета. «Вот кабы появился, какой состоятельный джентльмен, которому наскучил город, или бывший эмигрант приехал бы на историческую родину» - Зинка остановилась, поменяла сумки местами, перехватила руки  и спохватилась: «Вот дура - то, эмигранту, сколько лет то, нахватало мне старикана, прямо картина «Неравный брак» - « Зинка и дед». А че? Дед бы состояние оставил. Ну, по нянчила бы его годиков пять. Ага, а если он как наша баба Дарья. Загоняет. Нет, лучше джентльмен. Чтоб трубку курил. Ему в городе надоело, и он решил развивать нашу сельскую зачуханность. Ох, и зачуханность?» – отвлеклась Зинка от мыслей о брачных перспективах – «Пойти не куда. Танцы, натуральная собачья свадьба, каждый кабель, уверен, что осчастливит тебя своими эротическими предложениями. В кафе не находишься, кино отмирает, да и клуб такой, что там кино смотреть - проще помереть, спортом заняться, та же баба Дарья закричит «Ты лучше лопату возьми, чем ногами то дергать». А тут… джентльмен…»  - вернулась Зинка к объекту мечтаний.
Но развить мысли помешали шаги за спиной.
- Давай помогу.
- Че? – Зинка даже скакнула, как то неуклюже  в сторону.
- Давай помогу – перед ней стоял высокий широкоплечий парнище, 45 размера, коротко стриженный, розовощекий, веселый в воинском бушлате без погон, с усами 5-ти дневного возраста.
- Колька! – завизжала Зинка, бросила сумки и повисла на его шее.
  Парень покружил ее, поставил на место, подхватил сумки.
- Привет Зин. Вишь вернулся.
- Ой, Колька, когда?
- Сегодня утром прилетел.
- Ой, Колька, здорово!
- Ну как у нас? – они не спеша двинулись дальше, идти им было по пути, так как жили они рядом, по-соседски.
- По - старому все, Ленка с Валеркой поженились. Лариска – родила. Петька – в Москве в институте. Арсен в милиции работает. Юрка – в тюрьме. Карен, Наташка, Светка – в Краснодаре учатся. А я в городе, окончила училище, работаю медсестрой в роддоме.
- А ты говоришь по старому – улыбнулся Николай.
- Ну а что нового то – засмеялась Зинка
- Приходи к нам сегодня встречу отметим, я всех кто, из наших, в станице уже пригласил, к тебе заходил, мать говорит на работе.
- А я вот с работы только еду. Здорово! – рассмеялась Зинка – Хоть увидимся все.

   Вечер удался на славу. Собрались все бывшие одноклассники, соседи. Даже Зинины родители, которые находились с колькиными в контрах.
Ночью, засыпая, Зинка думала о том, что гороскоп конечно чушь собачья, а Колька сильно изменился, похорошел и возмужал. «Но до джентльмена ему, как мне до Пугачевой – рассуждала она, ворочаясь на кровати – Наша станица джентльмена не вырастит. Вот главный агроном, дядя Саша, на что джентльмен, а ведь гонялся, возле конторы совхоза, за бабой Дарьей, крича - «Я тебя, твою мать, покажу эксперимент», когда узнал, что она полила розы, для увеличения размеров бутонов, специальной смесью, ею составленной, из всех видов навоза, которые есть в природе нашей местности. Розы и, правда, цвели на удивление. Нет, у нас джентльменов нет».

   Дни шли за днями. Колька устроился на работу в городе, в охранную фирму.
- А куда еще идти работать? У нас либо в милицию, либо в бандиты или в охрану. Вся станица, либо что-то охраняет, либо что-то тащит – фыркнула Зинка, узнав от матери о месте работы Николая.
   Часто случалось, что ехали они в маршрутке вместе. Болтали ни о чем. С работы вместе добирались домой. А когда, наконец, зеленое победило серость Колька неожиданно предложил:
  - Зин, а давай пойдем, посидим где-нибудь.
