Логин:
Пароль:
 
 
 
Гл. 1 Сталин. Ночное раздумье
Николай Гульнев
 
                                                                      
       Старость  неумолима  и  неизбежна.  Она – как  отложенное  исполнение  смертного  приговора,  который  произнесён,  но  не  исполнен.  Остаётся  подождать!  Какая-то  жалость  к  себе,  какая-то  безысходность.  «Не  обо  мне  ли  это  сказано?» - подумал  Сталин:
                                                    
              Когда  в  душе  щенячья  жалость,
              И  не  прельщают  честь  и  власть!
      
       Нет!  Не  обо  мне!  Видимо,  по  другому  случаю!  Но  правильно  и  точно! Кого  я  осчастливил?  Мать?  Она  же  выбивалась  из  сил,  чтобы  репетиторы  научили  меня  русскому  языку.  Без  знания  русского  языка  в  духовное  училище  не  принимали.  А  мечта  матери – сделать  из  меня  образованного  человека  сбылась  не  так,  как  она  представляла  себе.  Образование  получил,  но  стал  ни  священником,  ни  учителем,  а  арестантом,  ссыльным,  революционером.  Что,  мать  в  восторге  от  таких  превращений?
       Была  глубокая  ночь.  Сталин  никак  не  мог  уснуть.  Он  снова  и  снова  ворошил  в  памяти  юные  годы,  детские  и  не  детские  обиды,  несбыточность  предначертаний,  противоречивость  жизненных  устремлений.  Никого  не  осчастливил!  Сын  Василий – пьяница,  дочь – потаскуха.  О  жене,  трагически  погибшей,  только  сожаление  и  раскаяние.  Правда,  иногда  раскаянье  подменяла  досада.  Не  сошлось,  не  сбылось!  Кровь  и  смерти  вокруг  меня!  В  рай  путь  заказан,  если  рай  есть  на   самом  деле.  Да  и  ад  я  не  заслужил!  Наверное,  в  каком-нибудь  промежутке  между  адом  и  раем  болтаться  буду,  как   сухой  лист  на  ветру.  Ну,  если  евреи  за  меня  попросят  Господа,  возможно,  и  раем  наделит.  Ведь  это  же  я  их  спас,  как  бы  они  меня  не  корили  и  ненавидели!  Нет!  Мои  жертвы  меня  не  простят!  Слишком  много.  Можно  ли  было  без  крови?  Можно!  И  без  крови   можно!  Николай  Второй  без  крови  хотел!  Ну,  и  что?  И  сам  в   своей  крови  захлебнулся,  и  дети,  и  супруга.  А  в  Гражданской  войне  погибли  миллионы,  но  из  него  обязательно  святого  сделают!  Это  же  в  русской  традиции.  Сначала  предадим  и  на  заклание  отдадим,  а  потом  из  убиенных  святых  делать  будем.  Только  так!  А  вдруг  кровь  невинного  оправдает  предателей  и  убийц!  Но  ведь  Империи   не  стало  после  Николая!  Я  её  с  великими  жертвами  собирал  по  крохам  и  собрал!
       Сталин  спорил  не  с  собой.  Ему  казалось,  что  рядом  находится  наглый  обвинитель,  а  не  священник.  И  Сталин  не  исповедовался!  Он  спорил!  Спорил  со  временем,  которое  неумолимо  проносилось,  оставляя  следы  разрушений  и  созиданий.  Чего  же  больше?  Кто  взвесит  на  часах  вечности?  Только  не  он!  За  него  взвесят  последователи  и  предатели,  завистники  и  сознательные  фальсификаторы.  Нет!  Без  крови  не  было  бы  ни  Партии,  ни  Государства,  ни  Великой  Победы!  Разночтений  быть  не  должно.  Историю  и  вечность  не  творят  приторными  словами  и  чистенькими  ручонками.  Истории  без  вождей  не  бывает!  Почитайте,  господа  хорошие,  Карамзина  и  Ключевского.  Там  же  только  князья,  цари,  царицы,  императоры,  полководцы.  Народ  только  подразумевается.  «Народ  безмолвствует!» - не  так  ли?  Представьте,  что  не  я  бы  пришёл  к  власти!  Представьте,  что  победил  бы  Гитлер?  Ну,  где  бы  были  будущие   судьи  и  пророки?  Где  бы  были  нынешние  провидцы  и  будущие  знатоки  сталинской  истории?  Что?  История  Рима,  Франции,  Англии,  Италии,  Америки  лучше  сталинской  истории?  Вон,  100  с  лишним  лет  назад  на  Юге  и  Западе  хвалёной  Америки  правительство  платило  за  скальпы  взрослого  индейца  5  долларов,  а  за скальп  женщины  и  ребёнка  по  3  и  2  доллара. Ведь  американцы  уничтожили  свыше  2-х  миллионов  индейцев,  но  об  этом  не  любят  говорить!  В  Византии,  с  которой  наши предки  слишком   многое  взяли,  из  109  царствовавших  императоров,  74  императора  взошли  на  престол  путём  цареубийства.  Что  ж,  не  мной  придумано:  «Сила  создавала  право,  и  сила  смывала  грех».  Да,  прохвост  Керенский,  возможно,  для  кого-то  был  бы  более  приятен.  Но  он  войну  Гитлеру  непременно  проиграл  бы.  Не  я  это  придумал.  Западная  пресса  с  завистью  пишет обо  мне,  вспоминая  Керенского.  Так?  Кто  ещё?  Троцкий?  Троцкий    воровал  бы  народное  добро  до  самого  смертного  часа.  Ничего  бы  не  построил.  Всё  бы  вывез  в  Америку,  а  позже  в  «страну  обетованную».  
       Нет  и  нет!  Победа  и  Великая  Держава – вот  моё  оправдание  перед  вечностью!   После  моей  смерти  последует  не  первое  и  не  последнее  проклятие.  Будут  ставить  мне  памятники,  потом  сносить,  потом  снова  ставить!  Грязи  на  моей  крышке  гроба  будет  выше  Эвереста.  Это - Россия!  Восторг,  предательство,  проклятие,  новый  восторг  и  новое  проклятие.  Распнут,  но  не  на  Кресте.  На  брусчатке  кованым  сапогом  топтать  будут.
       Сталин  ни  о  чём  не  жалел. Так,  по  его  воле  и  помимо  его  воли,  сложилась  русская история.  Можно  рассуждать  о  прошлом,  можно  жалеть  погибших  в  пекле  времени,  но  жалеть  Сталина  не  надо.  Показалось,  о  нём ,о  Сталине  сказал  поэт  Семён  Гудзенко:

Нас  не  нужно  жалеть,  ведь  и  мы  никого  б  не  жалели,
Мы  пред  нашим  комбатом,  как  пред  господом  богом  чисты.
На  живых  порыжели  от  крови  и  глины  шинели,
На  могилах  у  мёртвых  расцвели  голубые  цветы.
Нас  не  нужно  жалеть,  ведь  и  мы  никого  б  не  жалели.
Кто  в  атаку  ходил,  кто  делился  последним  куском,
Тот  поймёт  эту  правду – она  к  нам  в  окопы  и  щели
Приходила  поспорить  ворчливым  охрипшим  баском.
Это  наша  судьба,  это  с  ней  мы  ругались  и  пели,
Подымались  в  атаку  и  рвали  над Бугом  мосты.
...Нас  не  надо  жалеть,  ведь  и  мы  никого  б  не  жалели,
Мы  пред  нашей  Россией  и  в  трудное время  чисты!
        
       Молодец  Семён  Гудзенко.  Надо  уточнить у  Берии – не  отправил  ли  он  его  на  Колыму?  Хорошо  написано,  проникновенно.  Я  так  не  напишу.  А  ведь  смог  бы,  если  бы  не  ссылки  да  борьба.  Надо  было  оставаться  вечным  семинаристом  или  учителем,  чтобы  так  стихи  писать.  Гудзенко,  наверное,  интеллигент. Наверное,  фронтовик.  Так  только  фронтовик  написать  может.  Война  и  окопы  быстро  собьют  интеллигентскую  накипь.  Тут  же  начнёшь  мыслить  державными  масштабами.  Ведь  интеллигенция – самый  неустойчивый  слой  русской  действительности.  Самый  непоследовательный  слой.  Как  флюгер – куда  дует  ветер  истории,  туда  они  и  несутся,  не  разбирая  того,  что  будет  завтра.  А  Гудзенко  молодец,  надо  посмотреть  и  другие  стихи  Гудзенко.
       Похвалил  про  себя  поэта  и,  показалось,  что  стало  легче.  Сталин  никогда  и  никого  прямо  не  хвалил,  если  кого  и  хвалил, то  как-то  скрытно,  сдержанно. Запала  в  голову  фраза – «Нас  не  нужно  жалеть!..»  Наверное,  восторгаться  и  хвалить  не  надо!  Вон,  как  мной  восторгаются  и  хвалят!  Даже  эта  жрица  любви,  Анна  Ахматова,  мне  дифирамбы  поёт!  «Где  Сталин – там  свобода,  мир  и  величие  Земли!»  Наверное,  таким  образом,  благодарит  за  сына,  которого  Берия  недавно  выпустил.  Берию  благодари,  не  меня!
       Слаб  человек  перед   вечностью! Ох, как  слаб! Из-за  человеческой  слабости  великие  преступления  и  подвиги  совершаются.   Нет!  Пожалуй,  только  преступления.  Подвиги  совершаются  во  имя  любви!  Во  имя  любви  к  Родине,  к  матери.  Сталин   старался  уснуть.  Последнее  время  даже  грузинское  вино  не  всегда  помогало  быстро  уснуть.  Тревога  какая-то,  какие-то  непонятные  предчувствия.  Всё  чаще  Сталин  возвращался  в  прошлое,  в  своё  детство.  Говорят,  такое  возвращение – дурной  признак.  И  Сталин  это  понимал.  Он  никогда  не  был  атеистом.  Он  никогда  не  кричал  о  религии  «опиум  народа»,  хотя  в  чём-то  был  согласен  с  Лениным.  