Логин:
Пароль:
 
 
 
Гл. 4 Война, проигранная в тылу
Николай Гульнев
 


       Русская  армия  и  русский  солдат  умели  воевать.  Поражение  армии  генерала  Самсонова  не  могло  характеризовать  всё   русское  воинство.  Одна  из  крупнейших  операций  начала  войны – Варшавско-Ивангородская,  проведённая  на  фронте  шириной  в  300  километров,  создала  возможность  для  вторжения  на  территорию  Германии,  и  только  недостаток  резервов  и  слабость  нашего  тыла  не  позволили  осуществить  задуманное.  Можно  привести  и  другие  примеры  успешных  действий  русских  войск.
       Непредусмотренная  беда  зачастую  таится  не  на  поле  брани,  а  там,  где  её  и  не  приходится  ожидать.  К  лету  1916  года  во  многих  боевых  частях  русской  армии  стала  отмечаться  усталость  солдат,  как  моральная,  так  и  физическая.  Молниеносной  войны,  как  замышляли  немецкие  генералы,  явно  не  случилось.  Война  затягивалась  на  неопределённый  срок.  Следует  учесть,  что  Россия  за  всю  свою  непростую  военную  историю  никогда  не  вела  войн  такого  масштаба  и  такого  огромного  привлечения  солдатских  масс  на  действующие  фронты.  И  ещё.  Русский  солдат-крестьянин  не  понимал  ни  душой,  ни  сердцем  цели  и  причины  войны.  Одно  дело  призывать  банальным  лозунгом – «За  веру,  Царя  и  Отечество!» -  другое  дело  замерзать  и  гнить  в  окопах,  ходить  в  атаки  и  умирать  на  поле  брани  за  непонятные  для  солдата  интересы.  В  окопах  святые  символы  превращались  в  банальность.  Для  солдата-крестьянина  Вера  остаётся  Верой  до  тех  пор,  пока  Бог  даёт  ему  надежду.  Надежду  выжить,  надежду  на  мирную  и  сытую  жизнь.  Нет  надежды – нет  и  Веры!  Для  солдата-крестьянина  царь  сакральная  фигура  до  тех  пор,  пока  его  царь  не  гонит  на  убой  под  пули  и  разрывы.  Одно  дело  Наполеон  пришёл  на   Святую  Русь,  а  тут  идёт  война  далеко  от  Матушки-Москвы.  Для  солдата-крестьянина  Отечество – это  его  дом,  его  село,  его  лес  и  поле,  его  родные  и  близкие,  а  не  европейские  поля  брани.  Война,  самая  доселе  большая,  которую  вела  Россия  с  Наполеоном,  была  скоротечна  на  нашей  территории.  Не  было  ни  бунтов,  ни  восстаний.  Была  одна  просьба  к  царю – дать  побольше  оружия.  Крестьяне  шли  в  партизаны  и  уничтожали  захватчиков,  уничтожали  хулителей  русской  Веры,  уничтожали  разрушителей  православных  церквей  и  храмов,  уничтожали  мародёров.В  этой  войне  многое  было  совсем  не  так.
       В  России  судьбы  народа  и  каждого  человека  в  отдельности  в  большей  степени  определяют  не  сам  народ  или  человек,  а  чаще  государь  или  властитель  рангом  ниже.  Вот  и  спешит  в  шинели  и  с  худым  оружием  русский  солдат-крестьянин  под  руководством  обездоленного  офицера  спасать  развращённые  европейские  монархии,  братьев-греков,  братьев-болгар  и  сербов,  или  же  саму  власть  от  таких  же  разъярённых  крестьян  и  рабочих.  Вот  и  воюем,  вот  и  убиваем,  и  всё-то  «С  нами  Бог!»
        Терпение  русского  народа  нельзя  испытывать  бесконечно  долго.  Нельзя  бесконечно   долго  эксплуатировать  православное  самосознание  и  духовность  русского  народа.  Нельзя  бесконечно  долго  смирять  русский  народ  и  бесцеремонно  твердить,  что  «всякая  власть – от  Бога!»  Нельзя  бесконечно  долго обманывать  русский  народ,  обещая  с  амвона  за  все  невзгоды  и  лишения  в    мирской  жизни,  царство  небесное  в  другой  жизни.  Эти  элементарные  истины  следовало  бы  внушать  нашим  правителям  с  пелёнок,  глядишь,  и  обошли  бы  Государство  Российское  необязательные  войны  и  потрясения.  К  началу  этой  войны  русский  солдат-крестьянин  ещё  где-то  пятьдесят  лет   назад  числился,  как    ревизская  душа.  Его  можно  было  продать,  его  можно  было  использовать  как  платёжное  средство,  его   можно  было  проиграть  в  карты.  На  протяжении  многих  веков  сознательно  и  обыденно  убивали  крестьянскую  душу.  Чёрная  энергия  недовольства  властью  копилась  слишком  долго.  Русский  солдат-крестьянин  устал.  Россия  из  последних  сил  стремилась  одержать  победу  и  выполнить  свои  обязательства  перед  Англией  и  Францией.  Оставалось  совсем  немного  до  того  момента,  когда  усталость  и  солдатская  безысходность  выплеснутся  на  улицы  Петрограда,  когда  безумная  толпа  станет  выливать  свою  злобу  на  верных  государевых  слуг – на  офицеров.  Всё  шло  к  этому:  

