Логин:
Пароль:
 
 
 
ЛАВСТОРИ пятая серия
ФЕЛИКС ЛАНСКОЙ
 
Так разрубились эти путы.
текли тяжелые минуты,
Антон в дурацком столбняке
так и сидел с трубой в руке

конец! - одно звучало слово.
и ничего не будет снова!
где еще теплилась мечта -
теперь зияла пустота

еще недавно его будни
были раскрашены ее
существованием подспудным,
теперь сиротское житье

ее забыть он должен просто,
живьем от сердца оторвать,
стихи и новые наброски
категорически порвать

зачем затеял объясненье?
в тумане жил и счастлив был!
и те счастливые мгновенья
неблагодарный не ценил

теперь не выглядеть чтоб глупо,
как благородный человек,
признать он должен что разлука
не понарошку, а навек

он сам грозился, что оставит
ее в покое если что!
итак он сам себя подставил,
не виноват ему никто

прощай любовь! прощай навеки!
теперь без шуточек прощай!
не появлюсь на дискотеке,
не позвоню - ты так и знай!

не поздороваюсь при встрече
(ну разве холодно кивну)
или, тобою не замечен,
скорее в сторону сверну

и не авось, и не однажды,
и некогдыжды никогда
(так никогда что даже страшно)
НЕТ не изменится на ДА!

Антон лишился вдруг опоры.
интриги, праздники, мечты,
намеки, встречи, разговоры,
записки, томики, цветы -

завяло всё. тоска и скука.
работа валится из рук.
и на душе такая мука,
что не бывало прежде мук

Антон ворочался в постели,
не мог уснуть и час и два,
от этой грустной канители
у него пухла голова

но все же сон сморил страдальца,
ведь утро ночи мудреней,
переживать он забодался
и провалился в рябь огней

*****

Проснулся он глубокой ночью
как будто выспался на кочке,
в окне подобием блина
светилась полная луна

он сел на скомканой постели,
протяжно глядя на луну,
встал и как к некоторой цели
пошел к открытому окну

через окно наружу вылез
в траву ночную в хор сверчков,
и ночь ему не удивилась
(у ночи мало ль дурачков)

по спящим улицам на запад
он деловито зашагал,
дождик хотел-было покапать
но передумав задремал

безлюдье улиц переулков,
2:38 - на табло,
ночная дикая прогулка.
где ей покажется "тепло"?

пошли окраины, домишки,
ларьков цветочных жалкий вид,
Антон идет без передышки
и уже мало не бежит

а дальше кладбище. туда ли
он направляется? ну да.
вошел в ограду, двинул дале
в аллею. что за ерунда?

ужасно кладбище ночное
и без одной живой души…
(Гоголь писал что-то такое -
и мне теперь хоть не пиши)

темно как в заднице у черта!
могил насупленная рать
шипит: мотай отсюда, морда,
напрасно времени не трать

Сквозь строй могил Антон протопал
шагов сто словно бы во сне
и вдруг опамятался: опа!
где это я и что тут мне?

жуть! Прочь пошел он поскорее,
но вдруг откуда ни возьмись
в ночи, таинственно белея,
возникло что-то - хоть крестись!

простоволосая девица -
как привидению годится -
в ночнушке белой до земли
нарисовалась невдали,

склонив печальную головку…
Антону сделалось неловко
за свой испуг, испуг прошел,
он к незнакомке подошел

Он заглянул в лицо ей снизу
и, несмотря на темноту,
узнал в девченке этой Лизу -
ту и какую-то не ту

она задумчиво стояла
головку бедную склонив,
внимания не обращая
на его дружеский призыв

Привет! ты здесь? вот это встреча! -
Антон был несколько смущен.
на этот случай ловкой речи
не заготовил как-то он

Она по-прежнему молчала,
своей убитостью печаля
саму кладбищенскую ночь,
и он не знал чем ей помочь

ее он обнял как родную,
любимой ласково назвал,
она к груди его прильнула,
и он ее поцеловал

губами впился в ее губы,
ему ожившие в ответ,
почувствовал что она любит
и что преграды больше нет…

Но в этот миг зашевелилась
вокруг могильная земля!
погода вдруг переменилась,
зашелестели тополя!

