Логин:
Пароль:
 
 
 
Роман "Подари мне веру" Глава 47
Светлана Соловьёва
 
[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Глава 47[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Бабушка посидела немного безмолвно и начала свой рассказ с обращения к дочери:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Ты меня, Олюшка, прости![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Дочь в растерянности смотрела на мать, а она продолжала рассказывать:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Мне тогда в 1931ом году, было семь лет, я была старшим ребёнком в семье. Были у меня ещё два маленьких брата. Пятилетний Саша и годовалый Петя. Помню этот день очень хорошо, хоть и совсем малая была. Страшное было время. Все жили в не проходящем страхе, боясь каждого вошедшего в дом человека.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Бабушку замолчала, и сидела думая о чём-то далёком. Гости и Ольга Владимировна в напряжении молча смотрели на неё.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Помолчав, тяжело вздохнув, она продолжила рассказывать:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- «Мы с семьёй жили тихо, никуда не лезли, ни с кем не перепирались. Нам, детям, было строго-настрого наказано, даже за ворота не выходить. Мы с семьёй остались в деревне одни, все наши родичи уже уехали, просто-напросто сбежали. А мой отец решил вместе со всеми строить новую жизнь, хотя уезжая, ему говорили родственники, что не простит ему новая власть его прошлого и того, что вся его родня уехала![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']В тот день, когда к нам пришли коммунисты, мы с нянькой собирали упавшие яблоки в дальнем саду. У нас уже к этому времени забрали весь скот, всю технику, все запасы зерна, лишили избирательных прав. Все начали называть нас «Кулаками».[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Отец думал, что на этом всё закончилось, больше нас не тронут. Он даже писал заявление о вступлении в колхоз, но ему отказали. Трудно было, очень! Всё забрали, а налог оставили. С чего было его платить, если в доме один мужик, старая лошадёнка, да одна корова. Их-то чудом оставили и то только по тому, что кобыла была старой и непригодной для нужд колхоза, а корова хромой. Ей собака перекусила сухожилие на ноге, и она последний год уже не паслась со стадом, отставала из-за хромоты и мы пасли её на привязи, за задами. Но у других и этого не осталось! Трудные были времена, голодно было, очень.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Помогал нам выжить дедушка по линии моей матери Екатерины - Останин Иван Дмитриевич. Он был главным инженером на кирпичном заводе и его оставили на службе. Он получал зарплату и мог купить что-то на рынке. Привозил нам то крупу, то сахар. Привезёт комок сахара, сядет за стол, мы его облепим и ждём, когда он от головки щипцами откусит нам по кусочку. Сладше того сахара я в жизни конфетки не едала![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']У дедушки в городе, там, рядом с вокзалом, была большая квартира.  Целый второй этаж в красивом доме у вокзала. Сейчас там гостиница разместилась. К тому времени в ней остались жить только больная бабушка, дедушка, да дочь Анна, мамина сестра, моя тётка. Их сыновья, ещё в двадцатые годы перебрались в город с семьями.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']После революции, бабушке с дедушкой оставили две смежные комнаты, а в остальные подселили рабочих с завода. Получилась большая коммуналка.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']А жили они до революции хорошо. Все были грамотные. В гостиной стоял рояль. Я-то этого уже не увидела, с маминых слов рассказываю. Она говорила, что по субботам у них в доме собирались гости и её мама, стало быть, моя бабушка - Дарья Даниловна Крупенникова играла на рояли, а мама с сестрой пели. Мама у меня очень красиво пела, просто заслушаешься! Бывало, затянет песню, а ж, на три улицы слышно. Любила я её слушать. Она поёт колыбельную мальчишкам, а я сижу рядом и слушаю. До сих пор помню её голос![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Пока дедушка работал на заводе, нас как-то не трогали, хоть и косились все. Вот, когда он умер, тогда и началось всё! Бабу Дарью и тётку Анну, тишком забрал к себе в город старший брат. Я хорошо помню тётю Аню. Добрейший души был человек! К ней тянулись все: и ребятишки, и взрослые. Мы все называли её просто Аня. У меня до сих пор такое впечатление, что я чувствую её теплоту и душевность, как будто она где-то рядом со мной, хотя с тех пор очень долго ничего не знали о них.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']В самом начале тридцатых годов началась массовая ликвидация кулаков как класса. Новой власти было мало, того что они уже сделали с ними, им надо было уничтожить всех кулаков, как классовых врагов. А какие мы были кулаки, тем более враги?! От мала до велика все работали с ранней зари до позднего вечера. Ленивых в семье не было, потому и хозяйство было исправным».