Логин:
Пароль:
 
 
 
Из дневника покойной родственницы
Андрей Климов
 
Сколько можно прожить с пустотою в душе, если тридцать четыре тебе уже? Может тридцать ещё или сорок лет, как Господь судил, у Него – ответ. Пусть отмерена будет хоть сотня лет, с пустотой в душе только жизни нет!

09.09.1960  
В душе накипело, а поделиться не с кем. Абсолютно! Как это ни страшно, но приходится в этом убедиться. Слышать постояно полуупреки, что «я -де вижу, что ты чем-то озабочена, и тоже терзаюсь оттого, что ты молчишь...», и в то же время попробовать хотя бы чуть-чуть поделиться и попытаться освободиться от тяжести, - не выходит без лишних эмоций: и в результате скандал, я же оказываюсь несовременной, даже не успев всё выссказать  и хотя бы этим облегчить своё состояние. Тогда к чему такие разговоры, к новым терзаниям? Их и так хоть отбавляй. Никакой помощи в результате, никакого совета, одни лишь беспочвенные предложения. Лучше уж ни с кем не говорить, даже с близкими людьми (которые, кстати, оказываются слишком далеко от твоих терзаний, называя их глупостями, но не разубеждая, и тем самым никогда не достигают цели. А может это и принесёт свою пользу, когда в уравновешенном состоянии проанализируешь свои мысли и сумбурные ощущения. Ну и, конечно, сейчас я осталась виноватой, не желая дальше вести разговор. А какой к черту разговор! Пореву, легче станет!
Я не понимаю, как люди не могут додуматься, что я ведь в течение десяти лет пребываю в состоянии нравственной неудовлетворенности. Может быть, первое время я по неопытности этого не понимала, а когда осознала, виной всему была моя гордость. Гордость и излишнее самолюбие – вот что было основным моим недостатком, вот с чем нужно было бороться с детства, а не с «унылым видом», являющимся лишь следствием, с самой причиной, которая принесла мне в жизни много горя и разочарования. Об этом никто не знает, да и не надо этого.
Нужно найти в себе силу, чтобы скрывать, но как, где её найти? Может быть, тоскуя в открытую, я хоть немножко отдыхаю, чувствую облегчение. А ведь чтобы скрывать, нужна большая сила, а черпать приходится в себе, а ведь неоткуда. Сил-то может не оказаться. Ведь иные, совсем задавленные жизнью, бодры и жизнерадостны, потому хотя бы, что чувствствуют себя самими собой: в семье, на работе. Но ведь для этого нужно, чтобы была любимая работа, личное счастье, любовь..., что угодно, только не пустота.
А если ничего нет, надо придумывать, как это не смешно. Надо попытаться заняться чем-нибудь, что тебя интересует, хотя бы рисовать. Правда, что из этого выйдет, говорит пример музыкальной школы, во всём могут опуститься руки. Что же останется? Собраться в кулачок и никому ничего не показывать, но это очень тяжело, трудно и , может быть, не удастся, потому что за тобой следят постоянно. Надо быть ещё сильнее, а где силы? Заколдованный круг. И всё-таки нужен какой-то толчок, что им послужит? Устройство в какую-нибудь изостудию, если это возможно, попытаюсь. А иначе ведь больше ничего не остается, хоть умирай. Нужно попробовать завтра же. Но ведь это снова проявление эгоизма, опять для себя только... Сил нет, но что-то нужно делать. Пусть уж этот эгоизм будет только импульсом, а насколько он будет сильным, покажет всё остальное. Тогда можно будет во имя чего-то чем-то поступиться и выиграть больше времени, чтобы не быть эгоисткой.

