Логин:
Пароль:
 
 
 
Кладбищенская комедия - 14
ФЕЛИКС ЛАНСКОЙ
 
ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Умчалась уточка, пути
не показала - сим
подброшу перышко: лети! -
и поплетусь за ним

Сказано-сделано, иду,
а перышко летит;
не уставая, как в бреду,
преследую магнит -

и по горам, и по лесам,
сквозь дождь и снегопад,
и по степям, и по пескам,
вперед, потом назад

Проходят дни, недели, нет
скитаниям конца,
и только ветер, дождь и снег
встречают молодца

там то засада упырей
в ущелье, то завал,
то волки(я бы тех зверей
волками не назвал!)

то заросли такие, что
дорогу прорубать
всерьез приходится, а то
оборотни опять!

клыки с ладонь, глаза горят,
шерсть дыбом - просто жуть!
их пасти клацают подряд,
вот, кажется, сожрут!

но я работаю мечом,
и мой волшебный меч
играет - всё нам нипочем
от этих жарких встреч!

За мною чучелки мои
плетутся по пятам.

Вот мы пришли на край земли
и заблудились там

идем-идем, идем-идем…
на холм, с трудом дыша,
взбираемся: старинный дом
в четыре этажа!

там приземлилося перо,
и Голос подсказал,
а я булатное перо
наизготовку взял

Что это, думаю, за дом?
уж, видно, неспроста
пришел я путанным путем
неведомо-сюда!

Век 18-й - навзгляд,
доходный, словно, дом,
гипсы амуров и наяд
и греческий фронтон

скулит как будто странный зверь,
или как труп в петле
полуотворенная дверь,
повиснув на петле

вхожу. Протяжный коридор
гостиная: в чехлах
картины, мебель, пыльный вздор,
потрескавшийся лак

скрип пересохших половиц,
доспехи, чучела
каких-то кровожадных птиц,
кривые зеркала

повсюду конченый бардак,
из окон пыльный свет;
я поднимаюсь на чердак,
как будто там ответ

Вот, очевидно, моя цель:
я в комнатке пустой
и Черная мадмуазель
стоит ко мне спиной

гляжу, испытывая шок
и смутную печаль,
на окативший ее шелк
и темную вуаль

гляжу на гривы ее медь…
и говорит змея:
не узнаешь меня? я Смерть.
вот и такая я.

ты, очевидно, удивлен,
ведь по привычке ты
воображаешь капюшон
и прочие понты

но не старуха, не скелет,
не чучело с косой, -
я королева и конь блед
несет меня грозой!

великолепна, холодна,
летаю над землей
и жизнь мне каждая видна,
но я не бью стрелой
сердца их трепетные. Пфуй!
какая клевета!
я выпиваю поцелуй
мертвеющего рта

а женщин и детишек в лоб
целую, словно мать.
так злость моя - людской поклеп.
зачем мне убивать?

Что по сравнению с моей
дев смертных красота!
как солнце, взгляд моих очей,
язвительны уста!

твои красавицы - костей
косматые мешки,
внутри которых всех страстей -
печенки да кишки

из углерода и воды
составлены на грех
их полукруглые зады
и разномастный мех

ты говоришь любовь сильна?
чушь, бешенство полов,
флирт, развлечение она,
рисунки пацанов

любовь вам нежно бередит
скучающий жирок,
предупреждает простатит,
трубит в дурацкий рог

она рожает вам детей,
заводит вам семью,
комод, двуспальную постель
в супружеском раю

Ромео с Юлией! Ах, ах!
затасканый лубок.
оборотилась с ними в прах
их вечная любовь

подумай только, если б я
не обвенчала их,
всего банальная семья
и вышла бы из них…

Врешь, потаскуха, говорю, -
над нами ты царишь,
служа Небесному Царю -
и в этом весь твой шишь!

веронцев славных ты не трожь!
бессмертные они!
а ты, бессильная, мне трёшь!..
короче, не гони!..

не знаю, что это любовь,
или другое что,
но Танька плоть моя и кровь,
и жизни пульс за сто!

самоотверженной любви
примеров без числа,
о них расквашивают лбы
тупые силы зла!

ну ты подумай не тупя,
две тыщи лет уж как
на ноль помножили тебя
и Крест - победы знак!..

