Логин:
Пароль:
 
 
 
Гл. 2 Сталин. Александр Македонский
Николай Гульнев
 
                                              
       Сталин  незадолго  до  Отечественной  войны  спросил  у  присутствующего  в  его  кабинете  начальника  академии  им.  Фрунзе: «Скажите!  А  в  академии  изучают  Александра  Македонского?»  На  что  начальник  академии  поспешно  и  утвердительно  ответил,  что  непременно  изучают.  Сталин  снова  спросил  у  начальника  академии: «А  чему  наши  красные  командиры  могут  поучиться  у  Александра  Македонского?»  На  что  начальник  академии,  растерявшись,  не  знал  что  отвечать.  Сталин,  помолчав,  и,  пройдясь  по  кабинету  несколько  шагов,  сам  ответил  на  свой  же  вопрос  всем  присутствующим: «Наши  командиры  должны  верить  в  победу также,  как верил  в  свои  победы  Александр  Македонский».  Не  праздные  вопросы  задавал  Сталин.  Он  точно  знал,  что  присутствующие  в  его  кабинете  генералы  обязательно  что-то  прочитают  об  Александре  Македонском,  и,  возможно,  сделают  необходимые  выводы.  
       Он  вспомнил  об  этом  случае  как-то  внезапно.  И  больше  никогда  не  спрашивал    генералов  об  Александре  Македонском.  Не  до  того  было.  Война!  Но   сейчас  вспоминал  и  вспоминал  то  время,  когда  у  него  появился  интерес  к  истории  вообще,  а  к  полководцам  и  великим  деятелям   истории,  в  частности.  В  семинарии  преподавали  всемирную  историю,  но  он  из  стен  семинарии  ничего  определённого  о  полководцах и  великих  деятелях  не  вынес.  Видимо,  рано  втолковывались  в  юные  умы  слишком  далёкие  исторические  примеры  и  факты.  Тут  должен  появиться  интерес.  Необходимость  познания  и  интерес  к  великим  личностям  у  Сталина   появились  в  последней  ссылке.  
       Туруханский  край.  Посёлок  Курейка.  1914  год.  Он  под  надзором  полиции.  Правда,  какой  надзор?  Какая  полиция?  Это  же  не  Петроград  и  не  Москва.  Чистый  воздух,  крестьянская  еда,  довольные  крестьяне.  Такие  крестьяне  революций  не  делают.  Они  имеют  землю,  лес,  реку,  хорошую охоту  и  крестьянский  прибыток.  Они  вроде  бы  довольны,  но  по  русской  привычке  охают  и  ахают.  Сыты.  И  скотина  есть,  и  детей  без  счёта,  и  власть  далека,  и  Бог  за  них.  Надо  прижиться,  чтобы  не   сойти  с  ума  от  повседневного  быта.  Сталин  стал  много  читать.  Сначала  он  перечитал  всё,  что  нашлось  в  зажиточных  домах.  И  этих  книг  оказалось  слишком   мало.  Ему  стали  присылать  книги.  И  он  читал  и  читал.  Здесь  он  впервые  познакомился  с  трудами  немецкого  историка  Иоганна  Дройзена.  Это  он  впервые  в  своих  трудах   ввёл  понятие  «эллинизм».  Его  книги  можно  было  читать,  как   занимательные  рассказы.  Сталин,  проверяя  иногда  свою  память,  мог  повторять  целые  фразы  из  Дройзена.  
       Вот  и  сейчас  он  вспомнил  давнее  предание  об  Александре  Македонском: «В  ночь,  когда  родился  Александр,  кроме  различных  знамений,  сгорел  в  Эфесе  Храм  Артемиды,  который  для  эллинов  был  настоящим  святилищем».  Сталин,  после  прочтения  этого  предания,  тут  же  подумал – «А  какие  знамения  случились  в  час  моего  рождения?»  На  этот  вопрос,  который  Сталин  сам  себе  тогда  задал,  ответа  он  не  получил  до  сих  пор.  Но  даже  на  склоне  лет  он  хотел  получить  ответ  на  этот  вопрос.  Понятно!  Если  бы  он  попросил  своих  интеллигентов-писателей,  историков  и  поэтов  ответить  на  данный  вопрос,  они  бы  уж  постарались.  И  без  сталинской  просьбы  несут  такую  ахинею,  что  иногда  стыдно  читать.  Не  остановить.  Что  ж,  у  страны  должны  быть  вожди  и  полководцы.  Пусть  пишут.  Народ  разберётся,  когда  у  него  будет  время  разбираться  с  прошлым. Нам  бы  сейчас  разобраться  с  настоящим.
       Всё-таки  интересная  личность  этот  Александр  Македонский.  Мальчишка.  А  какой  ум  и  какая  последовательность,  какая  жажда  славы.  Да,  его  воспитывал  Аристотель,  и  он  не  кончал  семинарий  и  университетов.  Сама  бранная  жизнь – его  университет.  Он  хотел  завоевать  мир  мечом,  и  завоевал!