  - Ой, ты что Коль. Куда тут идти?
  - Поехали в Анапу, там есть куда.
   Возвращались домой глубоко за полночь счастливые и возбужденные. Зинка решила, что хоть и не джентльмен, но что-то есть. Тем вечером она и решила, что влюбилась в Кольку, окончательно и бесповоротно. Утром пошла в центр, сделала себе прическу, маникюр и все что по ее мнению должна было привести Николая в бурный восторг. Зацвела сирень. Зинка шла легкая, воздушная и счастливая, словно ее пригласил на свидание тот самый, о ком она мечтала долгими зимними вечерами.
- Зин, а Зин, а чего ты так весёла, а? – из калитки дома, что стоял как раз напротив Зинкиного дома, выпорхнула баба Дарья. Не большого роста бодренькая старушка, светящаяся от огромного количества не растраченной энергии.
- Да так - Зинка отвлеклась, улыбнулась, глядя на бабу Дарью.
- Чё так то? А?
- Баб Дарья, а давай я тебе помогу чё нибудь.
- Чё мне помогать? Ты отвечай, чего весёла така . Ты не влюбилась, а? Зинка?
- Да ты что, баба Дарья! Какая там любовь! Весна. Пахнет все. Так не надо помогать. Тогда я к мамке. – Зинка сверкнула лучами красивых глаз по бабке Дарье и, торопясь, скрылась в своем дворе.
Бабка Дарья поправила белый платок на голове и со словами «Трэба проверить» - уселась на скамейку, «наблюдательный пункт», как называл ее зинкин отец.
«Вот старая, как в воду глядит - думала Зинка, рассматривая себя в зеркало. – Хороша! Ой, хороша! И грудь, и талия, и носик аккуратный, и прическа «хай класс». Влюбилась. Откуда заметила то?» Пойти помогать матери помешал шум во дворе. Это колькина мать доказывала зинкиной, что так нельзя жить соседям, когда наглым образом переместили межу.
Ругались они уже года два, с тех пор, как Колька ушел в армию. Вместе вспахали огороды, а когда на утро, после "отмечания", ставили межу, тут и разгорелся скандал. Вот и ругаются до сих пор, мужики сопят, а бабы стрекочут. Зинка уже несколько раз предлагала пригласить землемера, но отец рыкнул: «Не хватало еще и международного конфликта. Пусть пока идут бои местного значения».
  
   Зинка ждала дня три. Сидела на лавочке. Ходила в «центр» - это в станице, как раз не далеко от фонарного столба. Но Колька не столбенел от изменившегося облика соседки. Так брякнет, что - то вроде:
- Привет. Зин. В центр довезти.
- Довези.
Довезет. А после умчится куда- то по своим делам. Рукой помашет. Или еще хуже.
- Зин надо собраться. Посидеть.
- Давай – загоралась Зинка.
- Вот ребятам трактор соберу, и все вместе махнем. Ага?
- Ага.
   В общем, сбой какой-то получался. Сидеть  просто так Зинка не могла. Но с другой стороны не ухаживать, же за ним. «Че я дура - Зинка сидела у телевизора, в котором говорящая голова вещала о великих политических событиях местной незначительности – Девок у него нет, дома - на работе. Трактор этот долбанный, откуда взялся, все возиться возле него. Тоже мне Кулибин. А я тут торчу, как подсолнух у дороги, кручу башкой за ним, как за солнцем»
- Зинка, а Зинка! Ты дома. Иды сюда – вывел из задумчивости            голос бабы Дарьи. Зинаида щелкнула пультом, угомонив политика на полуслове.
- Чё? – выскочила на крыльцо.
- Пошли, поможешь.
- Счас – Зинка метнулась в комнату, одела джинсовый комбез, выскочила к соседке.
Работа была не сложная - отнести прополотый сорняк                                     в яму в конце огорода.
- О це бачишь, Зинка, це в мэнэ  компотна яма.