Нам  считать  без  счёта  павших,
Наш  ли  выбор – «Береги?»
...Вновь  в  друзьях  горячих  наших
Наши  давние  враги!
Успевай  гадать  и  славить,
Набирай  словесный  вес:
Подтолкнуть,  втянуть,  заставить –
Их  духовный  интерес,
Их  задумки  и  заделы,
Их  веков  обманный  вздор –
«Будут   ваши  Дарданеллы
И,  естественно,  Босфор!»
Всё  вернём  к  победным срокам,
Помолитесь – «Боже  Свят!»
И  османы  ненароком
Нам  Софию  возвратят!?
Немцы  что?  Да  будут  биты –
Пролетим  на  помеле:
Вновь  за  кровь  дают  кредиты
Обескровленной  Земле,
И  поют  благие  мессы,
И  толкают  в  ад  плечом –
Где  же  наши  интересы?
И  задачи  наши  в  чём?
Может,  бред  во  имя  славы
Обделённого  полка?
...Где  торгуются  державы -
Продают  наверняка!
Факт  не  требует  сомнений –
Кровь  невинная  течёт:
Бессловесный  Русский  Гений
Оплатил  французский  счёт!
Но  ему  не  скажут – «Хватит!»
Он  в  плену  бесовских  лап -
И  за  Англию  заплатит,
И  за  собственных  растяп,
За  конец  и  за  начало,
За  родной  вельможный  ряд,
И  за  то,  что  время  мчало
В  сумасшедший  Петроград!
«Кто  ведёт?» - задай  вопросы,
Но  в  ответ  державный  кнут -
В  деревнях  скучают  косы,
Меньше  пашут,  реже  жнут,
И  уже - сильней  обида
И  бедней  крестьянский  стол -
Нет!  В  России  не  для  вида
Из  дреколья  частокол,
Из  обид  мирское  слово,
Из  искры  горящий  трут,
И  наследство  Пугачёва
Век  в  глубинке  берегут!
Клич – и  всё!  Зовут  набаты -
«В  путь,  заплечные  спецы!»
Тут  уже  пылают  хаты,
Там – палаты  и  дворцы!
И  легко  вершат  расправы,
Кровь – как  чистая  вода:
Все,  всегда  в  России  правы –
И  рабы,  и  господа!
  Самосуд!   И  каждый  смеет
Обвинить,  опередить –
Русь  крестьянская  умеет
И  по  кровушке  ходить,
И  желает  быть  свободней,
И  ударить,  и  копнуть,
Правда,  чаще  в  преисподней
Завершает  Крестный  Путь!
Время  ж  к  бойне  не  приспело -
Держит  Крест,  как  оберег,
И  ведёт  Брусилов  смело
Убедительный  набег!
Ну,  давай!  Ещё  немного,
Будет  свет  календаря –
Жаль,  что  истина  у  Бога,
А  надежда – у  царя!
Не  случилось,  не  вернулась
Русь  из  кованых  оков,
И  невольно  захлебнулась  
От  приказов  и  звонков!
И  уже  обиды  мало –
«Мир!  И  только  поскорей!»
Русь  сермяжная  устала
От  царей  и  не  царей,
От  проблем,  что  веком  длятся,
От  безумной  старины -
Русь  не  может  состояться
В  годы  проклятой  войны!
«Мир!» - едино  довод  веский,
Мир  без  всяких  сроков,  дат -
Выбит  корпус  офицерский
И  не  тот  теперь  солдат,
Царь  не  тот,  не  та  царица,
Крест  Святой – не  высота,
Пролетела  колесница –
Русь  клеймёная - не  та!
Торопись  свободу  славить,
Прокричи – «Долой,  узда!»
Все  хотят  Россией  править –
Чернь,  дерьмо  и  господа,
Все,  кто  в  срок  готовил  реи,
Все,  кто  сдал  свои  полки -
Православные,  евреи,
Босяки,  большевики!
Вот  уже  и  новый  свиток –
Каждый  третий – господин:
Троцких,  Господи,  избыток,
Царь  поверженный – один!
Под  ружьём!  С  кабацким  сбродом,
Обвинён  и  там,  и  тут -
За  предательским  Синодом
Генералы  предадут!
Наступило  время  стонов,
Время  криков  и  идей,
Время  временных  законов,
Время  временных  вождей,
И  безумство  в  срок  и  кстати –
«Кто  тут  временные?  Слазь!»
В  Гельсингфорсе  и  Кронштадте
Кровь  рекою  пролилась!
Что  им  истина  и  Вера?
Что  молитва – «Боже  Свят?»
Убивают  офицера –
Он  в  России  виноват,
Он  и  он!  Слуга  монарха,
Он  служитель  для  потех,
Но,  увы,  подходит плаха
И  для  этих,  и  для  тех!
Те  и  те – за  правду  пали,
Те  и  те – в  плену  веков:
В  историческом  запале,
Как  винить  большевиков?
Как  кричать – «Была  потреба!»
Как  судить  в  сердцах  с  листа?
Где  Причастие  без  хлеба,
Там  и  церковь  без  Христа,
Там  и  клич – «Свергайте,  надо!»
Там  опасен  недород -
На  Руси  от  Бога  Правда,
Если  с  Правдою – народ,
Если  он  на  выбор  волен,
Если  с  Правдой – совесть  в  нём:
И  судьбой  своей  доволен,
И  вельможей,  и  царём!
А  в  России – помесь  бреда
И  Знамения  с  Крестом:
Правда с  Богом  до  обеда,
Правда  с  Дьяволом – потом!
До  утра!  На  год!  Надолго,
На  века,  что  смутой  звать:
Прикрываться  Правдой  Бога –
Государство  подрывать!
Нам  же  всуе  Бог  со  звоном,
Нам  же  гром-колокола:
Не  по  Божеским  Законам
Русь  греховная  жила,
Вот  и  счёт – «Долой  святыни!»
Вот  и  в  прах  церковный  свод!  
...А  с  какою  правдой  ныне
Русь  свободная  живёт?