А  в  приметы  и  предначертания  верил.  Верил  в  своё  чутьё.  Оно  его  не  раз  спасало.  И  сейчас  он  чувствовал,  что  против  него  что-то  замышляют.  Так  голодная  волчья  стая  готовится  растерзать  своего  вожака.  Стая  чует,  что  вожак  слабеет  с  каждым  днём,  но  пока  ещё  может  разорвать  на  части  очередного  претендента  на  роль  вожака.  Растерзает  не  одного.  Растерзает  всех  претендентов,  если  они  проявят  неосторожность  или  совершат  непоправимую  ошибку.  Тут  нужен  момент!   Так  и  Сталин  поступал,  когда  боролся  за  свою  необъятную  власть.  И  он  выбирал  нужный  момент.  О,  в  политике  нужно  научиться  ждать!  Кто  очень торопился – слишком  рано погибал.  Сталин  помнил  об  этом.  Кто  очередной  претендент  на  его  властное  кресло?  Да  их  слишком  много,  но  первый  из  них,  несомненно,  Берия.
       Ничего. Посмотрим. Время  для  раздумий  и  решений  ещё  есть. Вдруг  Сталину показалось,  что  он  с  возрастом  превращается  в  подозрительного  и  безвольного  вождя.  Так  и  последний  Романов,  наверное,  считал  и  думал,  что  у  него  есть  время?  Он  даже  верил,  что  его  любит  народ,  а  царский  двор,  обласканный  милостями  заслуженными  и  незаслуженными,  верен  ему,  как  никогда.  А  300-летие  Дома  Романовых  отмечалось  с  величайшим  размахом  по  всей  России!  И  генералы  верны,  и  солдатики  выправку  кажут,  и  хлеб-соль  несут  города,  и  благовест  по  всей  необъятной  Руси.  А  через  пять  лет  предали  царя.  Все  предали – Святейший  Синод,  Дума,  генералы,  Англия  и  Франция.  Все  предали!  В  этом  году  будем  отмечать  35-ю  годовщину  со  дня  Победы  Великого  Октября.  Вон,  благодетели,  такой  план  мероприятий  предлагают,  как  будто  и  не  было  войны,  а  мы  богаты  в  своём  неведенье.  Скромнее,  не  будем  повторять  Николая  Второго!  Слишком  много  симметрий  в  русской  истории.  Любовь,  ненависть,  клевета,  восторг!    Так  и  живём   в  ожидании  Второго  Пришествия!  Ничего  не  меняется!  Россию  Рюриковичей  по  глупости  разрушили.  Россию Романовых  разрушили   сознательно.  Что  будет  с  новой  Россией,  с  Россией  Сталина?  Сталин  задавал  сам  себе  сложные  вопросы,  но  старался  на  них  не  отвечать.  Показалось,  что  он  предчувствует,  что  с  его  Державой,  победившей  фашизм  и  спасшей  Европу  от  рабского  подчинения  оголтелой  и  самодовольной  нации,  наследники  по  партийному  закону  и  вне  закона,  расправятся  также,  как  расправились  с  царской  Россией,  а  его  осудят  под  лозунгом  «культа  личности».  И  главным  «судьёй»  окажется  Хрущёв,  на  совести  которого  тысячи  жертв:
      
