Логин:
Пароль:
 
 
 
Ода шелухе из лука
Михаил Гриневич
 
Заварганю шелуху от лука,
Вместо чая, утром пью завар.
Говорила в радио наука,
Укрепляет нервы и загар.

Говорю супруге, Катерина,
Почему бы не испить навар?
А она мне, вот, у тёти Зины,
Муж, Олег, привёз опять товар.

Там индийский чай с тремя слонами,
Красный чай с китайских берегов.
Даже есть с портретами Обамы,
Есть и от эпических богов.

Вот на пачке наш «Миштраль» в Париже,
Ошвартован он, на Сен Пари.
Франция у нас в большом престиже,
Как и сумки от Витон Луи.

С мордой Меркель он привёз три пачки,
Вот дают, китайцы, молодцы!
Ну, попей, начнутся сразу скачки,
И потянутся в Европу все концы.

А цветочный чай? Какая сила!
И не хочешь, все равно запьешь.
Нарисована на пачке там горилла,
Выпив чашку, сразу запоёшь.

Запоёшь о шелухе из лука,
Мол, наваристее чая, не сыскать,
Лучше лишь от шкуры из бамбука,
Надо лишь свой вкус чуть натаскать.

Катя, где очки? То не горилла!
Бог с тобой, её зовут Мишель!
То не с Золотца, жена Кирилла.
Ну, не чай, а чудо от Шанель.

Чай, по цвету кожи этой леди,
И по запаху, конечно не «Тройной»,
Заварить его в водичке с реки Веди,
Но достать её, большущий геморрой.

Катенька, та речечка далёко,
Визу надо, что б воды набрать.
Без тебя мне будет одиноко,
Наберём со шлюза и плевать.

Катенька, ведь то, жена Обамы!
Что в народе кличут Бамбуком.
Помнишь, он, не мог найти Осамы?
И Осама не был с ним знаком.

Он сейчас с Макрелей, топят рубль,
Навалились гады – не вздохнуть.
Эх, пойду, запарю свой шпунтубель,
А потом, чуть шелухи курнуть.

Шелуха, как палка выручалка,
Что в войну и, что, в социализм.
Помнишь, поломалася болгарка?
В шелуху засунул - болт откис.

Шелуха, от сказа и от боли,
Если с чаем заварить с утра.
Можно добавлять немного соли,
Чтоб изъять всю плесень из нутра.

Чтоб очистить печень с алкоголя,
Легкие промыть от табака.
Вы не пейте этиленглюколя,
Поедайте шкуру с кабака.

Шкура с кабака, но с шелухою,
Ускоряет умственный процесс.
Как-то раз была беда со мною,
Шелухи лишил ОБХСС.

Другой раз, звонят мне из обкома,
Помоги, горим и выручай!
Я тогда помчался прямо с дома,
Заварил им с шелухою чай.

Пили чай там секретарь и замы,
Изгонялся беспартийный бес.
И справлялись о здоровье мамы,
Шелухою спас КПСС!

Шелухою парилися в бане,
Поднимали ею аппетит.
Если не сидите на стакане,
Вылечите даже простатит.

Она лечит печень от цирроза,
Если смазать - даже геморрой.
Если пьёшь, то расцветёшь как роза,
А в постели будешь как герой.


Помнишь, я лечил твою соседку,
Говорила мне, что целлюлит.
Предложил я пожевать ей ветку,
Причитала, что живот болит.

И пописать не могла бабуля,
Все нутро ей вывернул цистит.
Плакал и не спал её сынуля,
А теперь он буйволом храпит.

Я в стакан ей шелухи насеял,
В церковь отослал грехи все смыть.
Долго попчий там кадилом веял,
И бабуля перестала ныть.

Писает теперь лишь шелухою,
Каждый раз попа благодарит.
Зря не рассчиталася со мною,
Подхватила где-то менингит.

Всё ж пришла с больною головою,
А куда деваться? Нет врачей.
Голову посыпал ей золою,
В нашем деле нету мелочей.

В беломорском хоре поёт бабка,
Всё припевки про Матигору.
А поёт от менингита сладко,
Как медведь дерёт с пихты кору.

Заезжал ко мне бандит столичный,
Выкупить задумал мой патент,
Шелухою напоил, прилично,
Он теперь московский импотент.

А ещё одна тут, заходила,
Скромная такая, как газель.
Излечи, Мишаня, шелухою,
Старая, а тянет на панель!

Ей касторки налил с шелухою,
Посиди, пускай там заберёт,
Но махнула бабушка рукою,
До сих пор, наверное, орёт.

На панель уже её не тянет,
Только тянет низ у живота.
Как увидит, лук в стакане - вянет,
Нападает сразу икота.

По секрету, и не для рекламы:
Приходила главного жена.
В этой худосочной мерзкой дамы,
Нету аппетита без вина.

Я тогда ей шелухи запарил,
Все, согласно записи, пила.
А её дедок, в аптеке шарил,
К концу года двойню родила.

А другая, что напротив дача?
Был, зараза, издавна цистит.
Подлечил её, не вынес плача,
К старости к мужчинам тяготит.

