Логин:
Пароль:
 
 
 
Пролог
Николай Гульнев
 

         Около  23  часов  18  марта  1920  года  к  генералу  Деникину  прибыл  генерал  Александр  Кутепов  и  заявил,  что  Добровольческий  корпус   больше  не  доверяет  Деникину.  Причиной  недоверия  генералу  Деникину  стали  военные  неудачи  «белого  движения»  и  огромная  усталость  войск,  которые  накопились  за  годы  войны.  Генерал  Деникин  давно  понимал  трагизм  положения  своих  полков,  но  он  не  ожидал,  что  такой   боевой  генерал  и  соратник,  как  Кутепов,  так  бесцеремонно  и  прямо  выразит  ему  недоверие.  Сложившиеся  обстоятельства  требовали  немедленного  решения.  Генерал  Деникин  заявил,  что  он  слагает  с  себя  власть,  и  распорядился  немедленно  созвать  Чрезвычайный  Военный  Совет  для  избрания  нового  Главнокомандующего  Вооружёнными  Силами  Юга  России.
         К  утру  следующего  дня  в  гостиницу  «Астория»  в  Феодосии,  где  размещался  штаб  Добровольческой  армии,  потянулся   поток  визитёров  в  генеральских  званиях,  дабы  уговорить  Деникина  изменить  своё  скоропалительное  решение.  Но  Деникин  оставался  непреклонен  в  своём  выборе.  Убедить  его  в  обратном  было  практически  невозможно.
20  марта  в  Севастополе  состоялся  Военный  Совет,  который  выдвинул  кандидатуру  генерала  Врангеля  на  должность  Главнокомандующего.  Когда  Деникину  сообщили  о  выдвинутой  Военным  Советом  кандидатуры,  Деникин  немедленно  подписал  приказо  назначении  Врангеля  Главнокомандующим  Вооружёнными  Силами  Юга  России.  Пожелав  по  телефону  Врангелю  успехов  в  деле  освобождения  России  от  большевиков,  Деникин  немедленно  покинул  пределы  Крыма  на  английском  миноносце.
  
       В   тот  же  день  новый  Главнокомандующий  издал  два  приказа:

                 ПРИКАЗ  №1

    Приказ  Правителя  и  Главнокомандующего  Вооружёнными  Силами  на  Юге                       России,  20  мая  1920  года,  №3226,  г. Севастополь  

      Русская  армия  идёт  освобождать  от  красной  нечисти  русскую  землю.Я  призываю  на  помощь  мне  Русский  Народ.
Мною  подписан  закон  о  волостном  земстве. Восстанавливаются  земские  учреждения  в  занимаемых  Армией  областях.
Земля  казённая  и  частно-владельческая  сельскохозяйственного  пользования  распоряжением   самих  волостных  земств  будет  передаваться  обрабатывающим  её  хозяевам.
        Призываю  к  защите  Родины  и  мирному  труду  русских  людей  и  обещаю  прощение  заблудшим,  которые  вернутся  к  нам.
         Народу – земля  и  воля  в  устроении  государства!
         Земле – волею  народа  поставленный  Хозяин!
              
             Да  благословит  нас  Бог!
                                                                                                                        
                            Генерал  Врангель



                 ПРИКАЗ  №2

   Слушайте,  русские  люди,  за  что  мы  боремся:

- За  поруганную  Веру  и  оскорблённые  её  святыни;
          - За  освобождение  русского  народа  от  ига  коммунистов,  бродяг  и  каторжников,  вконец  разоривших  Святую  Русь;
           - За  прекращение  междоусобной  брани;
           - За  то,  чтобы  крестьянин,  приобретая  в  собственность  обрабатываемую  им  землю,  занялся  бы  мирным  трудом;
           - За   то,  чтобы  истинная  свобода  и  право  царили  на  Руси;
           - За   то,  чтобы  русский  народ   сам  бы  выбрал  себе  ХОЗЯИНА.

