Логин:
Пароль:
 
 
 
Вера - удел благодарных
Эдуард Качан
 
Эта статья из двух частей написана мной для журнала «Православный вестник», который выходит в городе Аделаида (Австралия). Данная статья появилась в сентябрьском номере этого журнала за 2017 год. Мне хотелось бы, чтобы эта статья принесла пользу и для тех, кто с данным журналом не знаком. Поэтому я и выкладываю ее здесь.

Удел благодарных.

Введение.

Представим себе такую ситуацию – человек приходит в Церковь. Взрослым приходит, даже если его когда-то и крестили в раннем детстве. Приходит он откуда? Из мира, по сути своей безбожного, языческого, из того мира, где о Боге почти не вспоминают. Из этого мира он приносит свои представления, понятия, привычки.  Оказавшись в  Церкви, он многого не понимает, как многого не поймет европеец, впервые в жизни оказавшийся в Китае. Что-то его восхищает, что-то оставляет равнодушным, а что-то – возмущает.
Но ведь когда что-то возмущает – это неприятно, правда? Что же с этим делать?
Путь первый – смириться и потерпеть, дождаться того момента, когда понимание придёт. В конечном счете, воцерковленные люди тебя не глупее, и если они что-то делают так и этак, значит - у них есть на то основания! Проходит время (иногда малое, а иногда и довольно продолжительное), и человек понимает, что этот путь был правильным. И Церковь права, веря и поступая так, а не иначе. Постепенно человек сам начинает смотреть на вещи так же, как и другие воцерковленные люди.
Путь второй – с первого взгляда посчитать всех, кроме себя дураками, и навсегда уйти из Церкви, навсегда забросить поиски Бога. Так, увы, поступают очень многие. Считать себя умнее других – это так естественно для потомков падшего Адама...
И есть третий путь, он подходит для людей деятельных, активных, но слишком высоко себя ставящих. Можно сказать – у вас тут все не так, а я умный, я знаю, как правильно! Вы тут все грешники, а я такую церковь организую, что в ней одни праведники будут!  
И начинает такой человек ваять собственную «церковь», уж так, как сам понимает. К нему присоединяются люди, которые просто впервые от него услышали о Христе. А потом – просто дети последователей. Получается довольно любопытный парадокс – эти люди восстают против религиозной традиции, а потом сами создают свою собственную традицию. Их дети и внуки образуют второе, третье и так далее поколение, которое видит христианство так, как их научили, то есть – по-своему традиционно.
Через какое-то время оказывается, что новая «церковь» Церковь Христову не превзошла, но процесс уже пошел, а остановиться так трудно! Вот и живут эти люди, вроде бы тоже христиане, но не наши. Люди как люди, обычные люди. Не то, чтобы очень гордые, обычные. Не наши.
Так появляются секты. Для тех, кому это слово режет слух, заменим его на «организованные группы христиан, чьё учение и религиозная практика отличаются от христианства традиционного». Быть может, не все подобные группы появились вышеописанным образом, но многие, многие. Быть может, со мной не все согласятся, но я считаю, что сектантство – плод непонимания и гордости. Не понимания того, что же есть Церковь на самом деле, и завышенных представлений о своих способностях. В том числе, и о способностях в церковном строительстве.
Хотим ли мы, чтобы эти люди когда-то вернулись к нам, в Православную Церковь Христову? Хотим. Что же нам делать? Пытаться убеждать. Не оскорбляя, не унижая, а действуя с любовью.

Разговор первый.

Здравствуй, Свидетель Иеговы! А почему ты один? Вы ведь обычно ходите парами? Твой товарищ заболел? Что ж, бывает! Все иногда болеют…
Нет, нет, я не стану захлопывать перед тобой дверь. И я согласен поговорить с тобой о Боге. Проходи, чаю попьём. Ты, наверное, устал сегодня ходить по квартирам!
Знаешь, я тебя уважаю. За твоё усердие, за твой труд. Ты похож на человека, который ходит среди людей, и предлагает всем выпить холодной воды из своей кружки. Повторю – это достойно уважения. Но только я не возьму твоей воды. Я уже пью воду, живую воду православного христианства, и эта вода лучше твоей. Я не хотел тебя обидеть, но это так.
Да, ты прав - я православный христианин и верю в то, что Сам Бог, Творец вселенной, пришёл в этот мир как Человек и мученически умер на кресте для того, чтобы я, и ты, и все люди  могли иметь жизнь вечную.