-  Компостная, баба Дарья.
-  Якый грэц еи розбэрэ,я по тиливизоу бачила, отой хлопыць в очках казав, шо трэба шоб така яма була.
- А тебе, зачем яма эта, если отец тебе три машины навоза привез, вон пирамиды Хеопса стоят.
- Хай будэ. Люды кажуть шо трэба. Хай будэ.
- Тож они в Москве среди стекла и бетона  придумали все в дело пускать, а тебе чё, навозу не хватает. Ты вон смеси, какие готовишь
- А я так думаю хай гние  . А туди с навозом змишаю.      
- Только розы не поливай – засмеялась Зинка.
- Ой шпыгнула зараза, а розы то до ноябрьской рэволюции цвилы.
- Это точно.
Закончив носить траву, они присели  на аккуратно расставленные пеньки.
- Зинка, а чё ты светишься, как медный пятак? – бабка Дарья легко переходила со станичного говора на «молодежный» сленг.
- Да не свечусь я, весна просто – отмахнулась Зинка.
-  Ты дурочку с мэнэ нэ робы. Я ж бачу.
- Она баче – всплеснула руками Зинаида и вдруг расплакалась. – Не знаю. Колька нравиться.
Бабка Дарья обняла Зинку.
- Пореви девка, легче станет.
- Не знаю что делать - всхлипывала Зинка.- Он на меня не смотрит, так что бы   любовь.
- Ну шо робыть – вздохнула бабка Дарья
- Шо робыть ?– Зинка отходила от слез, мгновенно, не горько плакала, так от бессилия - Ты и подскажи. Баб Дарья. Ты все знаешь. Давай его приворожим.
- Ой, дура – всплеснула руками баба Дарья.- Бога гневишь – перекрестилась.                          
- Но смеси всякие варишь – не унималась Зинка, вон, сколько у тебя книг старинных. Как сохранила то?
- А ти кныгы, ще моя матэрь вынесла, туди колы дом, помещиков грабылы. Уси тащылы мебель, посуду, золото шукалы. А вона кныгы тэхэнько пэрэносыла, тай заховала. А я и забула. А колы  вже матэри нэ було, вже Горбачев, выпустив бисов в тиливизор, я и вспомныла, не могу дэвыться на оцю бесовщину, почитаю стари кныгы. Ой, а там клад! Я ще нэ всэ вынэсла.
- Та ты чё, баба Дарья. А я и не знала.
- А я ни кому и нэ казала. Туби на прыданне бэрэгла – забурчала баба Дарья.
- Почему? – Зинка от удивления даже встала.
- Так  вы ж моя ридня. В мэнэ никого нэма. Всих война покосыла. Твоя бабка колы вмэрала мини наказала, твого батька ростыть, я и ростыла.      
- Это я знаю
- А чого пытаешь? Пишлы покажу.  
Бабка Дарья легко  поднялась и повела  Зинку в дом. Дом у бабы Дарьи был старинный, казачий с поперечными балками через весь потолок, аккуратно побеленный известью. Только кухня была пристроена. Когда затеяли поводить газ, местные газовые начальники уперлись - «в такой дом газ не проведем, не положено, не куда». Зинкин отец воевал с ними, да быстро понял, - «Себе дороже». Собрал родню и в три дни пристроил, к казачий хате, саманную пристройку. Побегал, где то, по городским кабинетам. Ввел в эксплуатацию, провел газ и наладил отопление. Так и получился у бабы Дарьи столовая с холлом и шикарная ретро – спальня, в которой Зинка с детства спасалась от летней жары.
- Ось дывысь, це ще прадид мий стрив. Отут бачиш подвал.
- Ну? Знаю.
- Нэ нукай , а о тут, - бабка Дарья завела Зинку за печь и наклонившись подняла две доски – схорон.
- Елки – вырвалось у Зинки
- Дам по губам – буркнула баба Дарья – Полизлы -  она взяла фонарь, который  лежал  наготове.
