Логин:
Пароль:
 
 
 
Лето
Александр Белоус
 




Запев


Бедолаги!Выныривайте из кроваток –
бэкающие,мэкающие,мукающие.
Врубайте лампы чернобыльских киловатт.
Думайте о грядущем!

А я вам, безгласным,чтоб вы не скучали
и жены жопастые ахали,
расскажу про встречу совершенно случайную
с девкой сахарной.

1

Обожжены тропиночки коварные
корсарным солнцем в смешанном лесу.
Ни облачка. С утра безбожно парит.
Клокочет лето. Прячется барсук
поглубже в норку. Коршуны на бреющем
не пролетят. В ручье скупаться что ль
мелеющем?
– Приветствую вас, девушка!
(На сотни миль царил полнейший штиль.)

Мы встретились жарой полураздетые,
медовых трав вдыхая аромат.
Как полагается по этикету,
я имечко пробасил невпопад.
Носились пчёлы. Дятел-сноб на дереве
морзяночку занудливо стучал.
Воистину – денёчки берендеевы
в тот год стояли в Заячьих Ключах.

Я предложил присесть на грунт Евразии,
и сам собою вспыхнул разговор
о том, что грех трактуется по-разному,
что надо жить, надеяться; не скор
Век Золотой, когда роятся ереси,
и трубы Революции ревут…
Смотрели друг на друга и не верилось,
что мы знакомы несколько минут.

Внезапно всё спонтанно обезмолвело.
Задумчиво-пытливые глаза
скользнули смело с бедр крутых на холмики.
Тянулась виноградная лоза
к моим губам восторженно-ликующим.
Был поцелуй рассыпчатым, как ртуть.
Вы пробовали залпом счастье Будущего
из рога изобилия хлебнуть?

А лес дышал. Курились испарения.
Ползли побатальонно мураши
в незримо-отдаленную Вселенную…
А мне уж месяц некуда спешить:
взял отпуск, вещи в сумищу дорожную
небрежно побросал и умотал
из города… Сюда б сейчас мороженого,
ведь рядом зарумянилась Она,

неведомо откудова свалившаяся.
Но бешеные мысли о таком,
что бродит сок сливовый или вишенный
и девьи плечи целовать в облом.
Прости глупцу разнузданную выходку:
я сердце обуздать своё не смог,
ведь каждый день под аспидные выхлопы
на лёгкие планеты давит смог.

На кой мне ляд плоды цивилизации,
когда за тридевять земель на спор
нам не сыскать кувшинковых плантаций
и чистых водоёмов для бобров?
Всё шире небоскрёбы разрастаются,
соловушку с кукушкой не слыхать.
Рыдает безутешно даль-страдалица
клюкой крестя бульдозерную рать.

Поэтому стремлюсь в деревню тихую,
к девицам, чтобы кровь и молоко.
Художников с мольбертами в обнимку
увижу у реки и – был таков.
Подсяду к рыболову, покалякаем
о том – о сем и, в частности, про клёв.
Прабабушка меня спужает байками,
что ведьмы подоили всех коров.

Послушаю кудахтанье потешное,
с опаской обойду гусиный клан.
Смотрю на мир с подобным выражением,
как на ворота новые баран.
Вне города я так похож на Ваню,
коснувшегося лишь первооснов.
Что увалень с двумя образованиями
в сравненье со степенством стариков,

кивающих мальцам с высот завалинки,
толкующих про дождь и урожай?
Живучи домостроевские валенки…
Чу! Вороной на выпасе проржал.
Там сбрасывают ржавые оковы,
там ветру фору жалкую дают.
О полюшко упрямо-васильковое,
хранящее в себе славянский дух!

И эти-то просторы чудо-родины
урбанодьявол чуть не уволок?
Кустам моим малиново-смородиновым,
пшенице, наливающейся в срок,
берёзонькам из эпицентра скрежета
я в пояс по старинке поклонюсь.

Молюсь тебе таинственно-безбрежное,
пространство, называемое РУСЬ!

2

Ты спокойно сидишь,заплетая широкие косы.
(Место действия то же,но только мгновенье спустя.)
Зеркалами звенит ручеёчек почти пересохший,
и кузнечики скачут,суставами бойко хрустя.