Что? Такая вера унижает Бога?! Да, когда-то мне попалась в руки твоя «Сторожевая башня» и там были именно такие слова. Но это ошибка, дружище, большая ошибка!
Нет, нет, не стоэит пока открывать книгу. Мы поговорим с тобой о Святом Писании, но чуть позже. А пока просто подумаем.
Мог ли Бог стать Человеком?
Сначала выясним просто вопрос возможности. Бог всемогущ? Да, Он может всё. Я рад, что и ты с этим согласен. Но если Он всемогущ, значит может абсолютно всё, в том числе и стать Человеком.
Ты не понимаешь, зачем Ему это могло быть нужно? Не спеши отметать непонятное или непривычное! Знаешь, как по мне - не стоэит мерить Бога нашей людской меркой, или, как говорили во времена моей юности «нашими пирогами».
Ты помнишь, как Он Сам когда-то сказал через пророка Исайю: «Мои мысли – не ваши мысли, ни ваши пути – пути Мои, говорит Господь. Но как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших» (Ис. 55:8-9). Так что поступки Господа могут быть не совсем ясны для тебя или для меня, но не нужно отмахиваться от непонятного. Быть может, наше непонимание - это просто свидетельство того, что до понимания мы просто не доросли!
В шестом веке жил такой хороший христианин, Иоанн Лествичник. Мы считаем его святым. С ним случилась любопытная история. Святому явился Ангел, и Иоанн задал ему несколько сложных богословских вопросов (если захочешь, можешь открыть книгу Иоанна под названием «Лествица», слово 27, стих 47, и прочесть, какие именно это были вопросы). И знаешь – Ангел не ответил Иоанну. Он не ответил не потому, что Ангел не знал ответов – просто Иоанн ещё не был готов их постичь! «Время ещё не пришло, - сказал Ангел Иоанну. – Потому, что мало в тебе ещё огня нетления».
Видишь - смысл сказанного прост. Иди выбранным путём дальше, Иоанн, приближайся к Богу, взращивай в себе «огонь нетления» и когда-нибудь ты будешь знать ответ на этот вопрос!
Так и нам с тобой, Свидетель, нужно поступать, если что-то не понятно. Православное учение о Воплотившемся Боге стройно и красиво. И ты всё в нём поймёшь, если только захочешь. Хотя, конечно, тебе может понадобиться какое-то время.
Что? Ты не хочешь слушать об Иоанне Лествичнике? Хорошо, хорошо! Давай поговорим о другом.
Скажи, Свидетель Иеговы, что сделал для тебя Творец?
Да, ты прав - Бог сотворил мир, сотворил тебя и всех, кто тебе дорог, заботится о тебе и о всех людях, дал путь, и теперь ты уверен, что знаешь, как нужно правильно жить, чтобы наследовать вечность после всеобщего воскресения.
Знаешь, и для меня Бог сделал то же самое. Но – не только это!
С моей точки зрения, Христос это Бог, который принял на Себя мою боль, и боль всех людей. Когда мы, люди, попали в беду, согрешили, Он, Всемогущий, мог легко стереть потомков Адама и Евы с земли (как ребёнок стирает тряпкой мел со школьной доски) и создать новое, безгрешное человечество. Но Он этого не сделал. Он предпочёл спасать нас, уж таких, какими мы стали, причём спасать, Самому проходя через боль, страдания, смерть.
Он не был обязан этого делать! Он мог остаться на Своем безопасном небе, лишь глядя на нас, иногда поучая, иногда помогая, но ничем не рискуя. Но Он этим не ограничился.
Из-за любви к людям Он Сам стал Человеком. Не переставая быть Тем, Кем был раньше (то есть – Богом), Он, Всемогущий, Стал Тем, Кем раньше не был – то есть Человеком.
Он прожил человеческую жизнь, сделал во время неё всё, что нужно для моего и твоего Спасения, добровольно пошел на мучительную смерть на Кресте, умер и Воскрес.
Он Спас нас. Он проложил для нас путь в небо, точнее говоря, Сам стал Этим Путем (Ин 14, 6). И теперь только от воли каждого человека на земле зависит идти по этому Пути или нет.
Раньше дороги домой, дороги к Богу, дороги в рай - не было. Теперь - есть. Она есть потому, что Бог стал Человеком; потому, что он вошел в царство смерти и разрушил его; потому, что Он на Себя взял мою покореженную грехом природу и исцелил её; потому, что он принял на Себя раны, но ранами Его мы исцелились (Ис. 53:5; 1 Петр. 2:24).