        Сталин  стал  вспоминать,  что  раздоры  и  неурядицы  между  Александром  и  его  отцом  Филиппом  начались  тогда,  когда  его  отец  начал  пренебрегать  его  матерью,  предпочитая  ей  фессалийских  танцовщиц  и  греческих  гетер.  Затем  отец  даже  избрал  себе  вторую  жену  из  знатного  рода – Клеопатру.  Свадьба  праздновалась  по  македонскому  обычаю.  Было  много  блеска,  шума,  вина,  поздравительных  речей.  Когда  же  дядя  молодой  царицы  воскликнул  в  пьяном  угаре  в  присутствии  Александра – «Македоняне!  Просите  богов  благословить  чрево  вашей  царицы  и  подарить  стране  законного  наследника  престола»,  то  Александр  в  диком  гневе  крикнул  ему: «А  меня  ты  считаешь  незаконным,  негодяй?»  И,  вдобавок  к  сказанному,  Александр  бросил  в  дядю  молодой  царицы  кубок  с  вином.  Царь  Филипп  в  ярости  выхватил  меч  и  хотел  пронзить  сына  Александра  этим   мечом,  но  вино  и  старая  рана  не  позволили  ему  это  сделать.  Филипп  закачался  и  упал  на  землю.  Друзья  Александра  поспешили  удалить  его  из  зала.  Уходя,  Александр  громко  сказал – «Смотрите,  друзья,  мой  отец  хочет  идти  из  Европы  в  Азию,  а  не   может  дойти  от  стола  до  стола!»  После  этого  случая  Александр  вместе  с  матерью  Олимпиадой  покинули  Македонию.
       «Зачем  я  это  вспоминаю?»  Такой  вопрос  Сталин  задал  невольно  себе.  Он  пытался  найти  в  прошлом  какие-то  параллели,  которые  невольным  образом  отражали  бы  и  его  семейные  отношения,  в  частности,  отношения  с  сыном  Василием,  с  дочерью  Светланой.  Лучше  всё  же,  когда  дети  бывают  малыми.  Их  тогда  и  только  тогда  можно  любить. Он  снова  вспомнил  свою,  трагически  погибшую,  жену.  Но  мысли  почему-то  вернулись  к  Александру  Македонскому.
       Сталин  вспомнил,  что  мать  Александра  Македонского  Олимпиада  так  и  не  смогла  простить  унижения  своего  мужа  Филиппа.  Она  готовила  заговор.  О  заговоре  знал  и  Александр.  Она  готовила  трон  для  своего  сына.  На одном  из  значимых  торжеств  царь  Филипп  был  убит  кинжалом  на  54  году  жизни.  Это  случилось  в  336  году  до  н.э.
       Народ  не  любил  цареубийц.  Но  на  стороне  Александра  были  не  только  все  права  на  престол,  но  и  незаслуженное  оскорбление,  которое  он  перенёс.  Кроме  того,  на  стороне  Александра  были  его  слава,  которую  он  стяжал  в  недавних  войнах,  его  образованность,  приветливость  и  великодушие.  Ему  принадлежали  доверие  и  любовь  народа.  Его  любила  армия.  Он  мог  доверять  своим  воинам.  Он  стал  очередным  царём  Македонии!  И  он,  двадцатилетний  юноша,  стремился  показать  всем,  что  он  и   только  он  имеет  призвание  и  силу  быть  царём.  По  македонскому  обычаю  Александр  призвал  войско,  чтобы  принять  от  него  поздравления.  В  ответ  на  поздравления  он  ответил,  что  изменилось  только  имя  царя,  но  могущество  Македонии,  порядок  вещей  и  надежды  на  новые  завоевания  остаются  всё  те  же.
       Сталин  помнил,  что  новый  царь  оставил  военную  службу  обязательной,  и  тут  же  освободил  служивых  людей  от  всех  других  повинностей  и  обязательств.  Введённые Александром  военные  учения  и  дальние  переходы  с  оружием  и  припасами  восстановили  военный  дух  войска.  Войска  поверили  в  нового  царя  и  полководца.
       Сталина  удивляли  поступки  Александра  Македонского  перед  походом  на  Персию.  Он  на  время  своего  отсутствия  назначил  наместника,  дабы  защитить  границы  Македонии и  обеспечить  спокойствие  в  завоёванных  землях.  Князья  союзных  варварских  племён  были  также  приглашены  Александром  для  участия  в  войне.  На  военном  совете  было высказано  ещё  одно  опасение:  кому  будут  принадлежать  царские  права  на  трон  в случае  гибели  Александра?  Александра  заклинали  жениться  до  похода,  подождать  рождение  наследника,  а  потом  уж  начинать  поход.  Александр  не  принял  это  предложение.  Он  стал  действовать  так,  как  будто  навсегда  прощался  с  Македонией.  Всё  богатство,  принадлежавшее  ему,  он  раздарил  своим  друзьям.  На  вопрос – что  же  ты  оставляешь  себе,  Александр  отвечал – «Надежду!»  Многие  соратники  последовали  его  примеру.
       Может  быть,  с  Македонского  Сталин  взял  пример,  ведя  аскетический  образ  жизни?  Может  быть,  поэтому  он  старался  помочь  другим?  Может  быть,  поэтому  жил  скромно  и  не  копил  барыши,  как  господин  Свердлов,  или  правильно - Мовшевич?