Пахнет чем-то родным.Не могу впопыхах разобраться.
То ли мята и мак…А быть может, так пахнет полынь.
Мотыльки пропорхали фигуры цветочного вальса,
в небеса увлекая безудержно глаз твоих синь.

Я в восторге застыл,заторможенно-заворожённый,
и шарахнулась ввысь,нет не плоть, а живая душа!
Там медовостью льёт на брожение молодожёнов
и ромашку с душицей в букете возможно смешать.

Разнотравье цвело.Приближался сезон сенокоса.
Налетал ветерок,старомодно листвой шелестя.
Ты спокойно сидишь,заплетая широкие косы.
(Марафет навести,косметичку забыв, не пустяк.)

Я хотел бы смотреть на Тебя, как тихони японцы
наблюдают цветка распусканье часы напролет.
А подсолнухи наши приветствуют братское солнце,
и вкушает от маленьких солнц добродушный народ.

Всюду шёпот любви –золотая пора созреванья.
И светила жаровня,вибрируя, палит не так.
В мастерских ремонтируют срочно – к уборке – комбайны,
а в полях колосится,волнуется волнами злак.

Наконец, будет вдоволь гречихи, пшеницы и проса.
Незадаром разбрызган пахучий урановый пот.
Ты спокойно сидишь,заплетая широкие косы.
Только облачко резво из края муссонов плывёт.

Вдалеке на холмах затихало глухое мычанье.
Кто сумел – отыскал изумрудно-заветный причал.
Но штормами просоленный вдрызг я, конечно, не чаял
встретить девушку ту,о которой уже не мечтал.

У которой весь день клянчит хлеб воробьиная стая,
для которой сонаты пиликает ночью сверчок…
Что же сталось со мной?Боже мой, тишина-то какая!
Как назло нет чернил и чего-то такого ещё.

Всё случится поздней.Ведь сегодня перо и не просит.
Так замри, созерцая царевну из сказки, везун.
Ты спокойно сидишь,заплетая широкие косы.
А по небу армадой свинцовые гады ползут.

Мы не слышим шипенья.Волшба убивает надолго.
Да и, в сущности, каждый бессовестно занят собой.
Мы не помним страданий смиренного темного Бога,
а он в каждом бурлит и шагает окольной тропой.

Мы не видим триумфа разведчиков молний проворных.
Разыгралось всерьёз.В ручейке дребезжат зеркала.
Вот ударили близко раскаты разбойного грома.
Ну а Ты и одной-то косы заплести не смогла.

Я бы их уложил на ржаные плетёнки-подносы.
Поминутно б ласкал бесконечье очей. Да нельзя.
Ты спокойно сидишь,заплетая широкие косы…
Над страной разразилась гроза.

3

Как бабахнул Гром Громилыч
в било сколько было силы,
капли колкие скакнули
(Гой ты, горюшко-бяда!),–
вспыхнуло в верхах смятенье,
и пошли плясать губернии:
разлетелись в поле пули –
дуры сдуру кто куда.

В Пущу шмыг Кощей Бессмертный
со Ягуней. Их корректно
встретил Леший. Вышел лютый
Трёхголовый Змей Горын.
К славе вечной аль к могиле
Сходка нечисти решила
воздух, воду, землю, люди
покроить на свой аршин.

Партопричнина – умора! –
флаги вешала у бора,
гимны дивные слагала
и законов волчьих свод.
Наркогранды, казнокрады
Лихолетью были рады.
Розовели рожи салом
и… мрачнел небесный свод.

Кликал ворон смерть-воровку.
Хоронил дедуля жёнку –
с вздутым брюхом с голодухи –
в простыне, а не в гробу.
Про зарплату-невидимку,
про шесть соток на суглинке,
про базарные потуги
думы грозные в мозгу.

Закордонье ликовало –
звонко чокались бокалы –
мол, с октябрьским отголоском
поквитались мы сполна.
Наши хваты-шизократы
денежки гребли лопатой,
а народ бродил в трёх соснах –
и поныне бродит там.

