Логин:
Пароль:
 
 
 
Кладбищенская комедия - 3
ФЕЛИКС ЛАНСКОЙ
 
ГЛАВА ТРЕТЬЯ

- Иди ты, - думаю, - к чертям!
передо мной - ого! -
прожегся в воздухе портал,
шагаю я в него

Ведет меня загробный "дор"
в могильную плиту,
схожу в подземный коридор,
в гнилую темноту

Ступени вниз, кирпичный свод,
огарки в нишах свеч;
двумя руками стиснув "сворд",
готовлюсь нечисть сечь

а нечисть где-то невдали!
щетинится мой Штоф.
мой Асколон - руби, коли -
к сражению готов

иду считаю: раз, два, три!..
за поворотом вой
растет!.. оттуда урыри
нахлынули толпой!!

Какой-то пошлый голливуд,
живые мертвецы!
такие запросто порвут,
гнилые подлецы!

у них кровавые клинки,
лес пик и топоров!
оскалив гнойные клыки,
спешат пустить мне кровь!

назад открыты мне ходы,
но у меня же цель!
они рычат мне: не ходи,
вернись, покуда цел!

сейчас мы выпьем твою кровь,
сожрем твои мозги!..
Что ж, - огрызаюсь,-  я готов!
ну, Асколончик, жги!

*****

Машу неистово мечом,
раззудилось плечо!
и череп катится мячом,
за ним еще, еще!..

И правда это Аскалон!
из лавы он возник
и божьим словом закален!
с ним даже я мясник!

им сокрушил я вражий строй,
отвел ударов град!
(во сне я сам себе герой
и мне сам черт не брат)

Проход, заваленный горой
лиловых скользких тел,
преодолел я как герой
и даже не вспотел

*****

Просвет забрезжил вдалеке.
там выход впереди!
жму рукоять меча в руке
и воробья в груди

Из подземелья выхожу -
нельзя сказать, на свет,
сказать на воздух - тоже нет…
по сторонам гляжу

Наверно, это "левел два":
дождливый вечер, грязь,
одноэтажные дома,
подслеповатый газ

нет ни растения, ни птиц,
свинцовый небосвод,
людишки серые без лиц
кой где - и те в обход

ни магазинов, ни машин,
ни яркой суеты,
ни новостроечных вершин
бетонной красоты

наш городок, как будто лет
сто пятьдесят тому
назад - благоустройства нет
и погружен во тьму!

погодка тоже хоть куда:
ноябрьская мразь,
течет зашиворот вода
и под ногами грязь

Подземный город мертвецов,
блуждающих теней,
забывших звания отцов
и прозвища детей

Его название Харонск,
или, быть может, Похоронск -
не помню и давно
забыл бы все-равно

*****

Пока живые, на земле
мы чувствами живем -
то на работе, то в семье,
колотимся, жуем

съев все и выпив, что дано,
скончавшись наконец,
мы опускаемся на дно…
но это не конец!

Лишившись сочной кутерьмы,
мобильников и дел,
за гробом существуем мы,
осиротев без тел

все остается на земле
в уютной пошлости в тепле,
все вкусы и вся кровь,
обжорство, сэкс, любовь,

круизы, шопинги, дела,
кредиты, мир вещей,
зарплата пятого числа,
машинка поновей,

"40 процентов", "три в одном",
"две по цене одной",
"квартира новая - на дом
с доплатой…" - вечный бой!

там были ужин и постель,
вечерний сериал,
а здесь пустая канитель,
полнейший анреал

*****

Жил-был хороший человек
Василий Иванов,
просуетился он свой век,
проспал его без снов

самоуверен и богат,
куда-то все спешил,
за все хватался наугад,
напрасно не грешил

по гипермаркетам бродил,
был в казино игрок,
двух сыновей себе родил
и жен состарил трех

шестерку хлопал королем,
толстел, бурбон тянул…
в 59 за рулем
рэнджровера уснул

Петров был бедный человек,
комар нужды сетей;
пища, тянулся целый век,
воспитывал детей

весь век на что-нибудь копил,
весь век считал гроши,
скучал, завидовал и пил,
и кланялся большим

не жил он, а переживал
(по всяким пустякам),
с колитом язву наживал,
конторский истукан

дожил до правнуков, болел,
лечился, схоронил
жену и тоже околел,
немного пережил

Вот Александр Седаков
шестьдесят восемь лет.
спросите прямо, кто таков? -
что скажет он в ответ?

ну, школа, техникум, завод…
рыбалка... домик свой…
женитьба, дочка, сын, развод…
инфаркт один, другой…

вот Милосердов Михаил,
водила, сорок шесть.
самоотверженно любил
он выпить и поесть

но руль спиваться не давал:
прокидывал 100 грамм
и с мужичками забивал
козла по вечерам.
инсульт…

        Тамара Локшина
семидесяти лет,
разбогатевшая жена,
провинциальный свет

колечки, шубки, мишура,
подтяжки, фитнесс, спа,
в прятки со старостью игра,
безделье и тоска…

Такие всё тут бедняки.
слепцам глухонемым,
отведать творческой тоски
не пофартило им

не занимал их жизни стих,
и, вылетев из тел,
осиротели души их
без повседневных дел

и вот, бездомные теперь,
они пропали вдруг
в кромешном космосе потерь,
в черной дыре разлук

в конце-концов, безумцы, здесь
легли они костьми:
ни поработать, ни поесть,
ни выпить, черт возьми!..