что-то ужасное завыло,
живую душу леденя,
нечеловеческая сила
или природная фигня

Нависли тучи грозовые
над провинившейся землей,
порывы ветра ледяные
взвихрили сор над головой

Антон взглянул на свою Лизу
и не узнал ее: вот на!
как объяснить эти сюрпризы?
она - как будто не она!

столкнулись заново их лица,
блеснула выходка остра:
И между прочим я не Лиза,
я ее старшая сестра…

*****

Антон проснулся поздним утром
часов в 11, лежал
и все чем сон его запудрил
неторопливо разгребал

что это было сон кошмарный,
или действительная явь,
зачем он мчался как пожарный
блажь эту в голову забрав?

что это было за "ночное"?
он не лунатик не торчок!
зачем на кладбище ночное
он притащился, дурачек?

конечно сон это. и Лиза
попала как то в эту глушь
и целовались вместо приза -
а это вовсе уже чушь

потом всё вдруг перевернулось,
взорвалась воем тишина,
исчезла Лиза - обернулась
сестрой-покойницей она

эти глаза как на портрете,
эти серьезные глаза,
бровей изломы, губы эти
забыть которые нельзя…

это была она Татьяна!
и значит все это не сон!
таких подробностей и спьяна
не намечтал бы себе он

выходит, виделся он с Таней:
тепло осталось на руках
и поцелуй ее не тает
на его стиснутых губах

не может быть! она погибла
12 лет тому назад
от осложнившегося гриппа,
и в этом он невиноват

он никогда ее не видел,
они не ровня -  младше он
на десять лет, он не обидел
ее ничем и не влюблен

по младшей сохнет он сестренке.
а впрочем, прошлому конец.
теперь он держится в сторонке,
прикончил все - и молодец

И все же как это реально,
все что приснилося ему!
эта навязчивая тайна
непостижимая уму

чего она от него хочет,
что ей покоя не дает,
зачем она его морочит,
куда она его зовет?

Антон решил что хорошо бы
сходить к ней как нибудь опять
среди кладбищенской чащобы
ее могилку отыскать

он ей конечно не поможет,
но что-то может быть поймет,
или сама ему быть может
ответ какой-нибудь шепнет

Антон не долго собирался,
после обеда и пошел,
до тьмы по кладбищу слонялся,
могилку так и не нашел.

на другой день с утра приперся
и вновь бродил до темноты,
вроде того из песни горца
искал могилку мял кусты

Могил на кладбище немало,
за месяц всех не обойдешь,
Антон подумывал устало:
ну как тут нужную найдешь?

Сороки скачут как словечки,
клюют поганые грибы:
в гробы забиты человечки,
в могилки зарыты гробы

повсюду лица, лица, лица…
глаза, глаза, глаза, глаза...
они дурная заграница,
они немые голоса

надгробья разные как люди.
одни богаты и пышны,
их беломраморные чуди
прохожим издали видны

другие бедные простые,
как эти ржавые кресты,
давно не ходят к ним родные,
не носят скромные цветы

в густом бурьяне возникая,
на многих стерлись имена
(мечтаю я чтобы такая
была могилка у меня

вот так и я притырюсь в норке
глодать березовые корки,
крестить июльскую грозу,
пить васильковую росу

*****

Антон бродил тут без ответа
и цель его была одна:
он сплошь разглядывал портреты,
читал прилежно имена

от упокойников тошнило.
он столько их пересмотрел,
что они снились ему было,
одну найти лишь не умел

но бросить - не было и речи.
он все вертелся, все читал
и вот на третий день под вечер
хотел идти уже но стал

как вкопаный перед портретом
на сером мраморном куске
и, не читая, понял: это
она. В восторге и тоске

стоял он несколько мгновений,
перешагнул в оградку, сел
на лавочку, вечерний гений
над ним вершинками шумел

плакучих ив, а на портрете  
десятиклассница с каре,
с глазами строгими и эти
глаза - как солнце в декабре

Привет таинственная Таня
десятиклассница Святая!
ты видишь, я к тебе пришел,
тебя, красавица, нашел

ты симпатичная девченка
и не такая как сестренка,
мы бы поладили с тобой
не разлученные судьбой

но ты лежишь в глубокой яме
и на груди твоей земля,
бескрайний космос между нами,
не повстречаюсь тебе я

мурашки бегают по коже,
деревья что-то говорят.
я не бессмысленный прохожий,
а твой таинственный собрат!