А сейчас подумай, Свидетель Иеговы – какое представление о Боге лучше, выше? Не спеши отвечать, дай себе время подумать и всё взвесить!
Какое представление о Творце более высокое? Представление о Боге, никогда не выходящим из Своей трансцендентности, Своего безопасного неба, или представление о Боге, Который счёл возможным перенести муки ради того, чтобы ты, лично ты, мог иметь жизнь вечную?
Богу всё возможно, абсолютно всё! Но какого Бога ты будешь любить, и уважать больше? Того, Кто не счёл необходимым страдать ради тебя, или Того, Кто ради тебя умер на Кресте?
Представь – вот горит дом, в доме ребёнок. Кто внушает больше уважения и любви – тот, кто руководит тушением пожара с безопасного далека, или тот, кто, не жалея себя, сам бросается за ребёнком в огонь?!
Представь – ребёнок упал в прорубь. Кто внушает больше уважения и любви – тот, кто ойкает, оставаясь на поверхности, или тот, кто бросается в ледяную воду сам, чтобы вытащить дитя?!
Представь – ребёнок упал в выгребную яму… Почему ты морщишься? Тебе не понравилось сравнение? Как по мне, оно не изысканное, но, к сожалению, достаточно точное. Ведь грех ужасен, гнусен. В нём нет ничего красивого. Он марает нас, пачкает, наши грехи смердят и эта вонь поднимается к небу…
Итак, ребёнок упал в яму с дерьмом – так нередко бывает в  частном секторе. Кто внушает больше уважения – мать, которая просто кричит на улице, или мать, которая сама прыгает в эту же яму, не гнушается вонью, рискует наглотаться дерьма, лишь бы её дитя в этом дерьме не захлебнулось?!
Как по мне, ответ очевиден. Религия, говорящая о Творце, Который никогда не покидает Своего безопасного  неба, не так хороша, как вера в то, что Бог счёл возможным разделить с нами человеческую жизнь и человеческую смерть ради того, чтобы мы могли разделить с Ним Его вечность.
Да, я читал, читал твои журналы. Но я не пойду за тобой. Видишь ли, я верующим стал в тот момент, когда услышал о Боге, Который счёл возможным взойти ради меня на крест. Ради меня – грешного, мелкого, жалкого! Его могла подвигнуть на это только любовь ко мне, причём такая любовь, больше которой ничего и представить нельзя! И я не стану предавать такую любовь. Я благодарен Богу за неё, а вера – это удел благодарных!
Знаешь, Свидетель, Я хочу отдать свою жизнь Богу, Который отдал ради меня Свою. И это не Иегова в твоем представлении, свидетель! Это Иисус Христос в моём представлении, точнее говоря, в представлении православной Церкви!
Ты мне не веришь? Думаешь, что Бога, умирающего на кресте ради спасения людей мы, православные христиане просто придумали?
На мой взгляд, если человеку в принципе возможно что-то знать о Боге, то ближе всего к истине будет как раз самое возвышенное представление о Нём.  Подумай – ведь Бог есть Абсолют! Значит, наша мысль о Нём может не дотягивать до Его высоты, но никак не может эту высоту превышать, так как превзойти Абсолют невозможно! Если прав ты, а не я, то получилось, что простая человеческая фантазия (о Воплотившемся и умершем за нас Боге) превзошла Бога реального (то есть такого, который никогда не покидал небеса)?! Прости, но в это я никогда не поверю.
Что ты говоришь? Моё мнение о Боге не подтверждается Святым Писанием?!
Ну что ты! Вот, снимаем с полки Библию, открываем.  
Смотри, что говорит апостол Павел: «Поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрёл Себе Кровию Своей» (Деян. 20, 28). О Ком это говориться? Кто Этот Господь и Бог, Который Кровью приобрёл Себе Церковь? Конечно, это говориться об Иисусе Христе, Боге Воплотившемся! Ведь если бы Бог не воплощался, у Него просто не было бы Крови!
А вот другое место. Тот же апостол Павел: «Великая благочестия тайна: Бог явился во плоти» (1 Тим. 3:16). Кто этот Воплотившийся Бог? Только Иисус Христос!
А вот другой апостол, Иоанн: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог… И Слово стало плотью» (Ин. 1:1; 1:14). О Ком это говориться? Кто это – Слово, которое было Бог и стало плотью, то есть стало Человеком? Только Иисус Христос!
И таких мест много. Скажи, сколько тебе найти цитат, подтверждающих Божественность Христа? Пять? Десять? Двадцать?