Ему  не  Крест,  ему  не  ода,
Ему  лишь  серый  пьедестал –
Он  Вождь  и  он – Слуга  Народа,
Грузин,  который  русским  стал!
Нередко  бил,  но  чаще - битый,
Был  выше  времени  и  фраз –
А  вот  и  валенок  подшитый,
Вот  полушубок  на  заказ,
Вот  кабинет – картины,  книги,
Охрана  тайная  окрест,
А  вот – кавказские  ичиги
И  бурка  с  тех  же  диких  мест!

       Сталин  снова  вспоминал  давно  прочитанное: «Когда  триера  Александра,  пройдя  Геллеспонт,  достигла  берега,  царь  с  носа  корабля  метнул  копьё  в  сторону  неприятеля  и  затем  первым  из  всех  выскочил  в  полном  вооружении  на  берег.  Затем  в  сопровождении  воинов  направился  в  храм  илийской  Афины,  посвятил  ей  своё  оружие  и  взял  вместо  него  оружие  храма,  и,  первым  долгом  священный  щит,  слывший  щитом  Ахилла.  На  алтаре  Зевса,  хранителя  очага,  он  принёс  жертву.  Особенно  же  почтил  память  своего  великого предка  Ахилла:  он  возложил  венки  на  могилу  героя  и  возлил  на  её  благоухания».
       «Язычники – думал  Сталин – но  каковы  обряды,  нашим  предкам  до  крещения  Руси  учиться  было  бы  надо  у  Александра,  да  и  сейчас  не  грех  брать  пример  с  него».  Но  это  так,  про  себя  думал  Сталин.  Ворошилов  и  Будённый,  пожалуй,  ничего  не  читали  про  Александра  Македонского.  Начни  с  ними  чем-то  делиться,  тут  же  смеяться  станут.  А ведь  так  Македонский  готовился  к  главному  походу  в  своей  жизни.  Также  и  воины  Дмитрия  Донского  совершали  обряды  перед  походом  на  Поле  Куликово.  Что,  зря  благословил  рать  Дмитрия  Донского  Сергий  Радонежский? Что,  зря  прислал  ему  в  помощь  Пересвета?  Нет!  Ничего  просто  не  происходит!  Есть  нечто  свыше,  что  все  века  ведёт  нас к  свершениям  и  преступлениям.  Только  как  отделить  одно от  другого?  Для  кого-то  преступление – подвиг,  для  кого-то  свершение - пустой   мираж.  Новые  эпохи рождают  новых  провидцев  и  прорицателей,  которые  в  угоду  новому  времени  прошлые  свершения  назовут  преступлением,  а  преступления  нынешних  руководителей  назовут великими  свершениями.  Сталин  на  этот  счёт  никогда  не  обольщался.
       «Для  чего  же  Александр  Македонский  совершал  обряды  в  храме  Афины?» -  думал Сталин.  Он  действительно  верил  в  нечто  такое,  что  помогало  ему  одерживать  победы?  Или  он  хотел  произвести  впечатление  на  воинов?  Вдохновить на подвиги  своих  стратегов?  Несомненно,  одно – Александр  верил  в  богов.  Его  действия  были  продуманы,  но  они  были  искренними.  Сомнений  в  его  искренности  быть  не  могло!   Воины  должны  верить  в  своего   царя,  у  народа  должен  быть  вождь,  стратег  или  предводитель.  По всякому  можно  называть  такого  деятеля,  но он  должен  быть!  И  народ  должен  ему  доверять!  Другого  не  дано.  Россия  Романовых  развалилась,  как  гнилая  поленница  дров  от  неверия  в  последнего  Николая,  от  презрения  к  его супруге,  августейшей  особе,  которую  дискредитировали  правдами  и  неправдами.  У  народа  должны  быть  гербы,  флаги,  оркестры,  парады.  У  армии  должны  быть  политруки!  У  страны  должен  быть  гимн,  но  не  такой,  где  звучит – «Боже!  Царя  храни!»  Гимн  должен  быть народный  и  для  народа!  Тут  же  он  вспомнил  куплет из  последнего  гимна:

Сквозь  годы  сияло  нам  солнце  свободы,
И  Ленин  великий  нам  путь  озарил.
Нас  вырастил  Сталин – на  верность  народу,
На  труд  и  на  подвиги  нас  вдохновил!

       Да,  в мирное время  должен  быть  такой  гимн,  но  в  грозный  час войны  должны  быть  другие  слова  и  другие  песни.  Вон,  песня  «Священная  война!» - просто  потрясает  и  берёт  за  душу.  С  ней  мы   побеждали  фашистскую  Германию:

Вставай,  страна  огромная,
Вставай  на  смертный  бой
С  фашистской  силой  тёмною,
С  проклятою  ордой!
    
       Припев  особенно  хорош!  До  сих  пор  звучит  в  ушах.  Как  с  такой  песней  не  победить  наглого  врага!  Сталин  про  себя  повторил  припев:

Пусть  ярость  благородная
Вскипает,  как  волна, -
Идёт  война  народная,
Священная  война!  

       Что  ж,  учиться  надо  не  только  у  настоящего,  но  и  у  далёкого  прошлого.  Сталин вновь  стал  вспоминать  страницы  из  книги  об  Александре  Македонском.
       Когда  казна  Александра  была  истощена,  он  всё-таки  простил  освобождённым греческим  городам  их  повинности.  Города  не  подвергались  грабежам.  Он  даже  из-за нехватки  средств  распустил  часть  своего  флота.  Победы  Александра  в  первый  год  были  невелики. Он  не  мог  идти  в   сердце  Малой  Азии,  пока  персидский  флот  имел  господство  в  море.  Сначала  он  определил  политическое  положение  национальностей.  Он  предоставил  им  свободу во  всех  общинных  делах.  Многим  греческим  городам  были  возвращены  их укрепления,  восстановлены автономии.  Александр  всеми силами способствовал  подъёму греческих  городов. Он  хотел  приучить  население  к  новому  порядку  вещей.  Также  он надеялся,  что  новое  положение  населения  в  его  царстве,  заставит  его  отвыкнуть  от  жалких  выгод,  которые  давала  им  милость  прежнего  завоевателя.
       Сталин  подумал,  что  и  советская  власть  в  конце  20-х  и  вначале  30-х  годов  действовала  также.  Он  пожалел,  что  не  знал  истории  завоеваний  Македонского,  когда  писал  статью  «Марксизм  и  национальный  вопрос»  в  1912  году.
       Особенно  Сталина  удивляла   способность  молодого  героя  убеждать  и  вдохновлять  воинов  на  битву.  Так  было  перед  битвой  с  войском  персидского  царя  Дария  Третьего  вблизи  древнего  города   Исс  в  333  году  до  н.э.  Александр  к  этому  времени  уже  знал,  что  успех  первой  атаки  влияет  на  ход  всего  сражения.  Когда  Александр  увидел  боевую  колесницу  персидского  царя,  то  один  из  первых  бросился  в  центр  кровопролитной  схватки.  Дария  защищали  знатные  воины,  но  удержать  напор  македонских  всадников  персы  не смогли.  Дарий  поворотил  свою  колесницу  подальше  от  опасной  схватки.  За  ним  тут  же  последовали   ближайшие  ряды  персидского  войска.  До персидских  всадников  донёсся  слух – «Царь  бежит!»  Персидское  войско  повернулось  назад  в  смертельном  страхе.  Победу  довершили  опытные  воины  Александра.  Сам  он  был  ранен  в  бедро.