- Так узко? – Зинка вопросительно посмотрела на бабу Дарью.
- А ты дывысь , там спициальни каменни выступы  . Я туды и заховала усю библиотеку.
Схорон оказался действительно просторным, обмазан глиной, побелен. В схороне луч фонарика высветил пирамиды плоских ящиков, выкрашенных в белый цвет. Зинка потрогала рукой.
- Железные?
- Мабуть. Цэ ж от патронив. Як неэмэц побиг, их богато валялось.Я их тэхэнько сюда. Колы матерь поховалы , я довго тужила. А туди думаю треба жыть, та взялась прыбыраться , тай цэй схорон и вспомныла. Бачу мыши паразиткы, жують историческу риликвию. Я з нымы боролась, так воны заразы хытри. Нэпобидыми. Тильки ящикамы и спаслась. Ось дывысь, я тилькэ оцю стопку прочитала. А шо там и нэ знаю.
- Ого – Зинка  даже присела. В схороне , вдоль стенок стояло около четырёх десятков ящиков, полных книг.
- Ось дывысь - продолжала  баба Дарья – Дывысь,- она открыла один из ящиков, из нечитанных. Первой книжкой, которую осветил луч фонарика, было «Собранiе редких отваовъ и зелийъ - приворотных и лечебных» С – Петербург 1873г. П.Фронца.
«Это судьба», - мелькнуло в зинкиной, ошарашенной голове.
- Давай вытащим весь ящик, полистаем – Зинка подхватила              ящик. Он был тяжелый, но нести его было удобно. Вытащили вместе с бабой Дарьей, уселись на кровать. Разложили книги. Даже по этому ящику было понятно, какое сокровище лежит в схороне. Дошла очередь и до книги с редкими отварами.
- Баб Дарья. Гляди. Приворотное зелье для возбуждения любовных чувств.
- Вот достала. И в старых книгах нашла, то за что, думка.
- Давай попробуем
- Куда от тебя деться.
- Во! А говоришь, не читала.
- А че читать то? Я же бачу.
Зинка с удивлением поглядела на бабу Дарью, как будто увидела ее впервые.
- Нехай так и буде. – пробормотала бабка.
Два дня Зинка бегала к бабе Дарье, благо дело была выходная и рассматривала свое будущее приданное . Книги были потрясающие.
- Чего носишься? – мать удивлённо глянула  на Зинку – загостилась.
- Помогаю.
- Ну, помогай.
Вернувшись со смены, Зинаида сразу забежала к бабе Дарье.
- Ну?
-  Нукает она – пробурчала баба Дарья. – Здорово, Зинка.
- Здрасте, баб Дарья.
- Садись. Бежала чё ли?                    
- Шла быстро.
-Готово ,тебе, зелье. То ки, гляди, меня не выдай, перед Богом согрешила так мне там, и отвечать, а тут перед людьми славиться не хочу.
- Баб Дарья! Зинка вскочила, повисла на шее у старушки, да так, что чуть вместе не повалились на пол.
- Ох, и кобыла ты Зинка, крепкая, пора тебе и  впрямь жеребца присматривать.

Врученная бабой Дарьей жидкость на вкус была квас-квасом. Зинка не удержалась, лизнула. Вкусно! Ну, теперь держись. Дома наскоро поужинав, выскочила встречать Николая. Ждать пришлось долго. Николай шел размашистой походкой. Торопился.
- Привет Зин.
- Здорово.
- Че сидишь?
- Да так.    
- А я бегу. Сегодня запускать этот реликтовый агрегат. Если поедет – завтра рванем на природу. Давай?
- Давай. А я тебе квасу вот…… пить не хочешь?
- Молодец. Наш человек. До дому допрыгаю и выпью. Ну, пока.
- Пока.
Николай пошагал к дому. Зинка юркнула к себе в комнату. Заскочила на кровать и замерла. «Ну, держись. Че будет то? Цветы притащит. Точно. Обломает всю сирень по дороге. Или розы, на длинных ножках. Миллион, миллион» - Зинка даже замурлыкала.