     Могла  ли  Россия  в  1917  году  одержать  окончательную  победу  и  закончить  войну?  По  оценкам  многих  историков  в  1917  году  победа,  как  никогда,  была  возможна.  Но  кто  бы  дал  России  осуществить  эту  победу?  В  победе  России  не  были  заинтересованы  ни  Англия,  ни  Америка,  вступившая  в  меркантильную  войну,  дабы  оторвать  для  себя  лакомые  куски,  а  потом  поучаствовать  в  разделении  территории  самой  России.  Россия  должна  была  по  их  воле  и  их  правилам  и  задумкам  проиграть  эту  войну.  Для  этого  годилось  всё,  в  том  числе,  так  названная  позже,  «пятая  колонна».  Своя.   Своих  интеллигентов,  своих  вельмож,  своих  депутатов,  своих  военачальников,  своих  революционеров  разных  мастей,  своих  пастырей  и  своего  Святейшего  Синода.  
      Когда  Россия  вела  войны  в  составе  европейских  коалиций,  она  чаще  терпела  поражения,  ретиво  выполняя  свои  обязательства  перед  союзниками.  Так  было  в  период  наполеоновских  войн,  так  Россия  действовала  и  в  этой  войне.  За  1914  год  в  ходе  наших  удачных  и  неудачных  наступлений  был  выбит  в  большей  массе  кастовый  офицерский  состав.  На  замену  приходили  случайно  обученные  разночинцы,  которые  уже  не  умели  в  достаточной  степени  управлять  солдатскими  массами.  Это  также  скажется  на  состоянии  армии  после  марта  1917  года.  Явные  неудачи 1915  года  явились  причиной  отставки  Верховного  Главнокомандующего  в  августе  1915  года  Великого  Князя  Николая  Николаевича.  Великий  Князь  был  прекрасно  осведомлён  о  влиянии  Распутина  на  царскую  чету.  Когда  Распутин  заявил,  что  он  собирается  прибыть  на  фронт  в  действующую  армию, то   Великий  Князь  заявил  ему – «Приезжай!  Я  тебя  здесь  и  повешу!»  Такое  отношение  к  Распутину  также  стало  косвенной  причиной  отставки  Великого  Князя.Кроме  того,  супруга  Николая  Второго  Александра  Фёдоровна  была  абсолютно  убеждена  в  том,  что  Великий  Князь  Николай  Николаевич  «спит  и  видит»,  как  бы  сместить  Николая  Второго  и  самому  занять  престол.  В  записках  и  письмах,  которые  она  присылала  в  Ставку  для  своего  супруга,  постоянно  сквозила  навязчивая  мысль,  что  Великий  Князь  Николай  Николаевич  готовит  заговор  и  обязательно  сместит  Николая  Второго.  Не  по  этой  ли  причине  отставленный  от  должности  в  августе  1915  года  Главковерх  Великий  князь  Николай  Николаевич  был  отправлен  на  Кавказ,  где,  кстати  сказать,  блестяще  себя  проявил?  Но  как  Великого  Князя  Николая  Николаевича  не  хватало  в  мятежном  и  бунтующем  Петрограде! Следует  считать,  что  Великий  Князь,  находясь  в  Петрограде  в  1916-17  годах  не  допустил  бы  анархии  и  быстро  бы  расправился  с  бунтовщиками,  сохранив  Монархию  и  Россию.  Но  так  не  случилось!  А  Государь  Николай  Второй, беря  на   себя  всю  ответственность  за  действия  вооружённых  сил,  оставлял  на  произвол   судьбы  Петроград,  где  таилась  большая  опасность  для  Державы,  чем  на  действующих  фронтах,  если  учитывать  слабость  и  безвольность  петроградских  руководителей,  которые  не  желали  брать  на  себя  ответственность   и  принимали  решения  с оглядкой  на  Государя.  