Рёк юродивый про вече.
Выход найден. Путь намечен.
Власти жадная акула
Будет жрать и убивать.
Плебсу б хлеба на копейку
да живой воды маленько…
Вдруг протяжно громыхнула
вековая перемать.

…Вот тогда мы и очнулись.
Дождь хлестал. Плескали тучи
пламя юрко-колдовское.
Гром вполсилы рокотал.
Всё крушилось, пузырилось.
Пах озон, рождалась сырость.
Ливень лил, однако кое-
где девятый слабнул вал.

Между тем похолодало.
Всё промокло… Первым делом
поскользили под дубочки
в гору – стало потеплей.
Накарабкавшись по склону,
убедились, бестолковые,
что оставить можно прочный
след на матушке-земле.

Сели рядом – даже ближе,
бёдр коснувшись. Вся в пупырышках
кожа ног. А там на талии
блещет родинка слегка.
Мы болтали, хохотали,
а ревнивые сандалии
видели (но промолчали)
как умчались облака.

На туманную планету
капал сок с промытых веток.
Брызнул солнца лучик бойкий,
и воистину воскрес
лес листвою молодою,
первобытною красою.
По рукам струились токи,
словно в лес вселился бес.

4

кто тридцать лет молчал… но музыка звучала…
я радугу пою… я слушаю эфир…
я думал о тебе… стихийное начало…
сплошной апофеоз бунтующих фанфар…
но первый поцелуй… целительная влага…
журчание ручья… дрожание росы…
шмелиный полутон… встревоженные славки…
союзная трава… стыдливые цветы…
он слово находил единственное в мире…
он атом воспевал… эпический мотив…
он в женском естестве беспечно растворился…
он женщину в себе с восторгом растворил…
как викинг, в цитадель горящую ворвался…
утюжил властно плоть… безжалостно терзал…
МЫ – дьявольский клубок… загадка мирозданья…
энергия пространств… языческий оскал…
тайфун был повторён… синхронные движенья…
подросшие птенцы… ликующий аккорд…
последний поцелуй… и мокрые деревья…
набухшая земля… спокойный горизонт…
блуждания души… торжественность органа…
бессмыслица глубин… святая простота…
дыхание равнин… сонливость океана…
мерцание звезды… стальная тишина

5

День вылился в вечер. Вдали возбуждённо
закат догорает. Но финиш не скор.
– Проснись, моё Солнце!В мгновение оно
возник под любви мелодичные звоны
небесной воды волонтёр.

Я принял дары. Если жизнь – это смрад,
задача певца распознать подноготную
цветения дикого. Но наугад
не смей опылять. Есть цветы и болотные.
А в недрах родных мириады чертят
свою начинали работу.

И радость заметить забивший родник
какими парсеками смеряете?
Но скоро стемнеет, а надо пройти,
как минимум, семь километров.

Тропой позабытой плелись на село.
Устали, но мыслили бодро.
Она впереди грациозно плыла
роженицы бёдрами.

Липучие запахи шли. Я, как зверь,
на каждый в потёмках обрушивался.
Внимательно нам освещали теперь
дорогу гуронские уши.

Вселенная робко рождала улыбку
бесчисленных звёзд цветом в юность.
Но я не заметил салюта и сплюнул,
погрязший в ошибках…

Но где огоньки – там и люди.

Вот крайние хаты. Мы мирно молчали,
надмирно молчали, пытаясь понять,
что встреча скорее всего не случайна…

Скользнула сомнений змеистая нить:
“На платье лежала совсем как шалава.
Простительно мне – я влюблён, ослеплён…”

Она обернулась и тихо сказала:
“Запомните мой телефон.
Он лёгкий. Ни с кем не встречаюсь. Прошу вас,
звоните пожалуйста до десяти.
В лицее учусь. Здесь на даче. Пойти
согласна в театр.”И свернула

в Утро…

Работал мой мозг, как АЭС, монотонно,
мозаику цифр аксиомой твердя.

Я буду звонить ВАМ со всех телефонов,
со всех телефонов планеты Земля.


август 1998г. – январь 1999г.




© Copyright: Александр Белоус
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Поэмы и циклы стихов
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 74
Дата публикации: 11.06.16 в 19:32
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2014 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Создание сайта FaustDesign
Rambler's Top100