Отец заглянул в комнату.
- О поешь, лежишь. Иди матери помоги.
- А ты?
- А я. Я? Я тоже пойду. Вставай, наглая стала! А ты?
Зинка вскочила и порхнула мимо отца на огород помогать матери.

Домой Николай заскочил, с ходу не разуваясь, поставил квас в холодильник.
- Обувь – фыркнула мать
- Щас. Поесть дай. Тороплюсь.
- Отцу бы помог,  вон таскает тачку.
- Ага
Выскочил во двор. Поздоровались с отцом. Клавдия, мать Николая, глядя в окно, покачала головой « Ну один в один слепила, весь в Семена». Отец что-то говорил Николаю, закурил, махнул рукой. Клавдия села к столу. Забежал Николай.
- Он сам - похватал , что было, погрыз , запил молоком – Все побежал. Там квас из города привез. Вкусный – Выскочил на улицу. «Ну не говорить же, что это зинкина мать сделала, выльет».
Клавдия вышла во двор. Походила между  грядками. Семен шел, толкая вперед себя, пустую тачку.
- Бросай Сема. Отдохни. Тянет прохладой уже, пошли. Там Колька квас принес. Давай окрошку сделаю, с молодой редиской. А?
- Давай. Весна все же. А то приучились из сыворотки. Не окрошка, а суп молочный.
- От ты бурчать мастер.
    
Окрошка удалась на славу. Родители так увлеклись, что Николаю мать сделала из, надоевшей отцу, сыворотки. Да и что там было квасу – то бутылка.
Зинка просидела весь вечер, у окна, ожидая Николая. Тот пронесся домой за полночь. Без цветов, даже не глянул. Рано утром Зинка была у бабы Дарьи.
- Значит, не пришел. А должен был. Может Зин, я концентрацию не ту сделала.
- Может. Давай ту. Есть у тебя баб Дарья?
- Во, припекло то. Щас найдем.
Вынесла бутылку. Зинка схватила, метнулась из дому.
Николай возвращался из магазина, нес сумки с хлебом и заказанными матерью продуктами.
- Привет Зин.
- Привет.
- Ну готовая. Сегодня едем на природу.
- Починил – Зинка заблестела глазами.
- Ну!
- А как мой квас?
- Класс – соврал Николай – Давай еще.
- Как знала, что понравиться. Держи. – Зинка протянула Николаю бутылку со свежей порцией зелья.
- Наш человек – Николай  сунул     бутылку в пакет  - готовься. Я через полчаса тебя заберу.

Двери в дом были открыты настежь. Николай тихо вошел в прихожую. Мать с отцом целовались на кухне. « Во дают предки» - Николай тихо вышел, обратно вернулся к калитке. Постоял. Заглянул зачем-то в почтовый ящик. Потом, как бы решился на что-то, заорал:
- Дверь чего на распашку?! – двинулся в дом.
- Дак ведь весна, тепло – на встречу выбежала мать, веселая светящаяся.
Отец забрал сумки.
- Ну, мы пойдём на огород.
- Ну, ну, а я поеду на природу.
- Езжай, сынок, отдохни, только осторожно – мать взъерошила ему волосы.
- Динозавра то своего отремонтировали – отец полез в карман.
- Ну да.
- Отмечать будите?
- Ну, так. Чуть - чуть. Пивом.
Достал из кармана деньги.
- На, матери не говори. Да гляди не до утра - пошел в след за матерью на огород.
Николай собрался. Крикнул:
- Пока – и ушел, прихватив с собой Зинку.
  Клавдия с Семеном занялись огородом. Но работать не хотелось. Мир был такой ласковый, теплый. Хотелось петь. Любить. Птицы пели как-то по особенному, как в молодости. Пахло все ароматно и сочно.
- Семен давай тоже на природу – Клавдия блаженно потянулась.