Что ты говоришь? У вас другая Библия, другой перевод? Да, знаю, знаю… Это, конечно, усложняет диалог.
Хорошо, что мы с тобой не немцы. Там ещё больше библейских переводов!
Есть у меня приятель, он из «русских немцев», живёт в Германии, хороший переводчик. Мы переписываемся. И от него я знаю, что существует очень много разных переводов Библии на немецкий язык. «Очень много» - это не я придумал. Это он так написал. И объяснил причину – многие эти переводы сделаны с конфессиональной точки зрения. То есть человек сначала уверил себя в том, что в Писании должны содержаться такие-то идеи, а потом подогнали под эти идеи текст! Мол, «на самом деле должно быть именно так». Не удивительно – ведь именно Германия и является родиной протестантизма.
Что ты говоришь? Те, кто делал ваш перевод, не пытались ничего подгонять, а переводили как есть?
Не буду спорить, я при этом процессе не присутствовал, да и не специалист я по языкам. Но вот ведь в чём дело - в мире есть народ, который читает Новый Завет вообще без всякого перевода. Этот народ греки, ведь книги Нового Завета были написаны на одном из диалектов греческого языка - койне. И при этом Греция – это страна отнюдь иеговистов, а именно православных христиан!
Вот смотри – у меня есть книги Иоанна Златоуста. Он был великим знатоком Писания, и при том греком, не нуждающимся в переводе! Посмотри – вот его толкование на «Евангелие от Иоанна». Прекрасная книга! При этом Златоуст работал с евангельским текстом очень тщательно, знал его превосходно, комментировал очень подробно. И кем он был по вероисповеданию? Свидетелем Иеговы?! Нет, православным христианином!
Поверь, если в Писании есть трудные места, то мы их видим! Мне когда-то попадалась ваша «Сторожевая башня», в которой говорилось о том, что Сын Божий не Божественен, так как в фразе апостола Иоанна «И Слово было Бог» перед словом «Бог» нет артикля. Я тут не могу возразить, так как не знаю греческого. А Златоуст греческий знает и возражает (и в его время были сомневающиеся)! Златоуст говорит, что эта мысль ошибочна. Ошибочна, во-первых, потому, что это далеко не единственное место в Писании, где Христос назван Богом. А во-вторых, в Писании есть места, где говорится об Отце, и тоже без артикля! Например, в «Послании к Римлянам»: «благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа» (Рим. 1:7). Или вот, к Филиппийцам: «Он, будучи  образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу» (Фил. 2:6). Видишь – по словам Иоанна Златоуста, грека, который вовсе обходился без перевода, в этих местах говориться о Боге Отце, а артикля тоже нет!
Как видишь, если в Писании есть сложные места, мы вполне можем объяснить их с нашей, православной точки зрения.
Что ты говоришь? Христа стали считать Богом после эпохи императора Константина Великого?! Прости, друг, но это мнение ошибочно. История сохранила книги христиан, которые жили до Константина. И в этих книгах Христос тоже называется Богом!
Вот, например, «Послание к римлянам» мученика Игнатия Антиохийского. Он пишет: «дайте мне быть подражателем страданий Бога моего». А кто этот страдающий Бог? Только Иисус Христос! И написаны эти слова задолго до рождения Константина, в начале второго века, при императоре Траяне.
Кстати, ты зря так пренебрежительно относишься к христианам, которые жили после Константина. Дело в том, что именно они определили, какие именно тексты составят канон книг Нового Завета!
Ты мне не веришь? Напрасно. Вот смотри, у меня есть ещё одна книга. Автор Григорий Богослов. Тоже грек, и тоже православный христианин. А теперь раскрываем книжку вот на этой странице, и что мы видим? Мы видим письмо под названием «О подлинных книгах боговдохновенного Писания». Читаем: «И язык и ум непрестанно упражняй в Божиих словесах!.. Но чтобы ум твой не был обольщен чуждыми книгами (потому, что много книг подложных, причисленных к Писанию несправедливо), прими от меня, любезный, следующее верное перечисление».
И дальше следует перечисление книг Ветхого и Нового Завета.  Григорий Богослов жил после Константина Великого. Если быть точным, то Константин умер, когда Григорий был ещё маленьким ребёнком. Но даже тогда канон Библейских книг не принял окончательного вида, иначе этого письма просто не существовало бы! Более того – если ты прочтёшь письмо Григория внимательно, то увидишь, что он не включил в свой список книгу «Откровение Иоанна Богослова». Да, да – вопрос о включении этой книги в число книг Нового Завета был окончательно решён ещё позже!
