Логин:
Пароль:
 
 
 
ЛАВСТОРИ-4
ФЕЛИКС ЛАНСКОЙ
 
глава четвертая

Ну что ж, идти пора пожалуй.
уже и восемь без пяти.
пока, Танюха, обещаю
еще разок к тебе прийти…

Вдруг зашуршало сзади что-то.
он оглянулся: никого.
надгробий пестрая пехота
глядела мрачно на него

Антон поежился и к "Тане"
хотел вернуть сбежавший взгляд…
но офигел вдруг как в романе
и подавился: твою мать!..

Да и не мудрено, ведь прямо
перед Антоном в двух шагах,
облокотившись на свой мрамор,
крутя травиночку в руках,

стояла девушка с портрета,
стояла Танечка сама!
она явилась с Того света,
или Антон сошел с ума?!

В потертых джинсах и футболке
с битлами влезшими на грудь,
в каких-то стоптанных кроссовках
(и не прозрачная ничуть),

она Антону улыбалась
и, терпеливая, ждала,
когда протряхнется он малость.
Привет, - сказала, - как дела?

Антон не мог сказать ни слова
Ты звал меня или не звал? -
заулыбалась она снова, -
своей Танюшкой называл

Вот я пришла, твоя Танюшка.
знакомы будем без манер!
сегодня вечером мне скучно.
гуляем что ли, кавалер?

Парализованный как будто,
как неотзывчивая бука
Антон лупился на нее,
глазам не веря: ё-моё!

Но она так была реальна
и улыбалась ему так,
как будто всё это нормально
и ни к чему его столбняк

В конце-концов в себя пришел он
(через минуту и с трудом)
и, не казаться чтоб пижоном,
ответил девушке: пойдем

*****

Не торопясь, шагали рядом.
Антон косил на нее взглядом,
она молчала о своем,
так шли по кладбищу вдвоем

в лучах погожего заката
картинкой "первая любовь"
(когда для радости не надо
еще ни выдумок ни слов)

Прошли могильные владенья,
осталось кладбище вдали
(стал быть, она не привиденье,
когда так запросто ушли)

*****

Она была совсем живая:
жвачку мятную жевала
и надувала пузыри…
разговорились. раза три

на его шутки хохотала,
краснела, на ее руке
царапка свежая сияла,
синела жилка на виске

Антон привых к ней вдруг как будто
сто лет уже был с ней знаком.
французскую купили булку,
жуя, болтая, шли пешком…

*****

А в центре города гулянье,
свет электрического дня,
разнообразные желанья,
шашлык и прочая фигня

Антону выросшему вместе
с десятилетием, ничто
не представлялось ненаместе,
но Таня видела не то

Не выпуская его руку,
она вертела головой
и с чувством жаловалась другу
на повсеместный новострой:

И там всё было по-другому,
и тут не тот был магазин,
и это место незнакомо,
и этих не было машин!..

"У проходной хлебозавода
стоял "мороженый" ларек,
а в магазинчик "соки-воды"
в свободный бегали урок

в жару, бывало, с треннировки
зайдешь с девченками сюда,
с сиропом выпьешь газировки
и за мороженым айда…"

Теперь здесь частники и бары,
сидят за столиками пары,
едят салаты, пиво пьют…
Зашли в какой-то "Абсолют"

Спросив чего Абрау стоит,
Антон нашел свободный столик,
избавил пробку от тягла
и ловко вспенил два стекла

- За что? давай за нашу встречу!
- Ну, со свиданьицем, давай!
за познакомивший нас вечер!
- Что там осталось - разливай

Как жизнь? - Нормально. - А как с Лизой?
- Там глухо. впрочем, наплевать.
достало - мне ее капризы
и перемены разгребать

- Она красавица, скажи-ка,
моя сестренка?! За нее!..
нет в ней искусственного шика,
а ухажеры - все ее

- Да уж, но ты ее не хуже.
тебе никто не говорил
об этом? Ну тогда послушай!
меня портрет твой поразил

ещё до этой нашей встречи,
и я подумал: вот же блин!
такую девушку конечно
герой какой-нибудь любил

- Да ну тебя! - Нет я серьёзно!
- Да ну тебя! - Я не шучу!
твои глазищи - вынос мозга!
а впрочем, ладно - я молчу.