       Потери  персов  были  огромными.  После  битвы  все  ущелья  были  завалены  ранеными  и  мёртвыми. Персидский  царь,  убегая  с  поля  битвы,  бросил  боевую  колесницу,  щит,  плащ,  лук.  В  руки  победителя  вместе  с  золотом  и  дорогими  вещами  попали  царица-мать,  жена  Дария  и  их  дети,  а  также  его  гарем.  Они  посчитали,  что  Дарий  убит,  и  жалобно  плакали.  Александр  тут  же  послал  одного  из  своих  соратников,  чтобы  уверить  царский  двор  в  том,  что  Дарий  жив.  Александр  с  подобающим  уважением  отнёсся  к  несчастным,  ни  в  чём,  не  умаляя  их  высокое  звание.  Потери  македонского  войска  в  этом сражении  были  незначительными.  Раненый  в  бедро  Александр  уже  на  следующий  день  посетил  всех  раненых  воинов  и  приказал  со  всеми  почестями  похоронить  павших.  Всё  войско  Александра  было  выстроено  в  боевой  порядок.  Так  отдавалась  последняя  почесть  павшим  воинам.  Затем  Александр  посетил  палатку  пленных,  где  взял  на  руки  шестилетнего  сына Дария,  приласкал  его  и  поцеловал.
        "Умён  и  очень  хитёр  новый  завоеватель!» - так  думал  Сталин.  Вспоминая  когда-то  прочитанное,  он  всё  больше  и  больше  удивлялся  поступкам  Александра.  Когда  Дарий  повторно  собрал  сильное  войско  и  предложил  своим  вельможам  дать  новое  сражение  Александру,  то  предложение  Дария  на  многих  подействовало  удручающим  образом.  Многие  говорили,  что  битва – верный  путь  к  погибели.  В  лагере  Дария  произошёл  раскол,  закончившийся  заговором  против  него.  В  итоге  Дарий  был  убит  изменниками.  Он  погиб  не  от  меча  Александра,  а  под  кинжалами  своих  сатрапов  и  своих  же  родственников  по  крови.  Александр  узнал,  что  Дарий  не  купил  себе  жизнь  путём  отречения,  не  признал  за  изменниками  право  на  престол  своего  рода,  и  умер,  как  царь.  Александр  отдал  царские  почести  своему  недавнему  противнику.  Тело Дария  было  послано  для  захоронения  в  гробницах  Пересполя.  
        Сталин  прекрасно  понимал,  что  Александр  всегда  оставался  примером  для  своих  воинов.  Он  наравне  с  простыми  воинами  переносил  все  тяготы  походной  жизни.  Вот  истоки  безмерного  уважения  войска  к  своему  полководцу!  Деспотическую  беспощадность    он  равномерно  делил  между  собой  и  подданными,  не  жалея  в  первую  очередь  себя.  Однажды,  преследуя  врага,   сам  Александр  и  его  воины  выбивались  из  сил.  Закончилась вода,  истощились  припасы.  В  это  время,  вспоминал  почитанное  Сталин,  Александру  принесли  немного  воды  в  железном  шлеме.  Александр  взял  шлем  в  руки,  а  потом  отдал  шлем  своим  всадникам  со  словами: «Если  бы  я   выпил  воду  один,  то  мои  воины  потеряли  бы  мужество!»   Тогда  уставшие  македоняне  воскликнули – «Веди  нас,  куда  хочешь!  Мы  не  утомлены,  мы  не  знаем  смерти,  пока  ты  у  нас  государь!»  И они  пошли  вперёд,  пока  не  увидели  неприятеля.
        Совершив  великие  завоевания  и,  завоевав  земли  до  реки  Инд,  Александр  вернулся  в  пределы  земель,  покорённые  им  несколько  лет  назад.  Тут  он  узнал,  что   многие  его  наместники-сатрапы,  пользуясь  неограниченной  властью  благодаря  бесконтрольности,  стали  притеснять  подчинённые  им  народы.  Они  поверили,  что  Александр  не  вернётся  из  похода  в  Индию,  и  готовились  с  помощью  наёмников  силой  удержать  подчинённые  им  провинции.  Только  твёрдость,  сила  воли  и  решительность  могли  спасти  государство  от  развала.  Александр  умел  держать  в  руках  бразды  неограниченной  власти.  Одних  сатрапов  Александр  казнил,  других  сместил  с  должностей.  Он  быстро  водворил  порядок  в  своей  огромной  империи.  Следовали  самые  строгие  наказания.  И  даже  те  наместники,  на  которых  не  было  особой  вины  за  злоупотребления,  должны  были  бояться  впредь  гнева Александра.