Церковь чтит Книгу, чтит Святое Писание. Но Церковь важнее Книги. Вспомни, что говорил апостол Павел. Господь и Бог приобрёл Своей Кровью – что? Книгу? Нет – Церковь! Церковь важнее, и именно Церковь решила, какой именно будет окончательный вид Книги! После смерти Константина решила, заметь! Именно та Церковь, которой ты пренебрегаешь… То есть, пользуясь книгами Нового Завета, ты пользуешься плодами послеконстантиновской Церкви!
Скажу более, дружище – шила в мешке не утаишь. Даже из того перевода, которым ты пользуешься, выходит, что Иисус Христос и Иегова – Одно!
Ты мне не веришь? Хорошо, давай свою Библию, которую вы называете «Переводом нового мира»! Дальше будем пользоваться именно ею.
Вопрос первый – Кто сотворил мир?
Откроем пророка Исайю. «Я, Иегова, твой Выкупающий и твой Создатель от материнской утробы. Я, Иегова, делаю всё. Я расправляю небеса и расстилаю землю. Кто был со Мной?» (Ис. 44:24).
А теперь открываем «Послание к Евреям». «А о Сыне… Ты, Господи, вначале положил основания земли , и небеса – дело Твоих рук» (Евр. 1: 8-10).
Как видишь, «Перевод нового мира» даёт на наш вопрос два ответа. Ответ первый – Иегова, ответ второй – Христос.  
Вопрос второй – Кто есть свет? Кто просвещает мир и людей?
Вот слова пророка Михея. «Я живу в темноте, но Иегова будет для меня светом» (Мих. 7:8).
А вот слова из Евангелия от Иоанна. «Иисус снова обратился к ним и сказал: «Я – свет для мира. Кто следует за Мной, тот никогда не будет ходить во тьме» (Ин. 8:12).
Видишь – и на этот вопрос у нас два ответа. Ответ первый – Иегова, ответ второй – Христос.
Третий вопрос. Кто Спасает мир?
Вот слова пророка Исайи. « Я, Я Иегова и нет Спасителя кроме Меня» (Ис. 43:11). И вот ещё. «Не Я ли Иегова? Кроме Меня нет другого Бога. Я праведный Бог и Спаситель и кроме меня нет другого» (Ис. 45:21).
А вот цитата из книги «Деяний». «Если сегодня нас спрашивают о добром деле для немощного человека, а именно о том, благодаря кому он стал здоров, то да будет известно всем вам с всему израильскому народу, что во имя Иисуса Христа, назаретянина…И ни в ком другом нет спасения, потому, что под небом нет другого имени, данного людям, которым мы должны спастись» (Деян. 4:9-12).
Как видишь, и на этот вопрос у нас два ответа. Один – Иегова, второй – Иисус Христос.
Кстати, из этих слов апостола Петра следует, что в Иегове нет спасения. Смотри, апостол говорит, что спасение во Христе, ни в ком другом! Слова Исайи и Пера не противоречат друг другу только в одном случае – если Христос и Иегова – Одно!
А вот и четвертый вопрос. Кто будет судить мир?
Вот слова апостола Павла. «А потому каждый из нас за себя даст отчёт Богу» (Рим. 14:12). С твоей точки зрения, произнося эти слова, Павел имел в виду, конечно, именно Иегову.
А вот другая цитата, тоже из работ Павла. «Потому, что все мы предстанем перед судейским местом Христа, и каждый получит по заслугам за то, что он делал» (2 Кор. 5:10).
Как видишь, и здесь у нас два ответа. Первый – Иегова, второй – Христос.
Так что ты извини,  но для меня очевидно – такие ответы доказывают, что Иисус Христос это и есть Иегова, и это вытекает даже из вашего перевода. Это из ваших же текстов выходит! Такие дела, брат.
Подлить тебе ещё чаю? Нет, тебе уже пора идти? Понимаю, времени на всё нет, да и религиозные споры утомляют.
Скажи, как ты стал Свидетелем Иеговы? Я так и думал – много лет назад именно эти люди были первыми, кто заговорил с тобой о Святом Писании. Конечно, в те годы была огромная жажда, жажда слышания  слова Божьего, и потому ты им поверил. Так тот, кто изнывает без влаги, схватит кружку с любой водой, даже если она будет и не очень хороша.
