Логин:
Пароль:
 
 
 
Половой вопрос в Совдепии
Вещий Олег
 


Мало кто знает, что первая сексуальная революция произошла не в 60 ые годы прошлого столетия на Западе, а еще в начале 20 века в Советской России. Большевики целенаправленно культивировали половую распущенность пролетариата, ведь подобная политика гарантировала им приток большого числа беспринципных и аморальных сторонников. «Все запреты, касающиеся сексуальности, должны быть сняты… Даже запрет на однополую любовь должен быть снят» - говорил Ленин. Сразу же после октябрьского переворота он выпустил несколько развратных декретов, среди которых было распоряжение «Об отмене брака» и «Об отмене наказания за гомосексуализм» (считавшийся в Царской России уголовным преступлением). Спустя еще год половые революционеры решили отметить свою инициативу по умерщвлению брака публичным шествием, на которое заявились в костюмах Адама и Евы. Причем провели они свой секс парад не абы где, а на Красной Площади!..

Говорят, что когда по знаменитой брусчатке прошли голые нудисты, неся плакаты «Долой Стыд!», богобоязненные старушки крестились, причитая: «Апокалипсис! Конец света!» и растерянно спрашивали у прохожих: «Что ж это? И нас заставят раздеться?»... Одним из основателей натуристского движения был влиятельный член Коминтерна Карл Радек. Это он возглавил колонны обнаженных людей, марширующих по Красной площади. Современники называли его «эротоманом с крайне отталкивающей внешностью». Впрочем, Карл этот и по квартире разгуливал голышом, пугая маленьких детей родной сестры, с которой жил… Под свое сомнительное право размахивать большевистскими причиндалами советские эксбиционисты подводили идеологическую базу: «Одежду носят наживающиеся на эксплуатации буржуи. Мы – не буржуи, поэтому должны отвергнуть одежду»… Оппозиционная печать (которую коммунисты тогда еще не успели прикрыть) отреагировала на это бесстыдство рисунком, где изумлённая хозяйка спрашивает свою кухарку, которая расхаживает по кухне голой: «Почему ты в таком виде?» На что та отвечает: «А в очереди говорили: «большевики придут, всё с тебя снимут!». Так вот я уж заранее всё с себя сняла!»…

Особенно преуспела в пропаганде свободной любви Александра Коллонтай (заведующая женотделом Центрального Комитета партии) В своих выступлениях она яростно боролась против «легального брака», называя его величайшей нелепостью и проповедовала разные формы половых извращений. Коллонтай утверждала, что женщина должна иметь возможность заняться сексом также легко, как выпить стакан воды... Неистовой феминистке подражали словом и делом многие другие «валькирии революции» - Лариса Рейснер (переспавшая с огромным количеством большевистских вождей) Инесса Арманд (законспирированная любовница Ленина) и прочие… Принято считать, что «шведская семья», то есть сожительство множества лиц обоего пола – изобретение чисто шведское. В действительности же, это ноу хау пламенных революционеров- большевиков. Достаточно вспомнить распиаренного коммунистами пролетарского поэта Маяковского, который жил с известной нэповской проституткой Лилией Брик и ее мужем Осипом. Спали они исключительно втроем и никого подобное положение вещей не удивляло. В среде революционеров это было обычным делом…

Сразу же после захвата власти в России один из лидеров большевистского переворота - Лев Давидович Троцкий ничтоже сумняшеся о заявил, что «Революция предпримет героическую попытку разрушить так называемый «семейный очаг», т. е. то архаическое, затхлое и косное учреждение, в котором женщина трудящихся классов отбывает каторжные работы с детских лет и до самой смерти». По мысли влиятельного сиониста на смену «вредному институту семьи» должны были прийти специальные коммуны, в которых все, начиная от собственности и заканчивая женщинами, признавалось общим… Кстати, дети, появившиеся в результате таких отношений, также должны были воспитываться сообща (без всяких там пап-мам) и содержаться всей коммуной… Бронштейну было очень легко рассуждать на подобные темы, ведь свою жену вместе с двумя детьми он бросил еще до революции, чтобы никогда уже больше с ними не встречаться и о них не вспоминать…

Надо заметить, что женская эмансипация, о которой так любили разглагольствовать большевики, представлялась им как политика, направленная на максимальное облегчение доступа к «освобожденному от пут буржуазной морали» вожделенному телу. Они хотели изъять женщину из лона семьи, заставить «несознательных товарищей» отказаться от взглядов на свою жену, как на «собственность мужа» и сделать ее «достоянием всех членов трудовой республики»… «Только при таком подходе - учили они, - мы сможем вкусить подлинную радость свободной любви и получить максимально возможное удовлетворение половых потребностей революционного класса»... Примером такого потребительски-коммунистического отношения к женщинам служили как видные большевистские вожди (типа Троцкого, Бухарина, Склянского, чья интимная жизнь, по воспоминаниям современников, напоминала сплошную «собачью свадьбу») так и начальники помельче, которые тоже были не прочь полакомиться революционной клубничкой…  