02.05.1965
Спасибо, что ты есть... Спасибо, что ты существуешь, это как-то вдохновляет, и делает жизнь радостнее, бодрит и заставляет забывать все печали. У меня уже вошло в привычку видеть тебя ежедневно, это потребность, иначе – расстройство на весь день. Каждая встреча утром, приветствие, уже окрыляет на целый день, поднимает во мне трудоспособность и жизнерадостность. Когда же я тебя не вижу, то весь свет становится не мил, работа валится из рук, и так до новой встречи. Я знаю, что между нами много препятствий, как говорится, мы не пара, и никогда нам, пожалуй, этих препятствий не преодолеть. Я рассуждаю и убеждаю себя в этом, но стоит лишь увидеть  твою ясную улыбку, переброситься парой незначащих фраз, и плоды всех рассуждений исчезают, чувствуешь себя прекрасно, именно чувствуешь, хоть на седьмом небе, забываешь поневоле о своем возрасте, испытываешь юношеские мечты и надежды, и хочется жить и радоваться. Как немного для этого надо! Иногда по здравом рассуждении или по сигналам извне (комментариям окружающих или собственным наблюдениям) начинаешь убеждать себя в неизбежном, подготавливать себя к этому и делать всё, чтобы вытеснить твой образ и воспринимать его равнодушно, тогда ощущаешь какую-то холодящую пустоту, мыслишь спокойно, и вот уже кажется, что вырабатываешь равнодушие... Но, увы, это ненадолго. Опять стоит лишь увидеть тебя, и все снова забыто, и чувствуешь себя в небесах, в душе все снова поет и ликует.
Иногда мне кажется, ну зачем ты обладаешь всеми хорошими качествами: и честностью, и прямотой, и принципиальностью. И ещё – зачем ты любишь все то, что и мне нравится, зачем у нас похожие стремления и вкусы? А говорят, что только противоположности сходятся и стремятся друг к другу (закон физики).
Последнее время почему-то для меня очень тяжелы и мучительны твои неожиданные посещения. При твоем внезапном появлении мне очень трудно сдержать себя, особенно, если ты сразу обращаешься ко мне, я начинаю краснеть и от этого теряюсь еще больше, стараюсь быстрее кончить разговор, а страдаю от этого еще сильнее. Наверное, это уже стало заметно для окружающих, поэтому я избегаю подобных встреч и разговоров, и когда ты находишься поблизости, возле моих соседей, не подхожу и не вступаю в разговор. Понятно ли тебе всё это? Или ты видишь в этом мое пренебрежение, а, может быть, ты просто не замечаешь ничего и никого? Однако твое предложение на последнем занятии об устройстве вечера и твой прямой вопрос ко мне о причине моего непоявления на первомайском вечере дают повод для различных хороших предположений, а прежде всего, снимают запрет с необузданных мечтаний. Возвращаясь в этот вечер домой, у меня внутри всё пело и радовалось. А может быть, все это было сказано так, между прочим, тем более, что на следующий день мы не виделись, и ещё, по-моему, день, и тем мое состояние снова было повергнуто в уныние. А все же, вспоминая день вечера и тебя во всем параде, можно было предположить, что ты пойдешь на вечер, а мы собирались в кино и перед уходом встретили тебя. Не повлиял ли этот факт на твое окончательное решение? А может быть, ты тоже немного смущаешься и не знаешь, как себя вести? Нет, хватит придумывать, что себе хочется. Так это, или нет, но, благодаря тебе, я чувствую цену жизни, познаю и радость, и страдание, и эти внезапные переходы от одного к другому, словом, всю жизненную полноту... и спасибо тебе за это! Я еще не знаю точно, как к тебе отношусь, но мне хочется выразить свое отношение к тебе. По-моему, оно более всего передается заключитеной фразой стихотворения А.К.Толского «Средь шумного бала».

18. 11. 1965
Неблагодарное создание – человек! Казалось бы, успокойся, коль получил, что недоставало; так нет же, давай больше, это уже не удовлетворяет. Полгода прошло с момента предыдущей записи, и меня уже не удовлетворяет то, что я имею. Сначала хотелось избавиться от бессмысленной пустоты существования, потом появился проблеск, но он уже не удовлетворяет, давай раздувать его в пламя! Уже мало тех, пусть небольших, знаков внимания, о которых прежде только и думала, только их и ждала, и этим жила и радовалась. А сейчас, - подавай больше, этого уже недостаточно, они только больше будоражат душу, заставляя на что-то надеяться, и не дают совершенно покоя ни днем, ни ночью. Теперь мы общаемся реже: осталась лишь одна музыка, но между тем ездим вместе (уже 2 раза), правда, обратная дорога кишит попутчиками. (Я чудачка, как школьница, записываю!).

15. 02. 1967
Я готова ко всему и к худшему, этот вопрос уже меня не трогает, как прежде. Всё закономерно и всё справедливо: всякий получает по заслугам. Если ты не можешь отстоять свои жизненные права, так на что ты нужен? Ничему не посвятить свою жизнь, ничем достаточно не интересоваться, чтобы всё остальное принести в жертву своим интересам, так что же тогда ты представляешь собой? Да ничего. Нет от тебя никакой пользы, да и тебе нет удовольствия и радости ни в работе, которая никому не нужна, ни в тех жалких попытках самообразования и учёбы. Если человек не способен ни чувствовать, ни быть полезным в чём-то, какая радость от его существования, кому он нужен, кроме близких родных? Да, очевидно, только родителям и больше никому. Тяжело об этом писать, но это факт, правда.
Ощущать постоянную внутреннюю пустоту, никчемность – невыносимо, хотя многие из нас даже не дают себе труда задуматься об этом. Ну что ж, люди разные, а уж коли задумался, так мысль эта сверлит постоянно. Нужно быть мужественным, а мужество придает не только полную уверенность в своей правоте, но и полное отчаяние тоже. Вчера посмотрела передачу о Пушкине, и она произвела на меня сильное впечатление. За время своей болезни каждую ночь не перестаю видеть во сне Б., но больше мельком, мимоходом, из окна. Один раз он подарил мне какой-то рисунок и ушел. Как-то там он, как его здоровье, никто мне об этом не скажет.