Конечно, ты благодарен этим людям. Но, быть может, теперь есть смысл начать пить другую воду, ту, что чище и лучше? Пойми – твои учителя кое-в-чём ошиблись, но ты можешь исправить эту ошибку. Хотя бы в своей жизни. Организация Свидетелей Иеговы может стать для себя ступенькой к лучшему. К лучшему пониманию Писания, к лучшему учению о Боге, к лучшему пути к Спасению. Избери лучшее!
Конечно, конечно, ты имеешь право остаться при своём. Бог сотворил человека свободным. Мы имеем право на любую дорогу, вот только не каждая дорога ведёт нас в нужном направлении! Прости, но я совсем не уверен в правильности твоей дороги.
Я же останусь православным христианином. Я ни на что не променяю Бога, Который счёл возможным умереть ради меня. Я останусь верным такой огромной Божьей любви.
А ты – думай сам.


Разговор второй.


Здравствуй, Свидетель Иеговы! Ты опять один? Ну, проходи, проходи! У меня опять есть чай. И бублики вкуснейшие. Попьём, покушаем, побеседуем.
Да, это у меня крестик на груди. Мы, православные христиане, такие носим – разве ты не знал? Мы ведь крестились в смерть Христову, как говорил апостол Павел. Погреблись со Христом крещением в смерть, чтобы после в Нём и воскреснуть! Если с Ним умерли, то с Ним и жить будем (Рим. 6:3-8).
Можно на это и по другому посмотреть – этот крестик символ того, что я, по слову Господа, беру свой крест и стараюсь следовать за Ним (Мк.8:34). Пытаюсь жить так, чтобы иметь право сказать вместе с Павлом: «Не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира» (Гал. 6:14). Не всё у меня получается, конечно, не всегда я веду себя так, как подобает христианину, но я стараюсь. Мы ценим крест умершего ради нас Господа, потому, что любим Его. Ведь слово о Боге, ставшем Человеком и претерпевшем муки из-за любви к нам, слово о кресте Христовом для погибающих - безумие есть, а для нас, спасаемых – сила Божия» (1 Кор. 1:18).
Что ты говоришь? Почему у моего крестика нижняя поперечина косая? А это - символ. Сейчас объясню.
Наш Господь ведь был распят не в одиночку, слева и справа от Него были распяты разбойники. Один из них злословил Господа, пока силы не кончились. А второй совершил подвиг. Да, да, слова благоразумного разбойника «помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое» (Лк. 23:42)  - это подвиг веры, и веры не малой!
Посуди сам - многие уверовали в Господа после того, как Он воскресил Лазаря, тело которого уже начало разлагаться (Ин. гл. 11). Ведь какое чудо было, чудо невиданное, огромное! Здесь, наверное, труднее было остаться неверующим, чем верующим стать! Но вот признать Господом Того, Кто не сошёл с креста, Кого осмеивают любопытствующие зеваки, Кто рядом с тобой умирает в страшных муках – о, для этого вера нужна, и огромная! Благоразумный разбойник, как оказалось, был на такую веру способен. А другой разбойник – нет. Он упустил свой последний шанс на спасение.
Так вот – расположение этой поперечины напоминает нам об этих двух разбойниках. Один из них, бедняга, так и умер  в своей злобе. Испустил дух без покаяния, и, к сожалению, отправился туда, куда отправляются все злодеи. Его символизирует тот конец поперечины, который направлен вниз. А второй, хоть и не мог уже сделать добрых дел, но из последних сил принёс Господу в подарок своё покаяние, свои слова, своё расположение сердца. И услышал от Господа то, что любой мечтал бы услышать: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23:43). Вот поэтому второй конец поперечины указывает туда – ввысь, вверх, на небо, в рай. Ну и мы, те, кто носит такие кресты на груди, стараемся, чтобы слова и дела наши вели нас туда же, вверх, в рай, к Господу!
Что ты говоришь? Мы изображаем крест не правильно? Это не крест был, а обычный столб? Да, мне когда-то попадал в руки номер «Сторожевой башни», в котором указывалось, что греческое слово «ставрос», которые мы переводим как «крест» должно означать обычный столб. И там было изображение Господа, прибитого к столбу без поперечин.
Знаешь, Свидетель – я уже говорил тебе, что не силён в языках. Но читал вот что – после времен Александра Македонского греческий язык несколько изменился. И слово «ставрос» начало означать не только «столб», но и орудие пыток или крест! Ты напрасно морщишься. Все знают, что филология наука не точная и слова не редко меняют свой смысл со временем.
