Логин:
Пароль:
 
 
 
Кладбищенская комедия - 8
ФЕЛИКС ЛАНСКОЙ
 
ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Когда в Москву меня опять
заносит в сентябре,
я не могу не побывать
в Донском монастыре

здесь похоронена-жива
у вековых дубов
вся именитая Москва
запрошлых двух веков

штабс-капитан Сухозанет,
майорша Ильина,
девица 43 лет
Волконская княжна

статский советник кавалер
сенатор Каблуков,
сержант гвардейский гренадер
Виктор Кузмич Козлов

почетный гражданин Деньгин,
профессор Снегирев,
младенец Ваня Лопухин,
граф Николай Орлов

кор-нет Толстой... Апреля... дня…
восемьсот первый год…
его же бы-ло-жи-тия
двадцать и один год…

Гербы голицынские в ряд,
купцы, чиновный люд…
и Салтычиха, говорят,
зарыта где-то тут

У них дубовые гробы.
дуб медленно гниет,
так что посмертной их судьбы
еще лет на пятьсот

лежат себе в гробах своих
добротных, пофиг им,
что происходит у живых
над уровнем земным

Xотел бы и я тоже лечь
на Девичьем, Донском,
лежать там Пушкиных стеречь
под мраморным куском

не Чаадаев я, ну что ж -
мой вечный будет дом
на нашем кладбище хорош,
заросшем и родном

*****

В столицах суетно и жить
(Москва и Петроград),
душа и вовсе не лежит
во ящик там сыграть

Столичных кладбищ новизна,
до горизонта даль!
там бесприютна и весна,
тем более февраль

как одиноко было б мне
под номером лежать
в той подмосковной суглине -
хоть плюнуть, да бежать!

А в остальном, имею честь!
тепло мне на земле  -
что Катя Ласточкина есть
в Донском монастыре

*****

Мои любезные отцы,
хотел бы я отдать концы
так, чтобы все о том
узнали лишь потом

хочу, чтоб смертью полютей
взыскал Господь меня,
чтоб без ухода и людей
лежал я, смерть маня

чтобы за гробиком моим
в слезах никто не шел
и чтоб сосновый крест над ним
пришелец не нашел

Забав у русских много есть,
но после од и сечь,
это особенная честь -
безвестным в землю лечь

Цветаева, Хармс, Мандельштам,
князь Меншиков и тот
солдат, за всех лежащий там
у Троицких ворот -
к ним бы в компанию и мне,
во гробике таком
дубовом, да в сухой земле
лежать холостяком

и не тревожил бы никто
чтоб косточки мои,
где положили - там и то
они там и свои

Кто моду взял переносить
останки?! по рукам
таких умельцев надо бить!
повадно ж дуракам!

ни здесь ни там приюта нет
разбуженным костям,
не внятен им родной привет
ни здесь уже, ни там

Бездомны Гоголь, Ленин, Блок…
Цветаеву зато
и Мандельштама спрятал Бог,
чтоб не нашел никто!

И не кримируйте тела,
не жгите дом души,
где столько лет она жила -
без тела мы бомжи

придешь к могилочке и связь
почувствуешь не зря:
в земле души осталась часть,
тихонько фосфоря

Короче, мне б дубовый гроб,
как вечной жизни дом,
века несчитанные чтоб
я спал спокойно в нем

но, уплывая в дальний путь,
"переживая" век,
хотел бы я хоть что нибудь
заначить в мой ковчег

пускай положат в ноги мне
тетрадочки мои -
и можно в Вечность по волне
"янтарного Аи"…

*****

Ползут часы, идти бы мне
в поход с моим мечом,
а я валяюсь на спине,
разбит параличом

Конец, ребята, я готов,
попал под колесо!
мычит склонившись бедный Штоф
и лижет мне лицо

ни ног не чувствую, ни рук,
расплющил тело вес…
но дева Ангел ко мне вдруг
спускается с небес

чела высокая гроза,
бровей крылатый свод,
темны огромные глаза,
подернут скорбью рот

век неподъемная печаль,
взгляд гордый и прямой,
змеятся кудри по плечам,
повязаны тесьмой

неуловим протяжный шаг,
светла она во мгле,
и крылья тяжкие шуршат
за нею по земле

- Господь всемилостив, аминь.
я Ариэль. без слов,
к тебе я послана Самим:
встань, рыцарь, будь здоров!