              Помогите  мне,  русские  люди,  спасти  Родину!
                                                                                                                  
                            Генерал  Врангель




       Было  совершенно  ясно,  что  на  тот  момент  оба   приказа  нового  Главнокомандующего  опоздали  практически  на  три  года.  Большевики  давно  пообещали  кроме  земли  для  крестьян,  ещё  и   мир.  И  землю  не  надо  было  приобретать!  Большевики  просто  пообещали  отдать  её  крестьянам  бесплатно.  Ясно  было,  что  русские  генералы,  в  том  числе  и  Врангель,  в  тюрьмах  и  на  каторгах  не  сидели,  они  умели  воевать,  но  не  были  политиками,  и  обещаний  пустых  не  могли  давать  по  праву  честности  и  совести.  «Белое  дело»  генерала  Врангеля  и  не  только  его,  в  данных  обстоятельствах  было  просто  безнадёжно,  если  учесть,  что  к  этому  времени  до  80  процентов  офицеров  Генерального  штаба  России  по  разным  причинам  находились  на  службе  у  большевиков.
         Вначале  июня  Врангель  прибыл  в  Мелитополь  и  со  станции  приехал  на  автомобиле  в  церковь.  В  речи,  которая  прозвучала  с  амвона,  Врангель  обещал    «вырвать  народ  из  рук  евреев».  
         Врангель  давно  догадывался,  что  огромная  масса  офицеров  под  разными  предлогами  старается  избежать  окопной  жизни,  пропивая  личные  и  государственные  деньги  в  приморских  кабаках.  На  перроне  он  обратил  внимание  на  бравого  полковника  из  кавалерийских  полков.  На  вопрос  Врангеля  о   месте  службы  полковника,  тот  гордо  отрапортовал,  что  находится  в  распоряжении  генерала  Слащёва  и  епископа  Вениамина.  Врангель  возмутился  и  выкрикнул:  «Что?  Да  я  вам  кадило  прикажу  в  руки  дать.  Будете  ходить  и  кадить!  От  фронта  уклоняетесь?  Да  как  вы  смеете?»  Платформа  быстро  опустела.  Дальнейшие  слова  возмущения,  которые  употребил  Врангель,  для  печати  не  предназначены.  В  12  часов  дня  полковник  был  отправлен  в  Севастополь  с  конвоемпод  арест.  
         Врангель  пытался  навести  жёсткий  порядок  в  вверенных  ему  войсках.  Принимая  тут  же  военно-морского  прокурора  Ронжина,  Врангель  сильно  возмущался  грабежами  казаков.  Он  требовал  беспощадной  расправы  над  командирами  частей,  не  сумевшими  остановить  грабителей.  На  просьбу  супруги  штабс-капитана,  осуждённого  за  грабёж  к  смертной  казни,  Врангель  заменил  смертную  казнь  на  каторгу  и  наложил  на  прошение  резолюцию – «Грабителям  пощады  нет!»  На  другом  прошении  офицера,  разжалованного  за  взяточничество,  Врангель  наложил  резолюцию:  «Взяточников  русской  армии  не  надо».  Такими  жёсткими  мерами  Врангель  пытался  спасти  «Белое  дело»,  хотя  на  уровне  офицерского  подсознания  понимал,  что  вряд  ли  что-то  удастся  изменить  внастоящее  время  к  лучшему.  
         Беседуя  как-то  с  генерал-квартирмейстером  о  действиях  конницы,  Врангель  так  отозвался  об  одном  из  генералов: «Это  засранец,  а  не  офицер  генштаба.  Не  допускайте  его  к  кавалерии  ближе,  чем  на  кавалерийский  переход.  Пусть  сидит  на  Перекопе  и  укрепляет  артиллерийские  позиции».