        Возможно,  с  Александра  Македонского  Сталин  брал  пример?  Сталину  понравились  действия  Александра  в  наведении  жёсткого  порядка  в  империи.  «Кто  из  его  полководцев  смог  бы  повторить  Александра?» -  подумал  Сталин.  Пожалуй,  на  эту  роль  смог  бы  подойти  Рокоссовский.  Не  Жуков.  Жуков – воин  расчёта  и  ума!  Рокоссовский – воин  вдохновения,  поэт  на  бранном  поле!  Понятно,  что  для  наведения  порядка  в  сатрапиях  нужнее  Жуков.  В  покорении  необъятных  земель – нужнее  Рокоссовский!  
        Сталин  прекрасно  понимал,  что  мечом  и  политическим  расчётом  Македонский  нёс  эллинскую,  греческую,  культуру  в  завоёванные  земли.  При  его  посредстве  шло  объединение  греческого  и  азиатского  мира  со  всеми  недостатками  и  преимуществами,  со  всеми  дурными  последствиями.  Но  эллинская  культура  была  упрочена  на  многие  века.  Сталин  был  убеждён,  что  и  он  нёс  советскую  культуру  во  многие  азиатские  республики,  вошедшие  в  состав  СССР.  В  этом  между  Александром  и  собой  он  не видел  разночтений.  Советский  Союз  дал  образование  туземным  народам,  Советский  Союз  воспитал  новую,  образованную  интеллигенцию  в  республиках.  И  Сталин  этим  гордился.
        Больше  всего  удручали  Сталина  обстоятельства  распада  великой  империи Александра  Македонского  после  его  внезапной  смерти.  Сталин  усмотрел  в  этом  одну  из  ошибок  Александра  Македонского.  В  завоёванных  землях  Македонский  напрямую  подчинил  военные  гарнизоны  назначенным  наместникам  или  сатрапам.  Они  превратились  в  самостоятельных  царьков,  даже  пытались  чеканить  собственную  монету.  Они  окружили  себя  удобной,  купленной  верхушкой.  Им  нравился  такой  порядок  вещей – Александр далеко,  а  местный  сатрап  рядом.  Он  царь  и  бог.  Он  раздаёт  милости.  Он  возвышает  и  свергает  с  должностей.  И  каждый  подчинённый  сатрап  мечтает  занять  место  Александра,  если  не  по  праву  родства,  то  по  праву  заговора  или  убийства.
        Сталин  знал,  как  распалась  Римская  Империя.  Сталин  знал,  как  пала  Византия.  Он  также  знал,  что  любая  империя  оказывается  тем  крепче,  чем  комфортнее  чувствуют  себя  населяющие  её  народы.  И  он  делал  всё  для  этого.  Но  Сталин  также  знал,  что  трудно  разбогатеть  в  условиях  сплошных  войн  и  тех  великих  жертв,  которые  уже  принесены.                                                                              

                
                                                                                            

© Copyright: Николай Гульнев
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика гражданская
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 17
Дата публикации: 02.09.18 в 09:52
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100