- Пошли куда нибудь отсюда
на свежий воздух, душно здесь
и очень шумно. ночка чудо
и до рассвета время есть

*****

Полпервого июльской ночи.
уснул курортный городок,
но до утра не спит он впрочем,
вино с любовью - его ток

Спят обыватели в постелях
или досматривают телек,
Спаситель дремлет на часах
и звезды блещут в небесах

Но бары заполночь открыты,
закуской столики накрыты,
играет музыка - ура!
резвиться можно до утра!

А есть еще ночные пляжи:
купаться можно при луне!
и все курортные марьяжи
укрыты полночью вполне

Вобще уютный у нас город,
хранимый самою судьбой,
дома купеческие спорят
фасадов каменной резьбой

Эти дома столетней кладки
(в шкафу у каждого скелет),
люблю их старые загадки,
инициалы, где то след

"веков" не слизаный годами,
минувшей жизни звук пустой,
как с полустертыми словами
кусок таблички страховой:

"Дом первой гильдии Макара
Заикина сего числа
перестрахован от пожара
российским обществом "Зола"

Ту пыль доносят закоулки,
в замшелых этих кирпичах
"гражданские", быть может, пульки
еще, застрявшие, торчат!

"Иных уж нет, а те далече."
Где тех дворянских гнезд птенцы?
Еще обшарпаны крылечки
и неразобраны сенцы.

Ведь если ловко обернуться,
можно и на сто лет вернуться!
по этим улочкам вы шли
и вот лишь, кажется, прошли,

оставив нам дома с вещами,
с фамильным хламом в сундуках
на запыленных чердаках
и со скрипучими ночами…

*****

Как беззаботные ребята
Антон и Таня шли куда-то
и вышли к морю где волна
спала Луной освещена

Песок скрипит и море дышит,
дорожка лунная блестит,
и "кто-то счастия не ищет
и не от счастия бежит"

Тут сразу тянет обниматься
и неумело целоваться,
и вслух нести любовный бред,
и, очумев, встречать рассвет

*****

Где ты теперь, моя Оксана?
нет, я конечно не того,
но память нашего романа -
она как кровное родство

Приятно думать мне бывает,
что и она не забывает,
когда была она худа
и я был парень хоть куда

когда мы что-то там мутили,
по этим пристаням бродили
и целовались без конца
(аж до опухшего лица)

Огнями города сияет
вдали изгиб береговой,
сторожевой маяк мигает
на стрелке розовой звездой,

а я ей что-то заливаю
о моей бешенной любви,
ей, дуре, Пушкина читаю
стихи чужие за свои…

Иное памятно мне время,
когда студенческой порой,
перезнакомившись со всеми,
я заморочился с одной

Миниатюрная Лариса
мне улыбнулась - и я ей
без обороны покорился,
весенней девочке моей

Ее наивный птичий ротик,
точеный носик, влажный взгляд!..
из всех студенческих красоток
я только ей всегда был рад

Я покупал ей шоколадки,
я проверял ее тетрадки,
я угощал ее вином
и под ее курил окном…

Потом была чертовка Анька,
смешинка, умница, модель…
сошлись мы с ней на чьей-то пьянке
на девять с хвостиком недель

У меня был тогда паджерик
и бабки были, и мы с ней
из "Ночи" ехали на берег,
или в "Олимп", или ко мне

Сказать, друг дружку мы любили?
да, очень это может быть, -
ведь мы когда-то вместе были
и в кайф нам было вместе быть…




© Copyright: ФЕЛИКС ЛАНСКОЙ
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика любовная
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 66
Дата публикации: 17.09.18 в 08:26
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100