        В  вопросах  внутренней  политики  в  меру  своего  понимания  государственного  устройства,  Врангель  заявил  одному  из  сотрудников  местной  газеты: «При  разрешении   вопросов  внутренней  жизни  я  намерен  обращаться  к  помощи  общественности.  Политика  будет  внепартийной.  Я  должен  объединить  все  народные  силы.  Значительно  будет  упрощено  мною  управление  страной,  а  сотрудники  будут  выбираться  не  из  людей  партий,  а  из  людей  дела.  Не  будет  разделения  на  монархистов  и  республиканцев,  а  приниматься  будут  во  внимание  лишь  знание  и  труд».  Какое  заблуждение  и  наивность  генерала!
        Вначале  августа  Врангель  прибыл  в  Севастополь.  В  Севастополе  ходили  радостные  слухи,  что,  якобы,  под  Каховкой  «красные»  потерпели  страшное  поражении,  и  в  плен  попали  от  6  до  18  тысяч  красноармейцев.  Но  слухи  оказались  очередной  попыткой  поднять  дух  белого  воинства.
       Утром  в  газетах  появилось  сообщение  о  признании  Францией  правительства  генерала  Врангеля.  Одновременно  в  этот  «торжественный  день»  представителя  французской  миссии  избили  на  Северной  стороне  Севастополя,  приняв  французов  за  американцев,  которые  нагло  вели  себя  по  отношению  к  русским  девушкам  и  женщинам.  «Придётся  извиняться!» - заявил  Врангель,  узнав  об  инциденте.  Когда  же  до  него  дошли  факты  избиения  американцев,  которыхприняли  за  англичан,  Врангель  никак  не  отреагировал  на  этот  факт.  Наглое  и  бестактное  поведение  иностранных  матросов  на  улицах  Севастополя,  скупающих  за  бесценок  картины  и  драгоценности,  давно  вызывало  у  жителей  и  офицеров  нескрываемое  раздражение.  Особенно  отличались  в  меркантильных  замашках  американцы.
         Однако,  на  фоне  мелочных  событий   в  Севастополе,  добровольческие  полки  находились  в  беспрерывных  боях.  Наличный  состав  полков  уменьшался  с  каждым  днём  из-за  боевых  потерь,  отсутствия  отдыха,  болезней  и  малого  притока  пополнения.  На  этом  фоне  генерал  Кутепов  требовал  от  Врангеля  срочной мобилизации  всех  бездельников,  ошивающихся  по  ресторанам  Севастополя,  и  при  этом  настаивал  на  репрессивных  мерах  воздействия  к  уклоняющимся  от   мобилизации.  
Ожесточение  росло.  И  что-то  изменить  в  лучшую  сторону  практически  было  невозможно.  Вот  уже  появились  удивительные  подробности  из  деятельности  одного  генеральского  адъютанта.  Он  похвастался,  что  недавно  умудрился  повесить  168  евреев.  Так  он  мстил  за  смерть  своих  родных,  которые  были  расстреляны  по  приказу  комиссара-еврея. Но  кто  определял  национальность?
     Когда  об  этом  случае  дошли  поздние  слухи  до  Врангеля,  говорят,  что  Врангель  ответил:  «Евреи  этого  не  простят.  Они  ещё  отыграются  на  русской  кровушке!»  А  один  из  «белых»  офицеров  заявил – «Человеческая  жизнь  есть  жертва  и  искупление  жертвы!»  Философ,  пожалуй!  Но  ожесточение – есть  ожесточение:    

