Логин:
Пароль:
 
 
 
Чтобы помнили…
Вещий Олег
 


Некоторое время назад я получил по электронной почте письмо следующего содержания: «Уважаемый, Олег! Мы, русские, проживающие в Швеции, с интересом читаем ваши материалы. Есть ли у вас статьи о геноциде русских в Чечне? Если нет, то напишите, пожалуйста! Лично я размещу эту статью на всех русскоязычных сайтах в Швеции. Пусть знают! А то все жалеют несчастных чеченцев, дают им убежище. Но никто не говорит о тысячах загубленных, умерших мучительной смертью русских людях! Эта трагедия разворачивалась на моих глазах, но удивительно, что сейчас, когда рассказываешь о том, как чеченские бандиты терроризировали твою семью, никто не верит. Напишите о сволочи Старовойтовой,  которая призывала убивать русских в Чечне, и о мерзавке Новодворской, которая утверждала, что русские придумали геноцид, что бы оправдать войну. Пусть они горят в аду!»…

Что же, сегодня я выполняю эту исполненную незаживающей болью, просьбу. Тем более, что забывать подобные вещи нам ни в коем случае нельзя – выйдет себе дороже. Мы должны помнить не только все то великое и хорошее, что было в нашей истории (это само собой разумеется) но и такие вот страшные и трагические события. Для того хотя бы, чтобы они никогда больше не повторились в будущем. Нам русским достаточно и той крови, которой мы умылись в проклятые девяностые… Берясь за этот материал, я также отдаю дань памяти всем замученным, изнасилованным, ограбленным и невинно убиенным жителям Чечни, которые стали жертвами фашистского режима Дудаева и террористического отребья, действующего на территории этого бандитского, некогда, анклава…  

Кстати, виновные в геноциде русского населения Чечни до сих пор не наказаны, более того, некоторые бывшие боевики, призывавшие, цитирую: «убивать русских столько, сколько сможете» стали высокопоставленными чиновниками и возглавили этот, почти полностью датируемый ныне из федерального бюджета, регион! Кремлевская власть амнистировала всех лиц, причастных к террору и старательно делает вид, что никакого геноцида русских в Чечне не было… Глядя на такое паскудство, уже сами вайнахи стали заявлять, что никто русских из Чечни не гнал – они, дескать, сами зачем то покинули гостеприимную чеченскую землю… Но ведь сотни тысяч мирных людей не могли бежать из своих домов по собственной воле – очевидно, что их заставили сделать это под угрозой смерти. Так что же произошло в мятежной, кавказской республике?..

Итак, после того, как вечно пьяный Борис Ельцин, пытаясь понравиться вороватой и сепаратистки настроенной элите в регионах, бросил свой преступный клич: «Берите столько суверенитета, сколько сможете переварить!» к власти в Чечне пришел режим пронацистки настроенного людоеда Джохара Дудаева. Это был человек, люто ненавидящий все русское (достаточно вспомнить его слова о России, как о «хищной, алчной, беспощадной империи зла, которую следует уничтожить») То, что моя страна выучила этого спустившегося с гор дикаря, вложив в его руки вместо бандитского ножа достойную профессию, расценивалось им, как отягчающее вину русских обстоятельство… Другими словами говоря, призыв кремлевского недоумка ЕБНа лег на благодатную почву: мятежная Чечня, сотни лет почти беспрерывно воевавшая с Россией, обиженная на нее за сталинскую депортацию в годы Великой Отечественной войны, заявила о своей независимости…

Сразу после разрыва с Москвой в «свободной и суверенной Ичкерии» начался планомерный и беспощадный геноцид русского населения. Специально для этой цели руководство республики выпустило из тюрем на свободу всех своих преступников. Прикрываясь лозунгами о борьбе за независимость, «благородные повстанцы» принялись повсеместно захватывать заложников (в надежде получить за них денежный выкуп), насиловать на улицах русских женщин, выкидывать жителей не чеченской национальности из их собственных квартир и домов… Кровавая вакханалия ничем неограниченного насилия (дудаевские власти, напротив, всячески поощряли грабителей и садистов) достигла в Чечне такого размаха, что по воспоминаниям многочисленных очевидцев при въезде в Грозный бандиты даже вывесили плакат: «Русские, не уезжайте, нам нужны рабы и проститутки». Тех же, кто пытался хоть как то сопротивляться жесточайшему террору, безжалостно убивали…

По сообщению газеты «Известия», преследования русских в Чечне начались задолго до первой чеченской войны (собственно, ввод российской армии на территорию этой кавказской республики и стал ответом на все более усиливающийся геноцид русского населения): «Проблемы начались ещё в 1990 году, тогда в почтовых ящиках появились первые «письма счастья» — анонимные угрозы с требованием убираться по-хорошему. В 1991-м стали среди бела дня исчезать русские девчонки. Потом на улицах стали избивать русских парней, затем их стали убивать. В 1992-м начали выгонять из квартир тех, кто побогаче. Потом добрались до середняков. В 1993-м жить там было уже невыносимо… На стенах домов тогда самой популярной была надпись: «Не покупайте квартиры у Маши, они все равно будут наши»…