Так я от смерти убежал.
вмешался в дело Бог!..

(я просыпаюсь, отлежав
себе весь правый бок)

*****

Ну, погоди, гадюка смерть!
я парень не простой!
век мой заранее не мерь
и на пути не стой!

не запугаешь ты меня,
мы все равно уйдем,
напишут наши имена
на чучеле твоем!

ты, знаю, шулерша и друг
мне скажет: не дуркуй!
с ней не играй! - мне скажет друг…
но, черт с тобой, банкуй!

*****

И продолжается игра.
поблизости нашлась
на новый уровень нора,
кустами скрытый лаз

но луч фонарика пронзил,
и Штофа верный нос
повел меня в кишки могил,
и черт меня понес

Подземный ход уводит вниз
в противный мир мокриц и крыс,
в мир плесеней, луж, тин
и мерзских паутин

довольно узкая нора
и перепады жесть! -
где в полный рост идти пора,
а где-то чуть пролезть

течет зашиворот земля,
всё корни да грибы;
на языке сплошная "бля",
по сторонам гробы

торчат из осыпей. иду
пинаю черепа -
еще я если не в аду,
то это в ад тропа

*****

Вдруг старый аист Сиганер
забил, заклекотал
(так он на птичий свой манер
меня предупреждал)

гляжу я: дверца есть в стене
покрытая резьбой,
мерцает фосфором на ней
пентакль голубой

толкаю тяжкое кольцо.
дверь, скрипнув, подалась.
сидит, склонив к столу лицо,
старуха - вот-те раз!

простоволосая карга,
словно былинная яга,
глаза как два огня
всплывают на меня

Пришел? - скрипит она, - упрям!
я Марья, знаю я
про вас с Татьяной, в помощь вам
есть магия моя

ты зря железом не звени
и на рожон не лезь,
чайку напейся, отдохни
под мирным кровом здесь

забудь на эту только ночь
похода кутерьму,
а там посмотрим, чем помочь
несчастью твоему

Каморка ласковой яги
полна кореньев, трав,
сушеной жабьей требухи,
бутылочных отрав

Ты ведьма, - спрашиваю. - Да.
я Марья, но не бойсь,
не причиню тебе вреда,
расслабься, ты мой гость

чаек душистый у меня,
пей, миленький, не трусь.
боишься, чашки поменяй…
- Да, ладно, я не трус

Что Светка, думаю, плела
про ведьмины дела?
старуха, кажется, мне друг
и я не враг старух

*****

Пьем с бабкой чай, прикольный чай
из незнакомых трав,
под ведьмин шепот волны чар
туманят мою явь

Гляжу, а ведьма-то моя
помолодела вдруг
и стала, прелестью маня,
девицей из старух!

свежа как утренний цветок,
бела как первый снег,
и губ багровый лепесток,
и ночки тяжких век

каскады черные волос,
магниты черных глаз,
красиво выточеный нос…-
короче, высший класс!

грудной приятный голосок,
журча как ручеек,
приятно сверлит мне висок,
(опять же и чаек…)

- Что, хороша ли я дружок?
гляди как хороша!
прости себе этот грешок,
ревнивая душа

закрой глаза, доверься мне:
все таинства любви
ты заберешь в моем огне,
а я возьму твои

какие сиськи у меня!
какие булки - лапь!..

обвив, впечатала змея
мне поцелуя кляп…

*****

отяжелел я, очумел,
наполнился свинцом…
но вижу ведьмин беспредел:
вдруг с бешенным лицом

замахивается она,
(в руке у нее нож
сверкнул!) сверкнуло мне: хана!
кончаюсь не за грош!

закрыл от ужаса глаза…
но тут мой верный Штоф
схватил падлюку эту за
запястье рвом клыков!

от боли взвизгнула она,
а я, очнувшись вдруг
от зачарованного сна,
загреб меч силой рук

махнул, как перышком, мечом,
и ведьмина башка,
расставшись с ведьминым плечом,
помчалась в три прыжка

схватил за волосы башку:
а ну-ка, говори
(а то отдам тебя дружку)
где Таня?! Раз, два, три!..