- Давай.
- Я пойду, соберу что-нибудь.
- Да купим!
- Погоди. Соберусь   – Клавдия ушла в дом и через минуту вернулась.
- Семен. Что ж ты не сказал, что кваса две бутылки, вот еще одна.
- Да я не знаю. Может Николай принес.
Тут Клавдия заметила соседей Ивана с Полиной. Иван тащил бревно. Полина упиралась. Силилась помочь. Бревно было тяжелое, самим им было не справиться. Еще вчера бы подумала: «Упирайтесь, упирайтесь». А сегодня, сегодня, что-то случилось и Клавдия сама не понимала, почему поддавшись, какому-то внутреннему порыву крикнула.
- Семен что ты стоишь. Вон Иван надрывается, помоги.
Семен как будто не было двухлетней борьбы за межу, легко скакнул через забор, подхватил бревно, но оно не поддавалось, Полина с Иваном                глядели на Клавдию с бутылкой в руках, перескакивающую невысокую преграду.  Вчетвером они вытолкали бревно на место предполагаемого лежания.
- Как на ленинском субботнике – Клавдия весело уселась на бревно. Протянула Полине бутылку - Держи квас. Николай из города привез.
Полина как завороженная приняла к бутылке. Протянула обратно Клавдии. Та передела Ивану.
- Пейте, мы с Семеном не запыхались, а вы тут как муравьи пашите.
Иван попробовал квас.
- Хорош.
- Пей, пей – Семен закурил – А давайте с нами, на природу!

Зинка шла с Николаем, и украдкой поглядывая на него, думала: «Ну, когда? Концентрация же увеличилась». Николай был счастливый. Веселый, но не какими действиями не выказывал, что объектом его счастья является Зинка. И она в суматохе радостной кутерьмы  связанной  с выдохом целой компании             на природу, несколько отвлеклась. А потом просто позабыла, дел то свалилось сколько, того заставь дров  для костра поднести, этого за водой сбегать. Командовала Зинаида решительно и скоро, успевала и волейбол поиграть, и песни послушать, и проследить, чтобы на походном    столе все было в порядке. И только дома, когда вечером вернулась, пролетев по комнатам и определив, что родителей дома нет: «Куда делись то, родственники   ?» Услышав голос Николая.
- Зин, а Зин. Твои дома? – охнула «Зелье сработало!». Наскоро привела себя в порядок и выскочила к Николаю.

Родители вернулись за полночь. Когда Иван допил «квас». Они еще немного посидели и решили ехать на природу все вместе. Женщины засуетились. Начали собирать на стол. Вывалились на улицу шумной компанией  и тут Клавдия предложила:
- Давайте бабу Дарью с собой возьмем. Сколько, поди, не выбиралась.
- Молодец Клавдия – поддержал Иван.
Баба Дарья сидела в кухне, и читала какую – то старинную книгу.
- Что читаешь, Дарья Семёновна, книга то какая старинная, не букварь? – Иван весело обнял бабу Дарью
- Якый букварь. Бачиш - «История Пантикапейского царства»                                 - баба Дарья отложила книгу в сторону
- Ого! Не как преподавать собралась в школе? А? Говорят, молодежь из школы бегом бежит, на рынках торгуют училки, школой не прокормишься.          
- Да куда мне старой то!
- Твоя старость, любой молодости фору даст. Я че зашел. Поехали с нами. Клавдия, Семен, Полина и я на природу собрались.
- Куда? – баба Дарья, сняла очки и удивленно поглядела на Ивана, даже привстала.
- Да в горы. Посидим, весну поглядим.
- А межа? – охнула, баба Дарья – Договорились что ли?
- Да кому она нужна. Полина с Клавдией вообще решили забор снести. Стареем, говорят, трудно скакать через него.
- Боже правый – баба Дарья даже перекрестилась, - услышал мои молитвы, вразумил дурней.