Известный публицист и уроженец Грозного Юрий Кондратьев в своих книгах подробно описывал быт этого города во времена дудаевского беспредела: «Хрущевка моих родителей стояла в центре, на ул. Партизанской, напротив художественного фонда республики. Со своего четвертого этажа они собственными глазами наблюдали картину, которая со временем стала обычной в разных местах города. Возле здания фонда проходили несколько русских парней. Мимо них проехала Волга, потом остановилась. Из нее выскочили несколько вооруженных чеченов и буквально в упор изрешетили ребят из автоматов. Потом не спеша сели в машину и так же не спеша уехали. Ни о каких мафиозных разборках речи быть не могло, у нас такого никогда не водилось. После того, что мои родители увидели, до них наконец дошло что такое «независимая Ичкерия». Они оба прошли войну, воевали, но эта картина потрясла их своей бессмысленной жестокостью»…

А вот что о геноциде в Чечне писала «Российская газета»: «В городах разразилась почти всеобщая безработица, мужчины ходили с автоматами, закон исчез, бесчинствовали местные вооружённые отряды, свирепствовали их междоусобицы, воцарились страх, грабежи, убийства, похищение в рабство и работорговля в открытую, прямо на улицах Грозного, отрезание голов, питье стаканами крови, публичные казни. Ещё с 1990 года целые аулы ходили грабить проходящие поезда, теперь движение по железной дороге вообще прекратилось. Нарастали разбойные набеги на Ставрополье, похищение его жителей в рабство и в заложники, захваты автобусов с пассажирами, а завершилось всё военным вторжением в Дагестан и террористическими взрывами в российских городах»…    

Из Чечни в Москву нескончаемым потоком шли сообщения о массовых фактах геноцида, которому подвергались русские жители республики, но Ельцин не торопился на них реагировать – его больше занимало упрочение собственной, авторитарной власти. На страдания простых людей он и его либеральные прихлебатели, лихорадочно делившие наследство убитой в Беловежье страны, не обращали никакого внимания. И бандиты, почувствовавшие трусливую продажность федерального центра, дали волю всем своим свирепым, звериным инстинктам, от описания которых у нормального читателя до сих пор стынет кровь в жилах (нет, недаром дудаевский режим в качестве одного из своих символов выбрал изображение оскалившего пасть волка)…  
  
Из письма настоятеля прихода православного храма в городе Грозном отца Захария Патриарху Алексию II: «Невозможно человеческими словами описать ту страшную жизнь, которой мы здесь живем. Это жизнь в аду, среди наглого зла и полного беззакония: чеченцы не хотят мирно трудиться с людьми других национальностей, предпочитают жить разбоем, воровством, похищением людей. Многие из них вооружены, растаскивают и грабят всё, что возможно, в быту и на производстве. Работорговля в Чечне стала нормальным явлением, на всём делают бизнес. А нам, православным, уготована участь рабов… Для нас время приобрело особое отношение к жизни. Если вы прожили сутки и вас не ограбили, не унизили, не надругались, не взяли в рабство и тем более не убили, то это чудо и счастье»…

По заявлению знаменитого кинорежиссера Станислава Говорухина (автора легендарного фильма «Место встречи изменить нельзя») озвученного им на заседании Государственной Думы, ситуация с этническими чистками в Чечне была настолько вопиющей, что впору было говорить о планомерно осуществляемом дудаевской властью геноциде по отношению к русскому населению: «В августе и сентябре 1991 года убивали человек по 10 в день, потом чуть поменьше, но зато ежедневно на протяжении всех трёх с половиной лет. Грабили, забирали квартиры… Почти у всего русскоязычного населения были отняты автомобили. А уж как издевались и унижали - и говорить не приходится. Люди буквально вопили о помощи: «Увезите нас отсюда!» Одно слово применимо к этому - геноцид. И ни один правозащитник не встрепенулся!»…

Более того, некоторые, вконец одуревшие деятели либеральной национальности пытались всячески отрицать факты геноцида русского населения в дудаевской Чечне, при этом безбожно измываясь над трагедией несчастных людей. Так, например, известная русофобка и «демократка» Новодворская ничтоже сумняшеся утверждала, что «Русских в Чечне никто не убивал. Это все было типичное вранье, замечательная сказка Кремля для того, чтобы оправдать Чеченскую войну. Геббельс и тот бы не додумался до такой изощренной лжи. Они сами уехали из республики, потому что боялись остаться с чеченцами, не понимали их, потому что были совками, и не хотели никакой независимости для Чечни»…

Ну, разумеется, вот так взяли, все 300 тысяч и по собственному желанию уехали… А кто то сам себя еще и в землю закопал… Даже самый большой друг чеченцев - Путин (которому сейчас Кадыров клянется в абсолютной верности) заявил, что в «результате этнических чисток в Чечне погибло до 30 тысяч человек, а возможно, и больше»… Думаю, что цифры эти были сильно занижены, чтобы не шокировать и без того потрясенную российскую общественность. А министерство по делам национальностей РФ обнародовало страшную статистику, согласно которой только с 1991 по 1999 годы в Чечне было захвачено порядка 100 тысяч домов и квартир, которые принадлежали представителям не чеченской национальности (в основном – русским) а более 46 тысяч человек были превращены, фактически, в рабов…