Стреляй  точнее
Между  глаз,
И  пусть  они  отныне
Знают -
Коли  не  мы,
Так,  значит,  нас
Повесят
Или  растерзают,
Изрежут  кожу
В  лоскуты
И  заколотят
Гвозди  в  плечи –
С  Фортуной  нынче
Мы  «на  ты»,
И  торжествует
Наше  Вече!
Смелее  в  воду
И  огонь
За  счастье  Родины
Великой,
Пока  несёт
Горячий  конь
В  плену  озлобленности
Дикой!

       30  августа  Врангель  в  сопровождении  представителей  военной  миссии  из  Франции,  Польши,  Америки,  Японии,  Сербии  и  Англии  направился  вдоль  линии  фронта.  Врангель  желал  показать  представителям  миссии  надёжность  фронтаи  получить  очередную  помощь,  а  представители  военной  миссии  давно  имели  ввиду  предстоящий  делёж  необозримых  просторов  и  огромных  богатств  погибающей  России.  Россию  на  карте  уже  тайно  разделили - Сибирь  должна  отойти  Америке,  Дальний  Восток – Японии,  Север – Англии.  Свой  лакомый  кусок  надеялись  получить  и  панская  Польша,  и  Франция.
       Для  представителей  миссии  устроили  джигитовку,  которая,  как  показалось,  произвела  на  них  впечатление.  С  интересом  смотрели  представители  миссии  на  разыгранную  сцену  по  умыканию  невесты.  Гиканье  и  стрельба  мчащихся  всадников  дополнили  картину  торжеств.
       В  заключении  мероприятия  состоялось  торжественное  вручение  Знамени  Георгиевского  батальона  корниловцам.  Иностранцы  с  интересом  наблюдали  прибивку  Знамени  к  древку.  Первый  гвоздь  вбивает  Главнокомандующий,  второй – генерал  Кутепов,  третий – командир  корпуса,  далее – командиры  полков.  После  команды – «Слушай,  на  краул!», Главнокомандующий  с  небывалым  подъёмом  произнёс  речь:  «Орлы  ратные,  корниловцы!  Сегодня  впервые,  после  зачисления  в  ваши  славные  ряды,  довелось  мне  увидеть  вас.  Сегодня  привёз  я  вам,  достойнейшим  из  достойных  этой  чести,  Знамя  бывшего  Георгиевского  батальона,  батальона  храбрых,  которое  оно  было  вручено  самим  Корниловым,  чьё  бессмертное  имя  носите  вы,  бессмертные  корниловцы.  На  этом  Знамени  начертаны  слова,  который  носил  в  своём  сердце  Корнилов,  которые  носите  в  сердце  и  вы – «Благо  Родины  превыше  всего»!  Орлы!  Одним  криком,  криком  русского  солдата  могучее  корниловское  ура  нашей  страдалице  Матери-Родине!»  Это  заключительное  торжественное  мероприятие  невольно  говорило  и  напоминало  о  старых  русских  воинских  традициях  и  о  безмерном  уважении  к  покойному  лидеру  «Белого  движения»,  достойнейшему  сыну  Отечества – Лавру  Корнилову.
За  торжеством  остались  незамеченными  горы  трупов,  которые  остаются  после  атак  на  разрывах  колючей  проволоки,  горы  трупов  тех  солдат,  которые  фактически  спасли  Европу,  а  ныне  живые,  причисленные  по  Версальскому  миру  к  проигравшим,  просят  у  т.н.  победителей,  военную  помощь.  
          Но  помощь  от  т.н.  союзников  к  концу  октября  1920  года  уже  ничего  не  определяла.  Войска  отступали.  Гостиницы  Севастополя,  которые  ещё  недавно  занимали  различные  иностранные  представители  и  миссии  быстро  пустели.  Эти  представители  раньше  всех  почувствовали  агонию  «Белого  дела».
          Генерал  Врангель  был  вынужден  издать  приказ  об  эвакуации,  ключевыми  в  котором  были  следующие  слова:

  «Русские  люди!  Оставшаяся  одна  в  борьбе  с  насильниками  Русская  Армия  ведёт  неравный  бой,  защищая  последний  клочок  русской  земли,  где  существует  право  и  правда.
    По  моему  приказанию  уже  начата  посадка  на  суда  в  портах  Крыма  всех, кто  разделяет  с  Армией  её  Крестный  Путь.  Дальнейшие  наши  пути  полны  неизвестности.  Другой  земли,  кроме  Крыма,  у  нас  нет.  Нет  и  государственной  казны.  Да  ниспошлёт  Господь  всем  силы  и  разума  одолеть  и  пережить  русское  лихолетье».
Генерал  Врангель

     Почти  три  года  мужественно  сражались  войска  контрреволюции,  но  мужество  белого  воинства  никак  не  могло  победить  крестьянскую  Россию,  имеющую  неограниченный  людской  ресурс  и  военную  помощь  от  тех  же  союзников,   которые  помогали  Белому  движению.  
     По  приказанию  Врангеля  первыми  на  корабли  уходящей  эскадры  грузили  раненых.  На  одном  из  кораблей  эскадры  уходил  в  неизвестность  и  я  с  ранением  в  ногу,  которую  пока  не  дала  ампутировать  женщина-врач,  считавшая,  что  опухшую  ногу  ещё  можно  спасти.  Забегая  вперёд,  скажу,  что  ногу  спасли.  Уже  на  острове  Кипр,  куда  доставили  раненых  и  в  том  числе  меня,  лечение  было  одно – опухшую  ногу  закапывали  в  горячий  песок,  как  рекомендовала  женщина-врач.  Благодаря  её  уму  и  настойчивости  ампутации  ноги  я  избежал.