не притворяйся мертвой, ну!
состарилась опять?!
ждала покамест я усну,
морщинистая б…!

- Ну, ладно, - ведьмины глаза
расклеились, - иди
за дверь трефового туза,
Галера не буди;

считая третий поворот,
налево повернешь
и выйдешь там наоборот,
если вобще дойдешь…

Глаза потухли, стих смешок.
я, взять башку с собой
решив, метнул ее в мешок,
в рюкзак походный мой

- Спасибо, Штофчик, милый друг -
не жить бы мне теперь!.. -
перешагнув чрез ведьмин труп,
вываливаюсь в дверь

- Не ведьма просто, а свинья!..
вот сволочь, ты скажи!
и ведь почти поверил я
ее коварной лжи!

ну что ж, урок мне дураку,
а Господу хвала,
не выдал он меня Врагу,
как вшивого козла

повеселились и пора
нам дальше в дальний путь,
ведь эта чертова нора
выходит где нибудь!

*****

Идем примерно с пол часа,
и вот передо мной
четыре двери и туза
четыре, трефа - мой

трефовой масти на двери
дубовой черный крест
(дверь высотой аршина в три
и толщей дюймов в шесть,
окованная на манер
всех крепостных дверей)
приоткрываю силой дверь;
протиснувшись, за ней
огромный вижу зал во тьме.
чудовища колонн,
эхо шагов - все это мне
не нравится! кто он,
этот Галер? - тревожусь я.
Эй, ведьма, отвечай!
кого мне чертова семья
оставила на чай?!

Но ведьма - мертвая - хитрит.
позеленела аж.
ну - себе думаю - старик
готовься и не мажь!

А как то мерзко, затхло, вонь,
что-то следит за мной,
какой-то шепот или стон
аукает за тьмой

во тьме фонарик бестолков,
кидается вокруг,
как собачонка на волков,
сжимающих свой круг…

и тыкается в ...паука
огромного как конь!
е…!! - слетает с языка.
Паук спит вроде, вонь
от его рыла - караул!
Галер, походу, он.
пусть спит загробный караул,
не потревожим сон!

иду на цыпочках вокруг…
тут ведьма из мешка
как завизжит сиреной вдруг,
проклятая башка!

я так и обмер: вот дерьмо!
проснувшийся паук,
на меня бросился - само -
и выбил меч из рук -
я не успел разинуть рот!!

вот пячусь, на меня
он на своих ходулях прет -
неловкая фигня!..

ведьма ликует: смерть ему!
ату его, Галер!
тут я схватил ее саму,
как бомбу, как ламбер
и в арахнида запулил.
раздался страшный взрыв!
меня обломками накрыл,
сознания лишив…

*****

Прошло не знаю сколько, я
очухался. паук
был уже горками тряпья
кровавого вокруг

Вот это да! какой кошмар! -
всем телом я дрожу,
паучий беженец, комар,
от радости жужжу

Прикончил чертова божка!
Приветик сатане!
однако, ведьмина башка
как пригодилась мне!

*****

Придя в себя, волшебный меч
свой отыскав с трудом,
я, в опасеньи новых встреч,
спешу этот дурдом
скорей покинуть. вижу дверь,
нет дверцу - чуть пролезть.
туда придется мне теперь.
ну что ж, имею честь!

налево третий поворот
по земляной кишке…
но как уйти "наоборот"? -
я в каменном мешке!

только могильная плита
в полу, везде тупик;
соврала ведьма, дверь не та,
вернее был туз пик

Какой-то склеп! где выход? вход -
и только! неужель
здесь мой закончится поход?
хоть бы какая щель!..

только гранитная плита:
"Безроднев мещанин…" -
и больше нету ничерта,
блин!

Наоборот - то может вниз?!!
рублю эту плиту…  -
И свет врывается как приз
в гнилую темноту!

© Copyright: ФЕЛИКС ЛАНСКОЙ
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика любовная
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 4
Дата публикации: 11.04.18 в 20:39
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2017 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100