В феврале 1995 года Генеральная прокуратура Российской Федерации возбудила уголовное дело против нацистского преступника Джохара Дудаева, который стыдливо обвинялся «в разжигании межнациональной розни и дискриминации русскоязычного населения». О многочисленных убийствах русских людей на территории Чечни не было сказано не слова. Спустя несколько лет, когда скрывать страшную правду о геноциде русских было уже невозможно (к тому времени на территории Чечни обнаружили массовые захоронения русских жителей республики) Генеральная прокуратура России потребовала от идейного наследника Дудаева - Аслана Масхадова «явиться для дачи показаний по делам о геноциде русского населения». Но и это требование было спущено на тормозах…

За все время, прошедшее после двух чеченских войн состоялся лишь один суд, на котором чеченскому террористу Рамзесу Гойчаеву было предъявлено обвинение в геноциде. По данным следствия, только в станице Червлённая Шелковского района Чечни этот негодяй со своими бандитами-отморозками отправил на тот свет 10 человек. Все убитые были русскими по национальности. А сколько таких вот живодеров Гойчаевых бегало тогда по «независимой Ичкерии»?.. Но многие из них не только не понесли заслуженного наказания за совершенные ими преступления против человечности, но и были амнистированы Кремлем… Ничего удивительного в подобном замалчивании массовых убийств русских жителей Чечни нет. В 90 ые годы либеральная пресса думала лишь о том, как похитрее скрыть притеснения русского населения, а уже в наше время власть откровенно боится лишний раз произносить слово «русские»…  

Особую роль в развязывании кровавого геноцида в Чечне сыграли ельцинские «демократы», которые готовы были оправдать любые зверства в отношении русского населения республики. Более того, они открыто призывали чеченцев убивать русских! Говорят, что когда летом 1991 года в Грозный приезжала известная либералка (и по совместительству – русофобка) Галина Старовойтова, то ей устроили встречу с активистами Вайнахской Демократической партии, которую возглавлял ставший потом отпетым террористом Зелимхан Яндарбиев. На этом собрании высокую гостью из Москвы спросили: «Что нужно делать, чтобы добиться свободы и завоевать, наконец, независимость, о которой горцы мечтали ещё со времён имама Шамиля?» И тогда эта сатанистка, не задумываясь, ответила: «Убивайте русских! Пусть земля горит под ногами оккупантов. Чем больше русских будут убивать на улицах Грозного, тем быстрее станет свободной священная земля чеченцев и ингушей»…

И бандиты принялись убивать… Опьяненные абсолютной безнаказанностью и реками пролитой крови, они делали это днем и ночью, стаями и в одиночку, всеми доступными хищникам способами, не разбирая, кто попадался им на пути: беззащитная женщина или невинный ребенок. Террористы с упоением рвали на части свою законную (как они были уверены) добычу, иногда бросая ее в зиндан или обменивая на выкуп, и казалось, что ужасу этому никогда не будет конца… «Величие чеченского сопротивления в том, что империя получила то, что ей причиталось. Российские колонизаторы тогда получили. Мне из них никого не жалко» - писала уже упоминаемая мною либеральная правозащитница (!) Валерия Новодворская… Русские жители Чечни, чудом уцелевшие в том дудаевском кромешном аду, до сих пор не могут без содрогания вспоминать это проклятое имя…

Коль скоро мы заговорили о пятой колонне, действующей в России, здесь нелишне будет вспомнить об одном из самых одиозных ее представителей - Борисе Абрамовиче Березовском. Этот беспринципный иудей организовал высокодоходный бизнес на заложниках, выплачивая террористам, занимавшимся похищением людей, огромные деньги. Вот как вспоминал об этом нынешний глава Чечни Рамзан Кадыров: «Я видел Березовского. Слышал, что он говорит. Так просто он не мог давать деньги боевикам, и он придумал механизм. Березовский при мне предложил Радуеву и Басаеву: «Воруйте людей, а я буду их у вас выкупать. Себе буду делать рекламу, а вам – деньги. Он платил миллионы долларов Басаеву… Если кто-то другой - не Басаев и не Удугов - воровал людей, Березовский у других не выкупал»...

Зачем все это было нужно Борису Абрамовичу? Скорее всего, для того, чтобы не только поддерживать свое реноме «благодетеля», которое он собирался использовать во внутренней политике для борьбы за кремлевский трон, но и для того, чтобы поощрять с помощью денежных выкупов бандитские вылазки, всячески стимулируя и разжигая кровавый хаос на Кавказе… Таким образом, представители грабительского олигархата надеялись с помощью чеченских террористов окончательно превратить Россию в «кавказскую пленницу», сделать ее вечной данницей семитского сребролюбия и ваххабитской кровожадности. К сожалению, надо отметить, что это им почти удалось…  

В своей нашумевшей книге «Нетаджикские девочки. Нечеченские мальчики» публицист Дмитрий Соколов-Митрич привел несколько примеров того, как дудаевские головорезы захватывали в заложники русских женщин и девочек. Причем, делали они это не только в Чечне, но и в российских городах за тысячи километров от своего бандитского анклава! Читать про страдания невинных детей в чеченском плену без кома в горле невозможно: «Несовершеннолетние сестры-близняшки Васильевы из Челябинска оказались рабынями-наложницами чеченцев. Вернулась из рабства живой лишь одна. Она несколько дней ни с кем не разговаривала. Впрочем, многочисленные родственники даже и не настаивали - девушка вернулась из чеченского рабства. Два года назад она, маленькая девочка, исчезла из города вместе со своей сестрой-близняшкой. И вот теперь, когда уже все практически перестали надеяться на чудо, Оля оказалась вновь дома...