[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Тяжело вздохнув, бабушка продолжала:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- «Тогда мы и попали в списки спецпереселенцев. Подлежали выселению, в специально отведённые для этого поселения.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Когда за нами пришли, мы с нянькой как увидели, так и кинулись задами, да огородами в лес. Просидели там до самой ночи. Ночью по-тихому вернулись к ней домой, я спряталась в соломе в хлеву, а нянька пошла в хату. Долго её не было, я уж бояться стала, а потом она пришла за мной. Когда я вошла в хату, там было человек пять, в основном мужики, все наши – местные, чужих не было. Они собрали тайный сход, чтобы решить мою судьбу.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Долго шептались и решили так! По-тихому, чтобы никто не прознал, отправляют меня в город, к нянькиной тётке. У неё от чахотки три месяца назад умерла дочь, моя ровесница. В городе я поживу у неё недолго и с документами умершей девочки вернусь. Вот под её именем я и вернулась в деревню через полгода. Так я из Бекреёвой Ульяны Егоровны, превратилась в Калугину Акулину Петровну. С первого дня моего возвращения все, даже дети, меня называли Акулиной».[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Замолчав, бабушка печально опустила глаза. Долго сидели молча. Ольга Владимировна тихо плакала, с грустью глядя на мать. Первой заговорила Лена, она осторожно спросила:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Вы сказали Ульяной Егоровной? Ведь так звали жену купца! Вот смотрите в письме.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Бабушка, кивнув, ответила:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Да! Не лазь в бумаги-то дочка, я сразу смекнула, как только ты начала читать свою бумагу.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Лена взволнованно спросила:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Надо же![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Да Ульяной я была. У нас, насколько я помню, много было Ульян.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Лена продолжала задавать вопросы:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Это что получается? Когда Вы вернулись под чужим именем, из деревенских вас никто не выдал?[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Никто![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Почему, ведь такое время было?![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Бабушка посмотрела на неё и, кивнув, ответила:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- «Да, милая, время было страшное, а люди, во все времена бывают! Так что, никто, ни один человек не выдал меня. А сейчас в нашей деревне тех, кто знает об этом, остались только я, да бабушка Лидина – Мария. Она была младшей сестрой моей няни.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Няня нам с ней и рассказывала про мою семью и про нашу жизнь. Ей на тот момент было уже четырнадцать, но она никак не могла, как остальная молодёжь в деревне, принять всё, что делали большевики. Семья у них была очень набожная и после того как сожгли церковь в «Грязнухе», совсем все замкнулись и почти ни с кем не общались. Ходили на работы в колхоз, но всё молчком. Все иконы, которые у них были в доме, закопали в огороде и посадили на том месте смородину. Мы с Марией достали их во время войны с Германцем. Сохранились они хорошо, мы их тогда только тряпочкой протёрли и расставили по полкам в красном углу.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Жила я и воспитывалась в их доме и называли они меня сродной сестрой, хотя знали всю правду. Так мы с Марией и поддерживаем родство, по сей день. В деревне больше сродственников нет, а вот из городу приезжают. Только намного позже я прознала о том, что есть у меня там родные!»[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Лена задумчиво спросила:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Может быть, проще и безопаснее было бы остаться в городе, чем возвращаться в деревню? [/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Бабушка посмотрела на неё и твёрдо ответила:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Нет, это страшнее было. Я ж малой была, одной куда деться, а жить по чужим документам там опаснее было, кто-нибудь мог признать подлог. А здесь в деревне ту девочку – Акулину, никто не знал.