      А  пока  эскадра  уходила  в  неизвестность:

Шорох  гальки,
Скрип  уключин,
Дальний  выстрел,
Близкий  шум -
Берег  моря
Многозвучен,
Беспокоен
И  угрюм.
У  развалин
Херсонеса
Неприятия
Стена,
В  море -
Дымная  завеса,
Над  прошедшем -
Пелена.
Боль  великая
Не  тает,
Взор  не  радует
Вода -
Крым  Эскадра
Покидает,
Покидает
Навсегда.
Гул  прощальный,
Как  обида -
Горечь  мужеством
Сминай!
Златокудрая
Таврида,
Лихом  нас
Не  поминай,
Оцени,  где  ложь,
Где  были,
Память  честных -
Не  пустяк!
...Жаль,  что  Родину
Любили
Мы  по-русски -
Кое-как!

    Уходила  в никуда  Россия  Владимира  Святого,  Александра  Невского,  Сергия  
Радонежского,  Дмитрия  Донского,  князя  Пожарского  и  Кузьмы  Минина,  Петра  
Великого.  Уходила  Россия  Державина  и  Радищева,  Россия  Александра  Пушкина  и  Михаила  Лермонтова,  Россия  Суворова  и  Кутузова,  Ушакова,  Нахимова,  Россия  Глинки,  Мусоргского  и  Чайковского,  Россия  Репина,  Брюллова,  Куинджи  и  Айвазовского,  Россия  побед  и  поражений!  
      Оставалась  на  необозримых  просторах  Россия  Троцкого  и  Ленина,  Россия  Свердлова  и  Бухарина,  Россия  Герцена  и  Чернышевского,  Россия  Блока  и  Маяковского,  Россия  певца  революции  Демьяна  Бедного,  Россия  заблудших,  обездоленных  и  поздно  прозревших:

Отдыхайте  без  нас,  наши  пристани  сонные,
Пусть  хранит  до  весны  вас  порыв  ледяной –
Мы  уходим  в  слезах,  до  конца  непрощённые,
Навсегда  расставаясь  с  Отчизной  родной!
Проблесковый  маяк – как  немое  видение,
Да  ноябрьская  ночь,  торжеством  пустоты –
Мы  уносим  с  собой  лишь  одно  обретение:
На  солдатской  груди  Боевые  Кресты!
В  этом  Божий  итог,  как  земное  поветрие –
Ждёт  чужой  муэдзин  на  чужом  берегу!
У  России  моей  есть  одна  геометрия –
Выгибать  свой  народ  в  роковую  дугу!
...Уходя – уходи,  повторяя – «Не  сетую!»
Да  ещё  попроси – «Нас,  Господь,  не  забудь!»
Русский  Храм  навсегда  породнится  с  Бизертою,
Где  Эскадра  закончит  свой  проклятый  путь!
В  сердце - боль  и  укор!  В  этом  выводы  главные –
Жаль,  что  выбор  такой  для  России  не  нов,
Лишь  напомнят  однажды  Кресты  Православные,
Как  теряла  она  настоящих  сынов!  