Потребляем шелуху от боли,
От желудка, печень полечить.
Внутривенно, пробуем без соли,
Соль сосудам может навредить.

Один дед, живёт вон там, на шлюзе,
Говорит, застойный простатит.
По Малахову, вертелся он на пузе,
Но пришёл, клянётся, что болит.

Шелухи ему тогда запарил,
Пей дедок, эрекцию чини!
Он тихонько пил и не скандалил,
Если не поможет, извини.

А ещё, та стерва с Матигоры,
Что клубнику воровала у Люси’.
У неё велосипед упёрли воры,
Заварил ей так, что не проси!

Попила заваренной цибули,
Все прошло и даже гепатит.
Говорят, что отлетают пули,
Если поласкать, ну, где свербит.

Заливаем шелуху в сосуды,
Банки разные, кастрюли и бидон.
Не волнуют европересуды,
Да и плевать, что скажет Пентагон.

Лук бывает синий, ну и жёлтый,
И мешать нельзя ту шелуху.
Если есть плохой, ну сажем, спёртый,
То с него берите лишь труху.

Синий лук залечивает раны,
Если насморк, то закапай в нос.
Жёлтый лук вам сохранит бананы,
Если натощак, то и понос.

Шелуха от лука - это сила,
Разбавляли шелухой шмурдяк.
А рецептов не найти – могила,
В брагу сыпанёшь и пьёшь коньяк!

Вот Малахов, главный русский йога,
С телевизоров рецепты вам даёт.
Он, видать, совсем не верит в бога.
Что за ширмой он, ребята, пьёт?

Опохмелится он, также шелухою,
Но не русской, а с Абу Даби.
Сколько было о наваре вою!
А рецепт запарки, не найти.

Ну, а эта, в платье - сарафане,
Весь экран залила кипятком.
Все твердит, как париться нам в бане,
Или как травиться шмурдяком.

Эта дама как - то всем сказала,
Точка "жи" в спине у мужиков!
Целый год я задом к Катерине...
Больше не смотрю тех дураков.

Тёрся, тёрся и спиной, и боком,
Ну, ни разу не вскочила "жи".
Повезло, отпился с лука соком,
И не слушаю с экранов этой лжи.

Чудодейственный напиток, правда, Катя?
Вот и пьём, в падении рубля.
Я сушу ту шкурку на полати,
Когда ты, с кастрюлей у руля.

Как закончится рублёвое паденье,
Регистрацию в налоговой пройду.
И начнём с тобою возрожденье,
С головою в бизнес я уйду.

Всей деревней шелуху на сдачу,
Слава богу и «шестёрка» есть!
В склад мы с Катей, превратили дачу,
В Матигоре шелухи не счесть.

Где там шелупони не хватает?
Экспорт в Индию, а может и в Китай?
Но надежда, словно рубль тает...
Бамонос с тобою в Уругвай!

В Уругвае жербу пьют, нет чаю,
Жербу с Матом мы в кантине изопьем…
Что – то Кать, не тянет в Уругваю.
Вместо жербы шелухи навар попьём.

Цвет у водки с шелухой - натуралеса,
Сам господь слезу ронял в стакан.
Можжевельником, заправил её, с леса,
Две, три стопки хрясь и на диван.

Вот бы, в Украину, шелупени,
Настоять на водке, отвезти!
Первому, налил бы жиду Бени.
Должен кто – то АТО разнести.

Ох, крепка, зараза, нету мочи,
Я её разбавлю шелухой.
После третьего, в соседа с орбит очи,
И уже лежит он никакой.

Ну, да ладно, водка - это водка,
Шелупоневый я разливаю чай.
Глядь в окно, гуляет там молодка,
Глаза вылупил, а там собачий лай.

Боже мой, не белая ль горячка?
Жар я шелухою остудил.
Пока спал, приснилася морячка,
Та, что в «Театральном» полюбил.

Да, лечебный чай, придумал с дуру,
Может получить и мне патент?
Катя знает, мою вредную натуру,
Шелуха - вот это аргумент!

А грузинский, горный «Сакашвиля»?
Ну, не чай, а зелье от богов!
Километром, сразу станет миля,
И связать не сможешь пару слов.

Проглотил слова и весь вспотевший,
Что со мной, где я, и как зовут?
А в желудке, как три дня не евший,
Приведенья с подворотни прут.

Что за чай? Зачем нас этим травят?
Хватит уж, майдан поили им!
Ну, а если шелухой разбавить?
Революцией не будешь одержим?

Как-то с моря я пришёл зимою,
Чая чёрного на Кольском не сыскать.
На Больничном, захожу с толпою,
Был там чай, грузинский, правда, Кать.

Взял я пачек десять… По морозцу,
Прибежал, чифиря заварить,
Деньги выбросил под тухес зайцу,
Не могу себе того простить.

Не менялся цвет от целой пачки,
На грузинском разве что поймёшь?
Хорошо, нашёл в себя в заначке,
От такого чаю, не уснёшь.

Иероглифы на пачках, по-грузински,
Что там пишут, как их понимать?
Продавец все сделала по-свински,
Говорит, не надо покупать.