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Всё-таки как это удивительно! Холод, голод, все друг друга сдают, доносят, а вы уцелели. Это просто чудо, что вас не выдали?![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Печально улыбнувшись, бабушка ответила:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- «Никакого чуда здесь нет, всё очень просто! Не выдали меня потому, что сначала деда моего - Бекреева Илью Зиновьевича, а потом уже позже,  моего отца - Егора Ильича и дядю – Петра Зиновьевича очень любили в деревне. К людям они относились с добром и пониманием, поэтому их очень уважали и всегда вспоминали добрым словом.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Деда я не помнила, но знала про него по рассказам. Говорили, что строгий был, но очень умный. Родственники мои все грамотными были и нас с мальства обучали всему.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Отец мой, Егор, остался сиротой в три года, он в семье самым младшим был. У него были четыре сестры, но одна из них умерла ещё в малолетстве, а вот Нюра, Ефимия и старшая Марья, выжили. Почему они осиротели, не знаю, не скажу! При мне об этом не говорили, а я ещё малой была, чтобы спрашивать. Да и не принято у нас было с расспросами приставать к старшим![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Так вот, их всех, осиротевших детей, растил и воспитывал родной дядя отца - Бекреев Петр Зиновьевич, брат Ильи Зиновьевича, моего деда. Вот про них, про семью Петра, я ничего не знаю, остался кто в живых или нет?! Знаю только, что он с сыновьями – Фёдором и Григорием, очень много сделали для города.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Ещё кто-то из их предков, организовал кирпичное дело в городе. Завод – то кирпичный по сей день работает! Дядя и его сыновья работали на этом заводе. Вот на эти деньги они и помогали людям. Построили школу, больницу, бесплатно учили и лечили бедняков. По ранешниму это называлось меценатством, это я ещё с тех времён помню! Об их благодеяниях слухи разносились далёко за пределы нашего городка, и к нам тянулось много народу. Искали лучшей доли. Вот они всем и помогали, никому не отказывали![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Мой отец, с другими детьми Петра и с семьями сестёр, занимались сельским хозяйством, с которого и кормилась вся семья. Артель была большая! Девки выходили замуж и, уже со своими семьями, продолжали работать с родными. И родные и сродные, все вместе! Так и жили, совместно помогая друг другу, одной большой семьёй.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Отцовы сёстры, по тем временам мне казалось, что уж очень строгие были, а сейчас я думаю, что они характером были очень сильными. Особенно тётка Марья! Она над всеми верховодила, но не силой, конечно, а умом и душой. У неё даже мужики спрашивали совета! Такая железная женщина, полная противоположность родным сестрам. Тётя Ефимия была очень тихой и набожной. Лечила всех травами, и на воске отливала, особенно детей. Помню, как она меня лечила, но от чего не знаю. Помню, как усаживала на порог, что-то шептала и над головой в холодную воду выливала воск.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Семья у нас была большой. Я помню, когда вся семья собиралась за столом, то много было народу. Ведь у дядиных детей тоже были семьи, только я не помню, сколько было их. Мы ребятишками за столом-то не сидели, нас отдельно кормили. Было принято только после десяти лет сидеть рядом с взрослыми. Я-то не удосужилась такой радости, а по сродным братьям и сёстрам помню, как они сразу взрослели и вели себя как большие. У них даже походка менялась и с нами, с малышнёй, они уже не бегали, не играли, а с взрослыми занимались какой-нибудь посильной работой. По тем временам с хлопцев, уже с десяти лет, шёл налог, как с полноценного мужика.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Отца и деда с дядями, в деревне любили и уважали. Они с добром к людям относились и люди к ним с тем же. Так что в благодарность и в память о моих родных, меня и не выдали. Так я и выжила!»[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Ольга Владимировна и Наталья Григорьевна сидели не в силах произнести хоть слово. Страшно и тяжело было на душе от того что они услышали. История жизни этой семьи стала такой близкой, родной, что не было слов что-то сказать. Одна Лена была в состоянии вести разговор и продолжала спрашивать:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- А, что же случилось с вашей семьёй?[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Бабушка, вздохнув, ответила:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- «Сначала я думала, что они все погибли, всю жизнь оплакивала их. Не помню, откуда узнала, только плакала я тогда очень сильно?! Мне рассказали, что сгрузили их в телегу, отца, маму и малолетних братьев, без продуктов, одежды, а была уже осень. Везли куда-то в Красноярский край, в Назарово. Потом мне сказали, что никто не доехал, дорогой от голода и холода все померли. После этого я и думала, что осталась одна. Оплакивала их целых пятнадцать лет![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Только уже после войны с Германцем, приехал к нам в город солдатик с другом, в поисках могил своих предков. Они ходили по кладбищу, долго искали и нашли. А наши там все рядком лежат. Вот там я с ним и повстречалась. Пришла тишком, чтобы никто не видел, убраться перед зимой на могилках, а они сидят на лавочке и разговаривают.