    Кто  может  оценить  боль  и  смятение  в  душах  уходящих  в  никуда,без  надежды  на  возвращение  на  Родину,  которую  они  любили?  Кто  может  понять  ту  ностальгию  по  Родине,  которая  не  оставит  уходящих  до  конца  бренной  жизни?  Нет!  Крестный  Путь  надо  пережить  самому,  чтобы  понятьглубину  потерь  и  безысходность,  покинувших  Россию:


По  холодной  заре  мы  ушли  в  никуда,
Заметая  следы  ошалело!
Ах,  о  чём  же  жалеть  в  этот  час,  господа,
Если  Родина  нас  не  жалела?
Ах,  о  чём  же  мечтать  под  вселенским  огнём
И  считать  безутешные  мили?
Мы  Россию  свою  никогда  не  вернём –
Мы  её  под  собой  схоронили!
...Где  ты  счастье  нашёл,  обездоленный  сын?
С  кем  успелв  Судный  Час  породниться?
С  минарета  зовёт  всякий  раз  муэдзин,
А  тебе  колоколенка  снится!
Вот  она,  задевает  почти  облака,
Удивляя  отделкой  дворцовой,
А  уйдёт  забытьё,  возвратится  тоска
По  России  больной,  изразцовой!

         Я,  на  момент  ухода  Черноморской  эскадры  в  ноябре  1920  года  в  свой  последний  поход  не  знал,  как  сложится  моя  судьба.  Об  этом  будет  сказано  ниже.  Но,  забегая  вперёд,  хотел  бы  кратко  рассказать  о  судьбах  некоторых  лидеров  «Белого  движения»,  русских  людях,  любивших  Россию,  но  по  воле  обстоятельств,  оказавшихся  на  чужбине.  Так,  генерал  И.Г. Эрдели  и  адмирал  Г.К. Старк  работали  в  Париже  таксистами,  генерал  М.Ф. Квицинский  освоил  в  Швеции  специальность  сапожника,  генерал  Тыртов  работал  чистильщиком  обуви,  отец  будущей  знаменитости  Марины  Влади  генерал  Поляков  стал  актёром,  генерал  Улагай  нашёл  службу  в  албанской  армии,  генерал  Шкуро  создал  цирковую  конную  группу  из  бывших  казаков  и  выступал  на  различных  мероприятиях,  а  русский  человек  Иван  Беляев  за  помощь  в  войне  с  Боливией,  был  признан  святым,  и  его  чтут  в  Парагвае,  как  «сына  Бога  и  брата  Христа».  
    Генерал  А.И. Деникин  жил  сначала  в  Бельгии  и  Венгрии,  зарабатывая  на  жизнь  литературой,  а  позже  проживал  в  Париже.   Деникин  категорически  отказался  от  сотрудничества  с  немцами.  Переехал  в  США,  где   начал  работу  над  новыми  книгами.  Здесь  же  он  направил  правительствам  США  и  Англии  свой  меморандум  под  названием – «Русский  вопрос». В  августе  1947  года  в  возрасте  75  лет  он  скончался.
          Генерал  П.Н. Врангель,  Председатель  русского  общевоинского  Союза,  скончался  в  1928  году  в  возрасте  49  лет.  Ходили  слухи,  что  он  был  отравлен.
     При  странных  обстоятельствах  скончались  Великие  князья  Николай  Николаевич  и  Кирилл  Владимирович.  Знаменитый  генерал  Я.А. Слащёв,  вернувшийся  в  СССР,  преподавал  тактику  на  Курсах  «Выстрел». В  1929  году  был  застрелен  в  собственной  квартире.
   Бывшие  белогвардейцы  Краснов,  Шкуро,  Семёнов,  Султан-Гирей,  Клыч  были  после  войны  повешены  в  СССР  за  сотрудничество  с  немцами.  Таков  воинский  удел!  Но  всегда  есть  выбор,  господа:

Он  повторял  нам  много  раз -
«Беда  разбудит!»
Сначала  выполним  приказ,
Потом - как  будет,
Потом,  как  счастье  повернёт,
И  что  построим -
Тому,  кто  в  бойне  не  умрёт,
Ходить  героем!
А  на  груди  алеет  бант -
Дают  задаром:
  Способен  царский  лейтенант
  Стать  комиссаром.
  Спешите  волю  обрести,
  Судите  строго,
  Чтоб  разошлись  навек  пути
  Царя  и  Бога!
  Скатилась  чёрная  звезда
  На  ворс  шинели -
  Всегда  есть  выбор,  господа,
  Есть  цель  и  цели.
  Ах,  до  чего  коварен  дым -
  С  огнём  расстались,
  Стреляли  утром  по  своим,
  Потом – стрелялись!
  Устали  пулями  гадать -
  Кто  сдал?  Кто  сдался?
  Себя  так  просто  оправдать,
  Коль  жив  остался.
  Без  приговора  и  суда
  Всех  Бог  рассудит -
  Всегда  есть  выбор,  господа,
  Так  есть  и  будет!