Скажем, слово «прелесть». Сейчас это означает нечто приятное, очаровательное, прекрасное. Но изначальное значение этого слова иное. «Лесть» - это ложь. «Прелестный» - это «сверхлживый». Такое значение это слово сохранило в церковнославянском языке. Как видишь – слово одно, а значения совершенно разные. И если говориться, что дьявол вёл какого-то человека в прелесть, то это не означает, будто дьявол сделал для него нечто прекрасное! Это значит, что сатана обманул человека и погубил.
Так что слова меняют значения. То же случилось и со словом «ставрос». Не стану изображать из себя знатока истории, но, насколько мне известно, Церковь всегда считала, что Господа Иисуса Христа распяли именно на кресте.
Что ты говоришь? Наша Церковь - это не больше, чем просто люди?
А помнишь времена апостольские? Апостолы тоже были просто людьми. Но вспомни спор о соблюдении закона Моисея среди обращенных в христианство из язычников? Тогда апостолы и пресвитеры собрались для рассмотрения дела, приняли решение и написали братьям из язычников так: «Угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени кроме сего необходимого: воздерживаться от идоложертвенного…» и так далее (Деян. Гл. 15). Обрати внимание – они написали не просто «угодно нам», но «угодно Святому Духу и нам»! То есть они люди, конечно, но не только люди! Они – представители Церкви Христовой, которая больше чем просто человеческое общество. Она – Тело Христово, в ней живёт Святой Дух!
Так было тогда, так осталось и сейчас. Наша Церковь с апостолов началась, мы – приемники их веры, из поколения в поколение, через века. Мы – та же Церковь Христова, что и в первом веке. И Дух Святой не покинул Церковь! И Он не допустил бы, чтобы Церковь ошиблась в таком важном вопросе.
О чём ты спрашиваешь? Если бы Христа застрелили из пистолета или зарубили топором, то мы носили бы на шее изображение топора или пистолета? Знаешь, я не настолько умён, чтобы решать такие вопросы, но я не вижу в этом ничего невозможного. Думаю, мы не стыдились бы, если бы Господь умер ради нас и как-то иначе.
С другой стороны – к чему рассуждать о том, что могло бы быть? Есть так, как есть! Смерть Христова уже произошла, как и Его воскресение. И Церковь всегда верила в то, что Христос умер именно на кресте. Я когда-то читал такие слова: «Христос умер на кресте, чтобы обнять своими распростёртыми руками весь мир». К сожалению, я не помню, кто именно это сказал. Но согласись – вряд ли так могло бы быть сказано, если бы речь шла о смерти на столбе, как её представляете вы? Ведь в вашем представлении руки Господа были не распростёртыми, а просто поднятыми над головой и так прибитыми к столбу.
А вот ещё слова, Свидетель, и на этот раз я знаю чьи! «Христос умирает на кресте, чтобы древо освятить, через которое мы подверглись проклятию… и для того, чтобы распростёрши руки, призвать и собрать расточённых чад Божиих». Это слова Феофилакта Болгарского. Согласись – «распростёрши руки» можно сказать о кресте, но нельзя сказать о столбе! Кстати, Феофилакт был не болгарином, как может показаться. Он просто проповедовал в Болгарии, а был греком, читал Писание без перевода, и всё же говорил о кресте, а не о столбе!
Ты спрашиваешь о том, когда именно жил Феофилакт? В одиннадцатом веке. Что? К одиннадцатому веку значение слова могло измениться, и верующие могли подзабыть, умирал Христос на кресте или на столбе?
Теоритически это возможно. Но вот слова другого православного христианина. Он говорил, что Господь, принимая смерть, исправлял то, что сделал Адам. Именно поэтому смерть была такая. «Древо за древо и руки за руки. Руки, мужественно распростёртые (Христовы руки, распростёртые на кресте – Э.К.), за руку, невоздержанно простертую (руку Адама, протянутую к запретному плоду – Э.К.). Руки, пригвождённые за руку своевольную. Руки, соединяющие концы мира за руку, извергшую Адама».
Это – слова святителя Григория Богослова, тоже грека, но жившего в четвёртом веке. Это гораздо ближе к евангельским событиям! И заметь – речь идёт именно о распростёртых руках! То есть – опять о кресте, а не о столбе!
Да и Афанасий Великий, говоря о смерти Господа, сказал: «Он распростёр руки, чтобы одной рукой привлечь древний народ Иудейский, а другой – язычников, и обоих собрать воедино». Как видишь – опять «распростёр руки». То есть мы опять встречаем слово о кресте, а вовсе не о столбе! Кстати, Афанасий тоже был греком, тоже не пользовался переводом, а родился он ещё раньше Григория Богослова – в конце третьего века.