- Не будем спорить, пустяки.
что собственно до вас
с Танюхой - ты ее руки
выпрашивал у Нас

добрался все-таки сюда,
назойливый Орфей,
пришел, упрямая балда,
за мертвенькой своей

никто из бывших до тебя
сюда не достигал.
аж то Таланта, всех рубя,
дошел один нахал

но тоже голову сложил.
из останильных никто
так удаленно не служил,
все умерли где кто

всех порубили их живьем,
или пришпилили копьем
солдатики мои
ребятки-упыри

но ты всех наших победил
и все преодолел,
сражался словно крокодил,
или пожалуй лев

ты видел ад и видел рай,
мечом махал в бою…
ну и, пожалуй, забирай
красавицу свою…

*****

Исчезла Смерть, задул сквозняк
огарки свеч, и в лоб
гроб показался мне в сенях,
свежеотрытый гроб

сосновый ящик на столе
(не именинный торт)
в земле пробывший много лет,
давно не первый сорт

и вздрогнул я, и побледнел,
я вспомнил этот гроб
(он не настолько почернел
мне обознаться чтоб)

Взяв себя в руки подхожу,
отбрасываю прочь
гнилую крышку и гляжу,
не в силах превозмочь
немого ужаса; покров
тяну - и что искал
мне открывается: зубов
коричневый оскал,
в платье невестином костяк
протянутый в гробу,
остатки тлена на костях
и венчика на лбу

глазницы, скулы... эх ты, мать! -
объедено мясцо.
пытаюсь в черепе узнать
любимое лицо

в перчатках ручки кружевных,
на пальчике сухом
мое колечко(был жених
и вышел женихом)

Усиливая ужас мой
у мертвого "мяча"
отпала челюсть, надо мной
беззвучно хохоча

и показалось это мне,
как будто Cмерть сама
хохочет. холод по спине
пробрался, без ума
я отошел от гроба прочь
и, потрясенный, там
стоял, не в силах превозмочь
брезгливости к костям

*****

Стоял, не мог прити в себя
и вдруг одним глазком
увидел в зеркале себя
беззубым стариком!!

час от часу не легче! что
такое за кошмар!
морочит смерть меня, не то,
бесстыдством своих чар?!

Какой придурок рисовал
развалины мужчин,
волос ошмотья, рта провал
и борозды морщин!

Да неужели это я?!
не может быть! - но я:
рука иссохшая - моя,
царапина - моя

как будто мне вдруг стало 100!
ну точно, я старик.
(и самочувствие не то
в единый стало миг)

столб атмосферный надо мной
удвоился, не мог
унять дрожащих рук и ног,
меч сделался клюкой

*****

Смерть вновь - откуда ни возьмись:
солдатику привет!
ну как тебе такой сюрприз,
неугомонный дед?

что, не нужна тебе любовь?
напали холода,
остыло сердце, в сердце кровь
холодная вода

какой-то сморщенный ты весь,
как выжатый лимон;
есть у меня тебе невест
на выбор миллион

старушек много у меня -
любую выбирай!
я вижу полон ты огня
жениться тебе - край!

да и невестушка, гляжу,
как надо, огонек!
вот я ей челюсть подвяжу -
и к делу, куманек!

Неугомонный Ланцелот,
бездарный стихоплет,
чего стоишь разинув рот,
беззубый кашалот?!

хотел погибнуть как герой,
раскинувшись лежать
с мечом в грудине под горой,
из девок слезы жать?!

а еще лучше - обокрасть
меня! чуть отвернись,
уж он и лезет каждый раз,
выманивает жизнь

такой весь молодец себе!
такой весь молодец!  
не улыбался ли тебе
комический конец?!

Я как в тумане, нету сил.
хохочет дама пик:
ты героически бузил,
но угодил в тупик

не намочи штанишки дед!
бедняк, в твои 100 лет
других не остается дел,
как ползать в туалет

Как презирал ты стариков
уставших от тревог,
ты престарелых дураков
тогда терпеть не мог

и вот развалина ты сам.
и прелести девчат
к твоим не тянутся глазам,
желания молчат

Ты надоел мне как репей,
спасатель, супердед.
за перебор плати теперь,
условий больше нет

тебя я больше не прошу,
живи хоть здесь, щенок…

горбатый, прочь я уношу
ходули ватных ног.

*****

Гроб обхожу и вижу вновь,
пытаясь пожалеть,
мою истлевшую любовь,
облизанный скелет

Когда то я ее любил,
за ней сюда пришел,
мечом махал, рогатых бил
и... гадости нашел

когда-то губы целовал,
которых больше нет,
и эти плечи обнимал,
вот эти кости! Бред!