        После  Великой  Победы  над  фашистской  Германией  некоторые  представители  «Белого  движения»,  незапятнанные  связями  с  фашистами, пожелали  возвратиться  в  СССР.  Таким  «возвращенцем»  оказался  лучший  лётчик  Первой  мировой  войны  и  командующий  врангелевской  авиацией  генерал  В.М. Ткачёв.  Митрополит  Вениамин  принял  участие  в  избрании  московского  Патриарха  Алексея,  получив  советское  гражданство.  Жизнь  закончил  в  1961  году  в  Псковско-Печёрском  монастыре.  Такие  неоднозначные  судьбы  и  решения.
        Да,  у  каждого  был  свой  выбор,  но  все  они  русские  солдаты  и  все  они  любили  Россию.  И  все  они  кровью  заслужили,  чтобы  в  досужий  час  мы  вспомнили    русского  солдата  и  помянули  его,  как  поминали  достойных  на  славянской  тризне:

По  нраву  мне
Победные  полки –
Я  с  ними  кровью
Превеликой  связан,
И  Родиной  записан
В  должники –
«Я  присягал,
Я  должен  и  обязан!»
Извольте  быть
При  сабле,  на  коне -
И  в  этом  есть
Призвание  и  милость,
О,  бог  ты  мой,
Я  был  не  в  стороне,
Когда  Земля
Стонала  и  дымилась,
Когда  от  пуль
Слетали  кивера,
Когда  за  смертью  шли,
А  не  за  славой,
Когда  полки
Великого  Петра
Судьбу  Земли
Решали  под  Полтавой!
Что  до  наград?
Не  хватит  и  петлиц,
Не  хватит  взглядов
В  благородном  зале!
...Проверил  Честь  мою
Аустерлиц,
А  торжество  проверено
В  Версале!
Где  братина
И  терпкое  вино?
Где  память  предков,
Что  светла  и  свята?
И  что  Париж?
И  что  Бородино?
Поднимем  тост -
«За  Русского  Солдата!»

       Мне  довелось  слишком  поздно  ознакомиться  с  содержанием  меморандума  генерала  Антона  Деникина  «Русский  вопрос»,  который  он  направил  11  июня  1946  года  правительствам  США  и  Англии.  Деникин  писал: «Нельзя  смешивать  СССР  с  Россией.  Война  должна  вестись  не  против  России,  а  против  большевизма».
       Не  понимал,  возможно,и  не  хотел  понять  генерал  Деникин,  что  большевики  спасли  Россию,  подобрав  безвластную  власть,  которая  валялась  в  грязи.  Большевики  со  Сталиным  во  главе  партии  спасли  Европу,  а,  возможно,  и  мир  от  коричневой  чумы  фашизма.  Наивно  было  призывать  Америку  и  Англию,  вечных  врагов  России,  к  спасению  России.  Они  уже  делили  Россию  в  1918  году.  Бог  ему  судья.  Не  все  мы  прозрели,  покинув  Россию  в  смутные  годы,  унося  в   сердцах  зло,  которое  сами  и  породили  вместе  с  бездарным  Государем.
        Ностальгией  по  покинутой  Родине  продолжал  звучать  романс  «Белой  акации  гроздья  душистые»,  который  стал  негласным  гимном  «Белой  гвардии».  Слова этой  песни  мне  приходилось  слышать  в  разных  вариантахв  заморских  ресторанах,  но  всегда  звучало:  «Белой  акации  гроздья  душистые».  Мне  запомнились  эти  стихи:

      Где  же   вы,  юноши,
      Светлые,  чистые?
      Как  получилось?
      Зачем?  Почему?
      «Белой  акации
      Гроздья  душистые!»
      Вдруг  растворились
      В  горячем  дыму!
      Тень  пролегла
      Над  седыми  бульварами,
      Время  вершит
      Необузданный  суд –
      Там,  где  недавно
      Гуляли  вы  парами,
      Кровью  размечен
      Последний  редут!
      Страшен  исход
      И  пророчит  картечина
      Да  беззакония
      Правит  закон –
      Господом  Богом
      Эпоха  не  венчана
      И  потускнели
      Оклады  икон!
      Сбились  подковы,
      Сломались  прицелики,
      Русь  Православная
      Скрылась  в  аду –
      В  серых  шинелях,
      Почти  офицерики,
      С  посвистом  пуль
      Распластались  на  льду!
      Жди!  Не  дождёшься
      Ни  сына,  ни  милого –
      Им  суждено
      Под  огнём  умирать –
      Это  последняя
      Слава  Корнилова,
      Но  не  последняя
      Белая  Рать!
      Нет  ни  Крестов,
      Ни  от  Бога  прощения -
      Их  затерялся
      Под  взрывами  путь!
      Рыцари  Чести,
      Моё  поколение
      Вас  не  способно
      Ни  в  чём  упрекнуть!
      Боль  проросла
      Ковылями  да  ивами,
      Выбор  укрыло
      Бизертское  дно –
      Стать  у  безумной  России
      Счастливыми,
      Как  оказалось,
      И  нам  не  дано!
      Но  возвратится
      Романса  мелодия,
      Злая  эпоха
      Допишет  свой  том!
      ... В  Храме  старинном
      Всплакнёт  «благородие»
      И  осенит  себя
      Дряхлым  перстом!

      Но  где  бы  я  ни  был  после  того,  как  вынужденно  покинул  родное  Отечество,  мне  не  давала  покоя  одна  мысль – почему  же  со  мной  случилось  несчастье,  почему  я,  служилый  человек,  любивший  и  защищавший  свою  Родину  на  полях  брани,  оказался  вне  Родины?  Я  невольно  перечитывал  стихи,  которые  были  написаны  не  обо  мне,  но  они  были  очень  созвучны  с  моим  душевным   состоянием:


Я  Крест  Державный  перенёс,
Я  на  алтарь  здоровье  бросил,
А  русский  северный  мороз
Меня  к  Отчизне  приморозил!
Я  кожу  с  кровью  оторвал,
Я  отслужил  годам  и  срокам,
И  лишь  вослед  горящий  вал
Гудит,  прощаясь,  ненароком!
Как  говорят – «Исполнен  Долг!» -
Здесь  жизнь  без  счёта  и  остатка,
Но  есть  во  мне  Крестьянский  Бог
И  судеб  памятная  хватка,
Да  всеблагие  миражи,
Да  не  случайные  погосты,
Да  неподъёмные  ряжи
И  обездоленные  вёрсты!
Оставим  память  на  потом,
И  пусть  шальное  сердце  бьётся –
Ещё  сгибаться  под  Крестом
Не  раз  в  Отечестве  придётся,
Держать  копьё  наперевес,
И  понимать – забег  не  кончен,
Мне  сполох  сумрачных  небес
Быть  в  бездорожье  напророчил!
Я – факт  былого  ремесла,
Я – Русской  Армии  былина!
…Прощай!  По  жизни  понесла
Меня  другая  Бригантина!

       Без  русского  солдата,  без  русского  воинства  не  могла  состояться  русская  государственность.  Но  я,  русский   солдат,  служивший  веками  Верой,  Правдой  и  Кровью  родному  Отечеству,  оказался  ненужным  родному  Отечеству.    




       Клянусь  Честью,  что  ни  за  что  на  свете я  не  хотел  бы  переменить  Отечество  или  иметь  другую  историю,  кроме  истории  наших  предков.

                                                                                                                    
                        Александр  Пушкин, 1836


© Copyright: Николай Гульнев
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика гражданская
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 21
Дата публикации: 17.09.18 в 09:44
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100