Не  ищут  славу  в  доброхотах,
В  пылу  соратников  не  бьют –
В  России  судят  чаще  мёртвых,
Живых,  в  обычай,  предают,
Или  шельмуют,  что  не  мало,
Но  возвышают  иногда,
А  слугам  царская  опала
Страшнее  Страшного  Суда!
До  Бога,  вон,  одни  высоты,
И  ангелочки  далеки –
А  при  Монархе  тут  же  счёты
И  тяжесть  огненной  руки,
И  сила  царственного  ада,
И  выкрик – «Господи,  прости!»
Как  не  суди – в  России  надо
Благую  челядь  потрясти,
И  оторвать  от  браги  с  квасом,
И  возвратить  для  пользы прыть,
И  приучить  к  стальным  кирасам,
И  к  брани  честной  приучить,
И  к  руководству  без  наскока,
И  к  славе  прожитого  дня –
В  России  царственное  око
Важней,  чем  крепкая  броня!
Одно  Величество – Держава,
Одна  надежда – Царь  и  Рать!
Единый  Царь  имеет  право
Учить,  возделывать,  карать,
Давать  возвышенные цели,
Сметать  с  державных  трутней  слизь,
Чтоб  замолчали  пустомели
И  делом  царским  занялись!
Потом  суди  труды  и  траты,
И  сноп,  что  сможешь  завязать –
Нужны  Отечеству  дебаты,  
Когда  не  знаешь,  что  сказать,
Когда  благое  дело – в  диво,
Когда  витийствует  актив -
Наместник  нужен  коллектива,
А  не  болтливый  коллектив!
... Россия  век  идёт  по  грани,
Идёт  по  лезвию  ножа,
И  рвут  Отечество  пираньи,
И  ждут  итоги  дележа,
И  приближаются  к  Короне,
И  верят,  всё  решает  бунт,
И  скоро  выскочкой  на  Троне
Воссядет  верный  лизоблюд!
Садись,  баран,  коль  ненормален,
Держи  созвездие  удил –
Да,  ты  Генсек,  но  ты  не  Сталин,
Ты  не  живого  победил,
Ты  не  приемлешь  честной  схватки –
«Рапира  к  месту,  аль  наган?»
Ты  и  заквашен  в  грязной  кадке,
Антипартийный  хулиган!
Ты  куролесил  и  пророчил,
Ты  распылял  остатки  сил –
Ты  дело  мёртвого  порочил
И  тело  ночью  выносил!
Все  прокуроры – не  статисты,
Все  знают  к  Истине  ключи –
Коль  Он  садист,  и  вы  садисты,
Коль  Он  палач – вы  палачи!
Совместны  клич,  ряжи  и  пули,
Совместна  значимость  потех,
И,  если  судите,  чистюли,
Судите  всех!  Судите  всех!
... Ты  чист!  Ты  в  образе  Пророка?
И  твой  горит  случайный  трут?
Тебя  живого  и  до  срока
Деляги  также  предадут!
И  ты – простая  единица:
Рассада,  куры  и  пшено –
Тебе  со  Сталиным  сравниться
Самой  природой  не  дано,
И  не  дано  судить  эпоху,
И  славу  смутную  алкать,
Как  не  пристало  скомороху
Дела  былые  полоскать!
Эпохой  выбрана  дорога
И  смутой  ленинских  затей –
И,  если  в  душах  грязи   много,
То  много  крови  и  смертей!
Но  надо  жить  и  надо  драться,
И  постараться  бить  под  дых -
Святым  изволите  остаться?  
Распяло  времечко  святых!
Снесло  в  глухие  полустанки,
Смело  в  дощатые  балки –
Без  алтарей  у  нас  Лубянки
И  без  Христоса   Соловки,
А  дым  посмертный – не  кадило,
А  выстрел – это  черепа!
В  такой  борьбе  решала  сила,
А  не  слюнтяйская  толпа,
Не  белоручки  с  томным  взглядом,
Не  кресел  мягкие  ремни –
Когда  Россия  стала  адом,
Был  выбор – «Ты  или  они!»
Был  выбор – быть  или  сдаваться?
Что  сохранить,  а  что  разбить?
Был  выбор – с  кровью  подниматься
Или  в  кровавой  яме  быть!
Устала  Русь  и  отболела,
Сломала  дом  и  деревца –
У  вас  в  сердцах  не  Правда  зрела,
А  зависть  мелкого  спеца,
И  руководство  вожделений,
И  с  красной  снедью  короба –
В  России  смутной  каждый  гений,
Когда  кончается  борьба,
Когда  ушла  стихия  платы,
Когда  не  слышится – «Давай!»
Уж  тут  кремлёвские  кастраты
Разделят  быстро  каравай,
И  прокричат  в  Державном  Зале –
«Мы,  как  святые,  без  греха!»
... Вы  не  Отечество  спасали,
А  роковые  потроха!
Свои  заначки  и  подачки,
Свои  в  амбарах  короба -
Вам,  не  познавшим   смертной  скачки,
По  духу  мерзкая  борьба!
Но,  что  случилось,  значит,  было -
Ключом  возвысится  вода!
... Ничто  Россия  не  забыла
И  не  забудет  никогда!
  
       Сталин  уснул  к  утру  спокойным  сном  и  проснулся  бодрым  и  сильным,  готовым  к  борьбе  и  новым  свершениям.  Но  это  состояние  Сталина  было  обманчивым.


© Copyright: Николай Гульнев
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика гражданская
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 24
Дата публикации: 01.09.18 в 09:34
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100