Логин:
Пароль:
 
 
 
ЗИМНИЙ КАЛЕЙДОСКОП
Александр Белоус
 

*

Январский день медлительно-тягучий.
И небеса светлы, и важное светило
над городом торжественно плывёт.
Мятежный ветерок угомонился
и стылые деревья не качает.
Натруженные улицы пусты.
Лишь птицы у киоска суетятся.
Покажется таинственный прохожий
и – издали – глаза его добрее
в Христово Рождество...

*

Поэзия есть путь образного познания бытия.
Наиболее талантливые поэты, преодолевая
предательски чавкающую трясину эпигонства,
в своём творчестве героически продвигаются
к смутному пониманию природы неведомого.
Таких поэтов можно сравнить со счастливцами,
таскающими из огня жареные каштаны.
Но не для всех данное занятие заканчивается благополучно...

*
Утречком морозище явно перестарался.
Тут и нашенскому, ко всему привыкшему,
народцу в валенках да в шубах невмоготу,
а про зверушек разных и говорить не приходится.
Но каков мороз ни удалец, а нашёлся на него
наш боец. Сиганул из форточки соседский Васька –
и тресь обидчика невидимого по сопатке.
От разговора сурьёзного забёг неприятель
за окружную ноченьки тёмной дожидаться,
а ослобонитель проспектов заснеженных улёгся
на парующий канализационный люк дозорить
арктические выдохи природы...

*

Проснёшься студеной ночью, подойдешь к окну
и убедишься, что люди такие высоченные дома
строят, что они без труда до мерцающих точек
достают. А наиболее рослые из домов, как
стемнеет, красные маяки на крышах зажигают,
чтоб ненароком в них звёзды не врезались...

*

Зима в самой силе. Высунешь на улицу нос
за хлебом, а там тебя крещенский мороз в красной
рубахе караулит. Но русский человек завсегда
на "авось" рассчитывает. Выскочишь из подъезда
да как припустишь к магазину – токмо ветер
в ушах свистит. Сугробы на солнце алмазами
поблёскивают, небеса загадочно синевеют.
Но красоты природы не очень-то и в радость.
Остановиться невозможно – уж больно обувка
худая. А тут морозяка догонит и – давай иголками
колоть. Забежишь в булочную, отдышишься
маненько – и таким же макаром обратно. Щёк
и пальцев уже не чувствуешь, шнобель – как у вон
того пританцовывающего на месте выпивохи.
Домчишься домой и с мыслью, что легко
отделался, – на кухню чаёвничать-отогреваться
да в окне пейзажи сказочные созерцать...

*

Боязно человеку сам-на-сам оставаться. То ли
темнота вопящая, то ли темноты зияющие нас
пугают. И придумываем мы себе занятия
всяческие. Один науку на недосягаемую высоту
возводит, другой в семье отдушину находит,
третий в религии забывается... Сущность же
всего одна и та же: в круговерти житейской
от самого себя схорониться. Взять хотя бы меня.
Вообразил я себя поэтом и мараю бумагу без устали.
Плохо ли, хорошо получается – не столь важно.
Главное что иллюзией себя тешишь, будто занят
чем-то значимым... Но однажды опомнишься,
прекратишь графоманствовать, и одиночество
первозданное накроет тебя с головой. Другие
вопросы тогда мы задаём себе...

*

Сойдёшь перед заходом солнца в зимнем парке
с натоптанной аллеи и двинешься без спеха
деревья огибать. Снежок нетронуто-голубоватый
под ногами весело поскрипывает. Как дышится
легко под звуки эти музыкальные! Остановишься
у деревца какого-нибудь неприглядного, обоймёшь
ствол заледенелый и стоишь так и пять минут,
и десять, чувствуя, как силы душевные прибывают...

*

Сонмище индивидуумов с патологическими
отклонениями заполонили искусство и творят
такое, что хоть стой хоть падай. Поведай в своё
время доктора правду об авторах "Чёрного
квадрата" или "Лолиты", мы бы поняли, как
собственный психический разлад переносится
на общество... А теперь критики из той же когорты
полупомешанных либо из разряда "кушать
хочется" в крепко сбитых монографиях, блистая
эрудицией и специальной терминологией,
с пеной у рта доказывают гениальность
очередного человеческого выродка...
И убаюканные музыкой витиеватых словес,
неискушённые в баталиях заоблачных здоровые
люди, не подозревая, какую свинью им
подкладывают, восторженно внимают
сполохам мозга воспалённого... А ведь 9/10
произведений искусства бионегативны...