- Так поедешь, или что – засмеялся Иван
- Пойиду, хиба ж я така стара   -  подхватилась   баба Дарья, - дожидайтесь ось я зараз.
Иван вышел от бабы Дарьи. Компания уже уселась в микроавтобус Семена, который он использовал для мелких вылазок в былые времена, а вот уже два лета отдавал в аренду.
Когда выехали за станицу, женщины запели, мужики подхватили. Баба Дарья даже заволновалась:
- Вы не выпили, часом? Глядите.
- Да не баб Дарья – весна – отозвалась Полина
Разместились на поляне за перевалом. Вид с этого места был грандиозный, даже море блестело на горизонте голубизной. Женщины колдовали с обедом. Мужики развели костер и со знанием дела мариновали мясо. Баба Дарья по близости собирала побеги какой то только ей известной травы, которая полезна только весеннего сбора и обязательно до цветения. Когда сели за стол. Благо в автобус, загрузили раскладной, со стульями. Клавдия достала баллон с домашним вином.
- Дак вы мне скажите за межу то – завела разговор баба Дарья
- Да ну ее к лешему. Межу эту. Семен открой баллон. Вон  дети полюбятся, да сделаем общую фазенду – Клавдия подхватила баллон, вылила в красивый глиняный  кувшин.
- Иван – наливай – ты что  столбенеешь  - Полина махнула Ивану – Клавдия вон сватов присылать собралась.
Мужики переглянулись, бросили мариновать мясо.
- Да за такое дело, мы Зинаиду, как родную любим – начал, было, Семен
- Николай то, говорил с вами – Иван налил всем по стакану.
- А че говорить то, - Клавдия  подмигнула бабе Дарье   - давайте считать, что мы договорились.
- Вот это по-нашему – засмеялась Полина.
- Це гарный сговор, як то сговорились – баба Дарья сделала глоток – Ох и вино ! Чистое! Виноградное.
- Каберне – Клавдия гордо глянула – сама делала.
- Резкое, хорошее – Иван схватил кусочек сыра повернулся к костру.
- Вот бы из каберне, научились бы окрошку делать, а то сыворотка, хорошо Николай квас носит – бросил Семен, на ходу спеша  к соседу уже возившемуся с мясом.
- А якый квас – встрепенулась баба Дарья.
- Так Николай с городу принес вчера бутылку, да сегодня еще одну – Клавдия  блаженно  потянулась.
- Да славный квас – Полина поднесла к ней поближе – Споем.
- Споем.
Женщины запели. Баба Дарья прикрыв рот рукой, глядела то на мужиков, то на поющих женщин. Глаза ее смеялись.

Зинка вся затрепетала внутренне, когда услышала голос Николая.
- Давай посидим Зин, на лавочке.
- Дак нагулялись уже, по дому вон прибраться надо – Зинка говорила с ужасом думая: «А вдруг уйдет».
- А твои дома?
- Не а.
- И моих нет.
- Куда уехали, ни записки, ни чего.
- Пошли у бабы Дарьи спросим
Бабы Дарьи дома не оказалось. Все было закрыто. Ни каких опознавательных знаков по поводу отлучки.
- Межу пошли делить – зло буркнул Николай.
- Вот далась им эта межа.
- От скуки это они. Тоже мне гоголевские персонажи.
- А может что с бабой Дарьей – всполошилась Зинка.
Вернулись к лавочке, что стояла как раз между дворами соседей и с которой то собственно межа и начиналась.
- Я позвоню на скорою – Зинаида подхватилась, быстро зашла в дом, Николай следом.
- Тетя Валя, тетя Валя, к бабе Дарье скорою не вызывали.
- Та ты что Зинаида, баба Дарья сама как скорая помощь по станице носиться, со своими отварами, нас переживет.
- Так дома нет.
- Врачует кого-то, мы третьего дня к Самсонычу по вызову приехали, а она уже там поит его какой-то смесью.
- Той, что розы поливала – хихикнула Зинка.
