Логин:
Пароль:
 
 
 
Венок двухрифмных сонетов
Александр Белоус
 







(данный венок сонетов посылался в журнал "Новый мир")


1

Обожествляю броские черты
лица жены и не ищу ответа
на свой вопрос, из пылкой тесноты
вспылавший, как бездумная комета.

Не разгадав причины доброты
моей к твоим бесчисленным приветам,
я движусь без ответа по приметам
и не теряю прежней теплоты.

Настанет фантастическое лето,
и брызнут волны ультрафиолета
на бархат первозданной наготы.

Ты будешь солнцем искренним согрета,
а я – творить твои фотопортреты,
найдя вопрос банальным и пустым.

2

Я не дремал в спокойном кабинете:
мёрз в подворотнях, прыгал с высоты,
задерживал убийцу на банкете,
на стульях спал… На то мы и менты!

Я не подбрасывал патроны и кастеты,
не избивал убогих и крутых,
с начальством не боялся прямоты…
А по ночам писал в блокнот сонеты.

Я пробирался в дальние скиты,
летал на звёзды в гости к запятым,
таможни проходя без документов, –
а утром, наглотавшись кислоты
лечебной, ехал с видом занятым
опрашивать обдолбанных клиентов.



3


Под гнётом государственной пяты
мы жизнь влачим, забыв небес заветы.
Бесчисленны на кладбищах кресты,
а в почве – безымянные скелеты.

Из мрака беспросветной маеты,
презрев угрозу яда иль стилета,
певец корит царя и президента,
но только ухмыляются шуты.

О где же вы, священные персты,
открывшие нам дверь из немоты?
Ещё в разгаре ход эксперимента!

Певец творит бессмертные хиты
и предрекает в блёстках золотых
приплыв ладьи иль звёздного корвета.


4


Мне не достать киношного брюнета
по внешности, хоть стань к трюмо впритык.
Когда порой любимая раздета,
замечу меты лёгкой полноты.

Но я в словах открыл порыв кларнета,
цвета небес, оттенки простоты...
А как она шаманит у плиты,
стирает, убирает, шьёт жакеты!

Дышать вдвоём, увы, не рай плаценты:
бывают вспышки слаженного света,
но чаще – ощущенье разноты.

И мы, как любопытные студенты,
храня в сердцах от мрака амулеты,
идём от красоты до красоты.


5


Забросив в угол пыльные штиблеты,
протопавшие более версты,
я вспомнил про вчерашние котлеты
и жадно их достал из мерзлоты.

Ещё я взял – тарелку винегрета,
в стакан налил кисельной густоты…
Но с улицы нагрянули коты
и дико заорали у буфета.

Я не хожу на звёздные концерты:
давно бы стал добычей лазарета…
Но как старались пришлые плуты!

Отдав котлеты сирому дуэту,
я долго слушал сытые куплеты
и гладил распушённые хвосты.


6


В далёком детстве были мы "на ты"
и радовались солнцу первоцвета,
блуждая дотемна – до ломоты
в суставах – по глухим лесам Тайгета.

Теперь мы отрастили животы –
на рокот лет, товарищ мой, не сетуй! –
и крутим однотипные кассеты
с прогорклой дрянью из мирской тщеты.

Мы вертимся в делах, как и планета,
забыв свой смех и молотки крокета,
и детских тайн глубинные пласты.

Но иногда, спеша на оперетту,
мы слышим звонкий голос детства где-то
и вспоминаем первые цветы.




7


Как скоротечно время бересклета:
уж опадают первые листы.
Приходит осень – солнце под запретом
и в фаворитах прочные зонты.

Прогулки совершая по паркету,
мы отвыкаем враз от смуглоты.
Но разум из глубокой глухоты
выводят принесённые газеты.

Читаем про проценты и десерты,
про вето, раритеты и вендетты,
и где кормились синие киты.

Мелькают разобщённые сюжеты,
а в голове – цветенье бересклета
и по реке бегущие плоты.


8

Майку Тайсону

Вы помните блестящие финты
и в подбородок мощные презенты?
Он после первых раундов бинты
снимал и шёл на шумные проспекты.