*****

Слепые хмурые дома,
прокислые дворы,
недолго здесь сойти с ума,
гнуснее нет дыры

тоска такая - хоть давись!
заразная тоска.
Nascentes morimum - девиз -
на домике доска

прохожих мало - да и то
пришибленные все,
не улыбнется вам никто
из "белок в колесе"

*****

домишки в копоти грехов,
сиротство крыш худых,
полно старух и стариков
и мало молодых!

сидят недвижно старички,
похожи на ворон,
и их незрячие очки
одолевает сон

им всё решительно равно,
любви иссяк родник,
характер вытерся давно
как старый воротник

за девяносто с лишком лет
(а кто и больше смог)
не промелькнул им в небе свет,
не показался Бог

*****

- Эй, дядя, как тебя, постой!
поговори со мной
об этой вечности пустой
и прелести земной

Остановился здоровяк
усатый дед-пихто:
тяжелый взгляд в густых бровях,
хорошее пальто

Я Никодимов Николай
Степаныч. ты пришел
из любопытства в Темный край,
не радуйся, орел

И я был молод и здоров,
был весел и удал,
и меня тысячи дорог
заманивали в даль

десятилетку с золотой
окончил, институт -
с дипломом красным - молодой
специалист вам тут

Нашел работу у Главы,
карьера и оклад,
женился тоже по любви -
и не супруга, клад

Растил детей и видел их
способности в пустом,
ведь я любил детей моих
и баловал притом

хвалился я, что мой сынок
в учебе, спорте лих,
зато чужих терпеть не мог,
зло сплетничал про них

была красавицей моей
моя родная дочь,
я покупал наряды ей,
не зная как помочь

и думал я себе: Ого,
завидная родня!..
из них не вышло ничего,
как прежде из меня

Жизнь моя стаяла на нет,
подобная свече;
я еще десять долгих лет
лежал в параличе

считала старческие дни
проклятая родня,
и даже отпрыски мои
покинули меня

Свечной огарок догорел,
и, Серафимов зря,
я напоследнее прозрел,
что жил на свете зря

Так что ты буйной головой
не встряхивай, дураш:
сегодня ты еще живой,
а завтра будешь наш

- Да, полно, дядя, я ищу
тут девушку одну.
давай тебе я опишу
ее. Поможешь, ну?

- Нашел где девушек искать!
здесь нету ни одной.
напрасно времени не трать
у стариков, родной

иди по Красной мостовой
к заставе Тополя,
а там за Пьяной слободой
путь в Скорбные Поля

и где то там подземный ход,
он выведет тебя
к Обители Лазурных Вод,
там может быть твоя

- Покеда, дядя.
Ну и ну!
как они тут живут
у этой серости в плену,
и вечность - их капут!

Чудны, о, Господи, порой
создания твои!
красавица или герой -
пожалуйста, твори

из матерьяла своего
лепи побольше их!..
но вот зачем и из чего
ты делаешь таких?!

И хорошо еще, что так,
хоть этот полусвет,
а ведь у кошек и собак
посмертья вовсе нет!

*****

Иду по Пьяной слободе,
гляжу по сторонам:
не наблюдается людей,
а свиньи здесь и там

Себя топившие в вине
(как сталось на Руси),
вселились пьяницы в свиней
и хрюкают в грязи

ни лиц, ни душ, ни глаз, ни крыл!
для всех один тупик:
ворочаются сотни рыл
довольных и тупых

Дома жильцам своим подстать,
свинарники на вид,
по узкой улочке стоять
их так и сяк кривит

грязь по колено и навоз,
противный мелкий дождь -
вот куда черт меня занес,
дороги не найдешь!

Гляжу, кроме свиней-пьянчуг
животных и других
хватает здесь и все невдруг
похожи на "своих"

воришки, жулики - в телах
осмеянных пород:
вон на мошенниках-ослах
катается народ

Душа страстям своим тюрьма,
но бесы удальцы,
и выжившие из ума -
всё здешние "жильцы"

Опустошили души их
сквозняки страстей,
и поселились бесы в них -
не в качестве гостей

из мужиков и вздорных баб,
окончив свои дни,
реинкарнировались в жаб
безмозглые они

в болотной слякоти висят,
жрут мух и комаров;
вон тот жабун - ни дать ни взять -
сосед мой Комаров!

такой же лупоглазый был
и жирный, и тупой,
жену свою жестоко бил
в очередной запой

злой неуживчивый мудак,
он спятил поделом,
стал без штанов ходить, дурак
и мазаться дерьмом

пугал соседей целый год
(а впрочем, не болел),
свалился в яму нечистот,
да там и околел

Здесь и уроды всех мастей,
тупицы всех сортов,
лентяи, бестолочи - те
кого "обидел бог"

Зверинец прямо, зоопарк!
где гуманизм?Темно!
и беспросветный только мрак,
животное одно

зачем рождаются живут
безумно ближнего жуют
воруют, топчут, лгут -
вперегонки бегут

книг не читают, ничему
учиться не хотят,
должают чувству и уму
и лайкают котят

17-й как будто век!
из всех отличий лишь -
на кухне газ, в сортире свет,
авто за 300 тыщ

а так всё то же. до сих пор
жгли б "ведьм" на кострах,
когда б не глупости позор
и не закона страх

Но дальше надобно идти,
и я признать готов:
у здешних зомби не найти
мне Таниных следов

фонтану радостных идей,
глотательнице книг,
конечно, Танечке моей
не место среди них!


© Copyright: ФЕЛИКС ЛАНСКОЙ
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика любовная
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 31
Дата публикации: 11.04.18 в 20:33
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100