- Наколет она тебе язык Зинаида, ладно не отвлекай. Жди свою бабусю.
- Спасибо – Зинаида положила трубку, обернулась к Николаю – Все нормально.
- Я слышал. Зин, а давай поженимся.
«Ясный свет. Сработало!» - У Зинаиды даже в глазах потемнело. Хотела броситься на шею к нему, поцеловать, так чтоб дух захватило. А вырвалось глупое
- Ты че. Я это не думала даже. – подняла глаза на Николая. И только теперь увидела, как ясно и радостно он смотрит на нее. Так ясно и ласково, по-доброму, что не было ни какого сомнения – любит. Но в голове мелькнуло – «Вот сварила, так сварила баба Дарья». Зинаида, сопротивляясь своим чувствам и желаниями, взяла Николая за руку.
- Пошли, поговорим. Мне тебе, что-то сказать надо.
- Пошли – Николай как ребенок пошел следом за ней, светлый и уверенный в том, что все, что скажет Зинаида, уже не изменит ни чего. Сидели на лавочке молча, огромные звезды как живые, то ли подмигивали, то ли играли с тем, кто глядел на них, словно своим мерцанием силились сказать, что то сокровенное и вглядываясь в это мерцание, сокровенное, вот вот уже само приходило на ум, но Зинаида оборвала зачарованную   тишину.
- Это не любовь Коля – сказала тихо, испугано.
- Ты откуда знаешь?
- Ну, знаю. Это тебя ко мне, как к женщине тянет.
- Во, гляди. Ты мне объясняешь, как меня к женщине тянет. Тянуло б как к женщине, я б тебя и утянул.
- Ой, утянул   бы?
- Ну не болтай, дурь то. Я по другому все, я по настоящему.
- Значит это наваждение такое. Знаешь бывает. Бах!И кажется,                    все! А потом фу! Ничего то и нет.
- Зин ты мне голову не морочь, у тебя есть кто-то, я ведь серьёзно, я не отступлюсь. Да?
- Да нет у меня никого.
- Тогда говори, согласна или нет.
- Коль давай подождем.
- Чего ждать. Или ты не это. Ну, как его.
- Ну не мучайся. Я тебя Коля тоже люблю, только признаться должна. Я мерзкая зараза, такая, что ты узнаешь, десятой дорогой обходить будешь.
- Да знаю я, какая ты зараза. Вот заразу и люблю, потому что ты такая ну я не могу объяснить.
- Ладно, сам напросился. Скажи, ты квас мой пил?
Николай редко умолк. Опустил голову, и даже в темноте было видно, как он покраснел.
- Чего ты молчишь! – Зинаиду вот вот должно было понести, и тогда она выложила все на свете, про это проклятое зелье, и то, как она его выпросила у бабы Дарьи, и как подсунула ему – Николаю.
- Нет – тихо ответил Николай.
- Что нет? – не осознавая сути ответа, тем же тоном спросила Зинаида.
- Ну не пил, не пил, а что это так важно? – возмущено, посмотрел на Зинаиду, даже встал. Потом сел.
- Как не пил?
- Ну, так, не успел. Но я тебе обещаю, выдуть ведро этого кваса, если от этого зависит твое решение.
- Не пил! – Зинаида вдруг подскочила. – Ох, Коля!.....
      
Автобус с шумной компанией новоявленных родственников въехал в станицу.
- А ну сват тихонько, кто – то нашу лавочку занял. – Иван глядел через плечо Семена.
- Целуются.
- Тормози, посмотрим – подскочила Полина.
- Наши! – Клавдия толкнула Ивана в бок.
Автобус притормозил. Все затихли и в полной тишине услышали шепот бабы Дарьи. Обернулись как по команде.
  Баба Дарья, тихо молилась сидя на последнем сидении.
Свадьбу играли через месяц.



© Copyright: Сергей Панченко
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Рассказ
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 356
Дата публикации: 14.08.14 в 15:00
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100