Логин:
Пароль:
 
 
 
Зверилиц
Александр Некаинов
 

З В Е Р И Л И Ц.
                                                            
Предисловие.

12 февраля 1948 года, в четверг, шел мокрый снег. Дворники, чертыхаясь, скребли тротуары блестящими звонкими лопатами, прохожие торопливо проскальзывали мимо, снег лежал у них на плечах шикарными воротниками, и, тая, стекал им за шиворот, заставляя ёжиться и прибавлять шагу. Промокшие насквозь такси мчались по проспекту, разбрызгивая грязь и воду широким шлейфом и оставляя за собой на асфальте жеваные следы резиновых протекторов.
К вечеру снег повалил гуще, смеркалось, небо осело, и из него клубами валились белые хлопья, превращая людей на автобусной остановке в замороженных снеговиков с красными, хлюпающими носами вместо морковки.
Никто не обратил внимания на фигуру в ватнике, со свертком подмышкой, перевязанным крест-накрест бумажной бечевкой. Фигура, неторопливо растолкав торопливых граждан, жаждущих втиснуться в теплое чрево троллейбуса, сошла с задней площадки. Лишь только одна женщина, с толстым обрюзгшим лицом и авоськами, одна из которых была у нее в зубах, негодующе проворчала: "Нет, чтобы, как все люди, пройти, где полагается, прётся на живого человека, мужлан неумытый!"
    Фигура проигнорировала это замечание и направила свои стопы в одно из московских изда-тельств, двери которого были видны издалека, с разных точек проспекта, ибо на карнизе здания разноцветными — неоновыми, аргоновыми, ксеноновыми и еще, черт знает какими — огнями, на разных языках, сияло и переливалось знаменитое название. Фигура решительно толкнула дверь, вахтер приподнялся у своего сто¬лика с телефонными аппаратами, хотел что-то сказать, вероятно, что рабочий день уже закончился, но фраза, не успев завязаться в мозгу в решительный и грозный окрик, увяла, не дойдя до голосовых связок, и рассыпалась на ряд нечленораздельных звуков, словно головка одуванчика под порывом ветра. А фигура уже шествовала по мраморным ступеням лестницы с позолоченными шарами на перилах, оставляя за собой мокрые четырехпалые следы.
Незнакомец в ватнике поднялся на третий этаж, прошел по длинному коридору, поворачивая голову направо и налево: он читал надписи на табличках, прикрученных намертво шурупами с потайными головками к дверям, оббитым черной, иногда, коричневой кожей, и совсем уже в исключительных случаях, дерматином. Наконец, он, вероятно, нашел нужную ему дверь, потолкался у нее, раза два шаркнул ногами о резиновый коврик и, решившись, нажал на никелированную ручку.
"Товарища главного редактора нет! Рабочий день закончен!" —  сказала молодая женщина за столом, по всему видать, секретарша, сказала усталым голосом, не поднимая глаз от каких-то машинописных листов на столе. — "Я уже сказала вам! — гугнила она, — Редактора нет! Сюда нельзя, това..."
Она взвизгнула и в один миг, неведомым образом, очутилась на подоконнике, изо всех сил пытаясь забиться через форточку между двойными рамами большого, пустоглазого окна, выходящего на проспект. Когда она убедилась, что её затея  успехом увенчаться не может, она начала слегка икать и бочком сползать по простенку, окрашенному в нежный голубой цвет, прямо к  горшочкам с цветами, в живописном беспорядке аккуратно расставленным на широком подоконнике.
Вероятно, любой на ее месте по¬ступил бы точно так же. Перед ней стоял, потупя взор, и время от времени, поводя по сторонам густой черной чуприной, в расстегнутом ватнике —  Ворон. Да, да, не удивляйтесь: обыкновенный Ворон — птица громадного роста, с небольшим клювом, в фуфайке и женских лайковых перчатках, натянутых на лапы.
— "Здравствуйте!" — сказал Ворон. Секретарша попыталась что-то ответить, но только всхлипнула и как-то неопределенно помахала в воздухе рукой.
—"Ой, какой же я бестолковый! — захлопотал Ворон, наливая воды из графина в граненый стакан и неся его к окну, — Вы, уж, извините, что я в таком виде сегодня к вам! Мозоли проклятые... никак не мог туфли надеть... пришлось вот исхитриться. Я понимаю, что не совсем прилично, в дамских-то... Уж, надо было, хоть, мужские взять... Не было, убей бог, не было, а я опоздать боялся!" — с этими словами он протянул девушке стакан, но она, словно воодушевленная какой-то неведомой миру идеей, вдруг перепорхнула через голову своего странного посетителя и исчезла за кожаной дверью, оглашая пустой коридор протяжными во-плями.
Когда местная пожарная команда прибыла на место происшествия, в "предбаннике" было спокойно, — на столе лежал пакет, перевязанный крест-накрест бумажной веревочкой, да тоненько дребезжало стекло в отворенной форточке.
        После проверки минерами пакета на предмет взрывчатки, сотрудник местных органов с особыми предосторожностями вскрыл его. Глазам удивленных чекистов предстала толстенная книга, по всем признакам, старинная, в толстом кожаном переплете. Но самым странным оказалось то, что все её страницы были девственно чисты. Специальная экспертиза установила, что страниц книги никогда не касалось перо или какой-либо другой пишущий предмет. По поводу события был оформлен протокол, трактовка происшедшего была объяснена переутомлением секретарши на работе, а книгу сдали в архив и вскоре благополучно забыли о ней.


