Логин:
Пароль:
 
 
 
ПАВИЛЬОН «СОН У МОРЯ»
Николай Зиновьев
 


Павильончик «Сон у моря»
много лет тому назад…
Тощий Вася, бледный Боря, –
койки с тумбочками в ряд.
На краю социализма,
в царстве лавра и мимоз,
в час кефира, после клизмы,
начиналось действо грез.
И лишь изредка по ветру
к нам сюда издалека
доносился визг оркестра
из ночного кабака…
Но, укрывшись от веселья
акварелью тишины,
как неведомое зелье,
мы отведывали сны.
Павильончик «Сон у моря»,
выходящий на лазурь,
даже не профилакторий,
так, благая чья-то дурь,
во спасение от горя,
от людских душевных бурь.
Всем в течение сезона
полагались, как бинты,
бирюзового озона
кубометры красоты.
И у всех по полотенцу.
И на всех один режим.
Тот – с подагрой, этот – с сердцем.
Помню, вечер… Как младенцы,
мы, закрыв глаза, лежим…
А над нами – волны бриза,
близость эта божества.
И озноб прибоя снизу.
Дремы первой кружева,
лунным вздохом по карнизу
пробегающей едва…
И в спасительные дали,
лишь погаснут фонари,
Вася с Борей улетали,
возвращаясь до зари.
Был батумец Берулава
весь – сплошная худотень.
Говорят, соседа справа
заразил он в первый день.
И пошла гулять душевно
той заразы череда.
Заболел учитель Шефнер
и литейщик Дорошенко…
И так дальше… По рядам.
Проверяли нас по норме,
брав анализ на «манту».
У меня открытой формы
обнаружили Мечту.
Так меж выдохом и вдохом
весть ворвалась к нам в жилье –
от какого-то там Коха,
хоть не ждали мы ее.
Кубик-рубик. Терринкур.
Умер тубик. Перекур.
* * *
Сон у моря. Берег детства.
Сквозь земные миражи –
фиолетовое бегство
в чью-то розовую жизнь.
Сон у моря. Миг отсрочки.
Запах вечности навзрыд.
Нету спички… Свет – от строчки.
Сон лиловых Атлантид…
Пусть не знали Вася с Борей,
что там будет впереди,
улетучивалось горе
из болеющей груди.
И такое начиналось!
Не кончалось до утра.
В море лодочка качалась
чашей, полной серебра…
Странно так она светилась.
Может, это НЛО
темноту пробить стремилось
подсознанья моего?
Чайки утром мне шептали:
«Это в час семи ветров
три рыбачки вам собрали
снов серебряный улов…»
Я, конечно, верил чайкам,
тайный выучив язык,
и, накрывшись серой байкой,
рифмовал их вещий крик.
Но однажды, словно выход,
шаг из мрака в полутьму, –
сон чужой причалил тихо
к сновиденью моему…
Ночь. Барак. Обрывки бреда.
Незнакомые края.
Рваный кадр… Год Победы.
Под конвоем с кем-то еду…
Стоп. Так это же не я!
Это просто сон соседа
из чужого бытия…
И сквозь сон – навылет – крики!
Но не чаек, а людей.
Были лица. Стали лики.
Все в окладах из цепей.
Инженеры. Балерины.
Полководцы. Доктора.
Человеческие спины.
А на спинах – номера…
В руднике проклятом Ленском,
как в машине адской той,
на спидометре вселенском –
черных чисел бег сплошной!..
Я вскочил посреди ночи.
Я очнулся, весь в поту…
Сел. Смотрю – сосед мой, летчик,
спит, набравши высоту.
В перелете сверхдалеком,
может быть на остров Крит,
с перебитым левым легким,
как с крылом подбитым, спит…
И казалось мне, что летчик
всех поднял нас в синий мрак.
И летел тот павильончик,
так похожий на барак…
Сон у моря. Сон – дорога
в лунном холоде зеркал.
Летчик! Отдохни немного.
От земли ведь ты устал.
…Но душа явилась к Богу.
Утром летчик не дышал.
Небо опустилось в нем.
А в семь тридцать был подъем.
С ним повязанные сном,
мы несли его втроем.
И средь наших грустных тел
он все больше тяжелел.
Не хотела мать-землица
отпускать на волю птицу…
Сон у моря. Давний сон.
И зачем приснился он?

                           октябрь 1997г

© Copyright: Николай Зиновьев
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Поэмы и циклы стихов
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 35
Дата публикации: 15.06.18 в 09:51
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100