Аля была старше Оли на пятнадцать минут. Отличить сестер можно было только по небольшой разнице в росте, да по характерам они отличались. Оленька - стеснительная, скромная, тихая. Алька - забияка, в карман за словом не лезет. Такими и выросли две худенькие красавицы блондинки. Как-то они возвращались из школы. У подъезда встретили Хусана. Знали, что у мамы с ним какие-то дела, поэтому не удивились, когда тот передал им якобы мамину просьбу скорее приехать на рынок. Сосед даже предложил подбросить их на машине, которая тут же и стояла. Только сказал, что тачка ждать не будет: мол, садитесь прямо сейчас, портфели домой не заносите. Сели на заднее сиденье. Оля помнит только то, что Хусан предложил выпить газировки. Не отказались…

Когда очнулась - понять ничего не смогла: находилась в какой-то маленькой темной комнате, окна которой были закрыты ставнями. За стенкой кто-то всхлипывал. Оля попыталась открыть дверь - ничего не получилось. Стала стучать и кричать. Возникший на пороге сосед втолкнул в комнатушку зареванную Алю. Наивная Оля только через 3 дня поняла, что произошло с сестрой. Поняла, когда ее саму насиловали три бравых чеченских парня... Девочек насильственно поили водкой и со связанными руками загружали в одну и ту же, с тонированными стеклами, машину. Водитель всегда был один и тот же. Остановки делали в маленьких деревеньках, у знакомых соседа. Олю всегда запирали в комнате одну, а Алю Хусан уводил с собой. Бежать не было возможности. Последний раз соседа видели, когда приехали в какой-то аул. Похититель о чем-то долго говорил с толстым бородатым чеченцем с огромной золотой цепью на груди. Ему-то, как оказалось, и были проданы сестренки…

За сколько, девочки так и не узнали, хотя Олю до сих пор мучает вопрос, сколько же стоила ее поломанная судьба. А вот для какой цели - выяснили сразу же. Два года - большой период в жизни. За это время столько может случиться! Оля же своим самым близким родственникам рассказала о пребывании в Чечне в нескольких предложениях: «Что еще могут делать чеченцы с русскими? Насиловали. Кто, сколько, когда и как хотел. Увозили в отряд в горы - развлекайтесь, «герои». Иногда заставляли готовить еду, выскабливать пол, стирать вонючую грязную одежду. Все под присмотром. Ни секунды без охранника - какого-нибудь переростка-мальчишки, который мог бить и пользоваться в любой момент. Два раза Алю увозили на несколько дней в горы. После третьего раза сестренка не вернулась... Что с ней, перепродали ли ее кому-нибудь, жива ли - Оля не знает до сих пор…»

Надо сказать, что чеченские боевики измывались не только над русскими людьми, но и над ближайшими соседями - кавказцами. Осетинский ученый Шмидт Дзоблаев в своей книге «Восемь месяцев в аду» подробно рассказал о том, как его пытали в чеченском плену: «В середине декабря 1996-го года я выехал на место для подготовки конференции по проблемам Северного Кавказа. Как только мы перешли границу с Чечней, «Урал» перегородил дорогу, откуда-то выскочили человек двадцать с гранатометами и пулеметами, подняли страшный крик, схватили нас, вытащили из машин. Меня ударили в подбородок и прикладом по печени. Забрали все, что у нас было — документы, часы, ручки. Нам завязали глаза и связали руки, а потом возили по чеченским дорогам, пока не стемнело. В каком-то лесу нас высадили и объявили, что мы приехали сюда со специальным заданием, а потому через пару дней нас должны расстрелять. Пока же нам пообещали «беседы днем и ночью»…

База бандитов находилась в Шалинском районе, близ селения Сержень-юрт. Нас поместили в местную тюрьму — комната, окошечко, закрытое железным листом, на полу несколько матрасов. С нас сняли одежду и обувь, головные уборы. На вторую ночь в соседней комнате начались переговоры между группами, организовавшими похищение. За стеной видимо делили предполагаемый выкуп. Стоял страшный шум, крики, ругань. Кто-то из нас сказал, что надо залечь на пол. Это нас и спасло. Через несколько минут командир захватившей нас группы  закричал: «Раз так, мне деньги не нужны!» и, схватив ручной пулемет, забежал в нашу комнату, с криком «Выходи строиться!» от двери выпустил очередь наугад в темноту (была уже ночь). Если б мы стояли, все бы погибли. Тут кто-то схватил его за плечо: «Ладно, хватит». Утром мы увидели, что все стены в дырках…