                          Глава  первая.

— Ну, и везучий же ты, падла! — было первое, что дошло до меня сквозь дурноту и кровавый туман в глазах.   — Слышь, ты говорить можешь? — кто-то теребил меня за плечо. Я с трудом разлепил глаза. Надо мной склонился, участливо качая головой, некто, до безобразия похожий на мопса.
Память медленно возвращалась ко мне. Я хорошо помнил, что вышел из дому за хлебом и минеральной водой; жена дала мне одну гривну шестьдесят пять копеек на буханку круглого и гривну пятьдесят — на литровку минералки. Я прошел мимо старух, торгующих семечками у табачного киоска, вышел на остановку троллейбуса, переждал поток машин и шагнул на проезжую часть... на зеленый свет... это я помнил точно. В декабрьские сумерки ночь приходит быстро, машины уже шли с габаритными огнями, а я, переходя проспект, старательно обходил лужи, так как мои осенние туфли уже просили каши, подошва у пальцев ног протерлась, и при каждом шаге мои туфли работали, как насос, втягивая внутрь холодную воду.
Теперь же я лежал на спине, прямо в лицо мне сияли громадные звезды на черном небе, и я всем телом чувствовал, как тихо и вкрадчиво, сквозь ткань плаща и свитера к нему пробирается мокрая вода придорожной лужи.
Люди, столпившиеся вокруг меня, расступились, приоткрыв силуэт легковой машины, от которой надвинулась на меня женская фигура, и тоненький голосок прошелестел:  — Ну, как вы там? — Это вы меня сбили? — спросил я, и, не столько увидев, сколько почуяв, утвердительный кивок  головой, добавил: — Теперь мне придется на вас жениться!—
— Но я уже замужем, — дрожащим голосом последовал ответ. — Это не важно, — сказал я и потерял сознание.
В приемном покое городской больницы было пусто и гулко. Большая зеленая муха билась в оконное стекло в тщетной попытке обрести свободу. За стеклянной перегородкой фанерной будочки сидела толстенькая дамочка в белом халате, которая, не обращая внимания на внос, а точнее — ввод моего тела санитарами, деловито тыкала пальцами — сосисками в кнопки телефона.
— “Ну, милый, посиди-ка тут, подожди, тобой займутся, а нам нужно дальше по вызовам!” — сказала мне пожилая врачиха скорой помощи, оставляя меня на скамейке у зеленой стены.
На столе перед приемщицей тел стоял, повернутый задом к посетителям, маленький телевизор, из которого доносился голос известной демократки и депутатки Ирины Какахамы, которая, в очередной раз, делилась со слушателями своими планами спасения России.
Чувствовал я себя отвратительно: голова  кружилась, меня все время заваливало налево, в горле стоял ком тошноты, но дамочка в будке занималась какими-то своими делами, не обращая на меня никакого внимания. Для нее, видимо, Какахама представляла больший интерес, чем я…

© Copyright: Александр Некаинов
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Роман
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 69
Дата публикации: 09.01.18 в 00:47
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100