смотрелся в карие глаза -
от них осталась грязь
в глазницах - смерти чудеса -
к ним не привыкнешь враз

все это больше не мое.
зачем я шел сюда?
все ж поцелую я ее,
прощаясь навсегда!

слукавил.(думаю, авось,
как в сказке Елисей,
щас поцелую ее кость
и жизнь проснется в ней!)

Склонился, воздух задержал,
сжал рот, глотнул слюну
и череп в лоб поцеловал,
и притаился: НУ?!..

но не случилось ничего.
не грянул с неба гром,
для ожиданья моего
не развалился гроб

скелетик плотью не оброс
как в амерском кине,
любовь моя на мой запрос
не отвечала мне

*****

облом. ну что ж, навек прощай,
любимая моя!
внимания не обращай
на глупого меня

Я умираю, мне конец.
жаль, там, куда уйду,
я, как любовник и юнец,
к тебе не подойду

зачем я старый тебе там?
тебе-то молодой!
да и не пустят меня, Тань,
в твой город золотой

к подругам ветренным вернись
и к играм навсегда,
но ты, пожалуйста, мне снись
хотя бы иногда

пусть снится мне твой гибкий стан
и образ милый весь,
и твой цветастый сарафан,
и родинка вот здесь

пусть снится мне твое лицо... -
в лихой моей судьбе.
отдай же мне мое кольцо
на память о себе

а я, беззубый старикан
(поверить не могу!),
приду в "наш" бар, возьму стакан,
тебя подстерегу

когда с подружками опять
смеющейся толпой
зайдете вы потанцевать,
побуду я "с тобой",

ничем не выказав себя,
и ты не обращай…
прощай, и если нам судьба…
то навсегда прощай!

Колечко с "пальчика" ее
я на мизинец свой
переодел - ну вот и всё,
пожалуй и домой.

*****

по старине, собравшись в путь,
у гроба посидел,
через слезящуюся муть
на "Танечку" глядел

глядел на черепа оскал…
и вдруг - порыв души -
склонился и поцеловал,
губами задушил!..

*****

...И получилось!! скететон
стал Танечкой! Она,
проснувшись, выдохнула стон,
защурилась со сна!

Живая, заспана, тепла,
чепец досадный свой
стянула, волосы волной
на спину пролила!

села, увидела меня
(а старости гипноз
прошел, и в восхищеньи я
щипнул себя за нос)

Cхватились мы, я подхватил
ее и закружил
по комнате, я говорил,
кричал, смеялся, жил!..

*****

Исчезло все - и гроб и дом.
остались только мы,
остались только мы вдвоем.
окрасились холмы
рассвета кровью. Красота! -
сказал я, - погляди,
Танюша: будем жить до ста,
вся жизнь впереди!

Мы оглянулись: на холме
чернела наша смерть,
непобежденная вполне,
надменная как жердь

бессильной злобы ее взгляд
нас провожал сверля
(воображаю как треклят
был в ту минуту я!)

как жгли уголья ее глаз!
и холодела кровь,
что не отпустит она нас,
или достанет вновь

но смерть была в параличе.
маячила вдали
столбом с вороной на плече,
а мы спокойно шли

мы уходили как те Кай
и Герда от Зимы.
не хмурься тетя привыкай, -
ей пожелали мы

*****

Вот эдак, хоть не по прямой,
Смерть проиграла спор,
а мы притопали домой,
да и живем с тех пор

с тех пор проклятая Вдова
не приставала к нам,
приснилась только раза два,
но мы не верим снам

я даже думаю, а вдруг
теперь с Танюхой мы
перехитрили наш каюк,
сбежали из тюрьмы

перегорела наша смерть.
повторно не придет
за нами, выпали из смет
еешных мы... - и вот!

посмотрим так ли, а пока
мы весело живем -
в уютном домике, река
струится под холмом

вишневый садик с уймой птиц,
букашек и цветов.
всех нас - мы с Таней, рыжий шпиц,
да несколько котов

бормочут ходики, камин
теплеет, мы вдвоем,
и вокруг нас огромный мир
в котором мы ЖИВЕМ.

© Copyright: ФЕЛИКС ЛАНСКОЙ
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика любовная
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 63
Дата публикации: 11.04.18 в 20:47
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100