Бандиты с пулеметами ходят по улицам. У них любой, кто носит наручники у пояса, может считать себя милиционером. Пистолет там — игрушка. Даже автомат я редко видел. А вот ручной пулемет — обычное вооружение. Там очень много людей, которые вообще не хотят работать. Только грабежи, разбои — за счет этого жили и сейчас собираются жить. Не работают и говорят: «Волки есть хотят!» Меня охраняли восемь человек, и это считалось за работу. Склад оружия — охраняют, базу — охраняют, дороги — охраняют. Расставляют людей на всякой навозной круче. Если кто близко подойдет — стреляют. Крадут не только людей. Они связываются с преступными группами других республик. Угнали машину и — в Чечню. Вся Чечня ездит на ворованных машинах, никакой регистрации не требуется, никто их об этом не спрашивает, без номеров. Шариатские суды — мракобесие. Коран на арабском языке, переводы они не читают. Один командир открыл Коран: «Статья первая говорит, что он предатель. Приказ Дудаева — расстрел». Такой вот примитив. Под эгидой религии эти дикари творят преступные дела. Все это списывается на Коран, на Аллаха…

Один «теоретик», которого считают там самым умным, говорил мне: «Мы, как и наши предки — не бандиты. Мы захватываем не всякого, а того, за кого заплатят. А это как раз Аллаху угодно, потому что у кого-то много, у кого-то ничего нет». Я говорю ему: «А почему не работаете?» Отвечает: «Вот Аллах скажет, что надо работать, — будем работать»… У бандитов развит военный психоз. Психологически они готовы идти на любое преступление. Меня спрашивают: ты когда-нибудь убивал человека? — Нет. — Голову отрезал? — Нет. — Ну-у, это такой кайф! Это такой кайф! Ты не знаешь!.. Мало кто знает, что пленных в Чечне, даже тех, кто сдался добровольно, не только расстреливали. Им отрезали головы. Не говорили у нас и о том, что очень многих пленных живыми закопали в землю. Мне показали дом, где два брата во время войны занимались только этим. Закапывали живыми в землю. Видал я одного — такой симпатичный на вид. Говорят, он 70 голов отрезал. Взахлеб рассказывают, как они разрывали пленного, привязав его за ноги к двум машинам. У них это все заснято на пленках…

Я часто спрашивал у чеченцев, читал ли кто-нибудь из них Коран? Никто не читал. Они говорили, что и не надо его читать. Потому что Коран, якобы написал Аллах, а Аллаху надо верить. Эти бандиты пять раз в день делают намаз, но в то же время любой из них пойдет и отрежет голову человеку. Даже абсолютно невинному. Они говорят, что не пьют. Я был у Радуева — пили. Коран им запрещает и курить, но они курят. Анашу и гашиш — постоянно. Однажды боевик зашел ко мне с пулеметом и говорит: если я сегодня кого-нибудь не убью, мне будет очень плохо. Пустил очередь по стене, потом выбежал на улицу, расстрелял там кого-то. На другой день говорит: вчера у меня было желание убить тебя, надоело с тобой возиться. Три раза назначали казнь, но почему-то не привели в исполнение. Вероятно, банде, захватившей меня, нужны были деньги…

Там очень много людей со сдвинутой психикой. Очень много. Это просто видно. Генерал Ермолов изучил чеченцев досконально. Он тогда писал, что этот народ перевоспитанию не подлежит. Ведь один из признаков нации — психический склад. Грузин русским никогда не будет, русский французом никогда не будет. И чеченец тоже — какой есть от роду, такой и останется… Иногда мне кажется, что от великого стыда и позора, от того, что сейчас происходит, земля стонет. Мы, наверное, к такой грани придем, когда наши внуки и дети будут плевать на наши могилы за то, что мы допустили такое состояние страны. Бандиты сами говорили, что их во время боев уже в горы загнали, где кроме травы ничего нету. И вдруг команда: российские войска уходят, спускайтесь, говорят, с гор. Спускаются, рассыпаются по всем селениям, вплоть до Грозного. Потом снова война…»

В июне 1995 года чеченские террористы под командованием Шамиля Басаева захватили в городе Буденновске больницу, согнав туда около полутора тысяч невинных заложников. Несколько дней они всячески измывались над людьми, бравируя своей звериной жестокостью. Жертвами этих выродков стали почти две сотни беременных русских женщин… После массового убийства беззащитных рожениц  Дудаев наградил «отважного борца за чеченскую независимость» Басаева высшим орденом Ичкерии… А прославленный герой чеченской войны Лев Рохлин заявил: «Такая мразь за расстрел женщин и детей заслуживает лишь уничтожения! Он держит Россию за ухо, забыв, что другого Шамиля Ермолов заставил подползать к русскому генералу на коленях…»

Ситуация с преследованием русских людей в Чечне была настолько вопиющей, что «Конгресс русских общин», возглавляемый известным политиком Дмитрием Рогозиным, выступил с беспрецедентно жестким заявлением по этому поводу: «Отказываясь от применения силы против бандитского анклава, сложившегося в результате вооруженного мятежа и измены в высших эшелонах власти, режим Ельцина по сути дела признал органическое родство с чеченскими террористами. Этот режим испытывает садистское наслаждение, расправляясь с остатками российской государственности, раз за разом подтверждая готовность сотрудничать с преступниками. Ельцин и его окружение в очередной раз продемонстрировали пренебрежение интересами русского народа, пострадавшего от чеченского бандитизма и политики Кремля. Усилиями авантюристов чеченцы становятся первыми в тысячелетней истории России этническими врагами русских»...

