Логин:
Пароль:
 
 
 
Высоко
Худыськин Егор
 


— Садись в машину. Поговорить надо.

Коренастого молодого парня окликнул высокий светловолосый мужчина средних лет.

— Интеллигентные люди сначала здороваются, — начал было парень.

— Мне с тобой не до церемоний, садись давай.

Максим нарочито развязано плюхнулся на пассажирское кресло дорогого внедорожника.

— Ну?

Блондин, играя желваками на скулах, тихо произнес:

— В последний раз говорю: отстань от моей жены.

— Она тебе не жена. Вы в разводе.

— Да. У нас были трудности. Но мы могли бы их преодолеть. Если бы не ты.

— Не я, так кто-то другой. Вы уже два года разведены и все эти два года ты её преследуешь. Следишь, устраиваешь скандалы у неё на работе, на улице, в доме родителей. Она взрослая женщина и вправе решать сама, когда и с кем ей создавать новую семью…

— Семью?! Что ты-то об этом знаешь! Семью… Была бы моя воля, жили бы мы в другое время, я бы тебя давно удавил собственными руками. Но мы, к сожалению, цивилизованные люди. Послушай, ты… — Мужчина достал из бардачка пачку сигарилл. Щелкнул зажигалкой. Салон наполнился сладковатым кофейным дымом, — Татьяна моя женщина. И я её люблю.

Повисла напряженная пауза. Первым тишину нарушил Максим.

— Странная у тебя любовь. Когда два месяца назад я её первый раз увидел за столиком в кафе, она скрывала лицо за тёмными очками, а на голове у неё была бейсболка. Это для того, чтобы никто не заметил синяков под глазами и участков вырванных с корнями волос. О чём ты говоришь?!

— Ты ничего не понимаешь. Сколько тебе – двадцать пять? Ха-ха… Ты её совсем не знаешь. Не только её, а, судя по всему, вообще – красивых женщин. У каждой красивый бабы есть свой пунктик, понимаешь?. Аномальный момент поведения. У моей Тани он тоже имеется. И проигнорировать его невозможно. Она любит ходить по краю.

— По краю ходишь только ты, Валера, — Максим впервые за время разговора назвал своего собеседника по имени, — Помнишь, как ты влез ко мне в квартиру?

— Извини, — Блондин состроил сардоническую гримасу, — Не хотел вас оставлять друг с другом наедине. Кстати, а кто вызвал полицию? Твоя работа?

— Когда? Мы же с тобой всё это время на лестничной площадке боролись…

— Значит, Татьяна.

— Она вообще здесь ни при чем. Соседи видели, как ты карабкался на восьмой этаж по балконам – решили, что вор. К тому же ты мог разбиться. Поэтому и вызвали полицию, а заодно и спасателей. Хороший сюжет получился для вечерних новостей. Ославил нас на весь город.

— Какая ирония… Профессиональному верхолазу вызвали спасателей. А что до славы – будешь знать, как чужих жён уводить. И чего только она в тебе нашла… — Зрачки Валерия заиграли фосфорическим блеском, — Ты же скучный, неинтересный. Серый, как эта твоя повседневная рубашка.

— Зато я женщин не бью, — Макс уверенно развернулся в сторону оппонента. – И наручниками к батарее не пристегиваю. И отверткой в них не тыкаю...

— Пожаловалась. Так… Понятно. И что же она тебе ещё про нас рассказывала?

— Что ты садист.

— А ты, значит, благородный рыцарь, да? Спаситель… А тебе не приходило в голову, что она, может быть, сама этого хотела, тебе не приходило в голову, что таких, как ты заступников в кавычках, уже не один десяток наберётся.

— Ни одна женщина не захочет, чтобы её топили в ванной, я в этом абсолютно уверен. Нет таких, как ты говоришь, пунктиков, когда выбитые зубы и вырванные волосы доставляют даме удовольствие. Останься она с тобой, неизвестно вообще, чем всё это может кончиться. Рано или поздно ведь ты убьёшь её, Валера…

— Была и будет – только со мной.

— Нет.

— Упёртый ты, Максимка. Другие через день сдувались. А ты вон уж два месяца держишься. Хотя с виду тюфяк. Что ж с тобой делать-то? Слушай, а она тебе не говорила про то, как таблетками травилась, вены резала, не говорила? С балкона прыгала, мы ведь тоже на восьмом жили, я её в последний момент за руку поймал. Ты думаешь, почему мы с Таней сошлись-то? Родственные души.

— Ты всё это специально наговариваешь. Я тебе не верю.

— Ну, ничего. Она с тобой скоро наиграется и вернётся ко мне, вот в это ты должен верить. Наша с Таней любовь так высоко, что серым людишкам вроде тебя, снизу не разглядеть - шея коротковата. Хочешь, заведу сейчас машину, разгонюсь до двухсот и врежусь в стену какого-нибудь дома? Кто выживет - тот с Танькой и останется, идёт?

— Валера... Мы заявление подали.

Мужчины внезапно замолчали. Блондин нервно защелкал крышкой зажигалки Zippo, пытаясь высечь искру. Но кремень, похоже, окончательно стёрся и ребристое колесико со скрипом царапало бесполезную пружину.

— Когда? – тихо спросил высокий.

— Послезавтра. Послезавтра свадьба, Валера. И мы просим, чтобы ты оставил нас в покое.

— Хорошо… Вас больше для меня не существует. Живите. Пошёл вон из моей машины.


Молодой человек несколько минут смотрел вслед удаляющемуся белоснежному Land Cruiser/у. В этот момент раздался мягкий рингтон звонка.

— Макс, ну ты скоро? Нам ещё столько дел надо переделать, а ты куда-то пропал. Никак не пойму, фату на голове высоко крепить или пониже к затылку…

— Высоко, конечно же, высоко. Уже бегу, любимая.

© Copyright: Худыськин Егор
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Рассказ
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 32
Дата публикации: 11.01.18 в 22:32
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2017 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100