*

Мыслёнка бойкая про пернатых в голове
пошумливает. Честно признаться, лишь однажды
мне довелось увидеть, как птах бедолажных
в бескормицу привечают. Проведывал я как-то
маменьку, а на обратном пути через Саржин Яр
пошёл. Там вдоль дороги на ветках деревьев
кормушек видимо-невидимо. Клюют птички
снедь, что человек послал, и не печалуются.
Гуторят, даже белка унырливая, проголодавшись,
сюда наведывается. Но чего не видал, того
не видал, а вот слово благодарственное пичуг
сам слыхал и довольнёхонек остался. В самом же
разгаре концерта снегирь красногрудый
на крайнюю кормушку пожаловал...

*

Поэтов, создающих новое, немного, но именно
они указуют человечеству путь к прогрессу…
Из всех искусств, слову, как это ни парадоксально,
наиболее сложно пробить железный занавес
непонимания… Общение с предполагаемым
собеседником пробуждает у поэта бескомпромиссное
чувство совести, поэтому он, как правило, в оппозиции
к власти и безжалостно гоним ею... Пребывание
в безвестности есть обычное состояние поэта, и нет
для него выше награды, чем быть услышанным
современником…

*

Не знаю почему, но зимние пейзажи
на человека действуют тоскливо.
То клонит в сон, то тянет к размышленьям.
Фантасмагория, должно быть, оттого,
что серо-белый цвет преобладает.
Ведь белый снег и серые дома
тоску нагонят на кого угодно.
Встаёт вопрос резонный про больницу.
Так, может, клонит нас в здоровый сон
и тянет к философским размышленьям?
Представьте: ночь, палата, тишина;
душа в бинтах, как не своя, зависла
в пространстве безразличном, и часы
заглатывают сгустки временнЫе...

*

Двадцать недужных столетий,
глядя звездой похотливой
из неважно какой норки Вселенной,
медлит Отец (отец?)
повторить свой бесценный опыт (Опыт?)
с женщиной (ЖЕНЩИНОЙ!)
нежной, покорной, земной,
ждущей…
*

Ничто не предвещало снега, и как только
с небес повалило мохнато-взъерошенное
вещество, праздная публика, испугавшись
набега зимы, мгновенно куда-то запропала,
а тем, кто по неотложным делам спешил,
крепко досталось. Снежные люди брели
по неузнаваемо-пустынным улицам, и казалось,
что жители навсегда покинули город...

*

Нелепо доказывать или опровергать
существование бога... Да и не всё ли равно,
священника или психотерапевта мы посещаем?
Главное, чтоб результат положительный был.
А платить монету звонкую, как известно,
что тут, что там приходится...


*

Катаются ребятишки на салазках с горки.
А у кого санок нет, те подручные средства
для катания приспособили. В дело пошли
и школьные ранцы, и картонки, и дощечки,
но особым шиком считается на животе или
на спине съехать. Уделаются с головы до пят
затейники непутёвые, топают домой,
возбуждённо переговариваясь, а там их
уже мамы аккуратные поджидают...

*

Тому, кто наряду с тупой поденщиной «ради
куска хлеба» самоотверженно занимается поэзией,
не понаслышке известен давящий груз отсутствия
творческого времени. Блуждающая бестолковая
мысль может посетить в самое несвободное
мгновение, и не то что записать – даже прояснить
смысл её не успеваешь. Но, случается, в безмолвные
ночные часы художник работает так самозабвенно,
что растревоженные мелькающими прозрениями
напряжённые сутки услужливо удлиняются
до последнего слова и эвристическим утром,
оторвавшись от хаотических черновиков, глазам
своим не веришь. Именно в таком, чудесным
образом проявляющемся временнОм континууме,
и рождаются подлинные произведения…

*

Гулял я в парке недалече от подвесной дороги.
Шёл, не спеша, по тропке узенькой, воздухом
дышал морозным, жизнью, так сказать, наслаждался.
Но марку чудо-богатырей русских держать не
забывал: и пальто застёгнуто на все пуговицы,
и спина прямая. Завидели издаля сосны выправку
военную, заслышали шаги уверенные и –
вытянулись передо мной в струнку. Видимо,
большое начальство им с испугу примерещилось.
Смутился я, что парад взаправдашний принимать
придется, но не растерялся и этикет мигом
вспомянул. Задрал голову кверху, чтоб служивых
поприветствовать, а шапка-предательница возьми
да упади. Но высокие конфуза моего и не заметили...