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Когда я узнала что он Бекреев Александр Егорович, упала ему на грудь и расплакалась. Это ж был мой родной брат! Потом успокоившись, я ему всё рассказала и про себя, и про убиенную семью на каторге. Расспросила у него обо всём и только тогда узнала, что живы все мои. До каторги не доехали и живут в городе. Радости моей не было конца! До сих пор помню, какое я тогда испытала счастье![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Вот так я узнала, что и отец, и мать мои с братьями все живёхоньки. Только осенью сорок пятого, я узнала об этом! А до этого оплакивала и молилась за их упокой. Прости Господи! Ох и радость у меня была великая! Я ж думала, что все сгинули, а они думали, что меня нет, и меня оплакивали столько лет. Это был мой родной брат Саша, которого я помнила пятилетним мальчиком. Вот так в жизни случается!»[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Вздохнув, бабушка вытерла глаза и, взглянув на Лену, сказала:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Что-то ещё спросить хочешь, дочка? Ты, спрашивая, а то у меня мозги-то уже высохли от старости, могу и не всё рассказать?[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Да! А как они уцелели и вернулись из Красноярска, и почему Вас не нашли потом? [/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Покивав, бабушка ответила:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- «Тётки мои Нюра и Марья, сёстры отца, были замужем и к тому времени уже давно успели уехать. Почитай следом за братьями моей мамы. Со стороны матери - Останиных, в нашем городишке, остались жить только её родители и тётка Анна, её сестра. Она осталась из-за больной матери, лежачая он была, это я уже вроде сказывала?! Братовья и дяди по отцовой линии - Бекреевы, осталась и до сроку ещё жили в нашем городишке. Тётка Ефимия работала в сельсовете. Наши все грамотные были и окромя их, некому было писарями работать. Вот там она и прознала всё! Услышала, как «главные» разговаривали про нашу семью и что удумали.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']После того как на заводе расстреляли дядю Петю с сыном, и только мы успели их похоронить, как решили они всех остальных раскулачить с выселением. Тётя Ефимия, тишком, сделала всем справки, чтобы уезжали и спасались. Пришла вечером, принесла всем бумаги, а сама, в ту же ночь ушла в монастырь. Я помню, как она надела чёрное платье до самой земли, повязала платок, так что видно было только глаза, и с маленьким узелком, прямо босиком ушла. Больше о ней никто, ничего не узнал за всю жизнь, как прочим и о многих других![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Все уехали! Осталась только наша семья. Мы, после всего этого, ещё год прожили, до того страшного дня, когда пришли за нами.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Но моя семья до Красноярска не доехали! Им в одну из ночей с ночлежки, муж тётки Марьи помог сбежать. Она ж отчаянной была вот и, узнав о том, где и куда их повезут, и организовала мужиков. Говорят, сама была там, верхом на коне с рогатиной в руках, с которой на медведя ходят. Родня-то у нас большая была, многие успели уехать, сбежать к тому времени. Вот и прознали они как-то от местных, про Егора с семьёй и пошли им на выручку.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Потом они все вместе уехали подальше от лихих мест. И жили все рядом и они, и тётка Анна с матерью. Так что у нас в городе родни много! После войны мы стали встречаться, они к нам в гости приезжают, я ездила несколько раз. Правда, редко, далеко забрались, а ж но, в город Новосибирск, по тем временам в Новониколаевск.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Но если и не часто видимся, то хоть знаем, что не одни мы на белом свете и от того на душе покойно. Не всех истребили проклятые![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Почему спрашиваешь, про меня не прознали родичи? Так всё просто! Они присылали в деревню человека всё разузнать. Но его, этого мужика-то, никто из местных не знал и как он не клялся, не божился что он от Егора, от отца моего, никто ему не поверил. В деревне все ж, как и я, считали, что их нет никого! Думали, что нарочно выспрашивает, вот и сказали, что я не объявлялась ни разу, что, наверное, тоже сгинула. Даже высказали предположение, что якобы видели меня на одной из подвод увозивших кулаков. А я в это время скрывалась в городе. Они столько лет так и думали, что меня тоже увезли куда-то![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Так наша семья и разлетелась по белу свету! А семья у нас была большая, дружная. Ладили не только промеж собой, но и к людям относились с добром и пониманием. Старики рассказывали, что когда везли моих родителей через нашу деревню на телеге, весь люд вывалил на улицу. Остальные-то родственники тишком уехали, а моих везли средь бела дня. Да-к, говорят, что стояли люди вдоль тракта с земным поклоном. Как солдаты не разгоняли, никто не ушёл![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']А, что стало с семьёй дяди Пети, не знаю, малая была. Помню только, что в большом доме мы с нашей семьёй остались одни. Не было в тот день с нами ни дядей, ни тётей с их детьми».