06. 03. 1967
Иногда меня мучает мысль: почему у меня всё не ладится, с чего вдруг мне ни в чем не везет, отчего я такая неудачливая. За что бы не взялась, что бы не задумала, о чем бы не начала мечтать и надеяться – все рушится, летит и даже хорошее оборачивается плохим. Зачем так, какое клеймо тяготеет надо мной? Или, может быть, сама в этом виновата, или, верне, в том, что такая именно, а никакая другая. Ответ, по-моему, найден, а именно у Л.Толстого, точнее он приводит Евангельское изречение: «имущему дается, а у неимущего отымется». Вот и я, наверное, такая же неимущая, у которой все отнимается и ещё должно многое отняться в силу моих внутренних качеств.

16. 04. 1967
Воскресенье. Глупая я, глупая! Поры уж взглянуть на жизнь трезво и здраво, не мучиться дурью. Довольно всяких мечтаний и несбыточных грез! Пора бы, пора одуматься, почаще бы глядеться в зеркало на свое морщинистое лицо, на отеки вокруг глаз да на опухающие (или отекающие) ноги, и не забывать, что тебе уже 34 года! (ой-ой-ой!). Пора бы уже перестать ждать от жизни манны небесной, верить в чудеса. Надо иметь мужество и признаться  трезво: да, тебе в жизни не повезло, и надеяться нечего и не на что, не нужно напрасно расстраивать себя и других, лишь бы не было хуже, живи по инерции, а всякое незначительное улучшение воспринимать как подарок судьбы, не отказываться ни от каких жизненных поблажек – быть может, лишь в этом тебе награда. Ну что же делать, всякому свое, нужно успокоиться и ничего, ничего не ждать, тогда, возможно, и жить станет легче.
18-ого, во вторник, когда я простудилась, попав в порывистый шквал, с утра меня ждал сюрприз: появился на работе Б. Сразу же пришел к нам, встретились с ним хорошо, правда, я видеть его не ожидала и немного растерялась. Пораспросил меня о даче, может быть, действительно, интересуется? Поэтому на радостях я не заметила и ветра, и легко одевшись, вылетела в перерыв, вот и результат, да еще и на занятия смоталась. Правда оттуда пришлось уйти раньше времени – боль давала себя знать. И вот сегодня я 4-й день не выхожу на работу, и никакого звонка ни от кого, деньги мне тоже не привезли. Может быть, пора поставить точку? Все уже должно быть ясно?

3 мая 1967 г.
30 апреля все-таки он мне позвонил и поздравил. Я не была готова к этому звонку, а потому растерялась, ну и все свелось к моим болезням, даже не спросила его о здоровье. Зато он интересовался моими дачными перспективами.
Сегодня вышла на работу, встретили очень хорошо. Ехали с О., и он постарался измениться к лучшему. Возле самой проходной догнали его, и он, мне кажется, был искренне рад. Очевидно, хотел ко мне подойти у нас в отделе, но я была занята разговором с М. и не прореагировала.

09. 12. 1968
Все, пора кончать и на всем поставить крест! Конец всему, надеждам, глупым радостям и кратковременным проблескам. Все, довольно обольщаться несбыточным, нужно быть достаточно взрослым, ведь и возраст к тому обязывает, и постараться на все взглянуть с другой стороны: половина жизни прожита, осталась другая, нисходящая, без надежд и радостей, и нужно прямо и здраво взглянуть ей навстречу, и прошлое похоронить. «Оставь надежду...», и «Здравствуй, одинокая старость!» Я, должно быть, очень нестоящий человек, поэтому мне и не дано быть счастливой.

01.01.1969
Сегодня первый день Нового Года! Если верить приметам, он не сулит мне ничего хорошего. Встретила довольно серенько, но перед этим у меня испортилось настроение из-за Б. Маму угораздило преподнести мне черный подарок (трикотаж). Отсюда – уже жду неприятностей и неудач, настроение скверное. Во время встречи с Б. расстроилась и немножко поплакала; какому уж тут быть хорошему году? Как бы ни загнуться! Дома торчат все, не выходя из квартиры ни на минуту, так и не осуществила своего намерения позвонить: сидят все выходные и праздники, словно редьки, а телефон у нас на виду. Вообще-то, может быть, и хорошо.

27 марта 1977 г.
Прошла неделя со дня нашей встречи, казалось бы, можно трезво оценить ее со стороны. Прошло 10 лет.

На этом записи в дневнике заканчиваются.

© Copyright: Андрей Климов
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Проза, не вошедшая в рубрики
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 310
Дата публикации: 30.11.15 в 23:04
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2017 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100