Ради этого они готовы были презреть все нормы человеческой морали и навязывали народу такие правила «социалистического общежития», которые у нормального человека ничего, кроме омерзения, вызывать не могут. Читая сегодня большевистские распоряжения, касающиеся полового вопроса в Совдепии, я не могу избавиться от ощущения, что их писали люди больные и недалекие. Так, например, «Декрет Саратовского губернского совета народных комиссаров об отмене частного владения женщинами» гласил: «Законный брак, имеющий место до последнего времени, несомненно является продуктом того социального неравенства, которое должно быть с корнем вырвано в Советской республике. До сих пор законные браки служили серьезным оружием в руках буржуазии в борьбе с пролетариатом, благодаря только им все лучшие экземпляры прекрасного пола были собственностью буржуев, империалистов, и такою собственностью не могло не быть нарушено правильное продолжение человеческого рода…

Поэтому Саратовский губернский совет народных комиссаров, с одобрения совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, постановил: С 1 января 1918 года отменяется право постоянного владения женщинами, достигшими 17 лет и до 32 лет. Возраст женщин определяется метрическими выписями, паспортом. А в случае отсутствия этих документов – по наружному виду и свидетельским показаниям. Действие настоящего декрета не распространяется на замужних женщин, имеющих пятерых и более детей. За бывшими владельцами (мужьями) сохраняется право на внеочередное пользование своей женой. В случае противодействия бывшего мужа в проведении сего декрета в жизнь он лишается права предоставляемого ему настоящей статьей. Все женщины, которые подходят под настоящий декрет, изымаются из частного владения и объявляются достоянием всего трудового класса. Распределение отчужденных женщин предоставляется Совету рабочих, солдатских и крестьянских депутатов…

Граждане мужчины имеют право пользоваться женщиной не чаще четырех раз в неделю в течение трех часов. Каждый мужчина, желающий воспользоваться экземпляром народного достояния, должен предоставить от рабоче-заводского комитета удостоверение о своей принадлежности к трудовому классу. Не принадлежащие к трудовому классу приобретают право воспользоваться отчужденными женщинами при условии ежемесячного взноса в 1000 руб. Все женщины, объявленные настоящим декретом народным достоянием, получают из городского фонда вспомоществование в размере 280 руб. в месяц. Женщины забеременевшие освобождаются от своих обязанностей в течение 4-х месяцев (3 месяца до и один после родов). Рождаемые младенцы по истечении месяца отдаются в приют «Народные ясли», где воспитываются и получают образование до 17-летнего возраста. Виновные в распространении венерических болезней будут привлекаться к законной ответственности по суду революционного времени»…

Аналогичные разрешительные документы на «секскультпросвет» были изданы и в других городах. В декрете Владимирского совдепа «О раскрепощении женщин» читаем: «С 1 марта 1918 года в городе Владимире отменяется частное право на владение женщинами (брак упразднен, как предрассудок старого капиталистического строя). Всякая девица, достигшая 18-летнего возраста, объявляется собственностью республики. Она обязана быть зарегистрирована в «Бюро свободной любви» и иметь право выбирать себе среди мужчин временного сожителя-товарища. Согласия мужчины при этом не требуется. Точно так же это право предоставляется и мужчинам при выборе среди девиц, достигших совершеннолетия. Все дети, рожденные от этих союзов, объявляются собственностью республики и передаются роженицами (матерями) в советские ясли, а по достижении 5 лет в детские «дома-коммуны». Таким образом, все дети, освобожденные от предрассудков семьи, получают хорошее образование и воспитание за общественный счет. Из них вырастет новое здоровое поколение борцов за мировую революцию»…

В Вологде захватившие власть большевики претворяли в жизнь следующие «сексуально-революционные» положения: «Каждая комсомолка, рабфаковка (слушательница рабочего факультета) или другая учащаяся, которой поступило предложение от комсомольца или рабфаковца вступить в половые отношения, должна его выполнить. Иначе она не заслуживает звания пролетарской студентки»… А председатель Центральной Исполнительной Комиссии Кубано-Черноморской республики Абрам Рубин в марте 1918 г. издал декрет, по которому все девицы вверенной ему территории 16-25 лет подлежали «социализации», т.е. становились социалистической собственностью всякого рода извращенцев… В Акте о социализации девушек и женщин в городе Екатеринодаре приведен образец соответствующего мандата: «Предъявителю сего товарищу Карасеву предоставляется право социализировать в г. Екатеринодаре 10 душ девиц возрастом от 16 до 20 лет, на кого укажет тов. Карасев. Главком Ивашев. Печать»…