[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Плача и не стесняясь своих слёз, Ольга Владимировна тихо, печально проговорила:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Мама, а почему ты мне никогда, ничего не рассказывала?[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Бабушка, грустно вздохнув, ответила: [/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- А зачем, доченька, времена какие были?! Кто бы тебя тогда директором школы поставил, внучку кулака, родственницу заводавладельца. Тебе б учительствовать-то не дали, ни то, что директором!  Да и нельзя было, я ж по чужим документам жила, а это подлог. Меня ещё тогда, ребёнка, предупредили, что если откроется правда, то мне не избежать наказания. Долго я жила в страхе, что всё прознается, а потом попривыкла. А уж когда замуж вышла и вовсе успокоилась. Муж то мой, отец твой Оленька, и был тот солдатик, что приехал с моим братом на могилки. Вот как тогда встретились мы с ним, так и не расставались боле. Стыдно сказать, но знакомы мы были всего несколько дней! Через неделю сыграли свадебку, проводили брата Сашу и зажили мы с моим Вовочкой. От колхоза получили старенький домишко, аккурат на этом месте. Потом построили новый дом. Но недолго радовались мы нашему счастью, шибко он израненный был, поэтому прожил всего десять годочков и помер. С тех пор, мы с Олюшкой долго одни жили. Она вот, жизнь прожила, а счастья своего не нашла. Обидно, помру и внуков не узнаю за свою жизнь. Вот так в жизни нашей случилось, что от большой семьи не осталось никого и здесь в деревне не останется фамилии Бекреевых![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Лена задумчиво посмотрела на вытирающую слёзы Ольгу Владимировну и произнесла:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Это, что ж получается, что вы и есть потомки этого купца - основателя города?![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Ольга Владимировна вмиг перестала плакать и посмотрела на мать. Акулина Петровна пожала плечами и со вздохом сказала:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Я того не знаю, не ведаю! Можат, мы не прямые потомки, можат сродные. Или однофамильцы. Времени сколько прошло, люду сколько было! Ты, девонька, взялась вот и ищи, а я погожу умирать, подожду, хочу узнать, что найдёшь.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Сидели молча, так и не притронувшись к чаю. Акулина Петровна, печально посмотрела на всех и ушла. Села на своё любимое место у окна и молча смотрела вдаль на церковь. Ольга Владимировна проводила её взглядом и тихо, чтобы она не услышала, сказала:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Пусть посидит одна.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Вздохнув, опять поставила чайник, чтобы заменить остывший чай. Разлив по чашкам кипяток они ещё долго сидели за столом, разговаривая. Лена покосившись на бабушку, тихо спросила:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Ольга Владимировна, рассказывая, бабушка постоянно называла то город, то деревня, а почему так?! Ведь по документам тех лет был город Золотоозёрск.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Это всё просто! Та часть старого города, где по тем временам были большие дома, вокзал, дороги выложенные булыжником, ту часть в народе называли городом, а нашу часть города как тогда называли деревней, так и сейчас называют посёлком, хотя мы тоже с вами живём в городе. Уж так повелось![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Понятно! А в Новосибирске у вас кто сейчас остался в живых из родственников.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Ольга Владимировна, с грустью посмотрев на мать, ответила:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Только сейчас я поняла, что там живут мои самые близкие родственники. Всю жизнь, называя мне их имена, мама говорила, что они нам очень дальние родственники. Никогда не говорила, что дед Егор - её отец, а баба Катя - мать. Это ж были мои бабушка с дедушкой, а я их видела всего пару раз за жизнь! Дед Егор и баба Катя давно умерли, ещё в семидесятых. Но я тогда уже была взрослой, хоть и в школе училась, могла бы понять?! И братья мамины тоже умерли рано, долго жили сёстры, но сейчас уже и их нет. Остались их дети и внуки. Получается, что моя мама самая старшая, а одна из детей прожила так долго, и дай Бог, чтобы пожила подольше. Думаю, что сейчас нам с ней о многом ещё нужно будет поговорить.