да я и сам-то ненадолго,
я тоже в мире этом гость:
переживу ли юность только
и скоро буду на погост

мы беспредельщики такие,
бесцветных будней беглецы,
мы бесконечно молодые,
не пожилые подлецы

и в этом, Таня, гордость наша!..

такая яростная каша
проклятий жалости любви
в кастрюле пухла головы

*****

Ну что ж, идти пора пожалуй.
уже и восемь без пяти.
пока, Танюха, обещаю
еще разок к тебе прийти

Вдруг зашуршало сзади что-то,
он оглянулся: никого.
надгробий пестрая пехота
глядела мрачно на него

Антон поежился и к Тане
хотел вернуть сбежавший взгляд…
но офигел вдруг как в романе
и подавился: твою мать!....

да и не мудрено ведь прямо
перед Антоном в двух шагах,
облокотившись на свой мрамор,
крутя травиночку в руках

стояла девушка с портрета,
стояла Танечка сама!
она явилась с Того света,
или Антон сошел с ума?!

уж не в рубашке она белой,
в потертых джинсах, ее грудь
футболку взбугривала смело
(а не казалась как-нибудь)

она Антону улыбалась
и терпеливая ждала
когда протряхнется он малость.
Привет, - сказала, - как дела?

Антон не мог сказать ни слова
Ты звал меня или не звал? -
заулыбалась она снова, -
своей Танюшкой называл

Вот я пришла, твоя Танюшка.
знакомы будем без манер!
сегодня вечером мне скучно.
гуляем что ли, кавалер?

Антон глотнул, пришел немного
в себя и заново глотнул,
призвал себе на помощь Бога -
и кое-как передохнул

Пошли, - ответил он развязно
- Куда пойдем? - Да все равно.
есть вариантов много разных
на дискотеку и в кино

Неторопясь, шагали рядом.
Антон косил на нее взглядом,
она молчала о своем,
так шли по кладбищу вдвоем

в лучах погожего заката
картинкой "первая любовь"
(когда для радости не надо
еще ни выдумок ни слов)

прошли могильные владенья,
осталось кладбище вдали
(стал быть, она не привиденье,
когда так запросто ушли)

она была совсем живая:
жвачку мятную жевала
и надувала пузыри…
разговорились. раза три

на шутки звонко хохотала,
краснела, на ее руке
царапка свежая сияла,
дрожала жилка на виске

Антон привых к ней вдруг как будто
сто лет уже был с ней знаком:
французскую жевали булку,
смеясь, болтая, шли пешком

*****

А в центре города гулянье,
свет электрического дня,
разнообразные желанья,
шашлык и прочая фигня

везде открытые кафешки,
народ гуляющий без спешки,
повсюду праздничный народ
сидит, гуляет, ест и пьет

Антону выросшему вместе
с десятилетием, ничто
не представлялось ненаместе,
но Таня видела не то

не выпуская его руку,
она вертела головой
и с чувством жаловалась другу
на повсеместный новострой:

и там всё было по-другому,
и тут не тот был магазин,
и это место незнакомо,
и этих не было машин!..

"У проходной хлебозавода
стоял "мороженый" ларек,
а в магазинчик "соки-воды"
в свободный бегали урок

в жару, бывало, с треннировки
зайдешь с девченками сюда,
с сиропом выпьешь газировки
и за мороженым айда…"

теперь здесь частники и бары,
сидят за столиками пары,
едят салаты, пиво пьют…
Зашли в какой-то "Абсолют"

- Ну что шампанского, пожалуй?
- Шампанское я обожаю!
- Полусухое? - Всё равно -
лишь бы холодное вино

Спросив чего бутылка стоит,
Антон нашел свободный столик,
избавил пробку от тягла
и молча вспенил два стекла

За Лизу, - выручила Таня, -
за мою младшую сестру!
живешь ты, все о ней мечтая -
поправь меня если я вру

она действительно красива,
очаровательно умна,
ее отравленная сила
не одного свела с ума

но ведь она тебя не любит,
и не прикажешь сердцу тут,
оставь свои надежды, глупый,
мою сестренку позабудь

- Да знаю я, мы объяснились.
я дураком наивным был.
еще вчера она мне снилась,
сегодня я ее забыл

- Тогда давай за нашу встречу!
- Ну, со свиданьицем, давай!
за познакомивший нас вечер!
- Что там осталось - доливай

Если б ты только знал, Антошка,
как там тоскливо и темно…
прости, задумалась немножко…
какое пьяное вино

Пойдем куда-нибудь. - Как хочешь
- Ты посмотри какая ночь!
как можно спать в такие ночи?
на небе звезд такая мощь!