Как это часто у нас бывает «гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить». Не успели еще, как говорится, чернила высохнуть на идиотских большевистских декретах, как революционно настроенные дегенераты принялись насиловать и убивать нечастных женщин. Вот как о разыгравшейся в те годы кровавой вакханалии в своих «Воспоминаниях» пишет князь Николай Жевахов, ставший невольным свидетелем этого беспредела: «Социализация и реквизиция 60-ти молодых девушек была вызвана непосредственным распоряжением Троцкого, находившегося в то время в Екатеринодаре. Часть красноармейцев ворвалась в женские гимназии, другая устроила облавы в городском саду и тут же изнасиловала четырех учениц в возрасте от 14 до 18 лет. Около 30 учениц были уведены во дворец к Троцкому, другие к начальнику большевицкого конного отряда, третьи - в гостиницу «Бристоль» к матросам, и все были изнасилованы, после чего некоторые девушки были отведены отрядом красноармейцев в неизвестном направлении и участь их осталась неизвестной, а другие подверглись истязаниям и, наконец, были брошены в реки Кубань и Карасунь…

Одна из несчастных жертв, ученица 5-го класса гимназии, подвергалась изнасилованию в течение 12 суток целой группой красноармейцев, после чего ее привязали к дереву, прижигали раскаленным железом и расстреляли. По занятии большевиками Одессы банды красноармейцев хватали женщин и девочек, тащили их в порт, Александровский парк и дровяные склады и беспощадно глумились над ними. После таких насилий жертвы или умирали, или сходили с ума. Прохожие с ужасом слышали раздававшиеся из парка душераздирающие крики насилуемых до смерти, после чего мгновенно наступала тишина и до их слуха доносился лишь предсмертный хрип и стон замученных жертв… «Социализация женщин» не составляла ни самостоятельного орудия казни, ни явления, стоявшего особняком или наблюдавшегося лишь в некоторых местах России. Нет, этот декрет проник в толщу буквально каждого шага советской жизни и цинично осуществлялся как на верхах представителями власти, так и в подвалах чрезвычаек или в казармах красноармейцев»…

Террористические методы, применяемые большевиками к женщинам, не оставляли последним шанса сохранить свое человеческое достоинство. Массовым явлением стала проституция, в том числе, и среди несовершеннолетних. Известный социолог Питирим Сорокин писал в 1920 году: «Особенно огромна была роль в этом деле Коммунистических Союзов Молодежи, под видом клубов устраивавших комнаты разврата в каждой школе… Дети двух обследованных колоний в Царском Селе оказались сплошь зараженными гонореей… Один знакомый врач мне рассказывал такой факт: к нему явился мальчик из колонии, зараженный триппером. По окончанию визита он положил на стол 3 млн. рублей. На вопрос врача, откуда он взял деньги, мальчик спокойно ответил: «У каждого из нас есть своя девочка, а у девочки есть любовник – комиссар…» Девочки, прошедшие через приемный центр Петрограда, откуда они распределялись по колониям, школам и приютам, почти все оказались дефлорированными, а именно: из девочек до 16 лет таковыми было 86, 7 процента…»

Понятно, что подобный разгул преступлений на сексуальной почве не мог продолжаться вечно. Рано или поздно весь этот жуткий, кровавый морок должен был прекратиться. И он, таки, закончился. У людей возобладало элементарное чувство самосохранения – они поняли, что так жить нельзя. После того, как гнилая волна революции схлынула и вышедшая из берегов река жизни начала потихоньку возвращаться в спокойное русло, большевики постарались упорядочить половой вопрос, для чего советским психиатром Ароном Залкиндом были написаны «12 половых заповедей пролетария». Сейчас эти рекомендации без иронии читать невозможно, а тогда им следовали миллионы советских мужчин и женщин, ведь они регламентировали половую жизнь «строителей коммунизма» с точки зрения «самой прогрессивной марксистко-ленинской философии»:  

«Рабочий класс служит народу и революции, а не половым прихотям нашей физиологии. Физиологию надо оскопить политикой. История творится на баррикадах, а не в постели, не на топчане коммунальной квартиры. Только предатель революции может получить половое удовлетворение с классово чуждым элементом. Долой ревность - это чётко собственническая связь. Половой акт не должен часто повторяться. Поменьше полового разнообразия. Любовь должна быть моногамной (одна жена, один муж). Революция и социальные отношения - выше всех других, а тем более низменных половых отношений. Половой подбор должен строиться по линии классовой, революционно-пролетарской целесообразности. В любовные отношения не должны вноситься элементы флирта, ухаживания и прочие методы специально полового завоевания. Класс в интересах революционной целесообразности имеет право вмешаться в половую жизнь своих сочленов. Половое должно во всем подчиняться классовому, ничем последнему не мешая, во всем его обслуживая…»


Вещий Олег

© Copyright: Вещий Олег
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: История
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 145
Дата публикации: 20.11.17 в 20:46
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100