Что – свидетельств третьего и четвертого веков тебе мало? Ещё ближе к евангельским события хочешь? Что ж, можно и это.
Тебе имя Иустина Мученика о чём-то говорит? Это – христианский писатель второго века. Ну, и мученик за Христа, что видно из его прозвища. Второй век, заметь, Свидетель – это важно!
После того, как император Константин Великий стал христианином, он запретил казнить людей на кресте. Быть может, со временем подробности совершения такой казни могли и забыться. Но Константин Великий правил в начале 4-го века! А во втором веке никаких запретов на использование креста не было, и римляне распинали людей ещё весьма охотно! То есть любой человек, живущий в то время в Римской Империи, прекрасно знал, как именно протекает казнь на кресте, как мы, нынешние люди, имеем представление о том, как казнят на электрическом стуле.
Так вот – Иустин написал замечательную книгу «Диалог с Трифоном иудеем». Как видно из называния, Иустин пытался достучаться до сердец иудеев и убедить их принять христианство.
Иустин, как и другие христианские авторы, считал, что Писания Ветхого Завета составлены так, чтобы люди, с ними знакомые, узнали Христа, когда Он обратится к ним. Это отражено в Евангелии. «Исследуйте Писания.., а они свидетельствуют о Мне» - говорил Иисус Христос (Ин. 5:39). Да и любой, читавший книги Нового Завета, знает, как много там ссылок на Писания ветхозаветные. Через весь новозаветный канон сквозит мысль – смотрите, смотрите! Пророки говорили и то, и другое, и третье. И всё это сбылось! Эти пророчества сбылись и указывают на Иисуса Христа!
И вот Иустин обращает внимание на такую деталь. Иисус Христос – Он Кто? Мессия, Спаситель, Пастырь Добрый, Учитель, Сын Божий, Слово Божие, Бог, явившийся во плоти… Так называют Его в книгах Нового Завета, и наверняка, я ещё и не всё перечислил. А ещё Он – Агнец, берущий на Себя грех мира (Ин. 1:29).
Но ведь образ агнца был очень хорошо знаком народу Израильскому! Его готовили на Пасху и ели с горькими травами. И вот что пишет по этому поводу Иустин: «Агнец, которого велено было изжарить всего, был символом страдания крестного, которым имел пострадать Христос. Ибо, когда жарят ягненка, то его располагают наподобие фигуры креста: один вертел проходит через него прямо от нижних конечностей к голове, а другой поперек плечных лопаток, на котором держатся передние ноги ягненка».
Прочти это описание внимательно, Свидетель! И согласись – это не описание столба, как его понимаете вы. Это именно описание креста, креста с поперечиной, креста, который похож на те, что мы носим на своей груди!
А ведь Иустин знал, как казнят римляне людей на кресте! В его времена такая казнь была ещё делом вполне обыденным. И если бы форма орудия казни не была похожа на то, как жарят ягненка, Иустин всего этого не написал бы!
Такие дела, Свидетель. Как по мне, у нас более чем достаточно оснований считать, что Господь претерпел свою смерть именно на кресте.
Знаешь, религиозные споры дело не очень перспективное. Когда-то мой знакомый дискутировал с адвентистом седьмого дня. Адвентист настаивал на необходимости исполнения закона Моисея, кроме жертв, конечно, ведь Храма, в котором их можно было приносить, больше нет. Я не специалист по адвентистам, быть может, не все они верят так. Но тот человек был именно таков.
Мой знакомый говорил адвентисту о том, что в этом больше нет нужды. В доказательство своей позиции он приводил и решение собора апостолов по этому поводу, о котором мы уже с тобой говорили, и ссылался на Павла, который много об этом писал. В общем, доказывал вполне аргументированно. Но адвентист сказал ему: «А я хочу исполнить закон Моисея. Что ты ко мне пристал?» На этом спор и закончился. Ну хочется человеку жить так – что уж поделаешь?
Вот так и в нашем случае, Свидетель. Если ты хочешь верить в то, что Господь принял смерть именно на столбе, то мои слова здесь бессильны.
Я же останусь верен тому, чему учит Церковь. У нас более чем достаточно оснований чтить крест Господень, изображать его, носить на груди. От этого я не отступлю.
А ты – поступай как знаешь. И Бог рассудит, кто из нас прав.

© Copyright: Эдуард Качан
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Эссе
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 20
Дата публикации: 05.10.17 в 21:01
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2017 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100