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Вы, Ольга Владимировна, сказали, что братья и сёстры, а ведь на подводе тогда увезли только двух братьев.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Да, моя мама была старшей, потом брат Александр и Пётр, уже позже родились две дочери и сын. Одна их сестёр, Евгения прожила дольше всех, совсем недавно умерла. Мы не ездили, конечно, на похороны, но получив телеграмму, ходили в церковь, панихиду заказывали. Хотя, если бы я знала, что это моя родная тётя, обязательно съездила! Теперь возобновлю все связи с ними, и всё будет у нас по-другому.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Лена размышляя обо всём что узнала, сказала:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Так, это всё понятно! Теперь – Вадим. Кто он и чей?[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Ольга Владимировна посмотрела на неё и, взглянув в сторону, на молча сидевшую в задумчивости мать, медленно ответила:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Вадим? Получается, что Вадим сын внука тётки Марьи. Его отец мой двоюродный брат. Значит Вадим правнук тётки Марьи. Наташ, я в этом плохо разбираюсь, кто он мне тогда?[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Наталья Григорьевна, ответила:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Если я не ошибаюсь, то двоюродный внучатый племянник.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Вот почему, мама всем говорит, что это мой племянник?![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Ольга Владимировна, а как он здесь поселился?[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Вадим с отцом, привозили сына Марьи на кладбище, уже совсем старенького. Мама говорила, что он лет на десять старше её был. Тогда они у нас прожили целую неделю. Вадим по тем временам ещё молодой был, учился в художественном училище. Места наши ему очень понравились! После окончания училища приехал к нам погостить на целый месяц. Всё рисовал, дома, церковь, завод. У нас в школе на стенах его рисунки весят. Он-то получается, в отличие от меня знает историю нашей семьи, а ведь никогда ничего не говорил?![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Ольга Владимировна замолчала. Печально, даже с обидой посмотрев на мать. Наталья Григорьевна заметив это, сказала:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Ты, Оль, не обижайся на маму! Она боялась открыться из-за своих документов, из-за того что жила под чужой фамилией.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Но мне-то она могла сказать?![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Не обижайся, ты её кровиночка и оберегала она в первую очередь тебя! Я понимаю, что это неприятно, но ни конец света и это можно пережить. Она ведь тебя познакомила со своей семьёй, только не сказала что они самые родные! Подумай, если бы она об этом сказала тебе, то пришлось бы рассказывать всё остальное. Времена, какие были и до войны, и после неё! А ты ж не продавец из магазина, а директор школы и по молодости вон какой активисткой была, даже в коммунисты вступила. Я считаю, что она всё правильно сделала![/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Лена, подождав пока Ольга Владимировна немного успокоится и опять спросила:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Ольга Владимировна, Вы про Вадима не рассказали до конца.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- А что ещё про него рассказывать? Потом, через несколько лет он приехал осенью и остался на зиму. Я его уговорила поработать в нашей школе. У нас не было учителя рисования. Он согласился, а потом Лида приехала. А дальше вы и без меня знаете. Они поженились, и теперь он уже остаётся здесь навсегда. Жалко, что он по фамилии не Бекреев, а то продолжился бы здесь, в Золотоозёрске наш род.[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']Вздохнув, она замолчала. Посмотрев на бабушку, Наталья Григорьевна, с состраданием сказала:[/size]

[size= 12.0pt; line-height: 115%; font-family: 'Arial','sans-serif']- Представляю, что у неё сейчас на душе творится. Семьдесят лет молчать, держать всё в себе и вдруг так запросто рассказать. Ведь у неё могла быть совсем другая жизнь, рядом с родителями и братьями. Как подумаю, что она пережила, страшно становится![/size]

© Copyright: Светлана Соловьёва
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Роман
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 86
Дата публикации: 03.01.17 в 07:34
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2017 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100