Логин:
Пароль:
 
 
 
Хранитель стихий
Николай Весник
 
Не стал испанец спорить тот час в храме
И  отодвинул в сторону  жреца,
Взирал на камень алчно  и   упрямо
Лишь   дрогнул мускул мрачного лица

Когда заговорил  встревоженный  служитель храма:
«Не трогай чужеземец, этот камень
Он дар богов  самих, и потому святой
стихии всей земли ему все служат
С ним счастлив тот,  в чьём сердце  пламень
И чьё служение с честью дружит»
Что для испанца,  чей то аналой?
Тогда в сам спор вмешался меч
Привратник тайных мыслей,  встреч
и споров чуждых всем, и боль  его  и  драма

Испанец уходил, забрав с собой   дар богов
В полнейшей тишине, не оглянувшись, на того
Кто тихо  на алтарь  в крови сползал
Лишь  звук шагов его, пространство замыкал
И надвое делил его и мысли умиравшего жреца
В  холодной мрачности   упрямого  лица
конкистадора
не знавшего в тот миг ни чести, ни позора

В Испании уж камень, где им  любуется король
Затем  в Шотландию, союзнице, Марии
вот так всегда меняется   порой  
и роль сама  вещей,  которые  правители дарили
Ещё не зная толком,   ни сути их, ни  смысл самих вещей
И то сказать, знаток всех ценностей Кощей
А знатоки семейных щей
Не ведая в них  смысла
Все забывали мысли
Ей, ей, не зря  кочуют мысли в свете
Умна, умна Елизавета
И потому она  его  вручила  Дрейку
Пирату знатному, грозе всех моряков
«Давай ка Дрейк, без дураков
Твой выбор невелик – иль камень этот или рея»
«Уж лучше  мне служить вашей  короне
Мне  честь,  и вам  здесь нет  урона»
«Прекрасно Дрейк. Вот грамота, служи своей Отчизне
Отныне и до тризны
Будь стражем всех морей
И земли новые, под флаг  своей  державы
Пусть не страшит тебя ни  северный борей
Ни тропиков всех зной, ни ураганы
С тобой все ветераны
И вы старатели своей  и доблести и славы»

Нам  дни пиратских приключений  не след искать
И не к чему, да и кому  вменять вину
И отторгать, что было ложно
Да и понять их невозможно
Нет, всех перипетий не понять
И правду не отыщешь ни  одну

Уже в Руси дремучей, славный камень
Где Иоанн, не мудрствую лукаво
Его в ларец упрятал, как Кощей
( наверное до лучших самих  дней)
Так двести лет всё и  лежал  тот камень
В покоях царских, не ведая ни бунтов, ни чумы
Ни распрей симбиозных, что в умы
Порой вплетаются, как дикая всем ра’мень
Пока  в век «золотой»  Екатерины
Она сама устроила смотрины
Всех драгоценностей, ведь женщина она
К тому же и царица, а любопытство не порок
А новых знаний лишь  урок
Да и царица ведь умна ( хоть и немного и шальная)))

Она Суворову  сей камень подарила
В знак  уважения как воина, стратега
Заложника побед, чья жизнь  полна стремительного  бега
Но не за славою, за честь самой Отчизны
И так  всю жизнь, с рождения и до тризны
И что- то там,  на ухо говорила
(Дань благодарности,  уму, таланту, воле?)
Перед Суворовым склонимся мы невольно
Кто Альпы грозные русским штыком пронзил
Кто честь саму Державы  сохранил
Железным жезлом, лбы вбивал по плечи
И был всю жизнь, стратегом и предтечей

По случаю, он камень возвратил
Но не царице, самодержцу, Павлу
Когда чин новый, свой последний получил
Заслуженный в боях, и потому тем славный
Но камень Павлу не помог
(Хотя, наверное, и мог)
Правитель сей, был истеричен, капризен, странен, апатичен
И всюду, всюду Павла взор
Являл немилость и укор
Конец печальный, для царя
Но между нами говоря
Не столь истерика опасна,
Её терпеть можно согласно
С державной мыслью  заодно
И усмирять смирением зло  
страшней  её    лишь   сумасбродство
Избавь нас Бог  иметь с ней сходство

Уж  камнем сын владеет, Александр
Всегда при нём  волшебный  дар
В грозу двенадцатого года,
« скажите, кто тут нам помог?
Барклай, зима,  иль русский Бог
Остервенение народа? »  
дубина ли самой войны
Когда на зов самой страны, её  достойные сыны
Явили  честь  Бородина
Или  помогла  Березина?
Как прав наш классик, ох как прав
У русского особый   нрав
Любовь к  самой  святой Отчизне
В нас от рождения и до тризны
И умирать не страшно нам
Свобода – лучший фимиам

Зачем искать нам здесь следы
Мы не растопим даже льды
Всех мыслей тайных,   симбиозных
Порой   даже одиозных
Судьба нам камня интересна?
Опять в ларце, где мир сам пресен
И так сто лет, до страшных  дней
Под око  пьяных  упырей
Теперь уж камень  носит Фрунзе
Военачальник  с тяжким грузом,
былых всех дней, её примета
Но видно только ноша эта
Не просто всех стихий мерило
И служит тем, кому по силам
Сам  мир  стихий, а не война
Да и стихия  тут  вольна
Сейчас лежит он в Эрмитаже
Хранитель мыслей эпатажных
Нет, не своих, людских конечно
И все стихии,  с камнем  вечны




© Copyright: Николай Весник
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 80
Дата публикации: 26.07.18 в 22:17
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100