*

Пронзительные вечерние звёзды щедро усыпали
небо. Долго я любовался мигающими точками,
и разноцветные мысли периодически вспыхивали
в пресыщенной чудесами голове. Если б ещё для
полного счастья вычислить координаты планеты,
где Некто также наслаждается звёздным мерцанием...

*

Тихо падает снег. Люблю я такие редкие
минуты отдохновения, когда, поздно возвращаясь
с работы, можно неторопливо пройтись под
негорящими уличными фонарями, вслушиваясь
в засыпающий город. Пронесётся без графика
троллейбус и – вновь затихло. И свет в окнах
давно погас, и дом удивленный остался далеко
позади, а ты всё бредёшь мимо убелённых
деревьев, и снег не перестаёт тихо падать...

*

Пристально всматриваясь в заснеженное
славянское пространство, ясно ощущаешь
зловонные последствия Беловежского Сговора.
Еще здравствуют участники этого, разыгранного
по заморскому сценарию, преступно-позорного
фарса, а рядовой обыватель, испытав на собственной
шкуре действие инородных прививок, начинает
мыслить центростремительными категориями.
Узколобая политическая мелкота продолжает
чудесить, а между тем по градам и весям
затурканным уже катится неутомимый колобок,
каждому встречному возвещая, что светлая година
собирания земель славянских не за горами…

*

Снежинки гуськом опускались на землю,
капризом зимы нас застигнув врасплох.
Кварталы на тихое чудо глазели,
и в робком паденье присутствовал Бог.
Белела земля. Тротуары, деревья,
скамейки белели. Рассудок светлел...
Проснулись забытые богом кочевья,
и дым повалил, удивительно бел,
навстречу густому нежданному снегу...
На утренней улице стало видней.
Но вспомнит ли город под пасмурным небом
про встречу младенца с одним из людей?..

*

…мне в голову пришло за эру до рассвета

Мироздание – послание, чтоб не сойти с ума
Пространство – грёзы пробуждающегося
Движение – попытка преодолеть одиночество
Время – мысль между молнией и громом
Человек – (со)временный миростроитель
Рождение – исходная координата познания
Смерть – координата познания исхода
Память – зов истоков
Душа – внутренний крик человека
Вера – атавизм человеческого разума
Боги – здоровые люди
Дьяволы – психически больные
Рай – отдушина для слабых
Ад – реалии земного бытия
Страх – бой биологических часов
Добро – биоположительные поступки
Зло – биоотрицательные поступки
Счастье – когда жить очень хочется
Прекрасное – мелодия пульса
Красота – материализовавшаяся поэзия
Радость – созерцание неведомого
Любовь – эстетизация полового влечения
Искусство – мировая боль
Тайна – дежурный аргумент обывателя
Долг – заплыв против течения
Поэт – творец нового
Надежда – звонок в будущее

я все это писал, но думал не об этом…

*


Холода, долгонько стоявшие, наконец
отступили. В проясневшем небе, как по мановению
волшебной палочки, зажглось бескорыстное солнце.
Но светило не успело разогреться, а посему
в одёжку кутаемся ещё тщательно, ибо застудиться
сейчас самое время. Но волнительность озороватая
в воздухе уже присутствует. Вот порывы
ветра-гуляки донесли лай заливисто-могутный,
и вскоре из-за угла дома первая собачья свадьба
на рысях показалась...

*

…Если, от нечего делать, полистать календарь,
каких только праздников там не обнаружишь.
И помпезно-государственные, и смиренно-
религиозные, и кичливо-профессиональные…
Долго я впитывал в себя квёлую информацию,
а вот Дня поэта так и не встретил. Нет,
наверное, в этом необходимости, так как для
Поэта каждый день – праздник...

зима 1998/1999 гг.

© Copyright: Александр Белоус
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Эссе
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 49
Дата публикации: 30.11.17 в 20:09
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2017 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100