- Куда теперь? - Пройдемся просто
по этим улицам ночным
до моря что ли - Нет вопросов!
там на обрыве посидим

Полпервого июльской ночи.
уснул курортный городок,
но до утра не спит он впрочем,
вино с любовью - его ток

спят обыватели в постелях
или досматривают телек,
Спаситель дремлет на часах
и звезды блещут в небесах

но бары заполночь открыты,
закуской столики накрыты,
играет музыка - ура!
резвиться можно до утра!

а есть еще ночные пляжи:
купаться можно при луне!
и все курортные марьяжи
укрыты полночью вполне

Вобще уютный у нас город,
хранимый самою судьбой:
дома купеческие спорят
фасадов каменной резьбой

эти дома столетней кладки -
в шкафу у каждого скелет
люблю их старые загадки,
инициалы, где то след

"веков" не слизаный годами,
минувшей жизни звук пустой -
вот с полустертыми словами
кусок таблички страховой:

Дом первой гильдии Макара
Заикина сего числа
перестрахован от пожара
российским обществом "Зола"

Ту пыль доносят закоулки,
в замшелых этих кирпичах
гражданские быть может пульки
еще, застрявшие, торчат!

наголодались, нагулялись,
навоевались, настрелялись:
из ножен шашку только тронь -
привычно гаркнешь: эскадррррон!

Иных уж нет,а те далече.
Где тех фамильных гнезд птенцы?
Еще обшарпаны крылечки
и неразобраны сенцы.
Ведь если ловко обернуться,
можно и на сто лет вернуться!
по этим улочкам вы шли
и вот лишь, кажется, прошли,
оставив нам дома с вещами,
с фамильным хламом в сундуках
на запыленных чердаках
и со скрипучими ночами…

*****

Как беззаботные ребята
Антон и Таня шли куда-то
и вышли к морю где волна
спала луной освещена

песок скрипит и море дышит
дорожка лунная блестит,
и кто-то счастия не ищет
и не от счастия бежит

тут сразу тянет обниматься
и неумело целоваться,
и вслух нести любовный бред,
и, очумев, встречать рассвет

Где же теперь, моя Оксана?
нет, я конечно не того,
но память нашего романа -
она как кровное родство

приятно думать мне бывает,
что и она не забывает,
когда была она худа
и я был парень хоть куда

когда мы что-то там мутили,
по этим пристаням бродили
и целовались без конца
(аж до опухшего лица)

огнями города сияет
вдали изгиб береговой,
сторожевой маяк мигает
на стрелке розовой звездой

а я ей что-то напеваю
о моей бешенной любви,
ей, дуре, Пушкина читаю
стихи чужие за свои

Оксана сжалься надо мно!..
она мне верит как душа.
она целуется со мною,
глаза закрыв и не дыша

Иное памятно мне время,
когда студенческой порой,
перезнакомившись со всеми,
я заморочился с одной

миниатюрная Лариса
мне улыбнулась - и я ей
без обороны покорился
весенней девочке моей

ее наивный птичий ротик,
точеный носик, влажный взгляд!..
из всех студенческих красоток
я только ей всегда был рад

я покупал ей шоколадки,
я проверял ее тетрадки,
я угощал ее вином
и под ее курил окном

Потом была чертовка Анька,
смешинка, умница, модель…
сошлись мы с ней на чьей-то пьянке
на двадцать с хвостиком недель

у меня был тогда паджерик
и бабки были, и мы с ней
из "Ночи" ехали на берег
или в "Олимп" или ко мне

сказать, друг дружку мы любили?
да, очень это может быть!
ведь мы когда-то вместе были
и в кайф нам было вместе быть…
   
   
© 2009-2017 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100