На деньги от кровавой тошноты
он покупал машины и браслеты…
Всё тяжелей вставалось с табурета,
но громче выли в смокингах скоты.

Спиртное, драки, женщины, кюветы
не привели к порогу честной ренты,
и разбежались масляные рты.

Теперь он с голубями пишет сметы,
закономерно погружаясь в Лету,
и спорит сам с собой. До хрипоты.



9


Автомобиль ворота «Вторчермета»
проехал, голося от духоты.
В те годы я был в звании аскета
и старшим вёз железные пруты.

Я минералкой запивал галеты,
с водителем делясь без суеты.
Где вы сейчас, армейские кенты,
что девушкам дарили комплименты?

О желдорбат и женская диета!
Когда я бодро заполнял анкеты,
то не давал обета слепоты.

Я засыпал под пасмурным брезентом
и видел – каждый раз! – Тебя с букетом
под облаком восторженной фаты.


10


Он в мыслях обошёл все континенты,
ища друзей средь щедрой босоты.
Его кормили праздничным омлетом,
поили чаем в гнёздах нищеты.

Он честно внёс достойнейшую лепту,
чтоб упразднить людские хомуты:
с имущими вёл спор до дурноты
и ратовал за добрые декреты.

Но злой дымок бездушной сигареты,
шампанское, калории паштета
развеяли безумного мечты.

На улицах шныряют рикошеты
голодных пуль. Пылают элементы...
И мир шагнул в объятья черноты.


11


Когда б пройти суровые посты,
блюдущие небесные секреты,
я смог бы из нездешней лепоты
создать до солнца славное либретто.

Рой мыслей небывалой остроты
для чуда мотылькового балета
я б хитростью пронёс мимо атлета…
Но был бы встречен вздором клеветы.

Зачем на голову творца всё это?
Опять терпеть разгромные наветы?
Ужель искусству горнему – кранты?

Я замер у смурного парапета,
не видя просветлённого просвета –
на фоне обозлённой мелкоты.



12


Разбросаны повсюду инструменты,
промасленная ветошь и болты.
Рабочий, закусив сто грамм конфетой,
вдыхает хмель весенней мокроты.

К окну сошлись деревьев силуэты,
подъёмный кран, двора унылый тыл...
Но воздух марта музыкой застыл,
ведь все синицы грянули фальцетом.

У стен железа ржавого несметно,
в курилке распинаются клевреты,
и заводские сумерки желты.

Пора домой, где в снах анахорета
побудки ждут доспехи Пересвета,
а на полатях сушатся порты.


13


Мне вспомнилась смешная кинолента,
где дворник, уходя от срамоты
бытийной, пил до сольного момента
и не боялся ропота святых.

Он утром без трезвона пиетета
шагал из благородной пустоты
по маленькой – в ближайшие кусты,
у совести забыв спросить совета.

Не вытащив заветного билета,
он ожидал закатного рассвета
и напивался вдрызг от скукоты.

Катилась жизнь, как мелкая монета,
и в гибели расплывшихся предметов
рождалась несуразность правоты.



14


Мы вычли из семейного бюджета
морскую даль и горные хребты;
отбросили без шумного эффекта
одежду небывалой пестроты;

забыли вкус воздушного щербета,
про транспорт повседневной быстроты...
Занять бы у Ивана Калиты –
не наскребли на марку для конверта.

Эпоха наша – символ пустоцвета –
вовсю плодит безумные проекты,
и ей плевать на слёзы бедноты.

Мы дышим, как Ромео и Джульетта,
и звонко прибавляется к бюджету
сияние душевной чистоты.



Магистрал


В наш век тотальной лжи и интернета
нет места для духовной широты.
Где ретроград сорвал аплодисменты,
там сыщите опору темноты.

Но в пробный путь направилась ракета,
волшебной вспышкой озарив мечты.
Тому, кто в звёздный мир навёл мосты,
воздвигнут неземные монументы.

Мечты летят, губя авторитеты,
грядущей жизни возводя макеты,
и разбивают косности щиты.

Так и уста опального поэта
взрыхляют почву пламенем сонета
для, может быть, последней высоты.




март, 2009 г.










© Copyright: Александр Белоус
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Твердые формы
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 146
Дата публикации: 03.08.18 в 14:59
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100