Как уже говорилось выше, ещё до первой чеченской войны около 300 тысяч русских людей были изгнаны из республики. Сегодня некоторые официальные лица Чечни утверждают, что до прихода российской армии им, якобы, ничего не угрожало и только после начала боевых действий они были вынуждены бежать из своих домов, побросав все имущество (тем самым чеченцы пытаются переложить вину за геноцид не чеченского населения с доморощенных бандитов и ваххабитов на русского солдата, пришедшего защитить мирных жителей и уничтожить рассадник терроризма в Чечне) Что же, давайте посмотрим, как это было на самом деле. Перед вами – лишь малая толика свидетельств людей, переживших весь ужас становления «свободной и независимой Ичкерии», управляемой дудаевскими боевиками (сразу скажу, что подобные зверства в отношении беззащитных женщин, стариков и детей могли позволить себе только убежденные нацисты):  

В. Кобзаpев, проживал в Гpозненской обл.: «7 ноября 1991 года трое чеченцев из автоматов обстреляли мою дачу, я чудом остался жив. В сентябре 1992 года вооруженные чеченцы требовали освободить квартиру, бросили гранату. И я, опасаясь за свою жизнь и жизнь родных, вынужден был выехать из Чечни с семьей»…

В. Осипова: «Уехала из-за притеснений. Работала на заводе в Грозном. В 1991 году на завод приехали вооруженные чеченцы и силой выгоняли русских на выборы. Затем для русских были созданы невыносимые условия, начались повальные ограбления, взорвали гаражи и забрали автомашины. Когда мой сын, Осипов В. Е., выезжал из Грозного, вооруженные чеченцы не давали забирать вещи. Потом тоже было со мной, все вещи объявлялись «достоянием республики»…

А. Витьков: «В 1992 г. изнасиловали и застрелили Т. В., 1960 г.p., мать троих малолетних детей. Замyчили соседей, пожилых мужа и жену, за то, что дети отправили вещи (контейнер) в Россию. МВД Чечни отказывалось искать преступников»…

А. Федюшкин, 1945 г. р.: «В 1992 г. двое чеченцев, вооруженных пистолетом и ножом, связали жену (1949 г. р.) и старшую дочь (1973 г. р.), совершили в отношении их насильственные действия, забрали телевизор, газовую плиту и скрылись. Hападавшие были в масках. Сосед брата, проживавший в ст. Червленной, на своем автомобиле ВАЗ-2121 выехал из станицы и пропал. Автомобиль нашли в горах, а его труп спустя 3 месяца обнаружили в реке»…

А. Плотникова: «Зимой 1992 г. у меня и моих соседей чеченцы отобрали ордера на квартиры и, угрожая автоматами, приказали выселиться. Я оставила в г. Грозном квартиру, гараж, дачу. Мои сын и дочь были свидетелями убийства чеченцами соседа Б. – его расстреляли из автомата»...

В. Минкоева: «В 1992 г. в г. Грозном на соседнюю школу было совершено нападение. Детей (седьмой класс) взяли в заложники и удерживали в течение суток. Было совершено групповое изнасилование всего класса и трёх учительниц. В 1993 г. украли мою одноклассницу М. Летом 1993 г. на перроне ж/д вокзала на моих глазах чеченцами был расстрелян мужчина»…

Р. Акиншина, 1960 г. р.: «25 августа 1992 г. около 12 часов на даче в районе 3-й гоpбольницы г. Грозного четверо чеченцев в возрасте 15-16 лет потребовали вступить с ними в половую связь. Я возмутилась. Тогда один из чеченцев ударил меня кастетом и меня изнасиловали, воспользовавшись моим беспомощным состоянием. После этого под угрозой убийства меня принудили к совершению полового акта с моей собакой»…

А. Родионова: «В начале 1993 г. в Грозном разгромили склады с оружием, вооружались. Доходило до того, что дети ходили в школу с оружием, закрывались учреждения, школы. Была очевидцем убийства молодого парня, которому прямо днём, на улице вспороли живот»…

М. Олев: «В октябре 1993 г. нашу сотрудницу А. С. (1955 г. р.), отправителя поездов, изнасиловали около 18 часов прямо на вокзале и избили несколько человек. В это же время изнасиловали диспетчера по имени Света (1964 г. р.). Милиция поговорила с преступниками по-чеченски и отпустила их»…

А. Кочедыкова, проживала в г. Грозном: «В февpале 1993 года чеченцы убили на улице мою соседку. Ей пробили голову, переломали ребра, изнасиловали. Из квартиры рядом была также убита ветеран войны Елена Ивановна. Жить стало там невозможно, убивали кругом. Машины подрывали прямо с людьми. В собственной квартире убили мужчину 1935 года рождения. Девять ножевых ран нанесли ему, дочь его изнасиловали и убили тут же на кухне»…