С тех пор пили чай, лишь настоящий,
Добавляли травку, сахарок.
Аромат от травок был манящий,
Получили с Грузии урок.

Нет, Катрина, думаю, заварим,
Шелуху от лука - лучше ведь!
Веники мы в баньке всем запарим,
Приготовим собственную снедь.

Все по-русски, но без алкоголя,
Без амбиций, что от чая прут.
Пар из тела, выпустим на волю,
Голышом семьёй и все на пруд.

По снежку с морозцем - это сила!
Попы красные, как грудка снегиря.
Где же, Катя, нас с тобой носило?
Эх, налей-ка стопку вискаря!

Шелухи на пенсию нам хватит,
И на лук в корзине…, что творят!
Я не жду, что пенсии добавят,
Но урезать, могут, говорят.

Пол-лимона, депутат страдает!
В десять тысяч - сорок лет труда!
А в столице, кто там это знает,
Где берётся чай, а где вода?

Мы водичку с родничка, бидоном,
На коляске в Матигору прём.
Пусть все злятся, там на нас ООНом,
Мы запарим сами, сами пьём.

Пряничков в помадке с перламутром,
Поедал я с чаем, веселясь,
И шпагат я сделал этим утром,
Аквою домашней охмелясь.

Рупь упал, Виагра не поможет,
Может его «Сеалексом» поить?
Нет уж, Катя, лучше шелухою,
Всей страною рубль укрепить!

Задержался что-то я на Уде,
Надо уж к обеду поспешить.
Что-то не клюёт здесь, на запруде.
Надо шелухою прикормить.

Мне б успеть на речи президента,
Ведь сегодня будет «бой быков».
Что там пишет новостная лента?
Соскочим ли с сырьевых оков?

Хорошо, успел я к чудной речи,
Кать, смотри, украинец сидит!
Не по-нашему он втягивает плечи,
Что-то тот «укропчик» замудрит.

Что «укроп» в футболке, его спросит?
Думаю, чтоб войско выводил.
Хитрый хряк, в кармане дулю носит,
Неприятно так в экран косил…

Ждали мы, что с пенсиями будет,
Цены прыгают, как кони в табуне.
Не сказали, кто АТО осудит,
Долго ль Вальцман будет на коне?

Я хотел спросить у президента,
Может дать рекламу шелухи?
«Сеалекс» в рекламе даёт лента.
А к народной медицине все глухи.

Ведь аптеки все уж под жидками,
Цены, что лекарства не купить!
Я не дозвонился, между нами,
Буду шелухою всех лечить…

Что там цены, наш сосед страдает!
Перемирье, как бы удалось.
Есть хотят, а хлеба не хватает.
И на лицах выступает злость.

Земляки сальцо с укропом любят,
Ну, а прыгать шибко, не хотят.
Холода зимою их остудят.
Шелухой майданы напоят.

Санкции ввели, а кому надо?
Мамку выгнали из дому - много ест!
Сотворили там в Европе чудо,
Шелупони политической не счесть.

Случай был, дедок зашёл в автобус,
«Кто не скачет…!» Замолчи, старик!
Дед крестился, мол и слава богу,
Все свои, сел в кресло, тут же сник.

Что-то надо делать с шелухою,
Может мне премьеру позвонить?
Столько лет «воюем» всей страною,
Может коллективно всем запить?

Больше трёх не можем собираться,
Власть глуха, а как симптом лечить?
Надо с шелухою пробиваться,
Санкцией Европа уж грозит.

Мы Германию завалим шелухою,
А Берлин возьмём мы на контроль.
Канцлера напоим «Lukvodoiu”,
«В луке сила» - будет наш пароль.

Луком огороды все засеем,
И севком засадим все поля.
Мы до санкций, всё страной успеем.
Едросила с нами у руля!

Кинуть клич, вперёд, на чистку лука!
Шелухой амбары завалить!
Ну, а где амбары наши, сука?
Всё воры успели растащить.

Где же нам хранить очистки лука?
Нет складов, а старые горят!
Закажу-ка я сарай с бамбука,
Пропитать цибулей - устоят.

Хорошо, что правит едросила,
Вовремя и пенсии несут,
Так сказал из Золотца Кирилла,
Сколько? Да не важно-все пропьют.

Пенсии хватает нам же с вами,
И к правительству, скажу я, не глухи.
Говорят, нам: "Разбирайтесь сами!"
Разберёмся, мы ведь не лохи.


18 декабря 2014 г.



© Copyright: Михаил Гриневич
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Поэмы и циклы стихов
Количество отзывов: 1
Количество просмотров: 359
Дата публикации: 16.04.16 в 08:34
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Отзыв на произведение: Ода шелухе из лука


Не упустите свой шанс, возможно, это именно он!

Независимое Издательство "Первая Книга" с радостью сообщаем Вам о выпуске новых сборников современных поэтов!

Для экономии 20% Промокод: JACZUVZ

Любую информацию Вы сможете найти на странице нашей компании: www.перваякнига.рф

Возможно, это именно Ваш шанс!

Петр Романов    Добавлено 13.10.2018 в 17:46
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100