Обычная  самонадеянность  и  восторги  интеллигенции  всех  мастей  вначале  войны  сменились  после  первых  неудач  на  фронтах  недовольством  Николаем  Вторым  и  его  супругой.  Вместо  поддержки  действующей  власти,  знатоки  и  кабинетные  стратеги  подвергали  немыслимой  критики  любые  решения  Николая  Второго  на страницах  либеральной  прессы  и  с  трибуны  Государственной  Думы.  Причины  для  критики  Николая  Второго  и  его  супруги  в  большей  степени  проистекали  из-за  тесных  отношений  монаршей  семьи  с  т.н.  «чудотворцем»  и,  в  большей  мере,  шарлатаном,  Распутиным.  Ненависть  к  Александре  Фёдоровне  проникала  в  солдатские  и  народные  массы,  авторитет  царской  династии  падал  на  глазах.  Александра  Фёдоровна  до  последнего  была  убеждена,  что  народ  всё  ещё  предан  царю.  Какое  незнание  русского  человека  и  какое  заблуждение!
Русский  патриот,  писатель  Иван  Солоневич,  анализируя  события  в  Петрограде  в  1916-17  годах,  дал  уничтожающую  характеристику  русской  интеллигенции:   «Интеллигенция,  которая  перед  самой  революцией  совпадала  с  дворянством,  и  которая  целиком  приняла  обе  части  его  наследства – бобчинскими  и  добчинскими,  бегая  вприпрыжку  за  каждой  иностранной  хлестаковщиной,  пока  не  прибежала  в  братские  объятия  ВЧК.  Нужно  сознаться:  это  были  вполне  заслуженные  объятия  за  столетнее  блудословие.  Слово  «интеллигенция»,  в  переводе  с  латинского,  означает – «понимать».  Она  должна  была  бы  быть  слоем  людей,  профессионально  обязанных  понимать  хоть  что-нибудь.  Но  вместо  какого  бы  то  ни  было  понимания,  в  её  уме  свирепствовал  кабак  непрерывно  меняющихся  мод.  Вольтерианство  и  гегелианство,  Шеллинг  и  Кант,  Ницше  и  Маркс,  эротика  и  народовольчество,  порнография  и  богоискательство -  всё  это  выло,  прыгало,кривлялось  на  всех  перекрёстках  русской  интеллигентской  действительности.  Не  было  не  только  своего,  русского,  но  не  было  ничего  и  своего  личного».  Лучше  не  скажешь!      
Вдобавок  ко  всему  сказанному,не   случилось  в  критический  момент  русской  истории  сильного  и  деятельного  правителя  в  Петрограде.  Агитаторы  всех  мастей  на  чужие  деньги  уничтожали  Русскую  Государственность,  заражая  либеральными  идеями  солдатские  полки,  собранные  в  огромной  массе  в  качестве  запасных  частей.  На  страницах  либеральной  прессы  появились  призывы - «Всю  династию  Романовых  следует  утопить  в  грязи!»  От  грязи  до  крови  оставался  один  шаг,  но  не  нашлось  диктатора  в  Петрограде,  чтобы  приструнить  всякую  нечисть  силой  неколебимой  власти  и  силой  оружия.  Помнится,  Наполеон  в  одночасье  усмирил  Париж  громом  артиллерии  и  визгом  картечи,  и  стал  Великим  на  все  времена.
         Николай  Второй,  отрекаясь  от  монаршего  трона,  одновременно  отрекался  от  многострадальной   России.  А  своё  отречение,  по  воспоминаниям  Великого князя  Александра  Михайловича,  Николай  Второй  объяснил  желанием  избежать  Гражданской  войны  в  России,  желанием  удержать  армию  от  политики,  дабы  армия  продолжала  бы  выполнять  свой  долг  перед  союзниками,  и  надеждой,  что  Временное  Правительство  будет  управлять  Россией  более  эффективно,  чем  он.  Какая  наивность  и  какое  заблуждение!  Гражданская  война  в  таких  условиях  была  неизбежна.  Армия  на  момент  отречения  Николая  Второго  от  трона  была  сверху  донизу  пронизана  политикой  и  наводнена  агитаторами  всех  мастей.  Об  эффективности  управления  Россией  в  таких  критических  обстоятельствах  Временным  Правительством  можно  было  только  мечтать. Случилось  то,  что  случилось,  и  в  случившемся  все  мы  были  виноваты:

Случайною  пулей
Мелодия  спета,
А  вместо  оркестра -
Раскат!
Не  ждите,  поручик,
Не  будет  рассвета
Среди  полыхающих
Хат,
Не  верьте  в  надежду
За  дымною  тенью,
Не  верьте
В  безоблачность  снов -
Уже  не  вернутся  назад,
К  обретенью,
Великих  Державных
Основ!
Сменились  молитвы
На  смертные  стоны,
Порушен
Державный  редут,
И  к  Храму  холопы,
Где  светят  иконы,
В  греховном  бреду
Не  идут!
Вас  Царь  не  спасёт
И  не  выкрикнет  витязь -
«Я  зло  уничтожить
Берусь!»
... Просить?  Не  просите!
Но  всё  ж  помолитесь,
Поручик,
За  буйную  Русь!
Вам  Крест  по-славянски
Прощением  ляжет
На  грудь,
Как  за  бой  ордена,
Возможно,  молитва
Случайно  подскажет
В  чём  ваша,  
Поручик,  вина!

       Мне  пришлось  участвовать  в  боях  в  период  т.н.  брусиловского  прорыва – наступательной  операции  Юго-Западного  фронта  русской  армии  в  июне-августе  1916  года.  Я  повторно  был  ранен  в  руку.  Легко.  По  окончании  лечения  в  госпитале,  я  оказался  в  одном  из  запасных  полков  в  Петрограде,  и  стал  невольным  свидетелем  тех  драматических  событий,  которые  происходили  на  моих  глазах.  Мне  трудно  было  разобрать – где  друг?  Где  враг?  Где  властная  карающая  рука?  Разброд  и  шатания.  А  студенистая  масса  недовольства  и  анархии  постепенно  заполняла  улицы  Петрограда,  а  странная  надежда  на  призрачные  и  великие  перемены  вливалась  в  умы  бунтующей  солдатской  массы.
       Это  была  стихия,  извержение  человеческого  вулкана.  Такой  мне  на  тот  момент  привиделась  петроградская  ночь:

Долей  осенней,
Стуком  приклада
Стелется  гордо
Тропа!
А  над  Невою
Ночь  Петрограда -
Взрывы,  костры,
Черепа!
Что  ж,  торопитесь
И  вы  на  смотрины,
Громче  кричите -
«Ура!»
Где–то  стреляются
Гардемарины,
Где–то  идут
Юнкера.
Души - избиты,
Гимны - допеты,
Сникла
Старинная  вязь,
Кортики  сломаны,
А  эполеты
Втоптаны
Родиной  в  грязь.


© Copyright: Николай Гульнев
Перейти на страницу автора

Версия для печати
 
Жанр произведения: Лирика гражданская
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 12
Дата публикации: 24.09.18 в 11:50
 
 
Рецензии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.Нет ни одного комментария для этого произведения.
 
   
   
© 2009-2018 Stihiya.org. Все права защищены.
Гражданско-поэтический портал.
Rambler's Top100