В. Бочкаpева: «Дyдаевцы взяли в заложники директора училища ст. Калиновская Беляева В., его заместителя Плотникова В. И., председателя колхоза «Калиновский» Еpина. Требовали выкуп в 12 млн. руб. Не получив выкупа, убили заложников»…

Б. Ефанкин, проживал в г. Грозном: «В мае 1993 года в моём гараже на меня напали вооруженные автоматом и пистолетом двое чеченских парней и пытались завладеть моей машиной, но не смогли, т.к. она находилась в ремонте. Стреляли у меня над головой. Осенью того же года группа вооружённых чеченцев зверски убила моего знакомого Болгаpского, который отказался добровольно отдать свою автомашину «Волга». Подобные случаи носили массовый характер. По этой причине я выехал из Гpозного»…

Т. Фефелова, проживала в г. Грозном: «У соседей украли девочку 12 лет, потом подкидывали фотографии (где над ней издевались и насиловали) и требовали выкуп»…

И. Чекyлина, 1949 г.р.: «Из Гpозного уехала в марте 1993 г. Моего сына 5 раз грабили, снимали с него всю верхнюю одежду. По дороге в институт моего сына чеченцы сильно избили, проломили ему голову, угрожали ножом. Меня лично избили и изнасиловали лишь потому, что я русская. Был убит декан факультета института, где учился мой сын. Перед нашим отъездом убили друга моего сына, Максима»…

В. Федорова: «В середине апреля 1993 г. дочь моей знакомой затащили в машину (г. Грозный) и увезли. Через некоторое время её нашли убитой, она была изнасилована»…

Г. Сyхоpyкова: «В начале апреля 1993 г. была совершена кража из нашей квартиры (г. Грозный). В конце апреля 1993 г. у нас была украдена автомашина ВАЗ-2109. 10 мая 1994 г. мой муж был убит на улице выстрелами из автомата»…

Н. Колесникова, проживала в г. Гудермесе: «2 декабря 1993 года на остановке «участок 36» Старопромысловского района г. Грозного 5 чеченцев отвели меня в гараж, избили, изнасиловали, а потом возили по квартирам, где насиловали и кололи наркотики. Отпустили только 5 декабря»…

Я. Рyдинская 1971 г. р.: «В 1993 г. вооруженные автоматами чеченцы совершили разбойное нападение на мою квартиру (ст. Hовомаpьевская). Вынесли ценные вещи, меня и мать изнасиловали, пытали ножом, причинив телесные повреждения»…

С. Доронина, 1951 г. р.: «В ст. Hижнедевиyк (Ассиновка) в детском доме вооруженные чеченцы изнасиловали всех девочек и воспитателей. Сосед Юнyс угрожал моему сыну убийством и требовал, чтобы он продал ему дом. В конце 1993 г. в дом к моему родственнику, ворвались вооруженные чеченцы, требовали деньги, угрожали убийством, сына убили»…

Е. Дyдина, 1954 г. р.: «Летом 1994 г. меня ни за что на улице избили чеченцы. Избивали меня, сына и мужа. С сына сняли часы. Потом меня затащили в подъезд и совершили половой акт в извращенной форме. Одна знакомая женщина мне рассказывала, что, когда та ехала в Кpаснодаp в 1993 г., поезд был остановлен, вошли вооруженные чеченцы и забирали деньги и ценности. В тамбуре изнасиловали и выкинули из вагона (уже на полном ходу) молодую девушку»…

И. Удалова: «2 августа 1994 г. ночью в мой дом (г. Гyдеpмес) ворвались двое чеченцев, матери порезали шею, в одном из нападавших узнала соученика по школе. Я подала заявление в милицию, после чего меня стали преследовать, угрожать жизни сына. Я отправила родных в ставропольский край, потом уехала сама. Мои преследователи взорвали мой дом»…

H. Зюзина: «7 августа 1994 г. коллегу по работе Ш. Ю. с женой захватили вооружённые бандиты. 9 августа его жену отпустили, она рассказала, что их били, пытали, требовали выкуп, ее отпустили за деньгами. 5 сентября 1994 г. изуродованный труп Ш. нашли в районе химкомбината»…

H. Лобенко: «В подъезде моего дома лица чеченской национальности застрелили одного армянина и одного русского. Рyсского убили за то, что заступился за армянина»…

О. Кальченко: «Мою сотрудницу, девушку 22-х лет, на моих глазах чеченцы изнасиловали и расстреляли на улице возле нашей работы. Меня саму ограбили два чеченца, под угрозой ножа отобрали последние деньги»…

Л. Давыдова: «В августе 1994 г. трое чеченцев зашли в дом семьи К. (г. Гyдеpмес). Мyжа затолкали под кровать, а 47-летнюю женщину зверски изнасиловали (также с использованием разных предметов). Чеpез неделю К. умерла»…

H. Трофимова, проживала в г. Грозном: «В сентябре 1994 года в квартиру моей сестры, Вишняковой О. H., ворвались чеченцы, изнасиловали ее на глазах у детей, избили ее сына и увезли с собой 12-летнюю дочь Лену. Так она и не возвратилась. С 1993 года моего сына неоднократно избивали и грабили чеченцы»…

В. Каpагедин: «Убили сына 08.01.95, ранее чеченцы 04.01.94 убили младшего сына»…

А вот что о порядках, царящих в дудаевской Чечне, рассказывала жительница республики Н. Баранова: «Это было в мае 1993-го. К нам в квартиру вломился сосед Сахрутдин с автоматом. Прошелся бесцеремонно по комнатам и говорит: «Это оставляйте, это оставляйте и вот это оставляйте. Остальное забирайте. Даю вам трое суток на сборы». Спорить было бессмысленно. Мы были далеко не первыми, кого вот так выгоняли, а скорее одними из последних. Моего сына Дмитрия группа чеченцев среди бела дня избила так, что когда он пришел домой, это был комок крови и грязи. Они перебили ему слуховой нерв, с тех пор он не слышит. Единственное, что нас еще держало, - мы надеялись продать квартиру. Но даже за бесценок покупать ее никто не хотел. Слава Богу, что в конце концов, мы успели свалить…

Через три дня после прихода Сахрутдина мы уже загружали контейнер и не могли понять: чего это Сахрутдин так внимательно наблюдает за этим процессом. Слышу - соседка-чеченка Хава мне кричит: «Нина, зайди на секунду, мне помощь нужна». Если бы я к ней не пошла, меня бы уже 12 лет как не было на свете. «Вон видишь хлебовозка стоит? - сказала мне Хава. - Вам осталось жить несколько часов. Как только вы покинете город, они вас убьют, а вещи заберут». Я тут же к сестре, у нее знакомый чеченец был в селе Первомайском, Саид, который тогда уже стал дудаевцем, но еще не совсем совесть потерял. Он со своими ребятами проводили нас эскортом до границы с Осетией. Хлебовозка тоже не отставала. Когда Сахрутдин и его команда поняли, что им ничего не светит, то дали очередь по кузову. Мы еще потом несколько лет на простреленных кроватях спали…

Даже самые хорошие из тех чеченцев, которые разгуливали с оружием в руках, говорили: «Убирайтесь по-хорошему». Плохие ничего не говорили, они просто убивали, насиловали или угоняли в рабство. А с оружием разгуливала треть мужчин республики. Еще треть молча их поддерживала. Остальные сочувствовали нам, это были в основном городские чеченцы, но что они могли поделать, если даже старейшины сидели на лавочках и улыбались: «Пусть русских побольше уезжает»… Помню учительницу, которая напротив нас жила. Она вот так и пропала без вести. А вещи ее потом какой-то чеченец с машины продавал. Потом эти, Тижапкины, Крачевские, Поповы... А главный инженер, мои родители с его семьей дружили - его жена теперь в рабстве. Потом эта, завуч в десятой школе, Климова - их вообще прямо в доме всех убили, отца, мать и двух дочерей. Кровищи было море. А девочку с последнего этажа как изнасиловали! Ей 12 лет было. Три дня искали, потом нашли, но она уже сумасшедшая была»…

Из интервью с председателем «Форума переселенческих организаций» Лидии Графовой: «Мы виноваты перед русскими беженцами из Чечни. Мы - это в целом правозащитное движение. Вот на этом самом диване в 93-м сидели русские, сбежавшие из Грозного. Они рассказывали, как каких-то старушек чеченцы душили шнуром от утюга, мне это особенно запомнилось. Но рассказывали как-то спокойно, без надрыва. А мы тогда занимались армянами из Баку. Когда я этих армян увидела, я почувствовала, что это самые несчастные люди на свете. А с русскими я этого почему-то не почувствовала. Не знаю, может, недостаточно громко кричали?.. Я была в Чечне 8 раз, и с каждой поездкой мне становилось за них все больнее. Окончательно меня сразила одна старушка, которая сидела на табуретке посреди улицы. Когда она увидела меня, то достала из запазухи чайную ложечку из синего стекла и с гордостью сказала: «Моя!» Это все, что у нее осталось...»

Для чего мы все это вспоминаем? Уж не для того, конечно, чтобы разжигать пресловутую «межнациональную рознь». В конце концов, те, кто убивал русских в Чечне, делали это куда успешнее… Просто всем нам не мешало бы хотя бы иногда думать своей головой, чтобы однажды ее не лишиться… Мне очень хочется надеяться, что нелюди, устроившие этот страшный геноцид, получили потом по заслугам (т. е. были уничтожены в последующих войнах)… Что подобного ужаса на чеченской земле больше никогда не повторится… В свое время надзиратель специальной тюрьмы для пожизненных заключенных описывал последние месяцы жизни известного террориста Салмана Радуева, руки которого были по локоть в русской крови: «Здесь нет ни крутых, ни «авторитетов». Радуев поначалу этого не понял. Пришлось воспитывать. Зато смотрите, как теперь сверкает унитаз». Так вот, нельзя не признать, что этот негодяй принял свою смерть в полном соответствии с единственно правильной установкой, озвученной нашим президентом: «Мы будем преследовать террористов везде. И в сортире замочим»…

Вещий Олег


© Copyright: Вещий Олег
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Проза, не вошедшая в рубрики
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 42
Дата публикации: 27.11.17 в 23:05
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2017 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100